Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Фэнтези » Рейнс. Новая империя


Рейнс. Новая империя

Сообщений 41 страница 60 из 70

1

Логотип:

http://sh.uploads.ru/SfM46.png
Адрес форума: http://rains.rusff.ru/

Официальное название: Рейнс. Новая империя

Дата открытия: 30 мая 2015 года

Администрация: Доран фон Эйстир, Эдмунд фон Лойте, Исабель ди Люсиано
Жанр: постмодернистское фэнтези

Организация игровой зоны: эпизодическая

Краткое описание:

Nû lebe ich mir alrêrst werde,
sît mîn sündic ouge sihet
daz hêre lant und ouch die erde,
der man vil der êren gihet.
Nû ist geschehen, des ich ie bat:
ich bin komen an die stat,
dâ got mennischlîchen trat.

Авторский фэнтези мир, созданный под впечатлением от эпохи, когда на европейском континенте существовала Священная Римская империя с выборным императором, еще сильна была власть Папы Римского на Святом Престоле, когда религиозными разногласиями никого было не удивить, а торговые дома и целые торговые объединения определяли политику королей и князей. В этом мире есть место и доброй войне, и доброму дипломатическому поединку, но пока воюют на паркете и на поле брани люди, другие силы, куда более древние, присматривают за миром и ведут свою собственную борьбу — за свое выживание и спасение целого мира, о сохранности которого младшие как-то позабыли в собственном величии.

Ваша реклама у нас

Отредактировано Llyn Rhianen (02-04-2017 23:27:04)

0

41

...все равно все станет холодом...


[float=left]http://i.imgur.com/n3seuIP.png[/float] Во времена древней Орланны, что лежала далеко на севере и ныне скована вечными льдами и холодом, были два рода сеидхе: те, кто жил в гармонии с окружающим миром и не стремился его менять, повинуясь заветам Даны и Дананна, что подарили им мир и магию этого мира, дабы они могли беречь творение богов, и те, кто, напротив, искал знаний о сути вещей и их преобразовании. Это не было то преобразование, которому сеидхе научил Дананн, но вторжение в суть вещей и самой материи, изменение замысла богов и постепенное искажение всего, что может увидеть глаз. Так сеидхе открыли магию демонов, научились обращаться к ним и подчинять их своей воле.
Далеко не все сиды могли овладеть такой магией — немало погибло от прикосновения к чуждой, запредельной силе, чей источник лежал в ином измерении, что сеидхе назвали Бездной, ибо ни один чародей не мог заглянуть туда и увидеть обитель демонов такой, какая она есть. И чем сильнее была истинная, исконная магия, присущая всем сидам от рождения, тем скорее наступала гибель, зачастую мучительная и страшная, ибо сама сущность изначально магических, связанных нерушимыми узами с миром сеидхе разрушалась от прикосновения к магии, им противоположной. Не так много оказалось тех, что был наделен способностью проникать в Бездну и там искать себе бесплотных помощников, которые могли творить немыслимое. Такая власть напугала владык Орланны и они запретили практиковать магию демонов, которую назвали ахтаэ, "искажение", а тех, кто прибегает к ней, - хваннами, "искаженными и оскверненными", и со временем способности к ахтаэ в обществе Орланны стали восприниматься как изъян, болезнь и даже проклятие.

+3

42

Он заставлял себя прислушиваться к тому, что говорят, хотя сценарий был предсказуем: сейчас пришло время печальных слов и светлых воспоминаний. То есть, снова настало время бесполезных завываний, способных испортить аппетит даже тому, кто ел почти сутки назад.
Когда скорбный кастелян начал рассказывать о Сильвии, о том, какой она была умной и доброй, Энрико едва не начал сползать под стол, однако всё ещё ухитрялся изображать вежливый интерес. Второй порции печали он бы просто не перенёс, а потому перетянул одеяло на себя. Недопитый кубок с грохотом опустился на стол, поставив в речи Энцо Россетти жирную логическую точку.
- Позвольте и мне сказать пару слов. Пусть сеньора Орнелла просила нас рассказывать о том, как Сильвия жила, а не о том, как она умерла, я бы предпочёл всё-таки говорить о последнем. Мы все знаем, как много покойная графиня сделала для Альбретто и перечислять её заслуги нет нужды. Она не просто умерла, она была убита. И те, кто отобрал у неё жизнь, нацелились на покой и порядок всей Иверии. Кто-то из вас хочет быть следующим? Полагаю, нет.
Маркграф Раньеро снова повернулся к Дорану, который единожды уже уклонился от разговора. Теперь Энрико вцепился в него крепко и так просто уже ему было не вывернуться.
-  Давайте же, благородные сеньоры, поговорим о смерти.

(с) Энрико ди Раньеро

+1

43

— Вот как. — бесцветно отозвался Ирье, отводя глаза и глядя куда-то за плечо Инниса, отсчитывая гулкие такты своего сердца, один за другим. Картина, туманная и серая, наконец пробивалась очертаниями — ломаными и рваными, вся насквозь пропитанная болезненной чернотой. Пальцами он чувствовал Ллай Гонгьяр, тогда — еще не имевшую имени и сущности, бывшую материалом, который с упорством превращался им самим в то, что впоследствии назовут лучшим его творением. И сейчас, застывшее в памяти (казалось, навсегда), оно надрывно вздрогнуло и тяжело покачнулось, рассыпалось инеем и серебром своих зачарованных струн, трухой из искусной поплывшей резьбы, сковалось безвременным холодом из потустороннего, запахом листьев, неожиданно пряно-гнилостным, и вместо музыки, прекрасней которой нет ничего на свете — тишина, тишина, тишина…   
…Не уберегли.
На минуту он забыл о том, где он и кто вокруг него, впуская в мысли дрогнувший короткий вопрос — что случилось с тем, чью жизнь они связали с колдовским пением Ллай Гонгьяр, чьи силы сделали и ее силами через нерушимый обет, чью жертву возвели в действие, защитив границы своего мира, который теперь стремительно затухал, уступая скорбную осень лютой и страшной зиме.
Он не спросил вслух.
Можно было не говорить, но нельзя было не думать — Ирье тщетно останавливал мысли, которые точили барьеры, и чувствовал что-то такое, что не хотел чувствовать, словно с отрицанием пятился назад от другого себя. Понимание должно было породить ясность. В этой ясности не было облегчения, зато была бездонная дурманящая пустота.

(с) Ирье ап Силиэн

Отредактировано Llyn Rhianen (18-09-2016 22:51:18)

+1

44

[float=left]https://i.imgur.com/I5ZBWwg.png[/float]

Ах, из-за чего это все?
Говорят, у всего есть начало, у всего есть конец.
Это старая история, Сигвард из Ахена, один из рода, никогда не видевший зимы этих земель. Старая рана, которая все еще гноится, в которой копошатся жадные до тленной плоти черви — вы сами, пришедшие на землю, дважды отнятую. Вор украл у вора, вот так поворачивается судьба, то передом, то спиной, улыбается то ласково, то скалится кровавой пастью.
Те, кто уповали на судьбу, давно мертвы.
А они — живы.
Теперь другому черед скалиться, и эта улыбка — оскал времени.
Сила взвивается снова, и щупальца силы, которой нет конца, ибо неиссякаем источник, тянутся к прибитому к земле холодом поселению, пролетают его насквозь и настигают людей в пути, и крик ужаса взвивается над пустыми полями и остановившейся рекой, уже почти затопившей низины, и в этом крике — голос Бездны.
Те, кто уповают на судьбу, обречены умирать.

+2

45

Рука горела. Так, словно она сунула ее в расплавленный кевлит и держала там, не убирая, долгие часы и даже дни, пока металл не въелся в кожу, проник в кости и вошел в кровь, отравляя испарениями и медленным ядом антимагии, губительной для любого чародея. Притихший в своем углу Марэйн следил за ней внимательным, цепким взглядом, но Морвенна избегала смотреть ему в глаза — она боялась сорваться на чародея за все случившееся, в отчаянии и бессилии высказать ему за случившееся у разрыва, события, которые все еще стояли у нее перед глазами. В утреннем тумане, когда они бежали на юг, бросив все и оставив там всех, кого не смогли отыскать во время боя и после него, она видела пустые лица людей, охваченных проклятием — навеки оскверненных присутствием демонов в их телах, лишенных разума и подчиненных чужой жестокой воле, которая далеко не всегда наделена разумом и каким-то подобием цели. Как было с Гедвином. Как было когда-то с ней, когда она навеки получила свою метку, и эта метка сегодня может ее окончательно убить.


Путь до Лотрина закономерно показался ему вечностью. Во-первых, потому что чародей терпеть не мог ждать, а перенестись в желаемую локацию мгновенно было невозможно. Во-вторых, избалованный комфортом вельможа лютой ненавистью ненавидел путешествия, которые сулили ему всяческие лишения – ограниченный размер багажа, невозможность носить свои любимые вышитые мантии и отсутствие горячей воды по первому требованию. Список «лишений» к концу вояжа вырос до невероятных размеров, и Эйдан решил при случае напомнить Морвенне, какие страдания ему приходится терпеть ради неё. Пятеро сопровождающих, слуги и охрана, вынужденные ехать вместе с ван Халеном, были готовы вешаться от капризов хозяина и молились только об одном – побыстрее добраться до Лоты. Боги, вероятно, были благосклонны, и в конечный пункт Эйдан и его свита добрались без особенных происшествий – если не считать того, что запертый в замкнутом пространстве чародей сам по себе был происшествием.


Морвенна Альмейн и Эйдан ван Хален

0

46

Этот немудреный сценарий вполне мог происходить сейчас, или произойти в будущем, в расположении Имперской армии. Первой целью станет офицерский состав, затем все инакомыслящие, к которым, без сомнения, отнесут и дипломатический корпус. На ранних этапах, служба безопасности сможет дать отпор малым группам, но на поздних им не выстоять. Даже грозная Хаймар не сможет решить эту ситуацию, в конце концов она всего лишь человек. Если запустить ситуацию, для дипломатического корпуса все кончится плачевно. Самым простым способом избежать всех бед, был попытаться попросту не допустить беспорядков. Локализовать очаги, ликвидировать провокаторов, занять прочих чтоб не было времени размышлять. На ранних этапах, самым важным, виделось всего лишь недопущение превращения солдат в часть толпы.
Группа продолжала движение к казармам когда взгляд Ирвина зацепился за несколько силуэтов на противоположной стороне дороги. Он узнал своего капитана сразу, не успев даже толком рассмотреть ее.
- Ап! - он привлек внимание своей группы и жестом указал новое направление движения.
- Расквартирование завершилось. - Ирвин старался говорить как можно быстрее. - Выставлены посты, патрули и дозорные. Караул две дюжины. - вообще формальный отчет должен был быть куда подробнее, но похоже, время было не на их стороне. К тому же, Хаймар могла понять сколько людей на постах и в патруле даже по последней фразе.

Ирвин фон Майер (с)

0

47

http://sf.uploads.ru/U8ZIk.png


Небольшое обновление дизайна на Новый год и зимний сезон — маленькие перемены часто становятся предвестниками больших, и все самое интересное у нас еще впереди.

+1

48

http://sh.uploads.ru/lNpaz.png

0

49

Золотой дракон, вышитый на парусах имперского флагмана, переливался в лучах солнца, и был, возможно, видом не совсем драконом, но он был его сутью. Величественным, мощным, летящим — это было драконом.
Солнечные лучи отражались от золотого шитья и слепили глаза, и Альвин отвернулся, разглядывая теперь не столько флагман, сколько толпу. Ничего нового там не появилось, разве что ближе стала процессия, вышедшая из императорского дворца. Люди везде были одинаковыми, что здесь, что в Лиге, и Альвина даже смешило, когда что здесь, что там расспрашивали его об одном и том же: а какие люди там, через море?
Это было забавно, особенно когда они так доверчиво внимали небылицам или сказкам, которые сами же и придумали, а Вермейну было даже немного неловко разрушать их заблуждения.
Люди везде были одинаковыми, и здесь и сейчас они, конечно, веселились и радовались, глядя на имперский флагман с золотым драконом на парусах, но в мыслях считали — а чего стоило это императорской казне? а почему именно сейчас? а как связано это с тем, что императорский сынок захворал да, говорят, демона какого подхватил?
Люди везде были одинаковыми, а ощущение, что что-то вот-вот произойдет, витало в сгущающемся воздухе. И это был не запах рыбьих потрохов.

Альвин ван Вермейен (с)

0

50

- Святая инквизиция преследует еретиков, богохульников и малефикаров. Борется с нечистью, нежитью и всем, что пахнет скверной, леди Альмейн.
Леру довольно прикрыл пухлые веки и медленно сложил руки на объемном животе - наглый, показательно стариковский жест человека, который ощущает себя скорее загонщиком, чем старой развалиной. Его лицо должно было символизировать благость, но темные злые буравчики глаз, просверлившие сначала Морвенну, а после - Гедвина, придавали лицу тошнотворно противоестественный вид, как любое сочетание несочетаемого.
Эйдан поначалу не мог решить, кого он ненавидит больше - Марейна или этого, Рыжего, но сейчас все встало на свои места.
Прикидывающийся толстяком кровопийца не был ни глупцом, ни провинциалом. И пустил в обитель тебя самого лишь потому, что решил, будто на свободе ты будешь опаснее для него, чем тут, под присмотром.
- Венатор Альмейн. Хотя будь вы боевой чародей, к примеру, приемлемо и обращение магистр. - мягко улыбнулся Эйдан, ощутимо сдавив плечо Торвальду, который собрался было вскочить на ноги при словах о скверне. - Как вы знаете, командор, Конклав своей целью тоже видит преследование  малефикаров, борьбу с нечистью, нежитью и разрывами, порождающими их. Со времен Адриана Мора здесь не изменилось ничего, и мы, чародеи, сегодня на вашей стороне, готовые подставить плечо Церкви в совместной борьбе. Именно с этой целью в Лотрине появилась экспедиция под руководством венатора Альмейн, и поэтому Конклав в ближайшее время окажет вам еще большую поддержку. Ведь прибыв сюда и узнав о бедственном положении этой земли, я сразу же известил Лигу об этом. Как и о том, что Лотринская обитель оказала нам свое гостеприимство.

Эйдан ван Хален (с)

0

51

Миг между прошлым и будущим
http://s1.uploads.ru/Wui4s.png

Рейнар больше выглянул из своего укрытия. Все замерло на мгновение, только крики перепуганных насмерть людей нарушали тишину, и шум пламени, которое не спешило утихать на месте домов и турнирных шатров. Сердце рухнуло к земле, когда он увидел совсем рядом с драконом все хрупкие фигуры, одну хорошо знакомую, вторую — нельзя не узнать даже с такого расстояния... Ему хотелось окрикнуть и Альвина, и Игрейн, но слова застряли в горле вместе с дымом, протолкнулись наружу хриплым кашлем, и Рейнару хватило половины мига между ударами сердца, чтобы крикнуть мысленно в пустоту то единственное, что он мог.
Уходи! Улетай!
Я найду тебя. Я обязательно тебя найду. Но эта мысль рухнула в молчание, не прозвучала между ними, даже тенью эмоции не стала. Ответом ему была новая волна силы, но в этот раз она отозвалась внутри болью — судорогой черного дракона, сдавленного его человеческой волей, его нежеланием подчиняться, за что платили теперь оба.
Руки соскользнули с обугленного, искрошенного его магией камня, и сознание распалось осколками неба над головой, дымного, ярко-синего, как глаза золотого дракона. Прежде, чем потерять сознание, Рейнар успел увидеть край золотого крыла.

0

52

придержан

http://savepic.ru/12813816.png
Блейк Ритсон
Киран Червь
в прошлом Киран ап Мейрион, виконт Ард Немайн, 50-60 лет
человек, малефикар, член Эрарского ковена

О персонаже
История Кирана — это история зависти и жажды власти, это история обиды ребенка, который был лишен наследства и права на гордость лишь потому, что оказался белой вороной в кругу собственной семьи. Поколения сильных чародеев, в чьих жилах кровь сеидхе пустила глубокие и прочные корни, едва не оборвались на нем, единственном сыне графа ап Мейриона, который оказался посредственным чародеем. Он не смог закончить Ревейнскую академию, возглавляемую дядей, и стал пятном на имени ректора и всей семьи, постаравшейся избавиться от Кирана.
Его отправили служить в армию, но настояли на смене фамилии. Так вчерашний наследник стал кадровым магом второй Лотринской армии, и спасибо, что чин ему выбили повыше. За большие деньги было куплено молчание высших чинов, которые усиленно делали вид, что ничего не знают о том, кто такой на самом деле Киран Шиндс. Из армии дезертировал, к облегчению командования. Семья тоже не хватилась, что Кирана на тот момент уже совершенно не волновало. Он направился не куда-нибудь, а прямиком в Аргелл, истории о котором отметил для себя еще в студенческие годы. Кто бы знал, как ему пригодятся полученные тогда знания. В Аргелле сперва батрачил на старую ведьму: чистил дом, собирал травы, драил хлев, кормил свиней и кур, прежде, чем она взялась его учить.
Асте нравился его гнев, его злость и его обида, и она учила обращать эти чувства себе во благо. Перековывать боль и ненависть в силу, которые смогут притянуть нужную сущность, и Киран сумел — его демон был эссенцией темного чувства, чувства мести и злобы, и потому они очень быстро договорились.
Он вернулся в империю с вполне явными и четкими целями, однако отец его к тому времени умер и, казалось бы, мстить некому. Но осталась большая семья, которая по-прежнему пользовалась почетом и уважением, совершенно забыв о его существовании. Злость ослепила его и лишила осторожности, Киран рискнул появиться в отчем доме на коронации своей младшей сестры, которая получила графский титул после его "неожиданного исчезновения". И быстро был сдан инквизиции, когда все собравшиеся маги почуяли в нем малефицию. Кеаллен откупилась от судей и инквизиторов, чтобы не предавать огласке этот инцидент. Он не грозил ей потерей короны, но мог бросить пятно на репутацию семьи, потому было решено тихо удавить Кирана в казематах местной обители. Чему не суждено было сбыться. Киран сбежал, устроив кровавую бойню, и так впервые осознав истинную силу своего демона.

Планы на игру
Вопреки воле Ворона Киран сперва оставил знак ковена в разоренной деревне, а потом устроил бойню на имперском празднике. Теперь ковен официально расколот, и Киран не собирается останавливаться на этом. Он намерен набрать как можно больше сторонников и развязать настоящую войну с инквизицией и церковью за право признания.

Дополнительно
Киран ОЧЕНЬ НУЖЕН в сюжет как антагонист, он водился неписью в одном сюжетном эпизоде, до этого отыгрывался игроком, поэтому анкета может быть подвергнута только незначительным измнениям. При желании что-то переделать просим все заранее согласовать с АМС.
В игре есть противники в лице умеренной части ковена.

Отредактировано Лень (18-05-2017 12:08:17)

0

53

С разожженным костром стало теплее и меньше комарья – смолистые ветки были щедры на дым, который поднимался прямо в темнеющее небо, которое заволакивала не только ночь, но и низкие облака – возможно к утру пойдет дождь. Смотреть на огонь Эньен не мог: ему все мерещилось драконье пламя, и он сидел на бревне сгорбившись, уткнув лицо в ладони. Разве можно контролировать дракона? Виконт все еще хорошо помнил ощущение собственной ничтожной малости по сравнению с мощью гневного духа огромного зверя. В словах Альвина была своя правда и фон Эмеан вздохнул, когда Рэйна коснулась его, поддался ее утешению и склонил голову к ее плечу. При всем стремлении всех оттолкнуть, он был рад ее присутствию – рад, что был не один.

Эньен фон Эмеан

0

54

Говорят, что сиды— добрый народ...

Чтобы услышать, приходилось прислушиваться. Впрочем, так приходилось делать почти всегда, но их беда — людей — в том, что они не любят и не привечают тишину, в которой даже комариный писк звучит громом порой, даже шелест листьев и скрип старых ветвей, что может предупредить о нападении дикого зверя в дремучем лесу. Они думают часто, что знают мир. Но блуждают в нем, как в чаще, и вот сейчас чаща отвечает на их незнание — посылает им свою самую страшную и древнюю тайну.
— Вы не справитесь с тем, что вас ждет. Без армии сеидхе у твоих дверей, без магии Аханнэ и наших колдунов вы не выстоите и дня, когда среди людской волны до этих дверей дойдет тот, кто однажды уже умер. Ваша инквизиция слепа, герцогиня. Если все пойдет не так... я не стану спрашивать твоего позволения.


Воистину, Мария не знала, что она способна на такую злость. Воистину, она была готова в этой ярости броситься на короля сеидхе. Несмотря ни на что. На то, что давно знала его. На то, что он был их давним союзником.
То, что некогда связывало, имеет свойство распадаться – не Марии ли это не знать? Вечной была лишь ее связь с ее собственным сыном, но и она ослабнет со временем, лопнет нить, как струна. Что уж говорить о прочих семейных узах, об узах брака, об узах политического союза?
Вот он, ее союзник, а сегодня... кто он ей сегодня?
Мария Лотринская вздохнула. Выдохнула. И заговорила.
- В таком случае, король сеидхе, - сказала Мария громко, так, чтобы слышали все в этой зале, - более высокий суд, чем я, будет судить Ваши действия.


— Есть те... были когда-то те, кто был здесь прежде сидов. Те, кто был уничтожен сидами и драконами тогда, когда ваши предки еще даже не сели на свои корабли и не отправились в путешествие в поисках нового дома. Но ничего не исчезает бесследно, герцогиня. Эта сила... то, что происходит сейчас... она возвращается, герцогиня, и вы не знаете, что это такое. Вы не просто не помните их имен, вы не знали их никогда, — он все еще смотрел на Марию, но общался теперь к ним всем, тем, что был здесь и мог его слышать. Он пугал — хотел напугать. Страх всегда был единственным, к чему прислушивались люди, которым недоступно знание. — Но мир переменился, герцогиня, и то, казалось давно мертвым, оживает. Будете мешать мне, не останется, быть может, ничего. Потому, герцогиня, не мешай мне. Хотя бы не мешай.

0

55

– Люди напуганы. Но кто-то только напуган, - она выделила голосом слова, давая понять, что инквизиция наступает на горло аристократии, играющей в свои игры с самого рождения. Железная рука Велля сковывала, поднимала изнутри такое неуместное и несвоевременное чувство протеста. На аристократии держалась власть императора, неважно, будет то фон Эмеаны или же кто-то другой, если разрушить фундамент, здание рухнет. Велль пытался пройтись по катакомбам и навести там порядок, вместо радостной встречи на него щерились крысы, защищая свои тайны. – То, о чем вы на самом деле хотите поговорить, не оскорбит прямотой дух Собора?
У каждого рода за спиной были призраки тайн, секретов и того, что совершенно не хотелось извлекать на свет божий даже под страхом смертной казни.

Ленора Вельде

0

56

Cам он лишь однажды рассматривал повторяющиеся изображения козлоподобной химеры в Книге Соега, посвященной малефиции. И имел по этому поводу спор с человеком столь же сомнительной славы, как и сам, собственно, манускрипт. Из разгоревшейся перепалки ван Хален вынес память о том, что в древности могли почитать не только двух, трех, а, может быть, и больше богов. Его оппонент в ответ получил возможность ознакомиться с обширной лекцией о том, что современная магия не нуждается в сверхъестественных существах, чтобы объяснять события природные и непротиворечивые.
Но чем бы ни были знания эйверских чародеев —  правдой или бессмыслицей — как только Дерро задал свой вопрос, они стали предметом для торга.
— В любом случае, отец-экзекутор, —  продолжил Эйдан, делая вид, будто внезапно потерял навык беглого рейнсианского, — Вы ко времени. Мы с тенном Хоффом собирались обсудить местонахождение кевлита для восстановления барьера. Я хотел спросить его, но спрошу вас, не располагает ли инквизиция хотя бы обрывочными сведениями о том, какими путями направились обозы с металлом к разрыву. Не сомневаюсь, что, имея постоянные контакты с народом, вы частично в курсе этих событий. И, раз уж мы можем быть друг другу полезны, с радостью поделитесь информацией с нами. Встанете на нашу позицию о том, что обоюдный мм...процесс... обмена знаниями полезнее и приятнее... одностороннего.


(с) Эйдан ван Хален

Отредактировано Llyn Rhianen (26-05-2017 01:12:33)

0

57

http://s6.uploads.ru/AM6h8.png
Вы не ждали? А праздник уже здесь!
Если календари не врут – а они не врут, мы сверяли – то мы имеем полное право поздравить всех жителей и постоянно заглядывающих гостей с двухлетием Рейнса!

+2

58

https://i.imgur.com/NXXEdlz.png

Гелла Хайде
Человек, от 25 до 30 лет.
Некромант, медик при медслужбе первой иверской армии.


О персонаже
Отец Геллы, Вельберт Хайде, по сей день является одним из самых известных и уважаемых членов Братства Некромантов и служит придворным лекарем у графов эр Эйтель, властителей Анхайма в Эйзене, где Гелла и родилась. Старшая из трех детей, только она проявила недюжинный интерес к ремеслу отца, который начал давать дочери уроки тогда, когда она еще не умела толком ходить, но уже могла вполне отличить берцовую кость от бедренной. Игрушками у нее были настоящие человеческие черепа и слепки ребер, из которых она собирала диковинных монстров, первыми ее книгами были книги по анатомии, в которых девочка очень любила рассматривать мастерски выполненные рисунки. Она получила вполне неплохое домашнее образование, но заканчивала его в итоге все равно в Швигебурском университете, где была одной из немногих студенток рядом с огромным количеством юношей, впрочем, ее это никогда особо не смущало.
Гелла в первую очередь медик, во вторую - некромант. Магической практики у нее меньше, чем медицинской, хотя отец сумел научить ее довольно многому, в первую очередь тому, что может быть полезно в ее профессии: работа с некрозом тканей, определение личности погибшего, если по другим причинам это невозможно, создание лекарств ... но поднимать мертвых Гелла никогда не училась и учиться не собирается, не преуспела она пока и в создании химер, которыми как раз всю жизнь занимался отец, правда, не особо это афишируя. Некромантия ее интересует меньше, чем медицина, хотя Гелла и хотела бы найти больше способов применить магию в своей сфере, например, наконец, научить некромантов не просто замедлять разложение тел или вытягивать гной из ран, останавливая некроз тканей, а лечить по-настоящему, то есть, найти механизм, при котором тело будет само себя лечить. Пока что это остается только мечтой, но она не теряет надежду.
После работы в ночлежках, больницах при церквях и монастырях, сама попросилась в армейскую медслужбу, считая, что там она сможет получить больше опыта. Пока что в боевых действиях не принимала участия, и потому ей чаще приходится иметь дело с последствиями похмелья офицеров или же с учебными травмами, а не боевыми ранениями. Можно сказать, что Гелла даже немного разочаровалась, оттого подумывала покинуть медслужбу и присоединиться к Ревейнской академии, которая всегда давала большой простор для работы некромантов.
Идеалистка, романтик, скорее ученый, чем прямо медик, хотя Гелла сострадательна чуть больше, чем это необходимо в армии. В условиях, в которых она вскоре может оказаться, так вообще смерти подобно.
Планы на игру
Гелла немного цветочек, а тут страшное грядет. Война, трупы, кровь, возможно, придется пересмотреть ряд своих табу и взглядов на жизнь. А если нет, то спасать раненых все равно кому-то надо.
Дополнительно
Внешность можно сменить.
На персонажа была написана прекрасная анкета, ее можно сохранить, как есть, с написанием пробного поста.

+1

59

https://i.imgur.com/7NQr6R1.png

Вальтер фон Хафенберг
32 года, человек
капитан от кавалерии, командир IV эскадрона, Первая иверская армия
виконт Винхейм, баронет


О персонаже
Выходец из богатого и знатного рода влиятельных анхальских аристократов, близких к фон Ангеларам и их верных союзников, чья семья всегда была сторонниками укрепления имперской централизации и собирания земель вокруг Рейнса и Анхальса. Впрочем, он сам никогда не питал страсти и какого-либо интереса к политике или хотя бы торговым делам, его с ранней юности влекло ратное дело и служба в армии, которую он полагал едва ли не самым подходящим для дворянина занятием. Такой выбор ничем Вальтеру не грозил — он не был наследником графства, которое перешло после смерти отца его старшему брату, за чьим плечом прочно и надежно встала их старшая сестра, а Вальтер смог спокойно заниматься тем, к чему лежала его душа.
Закончил Рейнскую военную академию и был приписан к анхальской армии, но попросил из нее перевода достаточно быстро — ему хотелось быть там, где действительно есть угроза военного столкновения с соседом. Скитания по частям привели его в экспедиционный корпус, который вскоре отправили на острова воевать на стороне Эйверской лиги против империи Эстанес. Прошел всю островную кампанию от начала и до конца, некоторое время задержался там после окончания боевых действий, пока армию Рейнса не отправили домой. Вальтер был готов оставаться там и дальше, учитывая, что именно на островах он встретил свою будущею жену и мать его двух детей — дочь паросийского купца, который из-за войны потерял все и был вынужден помогать рейнской армии, чтобы хотя бы как-то прокормиться. Его дочь, Силва, носила в рейнские части свежий хлеб, испеченный руками многочисленных дочерей Уно Сангара, и сослуживцы Вальтера говорят, что история их знакомства произошла так, как желали бы того многие романтические девушки. Впрочем, романтики в жизни быстро не стало места — Вальтер возвращался в Рейнс, и Силва решила отправиться вместе с мужем, несмотря даже на гневные письма от родни Вальтера, которая была явно недовольна таким выбором своего отпрыска.
После возвращения на родину сам напросился в Иверию, отчасти потому, что хотел быть подальше от навязчивой семьи, отчасти потому, что большинство ветеранов островной кампании из расформированного корпуса оказались именно там. Он горячо приветствовал перевод генерала Хольца в первую иверскую армию, как и многие из тех, кто служил тогда на островах и воевал там.
Планы на игру
Воевать, спасать страну и семью, которая проживает рядом с казармами первой иверской. Нам не хватает персонажей, которые могут принимать ответственные решения и вести за собой.
Дополнительно
Полная анкета или краткая с обязательными дополнениями

0

60

И как охотничьего пса, чующего близость добычи, его переполнял азарт. За годы своей службы Ингмар видел множественное проявления страха в людях, от легкой опаски до пожирающего первобытного ужаса, и хорошо умел отличать его оттенки. Так, должно быть, живописец разбирается в красках, повар в специях, моряк в течениях и ветре… Инквизитор жил своей работой и знал свое дело. Арестантке он не верил. Самый последний бродяга знает, что желает инквизиция, как знает и то, что желаемое лучше дать.
   - Если вы считаете, что помолчите, потянете время, и вас отсюда вызволят, то очень зря, - объявил Велль с ледяной уверенностью, и в маленькой камере стало еще холоднее: легкая изморозь схватила стены, а из ртов обоих присутствующих выскользнули легкие облачка пара. – Теперь Инквизиция смотрит за порядком в столице, и фон Таушве не имеет прежней власти. Он послал вас в лагерь паломников? Или это была Правая Рука дипкорпуса? С какой целью?
   Взгляд командора лишь разгорался. Девица с фамилией фон Эйстир была его счастливым случаем, возможностью взять Когтей за горло, доказать их причастность к бедам, обрушившимся на Рейнс, пусть даже косвенно.

Ингмар Велль

Отредактировано Лень (20-06-2017 22:27:25)

0


Вы здесь » Live Your Life » Фэнтези » Рейнс. Новая империя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC