Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Мистика и городское фэнтези » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Наказания:
• За любое нарушение - предупреждение.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Форум:
Vampire: Chicago Waltz
Текст заявки:

https://i.imgur.com/v0PYV6j.jpg
Elizabeth Olsen

Имя: Элиза Чемберс.
Возраст: 232 года; 25 лет в качестве смертной и 207 лет - будучи вампиром. Девятое поколение.
Фракция: антитрибу-Тореадор, Шабаш.
Место рождения: Лондон, Англия.
Род деятельности: Диктус стаи «Адские гончие» в Чикаго. Прирожденная садистка и муза Кристины.


I. Факты о персонаже:

- Кристина, дорогая, у нас слишком темно. Может сделаем из пальчиков тех двух мужчин со вчерашнего вечера подсвечники?
- Прекрасная идея. А я, к слову, заменила шторы в гостиной, теперь они из кожи чудненьких девушек из Чайнатауна.
- Какая же ты прелесть!
   
Будни двух психопаток.


Дорогая моя Элиза, с чего мне начать? Кто же мог знать, что из двух девушек, одной из Шимиси, второй из Тореадоров, может выйти такая команда! До встречи с тобой мои ночи были полны беспристрастных исследований, но ты все изменила! Добавила в мир краски, принесла веселье и стала самой настоящей музой. И я, кажется, вдохновляю тебя не меньше. Наша краска – кровь, наше полотно – человеческая плоть, а их крики звучат сладкой музыкой в наших ушах. Твоя прекрасная, извращенная фантазия подает идеи для творчества, а моё мастерство Изменчивости превращает эти идеи в реальность. Когда-нибудь мы с тобой откроем музей для наших изделий: прекрасные статуи из плоти и крови, неспособные двигаться, но все еще живые и чувствующие; зонтики из кожи свежеванных дамочек с Даунтауна; скрипки из внутренностей жертв, на которых играют наши с тобой гули и еще много, много чего, что нам кажется столь прекрасным. А до того мы будем жить и творить, вдохновляя и показывая друг другу новые глубины агонии, боли и ужаса. Искусство требует жертв, как говорят, а жертв у нас с тобой в Чикаго предостаточно.


II. Дополнительная информация:
Оговорюсь сразу, отыгрыши этих двух дамочек будут очень рейтинговыми и совершенно точно не предназначены для игроков со слабой психикой. Элиза и Кристина - не любовницы, отношения у них сугубо платонические. Будет правильнее сказать, что они творческие единомышленницы, вдохновляющие и подстрекающие друг друга. Элиза самая настоящая садистка, которой нет равных, и как антитрибу-Тореадор она получает огромное удовольствие от чужих страданий, а чувство прекрасного удовлетворяют творения Кристины, идеи для которых как раз и подает ваша героиня.
Так что планируется раскрывать творческие будни двух лютых психопаток, которые полностью отказались от своей человечности и отдались Зверю. Они поддерживают Шабаш и будут бороться за него, хотя бы для того, чтобы в будущем им не пришлось прятать свое творчество, а открыто выставлять его для восхищения (и ужаса) всего мира, когда вампиры наконец-то открыто будут править смертными.

Биография полностью на откуп игрока, главные моменты - принадлежность к Тореадорам-отступникам и знакомство с моей героиней, о котором можно почитать в анкете. Все остальное, включая фамилии, места рождения и возраста, можно смело менять. Внешность также можно сменить.


III. Связь с заказчиком:
Гостевая, далее можем перейти в ЛС или скайп.


Ваш персонаж:
Собственно, вот эта дама.
Пример вашего поста:

Пример поста

Несмотря на то, что его фонд по-прежнему жертвовал приличные суммы различным общинам города, Франклин уже почти пятнадцать лет не появлялся на благотворительных вечерах. Официально основатель строительной компании и филантроп, носящий его имя, ушел в отставку и более не появлялся в светском обществе, а сам Барон Юга представлялся племянником и верным помощником того самого Адамса. Обычно, если представитель его фонда и посещал подобные мероприятия, им становился Феликс, однако в этот вечер Вентру решил дать своему молодому протеже выходной и посмотреть на нынешнюю чикагскую элиту в личном порядке.
Искушением отчасти послужила ирония того, чему именно был посвящен вечер — донорству крови. Смотря на одетых в шикарные наряды по самой последней моде смертных, вампир мысленно ухмылялся, ведь эти меценаты представления не имели, насколько на самом деле часто люди служили донорами крови, только вот это донорство сопровождалось укусом и экстатическим забвением, а «пожертвования» шли вовсе не на пользу больных в госпиталях города. Франклин сам до того, как приехать на прием, нашел себе «донора» и подкрепился, а то полакомиться закусками, что разносили на подносах официанты в белом, или попробовать немножко дорогого шампанского из высоких бокалов он был неспособен.   
Речи приглашенных ораторов, расхваливающих гостей вечера за их щедрость и благотворительность, Адамс слушал с откровенно скучающим видом. Он не сомневался, что некоторые из этих людей на самом деле имели благие намерения и хотели помочь жителям города, но вампир также не сомневался в том, что для иных этот прием был лишь удобной возможностью похвастаться новым платьем или дорогими украшениями. Смертные хлопали друг друга (и себя) по спине, поздравляя с пока даже не начатым делом, будто один лишь тот факт, что богатые и породистые мира сего собрались в одном месте, уже само по себе было решением всех проблем.
После речей Барон с тем же скучающим выражением лица терпел направленные в свою сторону взгляды, полные удивления. Чернокожий мужчина представлял собой резкий контраст с иными гостями, и наверняка для большинства из них его присутствие не в качестве прислуги было чем-то невразумительным. Впрочем, иные пытались завести с ним разговор, а некоторые даже узнавали его имя — строительная компания «дяди» в свое время успело отстроить для многих из нынешней элиты дома в пригородах, куда с такой охотой бежали белокожие, подальше от наводнивших Чикаго мигрантов.
Во время как раз одного из таких разговоров Франклин неожиданно приметил знакомое лицо. Сначала он хотел просто проигнорировать её, но в какой-то момент решил, что девушка, с которой он пару лет назад расследовал одно дело, может немного развлечь его. Извинившись перед собеседником, он направился к блондинке.
— Мисс Спейд... не ждал увидеть здесь частных детективов, — вампир приветливо улыбнулся даме. Он не испытывал симпатии ни к ней, ни к её партнеру, но уже с первой их встречи догадывался, что доставлял Саманте Спейд некий дискомфорт, что в общем-то весьма смешило его. — Мистер Марлоу тоже здесь?

+1

3

Форум: Любовники Смерти
Текст заявки: Теперь я не думаю, что семья — зло. Просто нужно уметь в неё правильно играть. (с)
Разыскиваю членов своей семьи, каждый из которых имеет для моего персонажа особое значение:
- Вальтер Войц - отец, который на протяжении долгих лет хранил от меня немало серьезных секретов;
- Артур Войц - кузен и лучший друг, которого помимо меня ждет еще одна очаровательная девушка;
- Рихард Войц - кузен, которого хотелось бы спасти от шага на темную сторону;
- Кристоф Войц - дядюшка, который уверен, что сможет победить смерть.
Также, как пациент, который очень не любит лечиться, ищу самого лучшего в мире доктора - Арлин Ланге
Ваш персонаж: Анкета
Пример вашего поста: пост

0

4

Форум: Hic Sunt Dracones
Текст заявки: всё-таки, это отчаянный крик, потому что персонаж не только напрямую связан с культурой коренных поселенцев, но и сам является активистом, ратующим за сохранение традиций и развитие резерваций. Я подчеркну сразу, что не жду на эту роль специалиста с диссертацией по жизни индейцев, потому что "здравствуй, тётя Интернет!", и потому, что и сама являюсь не профессором. Но мне нравится это искать и изучать, давайте вместе.

В общем и целом, ищется любимый кузен по имени Меджедэджик Оджик, попроще если - Дэш. Дэш опытнейший следопыт и охотник, который никогда не верил во всю эту вашу магию, но оказался проклятым духами предков племени. Случилось это совершенно по-идиотски: во время прогулки с лучшим другом, они наткнулись на трикстера в виде бобра (тут вообще ничего не придумано, мифологические каноны). За одну ночь Дэш потерял друга, оказавшегося начинающим вендиго, юным каннибалом (да, он собирался скушать Дэша), и заключил сделку с трикстером - Дэш будет защищать свою младшую кузину Юту, которой поручено охранять виргинские земли. Поскольку в тот вечер Дэш подвыпил и покурил, он особо не верил в произошедшее, но вскоре выяснилось две вещи: он не стареет, это раз, два - он теряет всех избранниц сердца, поскольку именно в этот момент оказывается рядом с Ютой и оберегает её.

Дэш и Юта - два алгонкина в детективном агентстве «Moon Indigo», занимающемся расследованием ну очень странных дел. Всего в агентстве шесть участников, и одна из них - призрак. Долгое время Дэш кичился и кривил нос от этих белых, но в итоге они стали ему семьёй; да и прирожденный талант охотника по-настоящему раскрылся в городе.
В акции всё очень подробно расписано, впрочем, добавлю, что у нас уже есть я и Кэрроллы.

Ваш персонаж: знахарь (потому что у индейцев нет шаманов) и целительница культа Нокоми, воплощение маниту, которой поручено охранять земли виргинские. Проводник в мир предков, которая получает доступ к воспоминаниям легендарных личностей, волонтёр по поддержанию культурных традиций и просто немного Покахонтас.
Ута Дабун Оджик предпочитает, чтобы её называли Ютой, и часто работает с теми, кто попадал в ловушки для душ.

Вокруг этого и будут закручиваться наши расследования - каждый из «Moon Indigo» так или иначе, но пострадал от общества Иллюминатов, объединения могущественных магов, жаждущих власти, и теперь они собираются вплотную заняться Редпортом, стоящем на пересечении множественных лей-линий.
И один из Иллюминатов очень скоро собирается Юту забрать. И у агентства, и у Дэша.

P. S. Плюсом и добавкой идёт очень вкусная драма с Сидни Шелтон - Сидни к нам почти дошла.

Пример вашего поста:

Пример поста

видео запрещено
— Ну Минни, — начинает хныкать Райли, оттягивая плюшевые лямки рюкзака и пачкая вишнёвым блеском жестяную, скрытую под толстым слоем наклеек дверцу шкафчика, — ну пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Я заплачу тебе! Испеку поднос черничных маффинов! Один вечерочек! Всего-то пару часиков потусоваться с ребятами у бассейна...
— С теми самыми, что вчера милостиво попросили адрес пункта Красной Армии, которая снабжает гардероб твоей мамы пиджаками? — Минни захлопывает шкафчик с таким неистовством, будто мечтает оставить в металлической пластине дыру, только не выходит, — и выпить банку пива через дырочку у носа Колин, случайно обронившей на тебя пюре из брокколи перед сбором в актовом зале?
Райли поджимает пухлые губы, недовольно отворачивается и начинает грызть ногти, усыпанные кляксами клейкого варева, самодельный химикат, продолжающий убивать наповал запахом третий день к ряду — Минни ненавидит эту её привычку. Райли сразу становится похожей на непутёвое, нерадивое дитятко, которое хочется завернуть в махровый плед, всучить крендель и усадить смотреть нечто про индейцев, с Джеймсом Дином, но правда в том, что Минни согласна. Почти.

Их шкафчики находятся у информационной доски, где радужным спектром кнопок и прищепок миссис Лоули старательно и тщательно развешивает расписание и контактные телефоны школьных консультантов, не забывает прикреплять жизнерадостные, наполненные оптимизма афиши вроде «новый день несёт нам новые шансы» или «хоть раз прокатись на воздушном шаре прежде, чем плясать на выпускном», а Минни проверяет вручную разлинованный листок для записи в общество любителей природы. Аж целых две строчки — «Член Мохнатый» и «Губки Травянистыq Бантик», и Минни более чем уверена, что оставившие след в истории считают прозвища уморительными. Ей, впрочем, так не кажется, зато душераздирающая влюбленность Райли в Джесси Геннера отзывается характерным привычным подташниванием. В последнее новолуние Минни даже снится, как капитан футбольной команды и её добрая, наивная Райли, в неизменных пушистых свитерах с аппликациями зверьков, целуются под кричалки черлидерш школы Shelley High. Тогда Минни просыпается в холодном поту, шлёпает босиком на первый этаж и от шока выпускает графин с апельсиновым соком — она почему-то почти уверена, что тем увлечение Райли и закончится. Картинки запечатляются такими реальными — картонки с цифрами счёта на таблоиде, плавленный сыр в качестве бликов света от фонарей, покалывания шарфа из верблюжьей шерсти и гимн оркестра, и Райли с Джесси под софитами тысячи, сотен глаз Сентервилла. Наваждение опять арахисовой пастой залепляет глаза, Минни вздрагивает, отступает от шкафчика и нервно заправляет прядь за ухо. Звенят бубенчики, тщательно вплетённые в скачущие локоны, щекочут шею пёрышки, а Минни понимает, что не сможет Райли отказать.
Но она собирается попытаться.

У развилки коридора — той самой, откуда путь или в спортивный зал, или к кабинету директора — толпятся сливки общества. Келли Маннгера наклоняется подтянуть чулки, и юбка в жёлтую клетку оголяет пятую точку — Минни кашляет в кулак, отворачивается, слышит одобрительный свист и улюлюканье хоккеистов и тянет Райли за руку, к кладовке.
— Ты согласна? — с придыханием, волнением хрипит Райли, и её вымоченное в отбеливателе платиновое каре торчит шваброй.
— Причешись, чудо, — хихикает Минни, заботливо приглаживая патлы, — может быть. До одиннадцати. И ты кровью поклянешься, что ничем таким с этим отбитым заниматься не будешь.
— Он не такой! — начинает возмущаться Райли, но Минни-то знает, что Джесси именно такой. И думает — пожалуй, так будет лучше. Райли всё время будет под её неусыпным взглядом надзирателя и улизнуть не попытается.

На самом деле, для Минни это так и остаётся загадкой — почему строжайший отец Райли готов отпускать дочурку с главной чокнутой в их чудесном уютном городке хоть на западное побережье, хоть на континент, но мистер Найтинг непоколебим — на вечеринки Райли не ходит, а если и да, то только в компании Минни. Где наступает проблема вторая: Минни не то чтобы на вечеринки не ходит, её не позовут. Может, даже отменят торжество, лишь бы она не приходила.
Зато Райли упорно тянет её на рослую, надоедливую фигуру Джесси, болтающего с очередным оболтусом, и где-то за десять секунд до столкновения Минни понимает коварный план.
— Не-е-е-ет, — произносит наконец Минни, тут же отворачиваясь, — Райли, мы о таком не договаривались. Я позову Фила, — Фила Роджерса, прыщавого ботаника ростом с ученика средних классов, и единственного, кто от неё не открещивается святой водою. Райли так громко вздыхает, что и Джесси, и Алекс замечают их — ну неужели, звёзды Shelley High снизошли до внимания на плебеев — и вразвалочку подходят. Будто они хозяева ситуации.
Будто всё зависит от их решений.
— Он ногу сломал, — миролюбиво, почти нежно напоминает Райли, — помнишь? Да ладно, нам всем будет так весело! Очень!
Минни медленно смотрит на Джесси, потом бульдозером впивается в его дружка, думая, насколько велика её любовь к Райли и когда она перейдёт в разряд «задушить».
— Минерва, — тянет Райли, теребя подругу за лямку балахонистого сарафана. — Не будь букой. Пицца. Бесплатная. До одиннадцати. Обещаю. И Алекс подвезёт тебя...
— Я пешком дойду, — отрезает Минни, и тут же бледнеет в противовес пунцовым жгущим пятнам, когда Джесси заливисто смеётся, отпуская несмешную шутку про царство ведьм и дома с привидениями. Минни на сто баксов готова поспорить, что он считает себя жутко остроумным. Перезвякивают бубенчики в волосах, а она продолжает колебаться, находясь между четырьмя огнями — блюдцами-глазищами Райли в слезах, двумя заносчивыми мажорами, звонком на урок мистера Барри и голыми ляжками Келли Мангера.

В этот момент Минни очень хочется вернуться в третий класс — тогда к ней вообще никто подходить не решался, а девчонки визжали и разбегались в рассыпную, если она держала ко столу или шкафчику, взять учебники. Все, кроме Райли.
Ну почему браслеты дружбы имеют такое значение?

+1

5

Форум: http://fadetoblack.rusff.ru
Текст заявки: Буду краткой. Очень хочется отыграть сложные взаимоотношения со старшим братом, по совместительству главой клана вампиров. Между нами и неприязнь и необходимость сотрудничать на первых порах, поскольку в одночасье клан лишился своей верхушки и остались только мы вдвоем. Младшие, на которых свалилась ответственность и необходимость искать хоть какие-то компромиссы во взаимоотношениях. Скорее всего ты эгоистичен, жесток и вспыльчив, а может быть и нет, но уж точно опасен и не совсем представляешь, что делать в сложившейся ситуации. Взаимоотношения с моим персонажем могут быть самими разными, я не щепетильна и играю рейтинг.
Помимо моего персонажа, есть множество возможностей (и желающих) поиграть.
На форуме есть краткая справка о персонаже Арман де Вайи. Думаю характер и образ можно будет варьировать.
Ваш персонаж: http://fadetoblack.rusff.ru/viewtopic.php?id=194
Пример вашего поста: http://fadetoblack.rusff.ru/viewtopic.php?id=195#p9915

Отредактировано zlojls (08-11-2017 19:06:50)

+2

6

Форум: «Sacra Terra: the descent tempts»
Текст заявки:

http://funkyimg.com/i/2za6U.png http://funkyimg.com/i/2za6V.png

по циклу книг «Орудия смерти» Кассандры Клэр, но всему канону придерживаться не нужно (характер персонажа и детали взаимоотношений – совместная работа при обсуждении + ваша фантазия)
Хелен Блэкторн | Helen Blackthorn
родная старшая сестра | любовница my lover's got humour, she's the giggle at a funeral
20-21 у.о. | сумеречный охотник | наполовину фэйри
особенности: жемчужный блеск кожи, заострённые уши и глаза цвета аквамарин, – такие же, как и у него
вдохновение/референсы: 1. 2.


“Hansel took his little sister by the hand, and followed the pebbles which shone like newly-coined silver pieces, and showed them the way.”

Хелен и Марк Блэкторны родные брат с сестрой, первенцы в семье из семерых детей, погодки и плод весьма взбалмошной первой любви их отца с Леди Нериссой, – однако, надо признать, что результат получился неплох, оба отпрыска взяли, кажется, самое лучшее от каждой из рас и смогли удачно сочетать в себе. Взаимоотношения их родителей были как будто бы обречены с самого начала, так что Хелен и Марк совсем не знают свою мать, да и теперь повидаться с ней тоже не получится, – ходят слухи, что после весьма запутанной и, очевидно, трагичной истории, ей пришлось отпустить возлюбленного домой, в Лос-Анджелес. Оставшись без него с детьми, она скучала так сильно, что не смогла найти в себе достаточно любви, чтобы ухаживать за ними; тогда Нерисса весьма благородно признала своё бессилие, выбрав им, как ей казалось, лучшую жизнь, и отправив на попечение к отцу в таком раннем возрасте, что оба Блэкторна просто не могут такого помнить. Вскоре после этого горе в буквальном смысле убило её.
Нельзя сказать, что в новой семье отца с его второй женой Элеанор, – единственной, которую они помнят и знают, – Хелен и Марк были несчастны, скорее даже наоборот; они настолько привыкли ко всей этой жизни, к своим многочисленным родственникам, к статусу в обществе, к городу, что даже ежедневное напоминание в зеркале о том, что они немного «из другого теста» почти их не смущало. У человека вообще есть уникальная способность со временем приспосабливаться ко всему, и она вдвойне сильна, когда человек в этом не одинок. Им повезло: они всю свою жизнь были друг у друга и не собирались это менять. Надо признать, что с мамами Блэкторнам явно не везло, – вполне осознанном возрасте, Хелен и Марк, впрочем как и вся их семья, потеряли и свою мачеху. Элеонор умерла почти сразу после рождения их младшего брата от рака костей, и это оказался огромный удар по семье.
Казалось, что всё в общем-то сложилась, но ни смотря на любящую атмосферу и достаток всего, что могло бы было быть необходимо чеовеку, приставка «по отцу» сыграла всё же важную роль в их становлении. Они с самого начала были связны не только общим цветом глаз и кровью, но и общались с друг другом так близко, как ни с кем другим, будто бы хранили одну большую тайну на двоих; их связь всегда была чем-то большим, чем просто брат и сестра, лучшие друзья, soulmates и все прочие известные категории. Не то, чтобы они были неразлучны и делали всё только вместе, – ни смотря на близость, они выросли достаточно разными людьми, отдельными, сепарироваными личностями, бывало даже иногда дрались, предпочитая весьма по средневековому выяснять отношения на ненастоящих дуэлях, – однако имели пагубную (как оказалось позже) привычку никогда не выпускать друг друга из вида, приглядывать. Они умели сосуществовать с друг другом в одном пространстве, даже если оно было очень маленьким, и при этом сохранять независимость; но лучше всего у них всегда получалось понятно с друг другом вместе помолчать.
В конечном итоге эта связь стала настолько крепкой и очевидной, – уверенность в том, что она будет всегда рядом превратилась в зависимость, – что было бы крайне глупо предполагать, что кто-то другой смог бы занять это место рядом; от всех других становилось быстро скучно и тошно. Между ними всегда было это чувство, что больше никого и не нужно; их мир медленно замыкается и совсем скоро станет не больше спичечного коробка, но как там говорится? рай в шалаше? в тесноте, да не в обиде?
Греховные по всем библейским, научным и общественным канонам отношения для самих Блэкторнов казались естественным исходом, – не то, чтобы их не терзали сомнения, страхи и муки совести, но, по правде говоря, всё это лишь прелюдия к неизбежному.

upd.: В моей голове есть пока только наброски картины, которую я планирую совместными усилиями достроить. Канон в их случае будет взят лишь частично и фрагментарно, особенности характера персонажа – огромная перспектива для фантазии. За детальными подробностями, референсами и любыми вопросами необходимо обращаться 24/7. Я точно знаю, что будет не скучно; страстно; местами, а то и не только местами, пошло; эмоционально; опасно и много ещё всего интересного. Помимо их личных отношений между собой, Блэкторны огромная часть данного игрового мира, и при желании можно принимать активное участие в сюжете. На форуме уже есть их младший сводный брат Джулс и подруга их семьи Эмма.

Ваш персонаж:

– Марк Блэкторн со стороны создаёт впечатление не самого приятного человека, – он молчалив, часто серьёзен и редко когда улыбается (но не потому, что пытается привлечь к себе внимание, а потому что такой человек). Он предпочитает читать книги и прославился среди Охотников своим редким талантом бесшумности: он может подкрасться незаметно и нанести смертельный удар со спины, что, в том числе, говорит о нём и как о человеке тоже. Он не любит большое скопление людей, но люди ему весьма интересны, поэтому на шумных мероприятиях Марка всегда можно найти в самом уютном углу, наблюдающим за окружающим, – это его забавляет. Надо отметить, что в толпе найти Блэкторна, к сожалению, очень легко, не только из-за внешности, но и из-за того блюра загадочности, которые он носит за собой повсюду и который Охотник не создаёт специально, просто встречаются такие люди.
– Больше всего его привлекают долгие содержательные беседы, которые с ним случаются не так часто, но каждый раз очень продуктивно. Он предпочитает чай с молоком, чёрный цвет и подвержен ритуальности, – каждое утро Марк начинает примерно с одного и того же последовательного повторения действий, а Хелен всегда издевается над ним, например, переставляя его вещи местами или сбивая его ритм.
– Блэкторна можно назвать человеком сомневающимся, – он не уверен, в том, что есть «хорошо» и что есть «плохо»; чью сторону принимать; зачем нужно быть добрым и всё в таком духе. Он не верит людям на слово и всегда нуждается в обосновании того или иного явления. Однако при всём при этом его нельзя назвать уравновешенным, – он легко поддаётся чувствам, за словом в карман не лезет и готов стоять на своём до конца; не редко подобная упёртость играет с ними злые шутки, но на ошибках Марк ещё не учится (и не факт, что начнёт). Есть в нём что-то от фатального, он будто бы никогда не беспокоится за свою жизнь и первый шагает в темноту. Блэкторн склонен делать только то, что хочет и порой бывает эгоистичен, за редкими исключениями.

Пример вашего поста:

Пример поста

Джейс всегда мог просто уйти, - он был единственным обитателем этой квартиры для которого дверь всегда была открыта, но только с одной стороны, и Джонатан неоднократно говорил ему об этом, а значит это была только проблема самого ангелочка, что ему не нравилось то, по какую сторону он бы оказался, воспользовавшись своим шансом на свободу. Моргенштерну конечно было не выгодно терять своего верного пса, на которого можно было скинуть всю самую неблагодарную работу, - отрицать то, что вместе с Джейсом его сила могла дойти до отметки «безгранично» он не станет, однако нефилим был готов пожертвовать этим почти с лёгкостью, ведь Классира не смога бы последовать за ним, даже если бы захотела. И именно на эту дверь ему всегда указывал Моргенштерн, вежливо предлагая валить на все четыре стороны в моменты, когда Уэйланд, его сводный не по крови, но по извращённым экспериментам брат, начинал слишком сильно зарываться. Поэтому все эти напускные страдания и угрюмые лица Джейса для охотника не значили ничего, ведь он был волен сам выбирать где жить, с кем спать и кого слушаться.
Это убийство мог бы с лёгкостью совершить и сам Джонатан, для этого у него было всё самое необходимое, в том числе и желание убивать, - пока не попробуешь, никогда не поймёшь то чувство безграничной власти, которым тебя наделяет акт лишения кого-то жизни, когда ты сам выбираешь кто должен умереть, а кто - остаться, -  но вместо этого нефилим хотел преподать Джейсу, пожалуй, самый важный урок в его жизни. Они похожи намного больше, чем ему кажется. Всю жизнь их готовили к этому, - учили убивать, истязать и быть безжалостным к врагам, - разница была лишь в том, что Джонатан мог сам решать, какой грех брать на душу, Джейсу же всю жизнь приказывали другие дяди и тёти, и едва ли, накушавшись сполна всех этих красивых лживых проповедей о спасении и защите Сумеречного мира, Уэйланд на самом деле понимал зачем всё это нужно. Наверняка он действительно верил в то, что всё это ради общего блага, и что если у него было такое удобное оправдание всему, что он сделал, значит его совесть была чиста. Проблема была лишь в том, что убийство, не зависимо от его целей, всегда оставалось просто убийством, - эгоцентричным актом кровопролития существа, возомнившего себя Богом, разница была в том, что Бог действительно был наделён даром давать и отнимать жизнь, которую сам же создал, но ни сам Джонатан, ни те более Джейс, этим даром обладать не могли. Поэтому убийство оставалось лишь убийством - преступлением, садизмом, жестокостью. Благо на этот раз ангелок впервые сделал что-то стоящее, и убил того, за кого наверху ему ещё спасибо скажут.
Разумеется они были просто обязаны это отпраздновать так, чтобы Джейс на всю жизнь запомнил этот день. День, когда он наконец-то понял, что в мире не существует абсолютного зла или абсолютного добра, и что не так уж на самом деле важно на чьей ты стороне до тех пор, пока получаешь удовольствие в процессе. Когда Уэйланд вернулся с задания, он собрал свою семью за столом и объявил о том, что они сегодня идут праздновать их общую победу, - Моргенштерн специально часто подчёркивал, что его путь к новому миру был теперь проложен и руками ангелочка в том числе, и от этого он уже никогда не сможет отмыться. Теперь у него не осталось никаких оправданий: он мог поставить свои честь и долг, которые восхвалял в Институте, превыше своего страха потерять Клариссу. Он мог просто этого не делать и поступить правильно, ведь он даже не обменивал жизнь на жизнь, - Джейс знал, что в случае провала, Фрэй не грозила смерть, потому что Джонатан не смог бы убить её только лишь за тем, чтобы преподать ему урок; наверное он бы вообще никогда не смог бы найти подходящего предлога, чтобы убить её. По сути, за провал Джейсу не грозило ничего и он мог всегда уйти, сохранить дроу жизнь, вернуться в Институт и начать свою маленькую войну против Моргенштернов, но он этого не сделал. Так что пусть засунет себе в одно место все эти осуждающие взгляды и мнения о том, что он здесь самый лучший, и начинает веселиться, потому что заслужил это. Эта вечеринка была для него. В прочем, - заметил Джонатан за столом, - если ему хочется остаться здесь, подуть губы и поплакать в подушку, то охотник совсем не против отправиться в город вместе с сестрой. Он сделал ударение на слово «вдвоём».
За дверью их ждала ночная Прага, - город узких улиц, старинных мостов и самых громких вечеринок для всех, примитивных и нечисти. Здесь стирались различия между видами, на одну или несколько ночей всем здесь было плевать кто каких придерживался взглядов, за кого воевал или что сделал в прошлом, и поэтому Джонатан едва ли смог бы придумать более подходящее место. С чего все вокруг решили, что метка принуждала делать Фрэй что-то, что девушка не хотела; она лишь связывала её с братом самой крепкой из всех возможных связей, а если учесть, что в отличие от Джейса, они были плоть и кровь друг друга, эта связь усиливалась вдвое. Быть может на самом деле метка подарила Клариссе ту свободу, которую она боялась выпустить наружу на протяжении всей своей жизни. Метка не могла из ничего сотворить все те метаморфозы, что происходили с Фрэй, - на самом деле всё это всегда было в ней, и метка лишь позволила нефилиму перестать бояться быть той, кем она была по праву рождения. По крайней мере платье, которое она выбрала из тех, что ей подарил Джонатан, и высота её каблуков, говорили о том, что она была просто создана для всего этого, просто у неё никогда не было повода попробовать.
- Думаешь, социопаты не умеют веселиться? Они не мешают мне. – Моргенштерн довольно улыбнулся, проходя мимо длинной вереницы существ, такие как он, не стоят в очереди. Другие люди в такой обстановке ему действительно не мешали, потому что их он обходил стороной. Джейс и Кларисса, в прочем как и большинство других, сложили о нём совершенно не верное впечатление, по крайней мере, это впечатление было не полным. Охотнику были не чужды все самые простые радости жизни, пусть даже если он занимался ими по-своему, но удивление на их лицах доставляло Джонатану особенное удовольствие. Интересно, до этого они действительно думали, что его единственным развлечением было бесить всех вокруг и душить котят.
- Ты представляла себе какой-нибудь мрачный ресторанчик на окраине в стиле замка графа Дракулы с классической органной музыкой? Это была бы скука, а не праздник. – губы Джонатана в ту же секунду скривились в злобной ухмылке, - то, зачем на самом деле Джейс взял её за руку было так очевидно и по-детски. Самому охотнику не пришлось толком ничего делать и уж тем более кому-то что-то доказывать, - сестра любила быть рядом с ним без всякого на то физического принуждения, почти. Длинные, узкие и плохо освещённые коридоры вели их мимо основного танцпола, который содрогался под бит музыки и разгорячённых тел, но это было не то место, которое подходило бы для их маленького праздника. Моргенштерн уверенно шёл дальше, всё глубже уходя в здание, которые снаружи казалось не таким уж и большим. Зал для особых гостей был меньше и разительно отличался: здесь была совсем другая публика, играла другая музыка, подавался дорогой алкоголь и исполнялись любые желания. Помещение было залито неоновым светом, а на телах, почти не прикрытых одеждой, были разноцветные этнические символы, светящиеся всеми кислотными цветами, которое только можно было себе вообразить. Нефилим уверенно прошёл вглубь, подходя к одному из столов, который был заставлен краской, - любой желающий мог присоединиться и не был ограничен в фантазии. Не долго думая, он взял первую попавшуюся кисть, - то была ярко-оранжевая краска, - и резко развернувшись, щедро окатил прохладной жидкостью своих гостей. - Потанцуем?

Отредактировано leave it here (09-11-2017 00:52:12)

+1

7

Форум: тестовик, мистика
Текст заявки: http://whatdoyousee.rusff.ru/viewtopic.php?id=4#p482 - здесь сама заявка.
Два человека с очень противоречивыми характерами. В их истории есть море юмора и не меньше драмы. Они были друзьями, но в итоге оказались по разные стороны баррикад. Инквизитор и вампир. Да, в их мире есть место для деловых отношений между разными расами, но Он знает, что Она сорвется, что не сможет жить в пол силы, без настоящей крови и настоящей охоты. Это в её характере, как бы она не желала с этим бороться. Поэтому им проще больше никогда не общаться. Впрочем, о чем бы была игра, если бы на это все кончилось? Так что ей предстоит снова вернуться в город.
Я не против оставить это все в обертке дружбы, так как высоко ценю эти отношения и считаю их достойными борьбы. Но изначально история придумывала на почве влюбленности, так что это тоже вариант имеющий место быть. Влюбленность может быть взаимная (затупили оба) или односторонняя (затупил Он, ибо хотел признаться, но стушевался и в итоге её обратили). Учитывая, что они не виделись пять лет, то это все может усложнять еще какими-то отношениями - тут огромный простор для фантазии.
Насчет того парня, который Её обратил у меня тоже есть несколько версий (начиная от случайности и заканчивая тем, что это все подстава и Её обратили на зло Ему).
Ваш персонаж: инквизитор, ~ 27 у.о, из тех, кто "ой, он на меня напал и я поэтому его расчленил, а не отвел на суд". Убивает нечисть потому что делать больше ничего не умеет, а так ему и на людей плевать тоже. Жалости не испытывает, они ему чужие. Инквизиторов к особенной касте не причисляет, для него это просто работа. Так что и коллег ему не жаль. Нельзя сказать, что он бесчувственный или асоциальный, скорее у него есть трудности с доверием/общением/эмпатией (все-таки растили из него охотника, а не здоровую личность хд) и огромный эгоизм (любит себя и тех, кто ему дорог, так как из-за них чувствует себя хорошо/плохо).
Считает, что всю нечисть не перебить, поэтому с некоторыми добропорядочными может поддерживать контакт для пользы дела.
Еще немного о характере есть в заявке.
P.S. От вас мне нужна активность. Не ежедневные посты, но частые (от 1-2 в неделю, если пишем драму по 5-10к, и от 1 в 2 дня, если это спидпостинг около 2к). Играю я весь этот диапазон, так как люблю иметь между персонажами в столь крепких отношениях море всяких забавных мелочей из игры (а чего лить воду, если приключение-попойку-передрягу можно описать в 1-2к за пост?!). Еще важен флуд. Я сто лет там не бывал, так что теперь догоняю упущенное. Вам надо будет хотя бы иногда составлять мне компанию. Конечно, важны грамотность и чувство юмора, адекватность упоротость приветствуется хд. У нас отличная команда собирается, можно найти себе много разных завязок для игры.
Пример вашего поста:

Я не писал очень давно, поэтому вставлю старье

Известие, поступившее сегодня от ведьм, взбудоражило город. Обитатели купола нервно переглядывались и сдержанно перешептывались, гадая, что же это такое: надежда на спасение какого-то несчастного (возможно, их близкого или знакомого) или же хитрый обман поумневших чудовищ? Что если это один из сообщников или пленников безумных? И в итоге подоспевших военных будет поджидать ловушка вместо соплеменника? Ответы можно было получить только одним путем - проверить. Сделать необходимое вызвались многие, но выбор пал на вторую разведгруппу. В её состав входили преимущественно оборотни и ведьмы - наиболее удачный комплект, если предстоит иметь дело с раненными или заниматься долгими поисками. Без жажды крови и с отличными звериными инстинктами, к тому же поддерживаемые колдовством, волки имели больше шансов на успех в предстоящей операции.
Итан понимал эту расстановку сил и был спокоен насчет своих подопечных. Отдавая быстрые и продуманные указания, он волновался только по одной причине, которую вот уже тридцать лет называл своей сестрой. В грядущей вылазке ему стоило беспокоиться не столько о том, чтобы девушка вернулась живой, но так же поломать голову об её эмоциональном состоянии. О чем она думала сейчас? Были ли холодна и рассудительна или готовилась поддаться чувствам, если хоть что-то намекнет о реальности её надежд? О каких именно - Гамильтон прекрасно понимал. Ведьмы без тени сомнения утверждали, что ощутили не просто чью-то жизненную энергию, а всплеск магии. Значит, они отправлялись на поиски колдуна. Одного такого Элоиза как раз мечтала вернуть домой. Чертов Реймонд! Лучше бы это правда был ты, - и тогда, вероятно, волчица почувствует то счастье, которого не обрел её старший брат, и не узнает его горя.
Перед отправкой он отбросил прочь рассуждения и сосредоточился на работе. Концентрация для него всегда становилась залогом успеха, поэтому по дороге мужчина обсуждал примерный план действий, повторял с коллегами основные положения и давал напутственные советы - в общем, делал то, что должен делать уважающий себя командир. Когда машины остановились, он повернулся к Элой и окликнул девушку. Тебе, видать, всё придется повторять отдельно, - усмешка смешанная с укором осталась невысказанной.
- Говорю, что сегодня ты пойдешь со мной. За тобой глаз за глаз нужен, - хмыкнув, Итан распределил на пары остальных, попутно проверяя боеготовность своего оружия и целостность облегченной брони. Хоть раны и заживали быстро, все равно не хотелось добавлять безумным удобства в пережевывании его внутренностей.
- Я могу за себя постоять, - Гамильтон не стал спорить. Местами он, безусловно, опекал её больше остальных, но его можно было понять. Он любил родных и не хотел хоронить еще кого-нибудь из них. Да и день сегодня выдался особенный - Дэн не рискнул бы доверить её кому-то другому.
- Будьте на связи и сообщайте обо всем подозрительном. Постарайтесь отыскать следы свежей крови - раз была магия, то была и причина её проявить. - Оборотень повернулся к ведьме. - Если будет нужно больше сил и придется снять нашу защиту для поиска, то дай знать - соберемся вместе. А пока попробуем как можно незаметнее и тише прочесать периметр, - Элоиз первая заняла для них исследуемый участок, а остальные мужчина бегло разбросал между остальными спутниками.
- Аж задыхаюсь от умиления, - саркастично ответил брюнет, переступая порог больницы и морща нос. На подобные вещи он реагировал по-разному, но никогда не впускал их внутрь себя. Смерть, кошмары и кровь оставались за Куполом и за пределами его разума, который и без того хранил достаточно печальных воспоминаний. - Тело выглядит относительно целым, хоть и полежавшим. Думаешь, кто-то испортил безумным обед? - Волк подходит ближе к мертвецу, без особого желания оглядывая тело. - Кровь не изменила цвет, зеленых пятен почти нет - ему примерно трое суток, - спасибо за информацию болтливым медикам, - но пес его знает имеет ли эта смерть какое-то отношение к нашему беглецу, - слишком мало фактов, чтобы восстановить картину событий, тем более, когда ты не профессиональный детектив. Оттолкнув ногой сломанный стул и кивнув напарнице, Итан двинулся вверх по лестнице, прислушиваясь к происходящему. Кроме них ничего больше не издавало звуков и это, небеса в свидетели, дурной знак. Либо безумные научились жрать ящериц и жуков, либо мы поддались на уловку вендиго как последние дураки.

0

8

Форум: Lag af guðum
Текст заявки:

http://i98.fastpic.ru/big/2017/1114/28/7af2edc4fc036d76b1a910042792d328.jpg

Без ложной скромности я сразу скажу, что безмерно жду персонажа и ничуть не преувеличу, если добавлю, что ждет его весь наш проект. Я знаю, что эти фразы звучат повсеместно и постоянно, но мы искренне ждем этого персонажа и я обещаю, положа руку на сердце, что как только вы придете, у вас будет игра, море игры самого различного направления: экшен, политичка, драмы, насилие, хардкор. Персонаж занимает важную сюжетную роль (является главой клана), а потому свободен в своих планах, действиях, с ним можно выстраивать сюжетную линию таким образом, что подвести под нее будет возможно все, что угодно. На проекте уже есть дочь и заявитель в моем лице, который приходится персонажу врагом, но не эпизодического характера на один отыгрыш, а на постоянной основе с самыми различными проявлениями и конфликтами.
Если вам интересны яркие персонажи с умеренно-продуманными историями, эмоциональной составляющей, семейными перипетиями, клановой борьбой, конфликтами, политикой и войной, то Эйнар то, что вам нужно.
В истории есть экшен, война, насилие, нц-сцены, драма, эмоциональные переживания, политика.
Я довольно неплохой игрок, пишу сравнительно объемные посты, не лишенные смыслового содержания (цвет колготок по пять абзацев не описываю), фонтанирую идеями, умеренно гибкая, пишу часто и, говорят, что довольно хорошо. Помимо меня на проекте есть дочь и другие игроки, готовые предложить вам игру. Вообще, форум у нас очень дружелюбный, скучать точно не придется.
И мы очень-очень ждем Эйнара.

история персонажа

Кровь была повсюду. Она заливала пол, она запачкала стены, она была на руках убийц. Их было двое, но кровь была повсюду, потому что это убийство не было просто расправой и не было просто местью. Это было стремление показать свою власть, силу и предупредить любые действия клана Тора, если они вздумают ответить. В эту ночь пали твои родители – глава дома Тора и его супруга. Они жестоко поплатились за то, что несколькими годами совершили то же самое с главой дома Ньерда, моим отцом. На войне, как на войне. Тебе ли не знать этого?
Я помню, как ты стоял посреди комнаты, боялся пошевелиться и кричал над трупами своих родных. Я помню, как ты бросился на меня, стремясь смыть кровь своих родителей моей кровью, я помню, как мой муж поднял оружие с тем, чтобы отправить тебя вслед за отцом и матерью. Он не убил тебя потому что я сказала, что в доме Ньерда не убивают детей. Тебе было шестнадцать.
- Если хочешь жить – не лезь, мальчик.
В ту ночь твоя младшая сестра сошла с ума. В ту ночь ты стал главой клана Тора. В ту ночь я посеяла семена вражды и ненависти, которые прорастут кровопролитной войной длиною в вечность.
Мы враждовали всегда. Наши кланы не знали века, в который между нами не было бы вражды. Эта вражда была записана в анналах истории и продолжалась сотнями лет. Наши родители и мы сами стали просто еще одними ее жертвами. Я мстила за отца. Ты мстил за своих близких. Но вражда эта была в нашей крови с самого первого вздоха и умрет она со вздохом последним, чтобы отравить ядом наших детей и потомков.
Ты был единственным наследником своих родителей. И все же, тебе было всего шестнадцать и первые два года делами клана управлял твой регент. Ты зубами вгрызался в свое право властвовать, потому что знал, что только власть даст тебе возможность мести. Когда ты впервые появился на Совете Кланов, ты просил о справедливости и суде надо мной и моим супругом. Тебе отказали. Не потому что клан Тора уважали меньше моего, а потому что никто не хотел ввязываться в войну на кануне начала уже близящегося противостояния консерваторов и либералов. И так уж случилось, что если союз «Земли Богов» организовал клан Ньерда, то союз «Ветра Перемен» явил свету ты. Ты всегда был прогрессивных взглядов, пробовал новое и не боялся перемен. И даже лишение твоего клана благодати тебя не пугало, потому что было мелочью по сравнению с тем, что тебе давала пришлая магия и новые люди. Ты не предавал своих Богов. Все, что ты делал, ты делал ради укрепления своего клана, ради его могущества и своей власти. Пожалуй, ты не был бы против, если бы на Исландской земле правили одни лишь потомки Тора. Привлекая в свой клан иностранцев, ты привлекал к культу своего Бога еще больше людей. И он поощрял тебя. Победами, силой, рождением сыновей и возможностью отомстить и навеки расквитаться с кланом Ньерда.
Ты похитил моего сына, заставляя меня днями и ночами рыскать по Исландии и искать его, грызть землю зубами, упиваться своей ненавистью и своим отчаянием. Ты потребовал обмена: к тебе приду я, а ты отдашь мне моего ребенка. Конечно, я согласилась. Я была готова на все, чтобы мой сын вернулся домой. И он вернулся.
Ты и компания твоих ублюдков-головорезов пытали меня, били и насиловали шесть бесконечно долгих дней. Я выжила. Я всегда выживала, благодаря поддержке близкой родни из соседствующего консервативного клана и мужу. Я выбралась, я бежала и еще месяц обо мне ничего не было слышно.
А затем я убила твою жену. Точно так же, как твой отец некогда убил мою мать – я отравила ее вино.
В ответ ты поджег фамильный замок моей семьи. Дети спаслись чудом, а Ньерд залечил их ожоги.
В школе твоему сыну подарили книгу. Древнее проклятие снимали всем кланом две недели, пока он был в коме.
Вся рыба в прибрежных водах моего порта вымерла за одну ночь. Нефть горела на поверхности двое суток. Моя компания выплатила чудовищные штрафы.
Урожай на твоих полях не взошел. Сгнила кукуруза, вымерла пшеница, погиб скот. Убытки исчислялись миллионами.
Этим историям не было конца. Мы не могли убить друг друга, но могли превратить жизнь в ад. И нам это прекрасно удавалось.
2017 год разделил всю Исландию на части. Ты был и остаешься сильным лидером, который с каждым днем привлекает все больше людей в свой клан. Вы заключаете браки с иностранцами, вы не брезгуете полукровками, вы все еще поклоняетесь Тору и не считаете себя предателями. Мне наплевать, потому что мой дом не потерял благодати и хотя не множится с каждым днем, он верен древним Богам и данным клятвам.
Нас с тобой связывает лишь одна: мы оба поклялись заснуть спокойно лишь тогда, когда клан врага станет прахом.

Ваш персонаж: Гудрун Ньердсдоттир, 118 лет. Глава дома Ньерда, лидер консервативного блока, чистокровная колдунья.

Пример вашего поста:

Пример поста

Сказать, что Гудрун восприняла тот факт, что ее дочь могут убить члены других кланов, а Фрейя ничем не сможет им помешать, болезненно, это значило тактично смолчать. Потому что описать словами, которые не стыдно было бы озвучить то, что женщина устроила вскоре после того, как она пришла в себя после случившегося, было попросту невозможно. Невозможно в первую очередь потому что слова, которые слетали с губ Гудрун были сплошь непечатной исландской бранью. Да и выражение «слетали с губ» было попыткой обесценить старания главы дома, от которой в тот вечер в стану вжались даже старший сын и его отец. Все те муки, что пережила ее семья в субботний вечер не остались за стенами поместья Ньерда, потому что все как один, Асгейр, Свейн, Магнус, Рагнар и Фрейя до утра бегали по полосе препятствий, сначала пытаясь подбодрить друг друга, а затем, просто не застонать.

Быть может, они все могли бы отделаться просто криком, от которого своды поместья грозились пойти трещинами. Но они все пытались убедить Гудрун в том, что последние десять лет Фрейя посещала групповые тренировки, была знакома с полосой препятствий, отлично бегала, сносила чужие челюсти ногой, владела кунг-фу, карате, нятнам, капоэйро, дзюдо, смешанными боевыми искусствами, стрельбой из пистолета, метанием ножей и сюрикенов, короче говоря, могла натянуть глаз на задницу врагам не хуже, чем Чак Норрис, Брюс Ли, Зена и Терминатор вместе взятые. Точнее сказать, они бубнели что-то невразумительное себе под нос о том, что Фрейя все-таки девочка и у нее был облегченный курс тренировок раз в полгода, но Гудрун услышала именно это. А ложь она не могла терпеть. Особенно, когда из-за этой лжи едва не отправилась на тот свет ее дочь.

Да, чего греха таить, они начали буквально есть землю на первых же кругах. Глупо было бы полагать, что это оказались мужчины, но так как в этот раз их всех объединили в команду, в которой, конечно же, была Фрейя, есть землю они начали на первых же кругах. Гудрун не испытывала ни капли жалости, или сочувствия, потому что была зла так сильно, что ее лучше было даже не пытаться ослушаться, или перебить, если хочешь остаться в живых, но все же она отпустила дочь переодеться в спортивный костюм, когда та поняла, что проходить низкую колючую проволоку, скалодром и подземный лаз проще, когда ты одета не в платье.

Рагнар, конечно, пытался спасти ситуацию, называл Гудрун исключительно «дорогая» и «милая» и умолял отпустить хотя бы младших детей, за это получил в бою на шестах по почкам и побежал дальше перелезать через частокол. Скрывшись из виду на болотных кочках, он своей способностью вызвал дождь и грозу, рассчитывая, что как мать, его жена позаботится о детях и не даст им простыть и замерзнуть, но в результате только ухудшил ситуацию и теперь дети ползали, бегали и перебирались исключительно в грязи, что значительно усложнило их задачу на «разрушенной лестнице». Хотя, если быть честной, то это усложнило их задачу везде и вскоре Гудрун стала заставать детей, валяющихся в грязи в самых разных местах. Но не остановилась она и тогда.

Они дружно вернулись в поместье на рассвете, когда под проливным дождем утомилась стоять даже колдунья, у которой от напряжения и злости не разжимались кулаки. Раненые, грязные, вонючие и едва живые дети рухнули на пол прямо в холле и Гудрун казалось, что Магнус с Фреей там и заснули. Рагнар предпринял вялые попытки примириться с женой, но услышал только «заткнись», принял душ и ушел спать на диване. Женщина, вопреки обыкновению, даже не стала распоряжаться на счет того, чтобы о детях позаботились, так что, доползая до своих спален, они измазали половину поместья, прибавив прислуге работы на весь последующий день.

На утро они все встретились за завтраком. Не потому что едва шевелящиеся дети и даже Рагнар жаждали позавтракать, а потому что Гудрун их позвала. За приемом пищи никто не обронил ни единого слова, а многие просто предпочитали вжаться в спинку своих стульев и сделать вид, что их здесь нет, чувствуя напряжение, которое витает в воздухе.
- Такой дисциплиной надо было отличаться, когда я сказала вам, что Фрейю нужно обучить сражаться, - это все, что сказала Гудрун, прежде чем выйти из столовой и отправиться к себе в спальню. Там она сменила платье на тренировочный костюм и сама отправилась на полосу препятствий.

Три дня женщина провела в условиях, которым подвергла детей и мужа, а на четвертый встретилась на поле с главой одной из боевых групп, который был наслышан о случившемся и вряд ли желал мешать, но оказался весьма кстати, потому что Гудрун нужен был спарринг. По началу мужчина смущался того, что может навредить главе собственного клана, но затем вполне себе разошелся и даже перестал извиняться за вероятные синяки. Рукопашный бой, бой на шестах, стрельба по подвижным мишеням. Колдунья словно бы желала убедиться в том, что прежде чем она будет требовать от дочери чего-то, она умеет что-то и сама. Как оказалось, навыки такого рода сложно было потерять даже после долгого перерыва, а у Гудрун никакого перерыва не было вовсе.

Вернувшись домой в пятницу, через четыре дня после изнурительных тренировок, колдунья зашла к Фрейе и сообщила ей, что если та все-таки желает чему-то научиться, то в субботу в девять утра она будет ждать ее на дальнем тренировочном поле, которых в Акранесе было несколько просто потому что боевых групп у Гудрун тоже было несколько и каждой из них нужно было тренироваться хотя бы через день. Поле, выбранное женщиной, было выбрано не случайно. Когда-то именно здесь Рагнар начал обучать супругу и когда-то именно здесь она нанесла ему сокрушительное поражение в поединке бодзюцу. В начале обучения дочери сражаться именно здесь, было что-то символичное.

В восемь утра в субботу Гудрун уже была на месте и делала разминку, намереваясь провести тренировку с Фрейей, или без нее. Конечно, у дочери был выбор. У ее детей он был всегда. Конечно, она могла не прийти и колдунья не сказала бы ей и слова, просто приставив к ней двух телохранителей и закрывая ее дома каждый раз, когда возникала бы перспектива малейшей опасности. Конечно, это бы раздражало дочь до белого каления. Но зато она могла выбрать, что, в общем и целом, было большой роскошью.
И все же Фрейя пришла. В девять часов она стояла на плацу, одетая лучше, чем в первый раз и готовая чуть лучше, чем была, когда мать впервые спросила ее об этом.

- Верный выбор, - Гудрун кивнула и на землю перед девушкой упал шест, - Покажи мне все, что умеешь. После этого я решу, с чего нам следует начать.

Отредактировано северные огни (14-11-2017 02:07:58)

+4

9

Форум: casus belli

Текст заявки:

k i m  n a m j o o n

сын ищет отца

_____ the story _____
K I M  N A M J O O N
450-700 лет, вампир, клан тореадор, гетеро/би
профессия на выбор (но что-то достаточно впечатляющее, возраст всё-таки обязывает)

https://i.imgur.com/cp89Nlv.png

♫ linkin park — battle symphony
Ты — мой отец. Да-да, в прямом смысле этого слова. Я рождён от тебя и простой человеческой женщины в послевоенные годы второй мировой. А если быть точнее в 1949 году. Как так вышло — я не уверен в своих подсчётах и догадках, а ты же мне этого никогда не рассказывал. Ты вообще чаще всего был молчалив со мной, чем постоянно раздражал: как будто в твоих глазах я видел всю мировую скорбь и мудрость одновременно. Но ведь мне рассказывали другое? Или это я не так понял что-то? Не знаю, но ты мне казался каким-то далёким. Всегда. Но я знаю точно одно: тебе понравилась моя мать, ей на тот момент было всего-то 2326 года, она была молода и красива собой, пусть военное время и тяготы жизни её потрепали. Не скажу, что это была любовь [если она вообще была, потому что я начинаю сомневаться], но ты хотел, чтобы она осталась с тобой навсегда, но этого не случилось. Она отказалась от подобной жизни, а ты же... разочаровался? Возможно. Но всё равно оставался с ней, пока это было возможно для тебя.

Только вот всё изменилось, когда ты понял, что она беременна. От тебя. Ты не хотел детей, и пусть тебе было даже не 300 лет, а гораздо больше, но ты их не хотел. Не хотел обременять ни себя, ни свою женщину, ни тем более ребёнка. А ведь ты прекрасно понимал, что из этого может выйти, но всё равно ушёл. Как? Куда? К кому? Неизвестно. По крайней мере, ни мне, ни матери не дано было этого знать. Ты просто исчез из её жизни, считая, что так она сделает правильный выбор и избавится от ребёнка. Но ты не рассчитал: она не только не избавилась от него, но и ещё больше уверилась, что обязательно должна родить его.

Вот так и получилось, что на свет появился я — твоя головная боль с моих лет 15-ти, когда я совсем перестал понимать себя, и мне нужен был тот, кто займётся моим воспитанием. А ведь будь ты в этот момент рядом, так бы не вышло. По крайней мере, я считаю, что всё было бы гораздо лучше: когда живёшь с матерью-человеком, всё выходит несколько сложнее, поскольку ты не до конца понимаешь себя, тебе некому объяснить, почему ты другой, хоть и так всё очевидно. Но не для подростка... А мать... ей всегда приходилось сложно со мной. Взять хотя бы тот момент, когда я перестал стареть — застрял в своих 23-х годах, да так и остался там, наблюдая, как со временем мать всё больше стареет, а я не меняюсь. И пусть это не ново для такого мира, но для отдельно взятого подростка это сложно. Я до сих пор остаюсь малолеткой в мире вампиров, хотя по меркам людей я давно уже взрослый человек, но вот матери года не отнять, да и умерла она уже несколько лет назад, чтобы что-то менять. И пусть это несправедливо и нелогично, но во всём я виню тебя, хоть и подсознательно всего лишь хочу завоевать внимание единственного оставшегося в живых родителя. Ведь если бы не ты, всё было по-другому…

Немного фактов:
• Намджуну, по меньшей мере, 450 лет, может быть несколько больше, но не под тысячу (стоит учитывать, что подобного возраста и больше достигли только главы кланов);
• Намджун спас мать Чонгука от «развлекательного дома» (она должна была стать женщиной для утешения японских, а потом и американских войск);
• мать Чонгука обладала неплохим талантом художника, что вероятно его и привлекло;
• женщину звали Чон Джиён (именно это имя, ибо оно указано в моей анкете, но при адекватных и приятных на слух вариантах может быть изменено);
• Намджун предполагал Джиён стать вампиром, но она отказалась;
• забеременела она в январе 49-ого, узнал Намджун о беременности поздней весной и оставался с ней до середины лета (ушёл за пару месяцев до родов, дата рождения Чонгука - 1.09.49);
• вероятно, Намджун сам сообщил шерифу, что у него будет ребёнок, но принимать его он не собирается;
• всё происходило в Пусане: и знакомство Намджуна с Джиён, и их совместная жизнь, и рождение Чонгука;
• в жизни Чонгука вампиры клана Тремер появились, когда ему было около 5 лет. Намджун же не появлялся лет до 15 чонгуковских;
• инициацию Чонгук прошёл в клане Тремер в возрасте 23х лет (март 1973го года), хоть у него и есть возможность перейти в клан отца, он не спешит этого делать;
• примерно в возрасте 50 лет Чонгук переезжает в Сувон и перевозит туда же с собой мать;
• где-то после Намджун помогает Чонгуку и его матери приобрести квартиру, небольшую, но уютную и в достаточно чистом спальном районе.

_____ the relations _____

"please just don't give up on me" [с]
Наши отношения складывались и до сих пор складываются странно и неоднозначно. Не то чтобы ты не хотел видеть меня, но так выходит, что ты вынужден хоть как-то давать о себе знать и помогать мне, а до этого и той женщине, что родила тебе сына. Вообще-то, я — твой наследник, если ты понимаешь, о чём я. Вот только то ли тебе действительно плевать на это, то ли ты чего-то ждёшь и к чему-то готовишься. Я не знаю. Если мы с тобой за последний десяток лет и перекинулись парой десятков фраз — это уже хорошо. И, по правде говоря, ты интересуешься мной не больше, чем стоящим на подоконнике цветком: есть и есть, нет — ещё лучше. Да та же ваза какого-нибудь периода Чонсон и то заинтересовала бы тебя больше, — да что там говорить? — в разы больше, чем я, собственный сын! Но… разве всё так, как я вижу? Или ты лишь от чего-то меня оберегаешь? Я чего-то не знаю? Ты о чём-то молчишь?

Что ж, стоит признать, ты никогда не отличался многословностью, а на меня всегда смотрел свысока, будто бы я отброс, который недостоин жизни. Хотя как знать? Может быть, для тебя так оно и есть — я лишь досадное недоразумение, что испортило твои отношения с любимой женщиной. Подсознательно я всё ещё пытаюсь завоевать твоё внимание [внимание единственного оставшегося у меня родителя], порой выдрючиваюсь и ору похлеще базарной тётки, что тебя, конечно же, мало колышет, но иногда задевает какую-то струну в тебе, и ты устраиваешь мне головомойку. Да только хватает этого ненадолго. В очередную встречу всё заканчивается точно так же, как и в предыдущую: я не знаю, что может заставить тебя хотя бы принять меня, а от этого хочется выть и устраивать тебе ад, почище обещанного небом и богом когда-то. Да только хороша ли такая тактика? Правда, другой я всё равно не знаю. А ценить я научился лишь то, что имеет «срок годности» — людей, ведь они не бессмертны, а мы — застреваем где-то между жизнью и смертью, влачим своё существование, хоть и оправдываемся, что живём и можем наслаждаться большим. Но так ли мы любим свет, чтобы вечно скитаться во тьме? Так ли?..

связаться со мной + дополнительно

оставляю большую часть биографии и характера на вас, потому персонаж всё-таки будет именно ваш. но стоит понимать, что намджун с чонгуком ведёт себя несколько холодно, отстранённо и держит его на расстоянии. может быть, тем самым пытаясь от чего-то уберечь, или же просто потому что считает его сопливым ребёнком. из-за неразделённой отцовской любви к своему дитя или из-за неприятия самого факта существования его отпрыска - решать будем вместе. это лишь примерный набросок того, что я хочу видеть))

связаться со мной можно через гостевую или ЛС, после могу дать вк, телеграм или же аську (но лучше первые два, это уже как будет нужно). хотелось бы найти адекватного, чтящего правила русского языка игрока. ну и как вы уже поняли, мне нужен отец. пусть не такой прям весь из себя хороший, но уж какой есть. чего-то сверхъестественного просить не буду, но игру в непонимание и всяческие брыкания с довеском нигилизма выдам с лихвой, если захотите хдд собой не ограничиваю, у вас может быть своя линия сюжета, я - всего лишь побочный продукт и недосмотр, хоть и ваш. знаю, что присутствует некоторая доля ответственности, но не бойтесь, я не кусаюсь может быть хдд, да и персонаж у меня будет весьма самостоятельный)) так что в каком-то смысле нянчиться не придётся, хотя тоже как посмотреть хдд

от себя обещаю игру, которую мы реализуем вместе. графику-оформление при необходимости сделаю в силу своих возможностей. посты каждый божий день не требую, сам могу зависнуть на какое-то время, так что даже неспешная игра меня устроит)) но не затягивание постов на полгода и игнорирование меня везде. общение как на форуме, так и вне - я только "за", поскольку мне не комфортно играть с людьми, с которыми я имею плохой контакт, уж простите) так что хотелось бы общаться с вами)) я - немного упорот, слегка эмоционален и подстраиваюсь под игру-посты, с этим проблем не должно возникнуть)

так что я тебя очень жду, папуля :зз

Ваш персонаж:
Чон Чонгук — фактически внебрачный сын, поскольку не был рождён в браке; на данный момент 68 лет; клан Тремер; «грязнокровка»; самый обычный автомеханик в крупной сети автомастерских; родился в Пусане в послевоенные годы; в отличие от отца, топорен, прямолинеен, не блещет какими-то выдающимися талантами, хотя на самом деле неплохо рисует, что досталось от матери.

Пример вашего поста:

Пример поста

На самом деле Чонгуку становится смешно и весело — ситуация наоборот. Это комично, потому что вот вообще, кто кого сегодня соблазнял? «Ещё давай, Тэхённи, скажи, что ты меня бросаешь, я поржу», — усмехается про себя Чонгук и давит лыбу во все тридцать два дальше. А поржать есть с чего: вчера вообще-то ему звонили с работы, когда он не пришёл вовремя; ну всякое бывает, мало ли что, старший решил проверить, всё ли в порядке. И как назло Чонгук дотянулся до сотового, и вот это он вообще зря. Было немного стрёмненько, когда он пытался изобразить хоть что-нибудь серьёзное, придумать себе оправдание, а на фоне «соловьём заливался» Тэхён в самом разгаре действа. Что теперь говорить начальству, Чонгук просто не представляет. Но отбрёхиваться как-то придётся, пусть и с последствиями: может быть, даже штрафом и выговором, но ему уже плевать — это того стоило.

Чонгук лежит довольный и более чем удовлетворённый этой ночью, на некоторое время его даже отпустит и приставать будет незачем. [хотя кому ты врёшь, чонгук? будешь же приставать, потому что это так весело наблюдать за смущением тэхёна, который не знает куда себя деть в такие моменты. как дитя малое, ей богу… да и ты сам ничуть не лучше!] Но, с другой стороны, Чонгуку вообще-то приятно, что Тэхён на него засматривается, сам себя смущается и быстро отводит взгляд, когда это замечает уже Гук. И Чон только надеется, что это всё не из-за его сущности, и что Тэ привлекает именно он сам, а не то, что в нём сидит. И что ему совершенно не понадобятся узы крови, чтобы не отпускать от себя то, ставшее за последний год таким родным, важным и нужным. Чонгук очень ценит короткую, человеческую жизнь — она слишком хрупка для него и непонятна, поэтому беречь её есть необходимость. [и далеко не из-за «еды», как думают многие.] Ещё он совершенно не хочет, чтобы пришлось делать с Тэхёном что-то подобное: это будет смахивать на сублимацию, исковерканное и ничтожное, жалкое подобие того, что сейчас испытывает Тэхён. Ещё хуже, чем чувствует сам Чонгук, хотя и его чувства не пойдут ни в какое сравнение с чувствами парня.

И это, наверное, по-настоящему тревожит Чонгука — он всё ещё монстр и чудовище рядом с Тэхёном, а как бы хотелось не.

Но сейчас у них всё хорошо, у них давно установленный эмоциональный контакт и даже какая-то своя атмосфера, перемежающаяся то с явной толикой детской дурости [а кто им запретит?], то со взрослой устойчивой эмпатией, когда вслух говорить не обязательно, достаточно посмотреть в глаза. Чонгук любит смотреть в глаза Тэхёна: в них он видит отражение себя хорошего, видит даже больше, чем хотел бы; что видит в его глазах парень, он не знает, а спросить не может [по объективным причинам боится лишь одного ответа — «м о н с т р»]. Не то чтобы это не было логично, просто он всё понимает, и как выглядит тоже, когда «питается» от своего же парня, стараясь особо много у него не забирать [но вкус его так манит, что чонгуку порою кажется, что он когда-нибудь сорвётся. и не узнать бы этого тэхёну никогда]. Тэхён, видимо, терзается не меньше самого Чонгука, потому что мерно раскачивается из стороны в сторону, сидя на постели и запуская тонкие, красивые пальцы [чонгук их безумно любит, да только словами выразить никак не выходит — косноязычие, что б его, и всё ещё нисколько не тореадор] в копну волос. Вот только Чонгук не совсем разбирает, что там именно, пока не…

Тэхён тараторит со скоростью света, тысяча слов в минуту, если не в секунду, и если бы Чонгук не был вампиром, то хрена с два он чего бы мог разобрать в этом бормотании. Он даже приподнимается на локтях и кривится немного, когда пытается в с л у ш а т ь с я, что там да к чему. Но окончательно его валит тэхёноское «теперь ты решишь, что я легкомысленный и доступный» — с порога и ногой в челюсть. Чонгук падает обратно на подушку и старается не заржать гнусно в голос, переворачиваясь на живот и утыкаясь в неё мордой лица, так, чтобы его не услышали где-нибудь в Китае или, не дай боже, ещё в какой-нибудь Канаде, куда самолётом-то лететь десяток часов, а то и больше [через океан всё-таки].

— Простигосподи… — сдавленно выдыхает Чонгук и почти хрипит. — Каин, забери меня к праотцам!..

Он даже не дослушивает про «уволят к хренам» и «тебе пиздец» [вольная трактовка на манер Чонгука], потому что после слушать уже просто не получается.

— Легкодоступный… да чтоб все такими «легкодоступными-то» были… — он бьётся головой о подушку, лишь бы не выпустить наружу весь рвущийся гогот, вспоминая, сколько ему пришлось потратить усилий, только чтобы Тэхён начал встречаться с ним, и вдвое больше — чтобы его можно было поцеловать без ущерба своему здоровью, а про секс — Чонгук с прискорбной миной старается вообще молчать в тряпочку. Так что вот тут бы он очень сильно поспорил.

Вот только Тэхён рядом успокаивается и даже притихает, что Чонгука настораживает, и он садится в чём мать родила, впериваясь своим нечитаемым взглядом в парня, что бубнит снова что-то о том, чтобы ему передали одежду, и что он, Тэхён, переживает, и что поясница у него болит всё-таки. И Чонгук почти ухмыляется, нагловато так, самодовольно, но без тени наивысшего превосходства, однако взгляд не меняется совершенно [всё также нечитаемый, а яркая радужка опасливо блестит, отражая уже начинающий пробиваться сквозь лёгкий тюль рассвет].

— Ну вообще-то, чтоб я ещё раз так связывался с такими вот «легкодоступными», как ты выразился… — и головой качает, вздыхая. — Нет уж, хер ты теперь от меня отделаешься. А поясница, ты знаешь, от чего у тебя болит. Могу массаж сделать?

Участия в голосе Чонгука — разве что только глухой бы не услышал [нет], но он всё равно протягивает руку к парню и легонько тянет на себя. Он давно уже понял, что рядом с Тэхёном нужно быть аккуратнее, хотя сегодня, кажется, он не слишком себя сдерживал — взгляд цепляется за пару новых синяков на запястье и бедре. Чонгук мог бы себя похвалить — «пометил» таки, но ему не очень приятно подобное, вполне достаточно того, что Тэхён часто ходит в водолазках и с пластырями из-за следов, оставленных на шее его клыками. Чонгук, задумавшись, что это, наверное, очень и очень больно, невольно проводит по едва затянувшимся ранкам кончиками пальцев. «Это больно, видеть каждый раз такое...» — думает Чонгук, облизывая губы, а следом проводя языком по выступающим клыкам. И, слава богу, он «ел» буквально вчера из того, что было принесено из банка крови: на вкус, конечно, уже кажется тем ещё дерьмом, но что поделать. Нагло ухмыляться больше не получается.

Притягивая к себе Тэхёна, Чонгук лишь осторожно обнимает, ложится на спину поперёк кровати, как сидел, и укладывает на себя сверху парня. Чонгук дышит ровно, даже глаза прикрывает вроде бы удовлетворённо, но какая-то его часть упорно хочет вонзить клыки в шею этого конкретного человека и иссушить его, после дав глоток своей крови. Не то чтобы он хотел этого для Тэхёна, но мысль, отодвигаемая на задворки сознания, каждый раз возвращается, с новыми силами стараясь выдолбить на подкорке мозга это большими буквами. Что-то вроде — «ты знаешь, что нужно делать, вообще-то». Но нет, Чонгук не станет предлагать такое ему: незачем портить Тэхёну жизнь, которая у него прекрасно сложится, он уверен в этом. А пока что они будут наслаждаться тем, что есть. У них есть время. И этого достаточно Чонгуку.

Отредактировано Changmin (20-11-2017 08:01:42)

0

10

Форум: Blackburn: God Bless You
Текст заявки:
Разыскивается биологический сын древнего некроманта. Хугин Лайне [Huginn Lane]; молодой маг смерти, получивший необыкновенную силу после падения Завесы, разделяющей миры живых и мертвых.

Хугин — Хьюго, как называла его мать — никогда не знал своего отца. Хотя и пытался бог знает какими методами не раз выведать эту информацию, однако мать, Гида, всячески удерживала от сына эту тайну, скрывая личность биологического родителя. Ведьма воспитывала мальчика одна, пыталась учить его чародейству и магии стихий, но Хьюго никак не давались эти колдовские дисциплины, хотя способности в нем пробудились очень рано; наоборот, чем больше он практиковался  — тем сложнее ему становилось. Внутренняя сила словно бы противилась тому, в какое русло её пытаются направлять. Гида вскоре поняла, что её сын — некромант. Такой же, как и его отец — Тарнеи. Поздно сокрушаться тому, кого ведьма выбрала в отцы и от кого зачала Хьюго, теперь нужно искать по всей Норвегии жалкие крупицы информации о некромантах, чтобы не дать сыну загнуться из-за его силы, которая не находит выхода. К сожалению, мертвые колдуны излишне щепетильны в вопросах собственной науки, а потому знания о магии смерти Гида и сын собирали буквально по крохам. Хьюго, фактически, учился сам по себе, свои умом доходя до всего, едва ли не на ощупь выискивая путь во мраке собственной магии. Добром это, предсказуемо, не закончилось — Хугин сплоховал, мог умереть, но в последний момент его спасла мать. Гида погибла, защищая своего сына, а напоминанием о том стали смазанные отпечатки пальцев темной сущности на теле юного колдуна. Мать стремительно угасала на его глазах и, умирая, наконец-то открыла тайну происхождения, показав единственную фотографию отца юноши и назвав его имя. После смерти Гиды, при помощи связей родительницы и собственной крови, Хьюго сумел отыскать Тарнеи в городе Блэкбёрн, Англия. И пусть их отношения были поначалу сложным, оба ощущали неловкость, но вскоре поняли и приняли друг друга. Хугин стал учеником древнего некроманта. А после 23 апреля, когда пала Завеса, разделявшая мир живых и мертвых, юноша получил необыкновенную силу. Однако он еще не знает, что когда Тарнеи закончит обучение сына — погибнет, ведь некромант, выбравший себе ученика, готовится к смерти.

Подробно почитать можно здесь.
Ваш персонаж:
Принц Нуада Тарнеи Шэдоусонг. Древний некромант, викинг. Выражаясь словами одного колдуна, эмоциональность лица у мужчины ограничивается двумя выражениями: "я злой, страшный и убью тебя прямо сейчас" и "я злой, страшный и намереваюсь сделать это позднее". Он покрыт шрамами с головы до ног, всё в Тарнеи выдает закаленного не в одной сотне боев воина. История его жизни буквально запечатлена на теле. Некромант не идеален, мудаковат и категорически асоциален - круг его близких и друзей весьма ограничен. И хотя Тарнеи общителен примерно как топор, он преданный и верный человек; верный своему слову - в первую очередь. Но даже его лютая социофобия не помешала стать верховным ковена, в котором и состоит его сын. 
Пример вашего поста:

Пример поста

он никогда не был так близок к своей смерти. и уже, наверное, никогда не будет – нить жизни истончена настолько, что колдун её едва ощущает. это походит на едва-едва тлеющий уголек в груди. зато чувствует, как цепкие, холодные пальцы Хель сжимают крепко его запястье; чувствует её затхалое, ледяное дыхание на своем затылке. по коже пробегают мурашки, но некромант не боится происходящего – близость владычицы Хельхейма его не пугает. он маг смерти. каким бы магом смерти был Тарнеи, если бы страшился того, с чем всегда имеет дело? если бы страшился того, что является неотъемлемой частью самой его сущности?

наверное, он понимает всё это и чувствует, потому что является колдуном, да еще и владеет мёртвой магией. связь с тончайшими энергиями природы, связь со смертью и подобные высокие материи нередко позволяют видеть и осознавать куда больше, чем обычные люди.

даже здесь, в бессознательном ничто; окутанный плотной тьмой обморочного [а потому вязкого и густого] сна, Тарнеи все еще ощущает отголоски той боли, той агонии. с каким треском рвалась кожа, когда спину раздирала в клочья плеть со стальными вставками. как рвались мышцы грудной клетки из-за рывков палача, если железки застревали. как ломались рёбра, и густая, теплая кровь стекала под ноги некроманта; заливалась за ремень кожаных штанов; витиевато спускалась к бокам и животу. с каждым ударом её становилось всё больше и больше, капли разлетались в стороны и попадали на плечи и волосы. самое страшное, что колдун не хочет возвращаться в реальный мир снова, потому знает – там его вновь ожидают тиски агонии. Тарнеи уверен, что ему будет больно даже просто дышать. и в сравнении с этим исходом, слишком велик соблазн поддаться темноте и мелодичному голосу Хель, которая предлагает отпустить это. сделать шаг в пропасть и раствориться в небытие, трусливо позволить собственной магии разорвать душу в клочья – это сделать очень легко. сдаваться всегда легко; бороться – намного сложнее, порой почти невыносимо. порой кажется невыполнимо. и колдун этого делать не хочет абсолютно, он уже сдался и чувствует теперь, как Хель обнимает его, заключает в свои холодные объятия костлявыми руками; безболезненно проникает тонкими длинными пальцами сквозь грудную клетку [будто бы его тело не плотнее рыхлой вспаханной земли], чтобы обхватить сердце и сдавить его, остановив, а затем разодрать душу некроманта, который сам себе подписал этот приговор. Тарнеи не ждет Вальгалла, его не ждет Хельхейм. ни Рай. ни Ад. даже Чистилище не светит магу смерти, который умер, не успев передать свой дар. в этом есть некая ирония, потому что передавая свой дар – некромант умирает. разница в том, что в последнем случае мага смерти ждет царство мертвых. в первом – сама его душа погибает. никакой «после жизни»; тебя просто больше не существует.

Тарнеи уже согласился на это. ему стыдно за столь трусливое решение, но, в конце концов, здесь его никто не видит. он в ответе только перед собой за эту слабость. так почему же так мерзко? почему так хочется поторопить Хель – быстрее, давай, сделай это, пока я не передумал; я хочу умереть.

но затем густая, вязкая тьма взрывается болезненно ярким, слепящим светом, насильно заталкивая Тарнеи в реальный мир. он безумно распахивает глаза, сгорая в агонии и заходится, просто захлебывается криком; лежит на животе и содрогается, пытается вывернуться и выскользнуть из чьих-то рук, приносящих такую боль. но эти же руки его хватают, крепко удерживая на месте. в сознании, но не осознавая себя некромант крупно дрожит и орет, надрываясь, царапая горло; ему невыносимо дышать, кричать, двигаться, но не делать этого Тарнеи просто не может. всё, что угодно, лишь бы прекратить пытку! кто-то сильно держит его, прося успокоится, не устает повторять что-то ласковым голосом. слов некромант не разбирает абсолютно; он даже не понимает, что с ним делают и кто это делает.

хватит… хватит, пожалуйста!.. — он умоляет севшим, охрипшим от криков голосом, в котором слышаться слёзы. почти рыдания. но зато Тарнеи перестает дергаться, понемногу отходя от шокового состояния, но, впрочем, по-прежнему не понимая где находится и что происходит.

убей меня, —просит некромант загадочному «некто», чьи руки держат его и болезненно касаются открытых рваных ран на спине. ха… ран… вся его спина сейчас – сплошная открытая рана, на которой, кажется, не осталось живого места вовсе.

следующий всплеск боли вновь слепит все вокруг белым цветом; Тарнеи снова выгибается судорожно и вскрикивает, а после теряет сознание, расслабляясь. и безгранично счастлив от падения обратно в густую темноту, заботливо обволакивающую его ноющее тело, заставляющую агонию раствориться. некромант не вернется больше и ждет Хель, чтобы решительно упасть ей в руки. пусть выполняет свой страшный ритуал, теперь скандинав точно решил – оно того не стоит. это слишком для него. Тарнеи не железный, он не способен этого вынести.

а потом сквозь темноту доносится чье-то мелодичное пение, тихое и мягкое. колдун не сразу понимает, что это Кахира. здесь, в бессознательном, он делает медленный вдох и понимает, что не может так поступить. просто взять и сдаться. он же викинг, черт его подери! даже если нет шансов вовсе – они всё равно стоят до последнего; стоят до тех пор, пока этот самый шанс себе не выбьют! Тарнеи решительно начинает идти вперед, навстречу голосу волчицы. шаги даются тяжело, будто к ногам примотаны огромные наковальни, но колдун больше не останавливается ни на секунду.

***

ближе к полудню некромант с трудом разлепляет глаза. морщится тут же из-за слишком яркого света и из-за собственного дыхания, которое мучительно сейчас. но, кажется, если продолжать лежать на животе и не шевелиться, то всё будет отлично. впрочем, в сравнении с тем, что Тарнеи ощущал прежде – сейчас просто благодать самого Одина обрушилась на него. сама Фрея ласково обнимает, забирая боль.

викинг осматривается настолько, насколько ему позволяет положение и довольно быстро заключает, что находится у кого-то из своих. Ярослав и Анейрин, что гадать? к кому еще могла пойти Кахира, тем более зная, что они не так далеко, как могли бы быть? вероятно, волхв заштопал его настолько, насколько мог и намазал всеми возможными своими целебными волшебными мазями, в которых Тарнеи не смыслит вообще ни черта. которые у него просто не получаются – некромантам не положено исцелять.

лежит без движений несколько минут, десять или больше, а потом медленно вдыхает и пытается подняться. сжимает зубы и хрипит от боли, которая тут же начинает дергать всю спину и грудную клетку, но это уже терпимо. в любом случае, Тарнеи нужно банально поссать. он не пил… а сколько дней в общем он не пил?.. не суть важно, организм все равно работает. у него, к сожалению, не срабатывает отключение всех нужд вместе с отключением сознания.

проклятие, — викинг тяжело дышит, неспешно садясь на постели и зажмуривается. он делает краткие, быстрые вдохи и медленные, дрожащие выдохи. зажмуривается и хрипит, переставая шевелиться; замирает, давая себе передышку. первая преграда на пути к счастью преодолена. теперь осталось дойти до двери, выйти из дома и направиться к ближайшему дереву. всего-то, подумаешь. но метры до выхода кажутся бесконечно длинными и непреодолимыми.

спустя еще секунду дверь рывком распихивается и в помещение буквально врываются Анейрин и Кахира. последняя начинает… ну что-то говорить – от боли у некроманта в ушах звенит и потому он не может разобрать слов. однако по интонации смутно догадывается – волчица угрожает его собственноручно вырубить одним ударом [а она сможет это сделать], если колдун не примет обратно горизонтальное положение.

Скади, я сейчас обоссусь, — на одном выдохе произносит Тарнеи, — богов ради, либо помоги, — говорить дольше пары секунд не рискует, каждый раз совмещая слова с выдохом, — либо уйди с дороги…

+1

11

Форум: THE CURSED CREATURES
Текст заявки:

https://www.kinogallery.com/img/wallpaper/kinogallery-wallpaper-1680x1050-23928.jpg

• Имя персонажа:  James McConahye / Джеймс Макконахи, прозвище Джейс
• Возраст: 1.03.1986  Реальный возраст 31, на момент обращения было 16
• Раса: Вампир, одиночка (возможно дальнейшее присоединение к Дому.
• Способности, особые умения и артефакты: нет ничего, только стандарт вампира

Говорят, что уже в двадцатом веке нет нищеты и рабства, но ты в это не веришь. Ты испытала на себе абсолютно другое. Ты родился в Лондоне одним пасмурным утром, а разве в этом городе бывают другие? Город вечного дождя и тумана, который ты любишь и ненавидишь одновременно. Не повезло родиться в семье алкоголика и безвольной матери, которая боялась остаться одна, без мужчины, поэтому закрывала глаза на побои. В те моменты, когда держала их открытыми. Мама тоже пила, так же много, как и отец. Она просто не знала, как себя вести со своим же ребенком, поэтому ты был почти предоставлен сам себе. Хотя мама старалась.
Как могла, как умела. Иногда тебе даже перепадали конфеты от нее, единственная радость детства. Чтобы не быть избитым, ты притворялся невидимкой, стараясь не попадаться на глаза отцу.
А потом родилась твоя младшая сестра. Сполна испытав на себе все мастерство родителей в воспитании, ты взял над ней шефство. Старший брат должен оберегать младшую сестру. Ты вбил себе это в голову и все время повторял, как мантру. Ради сестры ты стал попрошайничать. А чуть позже, когда гормоны забурлили, ты стал продаваться женщинам,
желающим заполучить в свою постель юного Аполлона. Твоя ангельская красота сочеталась с дурным характером, потому что в мир ты выливал сарказм и жестокость, защищаясь ими от ударов. Странно, но твоим клиенткам нравилось, когда ты обзывал их похотливыми суками и шлюхами. Ничего, главное, чтобы сестренке хватило на куклу, которая ей понравилась в витрине.
Это случилось поздней ночью, тебе было 16 лет. Помимо женщин тебя всегда хотели снять и мужчины, но ты никогда на это не соглашался. Ты не гомофоб, но сам участвовать в этом не намерен. Один из таких клиентов оказался не просто настойчивым, он вампир. В темном переулке, где ты намеревался отстоять свою честь кулаками, произошло почти что избиение младенцев. Этот подонок укусил тебя за шею и наступила адская боль. Боль, заполонившая все существо, ты не знал, что это и почему так больно. Только позже ты узнаешь, что этот вампир нарушил правила, что тебя от него спасли. Вампирша, вышедшая в ту ночь на охоту,
и такой же мимо пробегающий. Твой создатель не имел права кусать ребенка, хотя ты считал себя уже взрослым. Ты узнал, что эти два вампира должны были уничтожить и тебя, но не сделали этого. Ты узнал, что вампиры подчиняются Ордену, который возложил на вампиршу заботы о тебе. И ты мстил. За ее благородство. Она должна была убить, чтобы ты не мучился.
Лишь позже ты осознал, что тебе нельзя умирать, кто же присмотрит за сестрой? Лишь позже понял, что твоя наставница ранимая и хрупкая, нуждается в присмотре сама. Ты разглядел большие синие глаза и грусть в них. Однажды ночью вместо привычного сарказма ты прижал ее к себе и поцеловал, а она ответила.
Твоя сестра выучилась, теперь она успешный адвокат. Вышла замуж. В этом не последнюю роль сыграл ты. Родители давно умерли от пьяного угара. А ты теперь посвятил свое существование этой женщине-вампиру. Мне.
Ваш персонаж:

http://radikal.in.ua/img/2017-07/26/h09s3eyb7ub08fjrcknztvf2u.jpg

• Имя персонажа:[/b]  Kamilla Lewis
• Возраст: 13.02.1973 год, 44 года (выглядит на 19);
• Раса: Вампир, одиночка (возможно дальнейшее присоединение к Дому.
• Способности, особые умения и артефакты: кольцо, которое защищает от солнечного света, стандарт вампира

Моя жизнь начиналась довольно счастливо. Большая семья, состоящая из папы, мамы и старшей сестры Элизабет. Все вместе мы были Льюисами, потомками древнего магического рода. Я была достаточно талантливым магом, дар проявился вовремя. До 11 лет мы жили в Лондоне, потом переехали в Портленд. Там я прошла лунный ритуал и стала частью ковена.
У меня была магия разума, от матери. Моя сестра Элизабет не смогла проявить свою магию.
Меня прочили в невесты сыну одного знатного магического рода, но я влюбила. Блэквелл тоже был магом разума, и узнав о моей беременности, просто стер мою память. Конечно, ни о какой свадьбе больше не шло речи, родители отреклись от меня. Со мной осталась только Элизабет. Когда я родила сына, депрессия набирала обороты и однажды ночью я ушла в лес,
из которого не вернулась. Меня обратили, остатки памяти ушли вместе с человечностью. Мой сын остался с моей сестрой. Я долгое время была рядом с создательницей, но не захотела участвовать в ее играх за власть, поэтому уехала из Портленда обратно в Лондон. Там я стала вольной художницей, своя студия и клиентура, подобие нормальной жизни. Питаюсь я либо звериной кровью, либо из донорских пакетов. Однажды ночью я нашла тебя. А полгода назад меня нашел сын, хотя вспомнила я о нем раньше. Память возвращается урывками, это больно обычно. Я поехала за сыном в Портленд, а ты за мной.
Пример вашего поста:

Пример поста

15 лет назад, Лондон
Говорят, что Лондон это врата в ад. Нет, так говорили до того, как вычистили бедные кварталы наподобие Уайтчепеллу. До того, как улицы заполнили автомобили, а лошади переселились за город, из которого постепенно выветрилась вонь навоза. То был ужасный Лондон, когда аристократы только в силу врожденного эгоизма и упрямства делали вид, что не существует вони трущоб и нищих, спокойно перешагивали кучи навоза и других нечистот. Сейчас это культурная столица, в которой нет места грязным трущобам, где больше не сливают нечистоты прямо под ноги. Единственный неизменный атрибут столицы Соединенного королевства - погода. Туманный Альбион. Сейчас на город опустилась бархатная ночь, одна из немногих, когда нет ни дождя, ни тумана. Воздух чистый и нереально прозрачный. Необычно видеть город дальше, чем на двести шагов вперёд, я наслаждаюсь этим зрелищем, потому что темнота не помеха зрению вампира. Вдыхаю смесь запахов смога и мокрого асфальта, вкусных запахов, идущих из приоткрытых дверей кафе и ресторанов, а также бензина и едва заметный жженый запах неоновых щитов. Человек его и не замечает.
Бесшумно ступаю по дорожке, ведущей прочь из города, в пригород, где нет высоток, зато есть поля и леса. Захихикав, я подумала, как нелепо всё это выглядит. Я вампир, а веду себя точно как оборотень, которого тянет побегать по лесам с голым пушистым задом. Натягиваю капюшон толстовки сильнее, чтобы никто не смог разглядеть лица. Кларисса Смитт, то есть я, уже довольно известная личность в некоторых кругах. Кто его знает, кому ещё из центра придёт в голову блажь побродить по периферии. Начал подниматься лёгкий ветерок, пробрался под одежду и принёс с собой запахи. Запах прелой земли и свежего леса, только что омытого дождем. И запах крови... Я потянула носом, пытаясь разобраться. Это совершенно точно аромат человеческой крови, его ни с чем перепутать нельзя. Вампиры хищники, любимым деликатесом которых есть человеческая кровь. Некоторые даже имеют предпочтения по группам. Даже я. Донорскую я покупаю только третью отрицательную, она имеет пикантную горчинку, как турецкий кофе. Ноги сами понесли меня туда, откуда идет запах. Да, Лондон не избавился от трущоб окончательно. Этот печальный вывод я сделала, глядя на переулок, наполненный мусором, который давно никто не вывозил. Пара картонных коробок говорит о том, что тут ночуют бомжи, оставившие после себя устойчивый запах немытых тел и мочи. Вон даже крыса прошмыгнула, отчаянно суча лапками, спеша убраться от опасных хищников.
Посреди переулка валяется мальчик лет шестнадцати, весь измазанный кровью и грязью. Длинные светлые волосы стали почти темными. Юноша лежит, скрючившись, инстинктивно пытаясь зажать руками прокушенное горло. Над ним, внимательно присматриваясь, на корточках сидит вампир. Взрослый мужчина, обычный, но мне он показался отвратительным. Тысячи иголок впились в моё сознание, могильный холод пробрал до костей. Полными ужаса и
сочувствия глазами я смотрела на ребёнка, ребёнка в предсмертной агонии, которому суждено пробудиться иным. Медленно перевела взгляд на вампира, только теперь мои глаза выражали презрение и ярость.
- Иди своей дорогой, это не твоё дело! - он почти рычал, от чего речь казалась невнятной.
- Ты обратил ребёнка, - ледяным тоном ответила я, голос звенел от ярости, - по закону тебя может убить любой вампир, оборотень или маг, заставший тебя на месте преступления.
Позже я пойму, как мне повезло, что он оказался здесь именно в этот момент. Внезапно из подворотни вышел высокий стройный мужчина, спутанные волосы падали на голубые глаза, не такие яркие, как у меня, а сейчас ещё и потемневшие. Ещё один вампир. Он не стал долго разговаривать, просто атаковал преступника молча и яростно. Я невольно залюбовалась боем, яростным и молчаливым, от того ещё более жутким. Вампиры старались не напугать своим рыком людей, ютившихся в тесных квартирах пригорода.
15 апреля 2017, Лондон
Наверное, это нарушает границы личного пространства, но я ничего с собой поделать не могу. Когда Кайл засыпает, я подолгу сижу и смотрю на спящего сына, отмечая, что во сне пропадает вся напускная сила и он становится таким, каким есть. Открытый, ранимый, порой беззащитный. Во сне сложно притворяться. Я никогда к нему не прикасаюсь, чтобы не разбудить. Возле моих ног всегда стоит бутылка с виски, в моих руках кисточка. Теперь она порхает по холсту, выписывая портрет самого дорогого мне человечка в деталях. Непослушные вихры, слегка задумчивый и отрешенный взгляд ярких голубых глаз. На лбу морщинка, когда он задумывается. Яркие губы, словно созданные для поцелуев. Надеюсь, мой мальчик будет счастливее, чем я. Краска ложится на холст широкими мазками. Цвета Кайла синий, чёрный и золотой. Именно в этой тональности я и пишу портрет. Сквозь большие окна заглядывает полная луна, освещая студию призрачным серебристым светом.
Внезапно мой слух ловит посторонний звук, кто-то стоит под окном. Я слышу тихий шепот.
- Кларисса, - осторожно выглядываю, расплываюсь в улыбке.
Кинув быстрый взгляд на сына, который безмятежно спит, подложив ладонь под щеку, я встала и поспешила вниз.
- Привет, малыш, - юноша скривился, но тут же улыбнулся, а я быстро приобняла его и взлохматила светлые волосы, ореолом увенчивавшие голову. Они были настолько светлые, что сейчас казались золотым облаком в серебристом сиянии. Карие глаза лучились радостью.
- Не пригласишь? - спросил он вкрадчивым мягким голосом.
- Нет, - я ответила слишком поспешно. Брови юноши удивленно взлетели вверх.
- Ты меня звала, - теперь в его голосе было лёгкое напряжение.
- Джейс, там в студии спит мой сын, - ответила я, - и я улетаю с ним в Портленд.
- Ясно. Значит переезжаем, - спокойно ответил Джейс и погладил меня по щеке.
- Ты... - от удивления мой голос сорвался, но сердце уже пело победную песню ликования, - Ты поедешь со мной?
- Конечно, - Джейс прищурился, - за тобой надо присматривать. Особенно сейчас.
- Что ты имеешь ввиду?
- Только то, что ты слишком ранимая, чтобы спокойно пережить встречу с сыном и переезд в тот город, - если бы я его не знала так хорошо, то и не заметила бы заминки, но сейчас она от меня не ускользнула. Он что-то скрывает. Но я не стала ничего спрашивать как раз потому, что слишком хорошо его знаю. Джейс ничего не скажет, если не хочет говорить. Отшутится или переведет тему. Главное, что он будет рядом. Как и в последние 15 лет.
21 апреля, ночь, Портленд
Как и говорил Джейс, возвращение в Портленд стало для меня тяжелым эмоциональным испытанием, на которое я согласилась только ради сына. Если бы не Кайл, Портленд больше никогда бы меня не увидел, а в мире не появилась бы снова Камилла Льюис. Но теперь я снова спешу в пригород, чтобы поохотиться. Не успев толком обустроиться, я не могу рассчитывать на то, что у меня постоянно будет донорская кровь, а на людей я не охочусь. Так что решила поймать какого-то зверька или двух в ближайшем лесу. Весной этот город по погоде сильно напоминает Лондон, так что акклиматизация проходит хорошо. Джейс не захотел пойти со мной, потому что презирал звериную кровь. Этот мальчик лучше будет голодать, чем выпьет хоть сто грамм не человеческой. Он любит первую положительную.
Углубившись в свои мысли, я совершенно перестала следить за дорогой, поэтому буквально натолкнулась на него. Тут же отступила на шаг назад, собираясь пробормотать извинения, но слова так и не сорвались с губ. Передо мной стоял вампир, темная массивная фигура подсвечена неясным светом луны, с трудом пробивающимся сквозь плотные облака.
- Я могу чем-то вам помочь? - каждый нерв в моем теле был напряжен, звенел, как струна. На ум приходила лишь Элеонора, которая могла выслать ко мне своих приспешников.
- Ты можешь сдохнуть сама, - прошипел вампир свистящим шепотом, - но я хочу убить тебя лично, поэтому не спеши.
- Кто ты? - я отступила еще на шаг назад, абсолютно не настроенная сражаться, потому что голодная.
- Родной брат моего создателя, - прозвучал за спиной голос Джейса, - он охотится за тобой.
Я быстро сложила в уме дважды два, но ответить или спросить не успела. Прямо на нас шагала волчица...

0

12

Форум: New York by Night
Текст заявки:
Привет-привет. Ищу соигроков (в первую очередь на представленную роль) на игру по Миру Тьмы, Вампиры: Маскарад. Форум достаточно дарковый, с основным сюжетом и лояльностью к сюжетам игроков. Отыгрываю девушку гангрела, еще птенца, любопытную ко всему, что происходит вокруг.
Во-первых ищу "младшего брата", ссылочка на основную информацию - тык. Всю информацию в случае чего можно просматривать с аккаунта читателя.
Во-вторых открыта к любым предложениям о соигровке, если вам будет интересен мой персонаж.
Краткая информация об искомом персонаже для ознакомления тут:

Дополнительная информация

Клан: Гангрел
Поколение: 12
Сир: Джезебель
Натура | Маска: Товарищ | Бунтарь
Дата Становления: 2014
Общий возраст (на 2015 год):  18-20
Лояльность: Камарилья
Путь: Человечность (6)

Предполагаемая внешность (можно сменить):
https://pp.userapi.com/c841036/v841036289/3d2e2/_NSt2eWc8jo.jpg

Вам дала объятия Джезебель — ныне Чистильщик Нью-Йорка. Вы и другое потомство помогаете ей во всём, что понадобится, и всегда приходите, если помощь нужна кому-то из вашей небольшой "стаи". У вас много выходов на различные общества защиты природы, и этим вы гордитесь. Вам осталось только разобраться: что же происходит в эти ночи вокруг вас?

Ваш персонаж: Ваша старшая сестренка, готовая всегда прийти на помощь.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ссылка на пост, можно так же в целом почитать мою игру.
Приняв ноутбук от мужчины Эстер кивнула. В целом не клюнуть на дополнительные десять процентов для риелтора (или кем там вообще была эта девушка) было той еще задачкой. Поэтому успех был практически гарантирован.
— Байк так байк, — пожала плечами рыжая. - Главное не поставить его в какой-нибудь жопе мира.
Бегать за мотоциклом ей совершенно не улыбалось, хотелось оставить железного коня в каком-то достаточно безопасном месте. Как только Малкавиан сосредоточился на каких-то деталях своего сбора, Эстер переключилась на свои, прикрыв дверь в комнату. В целом стоило одеть что-то не чрезмерно привлекающее внимание. Такой одежды у Эс было немного, но ей удалось выцепить черную футболку, темно-серую ветровку и вполне обычные брюки. Сделать что-либо со своими рыжими копнами она не могла и поэтому просто повязала их в высокий хвост. Выйдя из комнаты, гангрел не обнаружила малкавиана и потому облокотилась о дверной косяк, ожидая мужчину. Когда же из ванной показался кто-то другой, Эстер возмущенно приподняла брови. Можно было заметить как серьезно напряглась гангрел, практически вслух соображая какого-то вообще хера происходит.
Дисциплины и прочие фокусы, которые не заключались в использовании их в качестве оружия или защиты, но в качестве манипуляции сознанием окружающих, крайне сильно напрягали Эстер. Большую часть из них она не понимала и не принимала. Как в целом происходило и сейчас. Только слова Малкольма немного успокоили девушку. Она вздохнула.
— Лучше бы тебе оставаться таким, какой ты бываешь обычно. Это уже чота перебор. На мотоцикл тебя еще сажай…
Эстер явно не была приверженкой толератного отношения ко внешности. Либо ей претил конкретно взятый образ. Но про себя она отметила информацию о возрасте Малкольма. До этого этот момент ее интересовал минимально, но сам факт того, что парню скорее всего более сорока… напрягал. Просто не стыковался в голове с получаемой из внешнего мира информацией. Да и не хотелось мучить себя подобными размышлениями.
Гангрел вышла из квартиры, рассматривая небо над головой. Она редко покидала свою обитель. В основном только для охоты, которая длилась не очень то долго. Подобные приключения и вовсе были редкостью. Девушка стянула чехол с мотоцикла, усаживаясь и предлагая Малкольму… точнее сейчас Эндрю, место позади себя.
Добраться до места много времени не заняло. По ночам на улицах не так шумно, как днем. А мотоцикл достаточно маневренный для быстрого перемещения. Эстер оставила его на стоянке у Walmart'а, поблизости от нужного здания. Откуда дала малкавиану возможность направиться к нужному месту, сама отсчитывая время и после направившись следом. Стараясь как можно меньше привлекать внимания к себе и к своему маршруту.

Отредактировано LarenSorn (27-11-2017 14:58:55)

0

13

Форум: Blackburn: God Bless You
Текст заявки: Два фамильяра разыскивают даму сердца и бывшую любовницу, по имени Морриган, которая является  адской гончей и отравляет своим существованием эту бренную землю уже более шести сотен лет.

Дополнительно

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/d9/88/61/d9886125c1361d7225a59e97e035dd15.png
Девочка по имени Морриган родилась примерно в 1414 году, в небольшом поселении на юге Ирландии. Семья ее не была благополучной, и в конечном итоге Морриган и вовсе осталась сиротой. Волею судеб, она покинула родную страну, долго скиталась вместе с дядей, пока тот не продал ее за копейки в один из борделей на континенте (бордель предположительно был французским).
Именно там она впервые и встретила Киллиана, он же Локи, обаятельного карлика и завсегдатая подобного рода мест, которому сразу приглянулась юная ирландка. Случилось это в 1430 году. Стоит так же уточнить, что Морриган числилась в упомянутом заведении прислужницей, может потому, что выглядела слишком болезненно, либо же хозяйка по понятным только ей причинам пожалела сироту. В любом случае, они с Локи быстро находят общий язык — часто говорят о родине, которая для них была общей, и Киллиан, в то время сильно увлекающийся врачеванием, помогает Морриган укрепить здоровье. Как итог — девочка расцветает на глазах, привлекая тем самым внимание мужчин, пришедших в бордель с целью удовлетворения своих естественных потребностей.
Один из клиентов оказался особенно настойчивым, и насилует Морриган. То ли не рассчитав своей пылкости, то ли просто желая замести следы, но он душит девушку, и та в конечном итоге умирает, брошенная в ближайшую канаву, как надоевшая своему хозяину собака.
Тогда же в ее еще не успевшее до конца остыть тело и вселяется адская гончая, сперва не осознающая, кто она такая и зачем пришла в этот мир. То есть Морриган продолжает быть собой — тихой и забитой прислужницей, перемены в поведении которой замечает разве что Локи. Последнего это настораживает, но так как больше ничего подозрительного фамильяр не видит, через время он успокаивается.
В один прекрасный день в борделе появляется знакомая Киллиана по имени Кахира. Эффектная блондинка сразу понравилась Морриган, и было очевидно, что это взаимно. Опустим подробности, когда, как и почему, но отношения Мо и Кахиры очень быстро перешли из стадии приятельских в стадию "кажется, мы сломали очередную кровать". Союз двух женщин был очень страстным, и стабильная, пусть и не самая постоянная, связь продолжалась некоторое время. Пока гончая, заселившаяся в тело Морриган, не вспомнила о своем предназначении.
Кахира достаточно быстро определила, кто перед ней, и через время пути Морриган расходяться как с любовницей, так и с Локи, хотя с последним они все же очень редко, но пересекаются. Где-то около полувека гончая скиталась практически в одиночестве, ловя души и тени, а там как раз начался расцвет инквизиции, к которой Морриган, недолго думая, и присоединяется. Ведь так вылавливать эти самые души и тени было гораздо проще.
Выполняя свои обязанности рьяно и безжалостно, Мо в относительно короткие сроки умудряется достичь определенных высот внутри организации, для женщины в те времена и вовсе невиданных. Они пересекаются с Кахирой, и почти всегда оказываются по разные стороны баррикад — фамильярша и ее хозяин боролись против инквизиции. Женщины часто конфликтуют, но почти каждый конфликт заканчивается в постели.
С Локи ситуация несколько иная — хозяин фамильяра одно время даже вроде бы как содействовал инквизиции, пока представители последних не убили его жену и дочь. После колдун слетел с катушек, но Локи продолжал оставаться на его стороне. Думаю, этот период стал переломным в отношениях Киллиана и Морриган — они вроде бы как и должны быть врагами, но оба понимали, что не могут возненавидеть друг друга. Связь, сформировавшаяся поначалу, на удивление не исчезла со временем, даже наоборот. В первую очередь привязанность была духовной, но, вполне вероятно, в какой-то момент и она переросла в нечто большее. Только, пожалуй, все это лишь еще больше усложнило и без того непростую ситуацию.
Локи продолжает следовать за своим хозяином, и они все же разрывают с Морриган все контакты, пусть процесс этот и был очень болезненным. С Кахирой тоже практически не видяться, но нельзя сказать, чтобы гончая сильно переживала по этому поводу — жестокая и малоэмоциональная по натуре, она продолжает выполнять свою миссию, а на все остальное ей плевать.
Годы тем временем идут. В девятнадцатом веке хозяин Локи связывается с ковеном чернокнижников, и все заканчивается плохо — и колдуну, и его фамильяру подчистили память. Вполне вероятно, что большая часть воспоминаний о Морриган тоже стерлась. Но выясняется это только во время их следующей встречи, произошедшей при весьма интересных обстоятельствах.
Случилось это в период между первой и второй мировыми войнами, и в деле была тоже замешана Кахира. Они с Локи влезли в авантюру, где упоминался якобы очень древний и могущественный артефакт, принадлежавший Богу Смерти. По факту, слухи оказались просто слухами, и ничего подобного никогда в природе не существовало, но фамильяры то об этом не знали. Морриган каким-то образом об этом пронюхала, и интересы столкнулись — история приключилась в знойном Египте, и там была Кахира, которую Морриган нагло соблазнила и обманула, и был Локи, по сути помнивший лишь только, что они когда-то давно были знакомы, и что эта эффектная брюнетка была любовницей его лучшей подруги. Морриган не стала освежать память фамильяра, по известным только ей причинам, хотя, вероятно, ей это далось не так просто. Закончилось все не весело — разгневанная Кахира едва не убила Морриган, и фактически оставила ту умирать, а Локи, вроде бы подсознательно чувствующий, что надо вмешаться, ничего не сделал. Только вот с Кахирой они потом сильно поругались.
А дальше была вторая мировая, которая оказалась очень непростым периодом для Кахиры и Локи, по отдельности. Что делала в это время Морриган пусть игрок сам решает — в любом случае, оба фамильяра были уверены, что гончая мертва.
Первым убедиться в обратном смог Локи, с которым Морриган столкнулась уже в 60-х. Встреча вышла непростой, ведь у Морриган были вполне конкретные претензии к Киллиану, и последний под конец догадался, что его с этой женщиной определенно связывает нечто большее, чем шапочное знакомство.
С Кахирой Мо тоже встретилась, лет через 20. И тоже все было запутанно — обе дамы в то время могли работать в ФБР, и снова их амбиции могли столкнуться. В итоге, вероятно, все закончилось опять таки в постеле, но Кахира в очередной раз кинула Морриган, и для гончей это стало последней каплей.
Потом Локи сам нашел Мо, и у них отношения даже относительно наладились. Только вот былой близости все равно нет, во многом по причине существенных пробелов в памяти Киллиана. Морриган живет своей жизнью, пока не оказывается в Блекберне, куда ее приводит особенно крупный разлом завесы, к возникновению которого, к слову, причастен хозяин Локи.
Дорожки Мо и Киллиана вновь пересеклись — он ныне психотерапевт, и изредка сотрудничает с правительством. А Морриган работает на это самое правительство (если точнее — то на МИ-5, внутреннюю разведку), которое настаивает на регулярном психиатрическом освидетельствовании своих сотрудников.
Локи пока не сказал Кахире о приезде их общей знакомой в город, так что дальнейшее развитие событий может быть весьма разнообразным.
***
Мы оба однозначно очень ждем красавицу Мо. И определенно без игры и внимания не оставим.
Стоит, пожалуй, уточнить парочку моментов. Отношения Кахиры и Морриган правда очень непростые, но между ними едва ли когда-либо было что-то помимо голой страсти. Связь с Локи определенно глубже, а оттого еще более сложная. Что усугубляется еще и утерянными воспоминаниями.
Мы ищем игрока стабильного, но очень быстрой игры требовать не будем, просто роль не бросайте и предупреждайте о своем отсутствии. Идей для совместных эпизодов у нас уже вагон и маленькая тележка, а когда персонаж заживет собственной жизнью — так и подавно найдем, что поиграть.
Все указанное выше можно обсудить, только вот внешность и имя менять очень нежелательно. В общем, ты главное найдись, мы очень-очень ждем))

Ваш персонаж: Локи, он же Киллиан - фамильяр (конь) некогда светлого мага, ныне чернокнижника, родом из Ирландии. В прошлом лекарь, честный пьяница и поныне, в наше время зарабатывает на жизнь частной психотерапевтической практикой. В общем и целом, добродушный малый, который очень многое повидал за свою долгую жизнь.
Кахира - фамильяр (волк) некроманта, викинг и бывший берсерк, теперь владелица клуба "Пандемониум", состоит в ковене "Эгида". Дама боевая и не привыкшая к эмоциональным привязанностям. С Локи они дружат уже очень давно, и, можно сказать, что эти "отношения" самые стабильные в жизни обоих хд
Пример вашего поста:

Кахира

— Спасибо. -  Несколько растерянно  пробормотала  Кахира,  забирая из рук  рыцаря  свою зажигалку,  делая  это максимально аккуратно,  стараясь лишний раз не соприкасаться с ним пальцами.  От чего-то, кажется,  стоит только коснуться  его,  и  она не сможет остановиться,  скользя  подушечками пальцев  от кисти к запястья, и выше  до плеча…  Наваждение какое-то, стоит этому  мужчине оказаться  на расстояние вытянутой руки, нестерпимо хочется,  аж зудит все внутри заставляя сжимать пальцы  в кулак,  протянуть эту самую руку и коснуться его.  Непрошено и как тот самый  спасительный, но совершенно бесполезный круг, на ум приходит мысль о привороте,  но волчица  тут, же ее отбрасывает.  Так как  звучит она, даже  в ее голове, совсем бредово и  нереально,  еще больше чем эта неуправляемая тяга к стоящему напротив мужчине.  Она  сжимает  зажигалку  в кулаке,  так и стоя  на пороге  не решаясь ни  пригласить  Сола зайти, ни тем более закрыть перед его носом дверь.  Ведь где-то внутри  скребется  понимание,  что прогони она его сейчас,  он больше не придет.  И как  не сложно себе признаться,  фамильярша  совсем не готова распрощаться с рыцарем  на совсем,  пусть уезжая  от его дома  слала все  это (что именно она так и не придумала определение) на хер, вместе  с  рыцарем и его загонами по мертвой жене. А теперь вот малодушно мнется на пороге,  слушая его  извинения  и  понятия не имея как себя  вести,  и уж тем более она  не знает, что надо говорить в таких вот случаях.   
У нет опыта отношений (в долгоиграющей перспективе оных),  все ее романы, если их можно так назвать,  были ярки и скоротечны.  Чаще всего все ограничивалось  несколькими днями  не к чему не обязывающему  секса, а потом она  с легким  сердцем переключалась на очередную жертву.  Наверное в ее жизни так называемые отношения  были только с Морриган.  Гончая периодически возникала в  ее  жизни,  принося собой неизменно разрушения оставляя после  себя  полнейшее чернющее опустошение. Кахира не могла даже предположить, что влечет  Мо в ее постель, но вот сама она  словно завороженная  каждый раз,  век за веком, велась на  ее  мрачную красоту, не простой характер… Локи всегда говорил, не отказывая себе в удовольствие  по анализировать отношения  женщин,  что если  гончей  просто не свойственно испытывать все те чувства, за которые цепляются обычные смертные  в  этих самых отношениях,  то фамильярша попросту трусила привязаться. 
Может где-то он и был прав,  и Кахира сознательно ставила себя  в такие рамки,  где не возможно  привыкнуть к человеку,  с  которым  делишь постель. Уходила всегда первой,  пока  простой и банальный секс  не перерос во что-то большее,  в какие-то обязательства,  требования и боги упаси клятвы.  С Морриган было просто, ей ничего этого было не нужно,  а все  те крохи их хороших отношений  сгорали в бесконечном  противостояние  и  взаимных обидах (что за почти девять веков накопилось ой как много), стоило первому дурману  страсти осесть и  прояснить ситуацию. Именно поэтому  гончая раз за разом  возникала  в  ее жизни,  нарушая все те правила, что сама же волчица  установила  для всех своих любовников.  И вот этот рыцарь.  Его присутствие  волнует   и одновременно нервирует фамильяршу. Одно она точно знает,  даже без опыта отношений  и  прочей  романтической чуши -  раз пришел, значит ему не все равно.   И это понимание расползается  теплым уютным  шаром  где-то глубоко-глубоко, там, куда  она  предпочитает не лазать,  и не копаться  так  далеко в себе.   
Наверное, она все же рада его видеть,  но именно то самое  поганое чувство гордости,  что не тогда позволило  зло хлопнуть дверью,  продолжало держать ее  на пороге.  Ну, пригласит она его войти,  а что дальше?  За три запойных дня  с Киллианом они перебрали сотни вариантов развития ситуации. Какие-то из них были переполнены  кровавыми сценами,  где всюду труппы,  кишки и отрубленные головы.  Чаще всего это были  зарисовки самой Кахиры.  Ей может и насрать на все это глобальное противостояние  между круглым столом и колдунами,  благо сейчас не средневековье  и  очищающих костров уже никто не жжет, но все же  совсем исключать фактор разных сторон мнимой баррикады было нельзя.  Вот и получались  ее  цепочки  последовательности развития  ситуации такими вот мрачными, впрочем, всему виной было плохое настроение…  Локи же рисовал боле  радужные перспективы.  Чаще всего они заканчивались  перспективой на долго и счастливо… Кахира тут же пьяно  вставала на дыбы, громогласно заявляя:  Какое  на туды долго и счастливо,  он человек я фамильяр  не смеши  богов…
Так или иначе  ситуация  обсуждалась,  искалось решение и даже истина  на дне стакана,  но в итоге  сейчас стоя перед  рыцарем на пороге собственной квартиры,  она понятия не имела, что ей делать,  что говорить.
Положение как не странно спасла запеканка.  Точнее личное проклятье  Кахиры.
-  …ты в курсе, что у тебя что-то горит?
Она раздумывала над словами  Сола,  мысленно подбирая  те что стоит сказать в ответ.  И так и не  определилась, закончить это наваждение,  оборвав все общение раз и  на всегда, или поддаться этой почти физически болезненно ощутимой  тяге.  На последние слова мужчины она  рассеянно покивала:
— Что? -  А потом до нее дошел и смысл сказанного,  и  собственно сам запах горелой запеканки. — Твою мать. -  Волчица сорвалась с места,  не обратив внимание на то,  что рыцарь шагнул через порог, направляясь следом за ней на кухню.  Ей было как-то совсем не до него.  Из  духовки валил серый дым,  пахло горелым,  со сладковатым тошнотворным душком. Распахнув  дверцу  духового шкафа,  волчица  не задумываясь ухватилась за форму  голыми руками, правда тут же  костеря всех и вся, на все лады  и  во всех склонениях и наклонения (отдельно взятому рыцарю в этом гневном монологе тоже перепало)  на  финском,  она тут же  бросила свою горячую ношу  в  раковину.  Подержав  ошпаренную руку  под ледяной водой,  она в итоге  прихваткой выудила  из раковины  форму  с  несостоявшейся запеканкой  и  так  и выбросила  это все  вместе  в  мусорку. 
Так и продолжая чертыхаться и высказываться на финском, сокрушаясь в основном  о своей не  завидной судьбе,  перемежая это все  с  нелицеприятными матюками в адрес каждого  кто успел засветиться в  ее  долгой  и насыщенной жизни,   Кахира достала  из шкафа  два стакана и початую бутылку  виски.  Щедро плеснув  в каждый,  один она поставила  перед Солом  на стол, а другой  разом  опрокинула в себя. Не очень  хорошая  идея пить на голодный желудок,  особенно в первый день после  трех дневного запоя… Проигнорировав  предложенную выпивку,  рыцарь попытался осмотреть ошпаренную руку,  но волчица  не далась,  отмахнувшись, мол ерунда.
— Я приму  извинения,  если ты меня покормишь. -  Она налила себе еще,  но пить не стала.  Поболтав янтарной жидкостью в стакане, она в итоге его отставила  в сторону. -  Мне кажется, я последний раз ела вчера  утром, — она подняла глаза на  мужчину, растянув губы в наигранно кровожадной улыбке, -    так что  у тебя есть перспектива быть съеденным  голодным серым волком, как  та девочка в красном  чепце  из сказки.

Локи

Случаются в нашей жизни ситуации, когда обстоятельства окончательно выходят из-под контроля. Некоторые называют это "счастливой случайностью", другие "злосчастным роком", но факт остается фактом — не все в этом мире зависит от человеческих решений, а над поступками, увы, но мы далеко не всегда властны. Судьба правит всем.
Долго можно разбираться и пытаться выяснить, каким же образом вся честная компания собралась в одном месте и в одно время, но она собралась. Тарнеи, Анейрин, Кахира, Эредин, и сам Локи, разумеется, очень давно не оказывались все разом, в одном населенном пункте, да еще и под одной крышей. И казалось бы, нет совсем ничего ужасного, старые друзья ведь, всегда найдутся темы для разговора. Только вот обстоятельства несколько осложнялись тем фактом, что между некоторыми из "друзей" явно пробежала черная кошка, а то и целое стадо таковых.
Ссоры между Тарнеи и Кахирой никогда не были чем то из ряда вон выходящим. Локи с Эредином к оным уже привыкли, хотя став свидетелями подобного действа впервые, весьма удивились, и даже подумали вмешаться. Зря. Не помогло ведь, так еще и сами чуть не огребли. В чем была причина скандала на этот раз, Киллиан не очень понял, да и допытываться не стал. Закаленный долгими годами жизни, он флегматично и отрешенно сидел в уголке, осушая очередную кружку вина. "А потом они еще и спрашивают, почему я так много пью", — мысленно возмущался фамильяр, пока Эрина черти, точнее инквизиторы, носили неизвестно где, а Анейрин умудрился скрыться как от викинга, так и от его фамильяршы, которые в пылу своей ссоры грозились загрести всех подряд. И вампира в первую очередь.
Впрочем, в общем и целом, Кэл был рад, что удалось проветрится, немного попутешествовать, и выбраться, пусть и ненадолго, из той идиллии, которую так пытался построить вокруг себя его хозяин. И нет, Локи был искренне счастлив за колдуна — впервые за всю его жизнь фамильяр видел Эредина таким умиротворенным и целеустремленным. Жена и дочь привнесли много смысла в жизнь друида, что тот даже уже практически решил завязать с продлевающим жизнь ритуалом. А подобное решение влекло за собой еще одно последствие — в тот момент, когда окончиться жизнь Эредина, сам Локи также перестанет коптить своим бренным существованием этот не менее бренный мир.
И хорошо, все мы смертны. Боги каждому из нас отмерили определенный срок, и не важно, стремишься ты попасть в рай, или же в Вальхаллу, рано или поздно ты все равно куда-нибудь попадешь. Локи повезло гораздо больше, чем многим другим, обычным, людям — он прожил уже очень долго, многое повидал, и, казалось бы, будет. Пора и на покой.
Но Киллиан любил жизнь. Он любил вкусно поесть, обожал красивых женщин, и очень неровно дышал к качественному вину. Мир был полон соблазнов, скрывал в себе еще очень и очень многое, что фамильяр буквально нутром чуял — рано. Но ничего с этим поделать не мог.
Пытаться отговорить Эредина от принятого им решения было чревато, да и, вероятно, бесполезно. Потому Локи тоже решил, что оставшиеся десятилетия нужно прожить по максимуму, опробовать все еще не опробованное, и... и очутился в этой всеми Богами забытой деревеньке, где царили скандинавские страсти, способные своей неистовостью дать фору любым южным темпераментам.
Пару раз Киллиан пытался вразумить Кахиру. Он знал, что мягкий подход в ее случае не работает, потому заявлял открыто — вы оба идиоты, идите миритесь, слишком уж этот спектакль затянулся. Не помогало. И дабы смягчить гнев фамильяршы, направленный уже на него самого, Локи прибегал к помощи уже очень давно проверенного средства — подливал еще вина.
Однажды вечером фамильяры жутко надрались, прям вот как зайцы в марте. И, как это часто бывает, эту парочку потянуло на приключения. Они решили прогуляться по деревне, и каким то загадочным образом вышли к телеге, на самой окраине, до верха наполненной тыквами.
— О! — Локи икнул, делая несколько шагов вперед и едва не рухнув на землю. Благо, Кахира поддержала. — Это что, они Самайн собрались праздновать? — глаза загорелись, и он ткнул Кахиру в бок. — Надо показать, как это делается!
Фамильярша некоторое время смотрела на друга удивленно, но очень скоро подмигнула заговорщически.   
Где-то через час, а учитывая, до какой кондиции оба допились, еще удивительно, что так мало, телега сдвинулась с места. Запрягли в нее самого Локи, ведь в итоге ничего лучшего не нашлось, и идея показалась фамильярам гениальной. Кахира покачивалась на месте кучера, Локи вяло перебирал копытами, и кто знает, до чего бы они докатились, если бы их вовремя не перехватил Эредин.
Оставшийся вечер Киллиан помнил плохо, а проснулся уже на утро, и над головой стоял колдун, молча протягивающий какой-то флакон. Против похмелья, догадался Локи, узнав запах зелья, которое принимал уже далеко не один раз. Эрин не стал ничего добавлять, ведь его ждали какие-то инквизиторские дела. Но по лицу хозяина было видно, что историей он явно недоволен. А, может, просто там была кульминация, и Локи ее не помнит?
Как бы то ни было, но на утро все опять вернулось на круги своя. Кахира и Тарнеи ругались, Локи сливался с обстановкой, а остальные обитатели дома то приходили, то уходили... и так продолжалось еще некоторое время. Пока ссора, наконец-то, не сошла на убыль, так, словно ее и не было, и все наконец-то начало возвращаться на круги своя.
Только, очевидно, ненадолго.
Все произошло очень быстро, Локи даже не успел сообразить, что именно случилось. Вот Анейрин внезапно требует от Тарнеи произнести клятву, а уже в следующее мгновение в дом врываются какие-то люди. Рыцари и епископ. Они выкрикивают обвинения, но вампир почти сразу берет всю вину на себя. Тарнеи пытается его остановить, но поздно — Анейрина уводят.
Локи не заметил, как все содержимое его кружки вылилось на пол. Он откинул посудину, и поглядел сперва на Эредина, потом на Кахиру. Все трое, не сговариваясь, кинулись к выходу.
Процессия шла в сторону главной площади, и толпа зевак увеличивалась просто вот с поразительными темпами. Локи быстро отстал, ведь нетрудно догадаться, что очень быстро бегать он не то чтобы умел, но умудрился нагнать фамильяршу и колдуна до того, как началось главное действо.
Накрапывал дождь, и дерево было мокрым, его не сумели зажечь. Локи чувствовал, как капли стекают по его лицу, попадают за шиворот, и взволнованно поглядывал на друзей. Он не знал, что делать. Но, кажется, это знал Эредин.
Колдун приблизился к Тарнеи, и негромко зашептал.
— Ты обещал не вмешиваться. Помни, ты принес клятву. Ему ничего не будет, он выживет, ты же в курсе? — ирландец говорил очень тихо, хотя посреди этой галдящей толпы его бы вряд ли услышали остальные, даже если бы он закричал во весь голос.
Локи бессильно сделал шаг назад, и глянул на Кахиру. В ее глазах он прочитал все ту же растерянность. Воительница была готова броситься в бой по первому же зову, но бездействовать не привыкла.
А Локи был согласен с хозяином, и понимал, что именно бездействие и будет в этой ситуации единственно правильным выходом.
Он видел, как в воздухе мелькнула плеть, и замер на несколько мгновений, ожидая, что вот-вот грянет буря.

0

14

Форум: New York by Night
Текст заявки: Всем привет! Ищу соигрока, для ролевой по Миру Тьмы, конкретно Вампира, клан Джованни (или любая его линия крови на ваш вкус). Есть несколько заявок на гуля/молодых вампиров. (Тык и тык). Отыгрываю девушку-вампира, властную, циничную, решительную и жестокую, но крайне нуждающуюся в союзниках и "кузенах" вместе с которыми можно было бы откусить свою часть общего пирога. Будь ты увлеченный ученый-некромант или дерзкий гангстер,а может даже и расчетливый банкир и деляга, уверяю - мы найдем точки пересечения интересов.
Ваш персонаж: Ваша кузина и дурно воспитанная девочка из "хорошей семьи"
Пример вашего поста:

Пример поста

Миллинер благодарно приняла из рук молодой женщины, стоявшей у прилавка колье, тонкими бледными пальцами касаясь холодного металла украшения. Ассортимент в магазине и впрямь оказался очень и очень даже, Миллинер можно сказать нашла еще одну «точку» на своей карте еженедельного ночного-вечернего шоппинга. Правда вероятно придется просить забирать заказы брата или может кого-то из «шестерок» Путанеска. В любом случае, ее знакомый маг-и-чародей, не торопился почтить ее собственной персоной. Миллинер еще не успев примерить колье картинно смотрелась перед зеркалом, поворачиваю голову на разные лады. А что если, и это дамочка за стойкой, тоже из…чародеев? - Франческа вспоминая, как в принципе неприметно выглядел псевдодетектив, вполне могла предположить, что и прочие «маги» тоже могут легко сливаться с общей людской массой. Так или иначе, когда вампир готовилась уже согласиться на покупку колье и уже опустила руку к сумочке, чтобы расплатиться кредиткой, наконец показался ее старый знакомец, облаченный в строгий и торжественный смокинг с бабочкой. Мужчина неторопливо подошел к продавщице, протягивая ей ту самую «стекляшку» которую он использовал в схватке со спектром. И надо сказать, судя по выражению лица – он явно был не в восторге от нахождения Миллинер в его магазине. Впрочем, теплого приема Франческа и не ожидала – по сути он ей не был так уж и нужен, не смотря на то, что ей нравилось изображать смертную и ломать комедию перед этой, уже видимо все понявшей женщиной, у нее помимо покупки украшений было дело и предложение, которое, как рассчитывала вампир заинтересует мага.
— У меня нет друзей среди окружения сенатора, - холодно, едва ли не сцеживая слова проговорил хозяин магазина, буравя девушку взглядом, — Его мёртвая дочь заблуждается, - продолжал давить на нее мужчина, впрочем, Миллинер осталась довольно равнодушна к его словам, а его подчеркнутое обращение к ней, как к мертвой скорее ей льстило, хотя она догадывалась, что в первую очередь оно было рассчитано на женщину, стоявшую за прилавком, чтобы та четко поняла с кем они имеют дело.
- Считайте, что с недавних пор появились, - полуигривым тоном отозвалась Миллинер на замечание Герда, - Что же до моей смерти, надо сказать, что это было не самым ужасным, что мне доводилось пережить в своей жизни, да и собственно, надо сказать, что я сейчас чувствую себя даже куда более живой, чем при "жизни", - Франческа говорила с каким-то самодовольным вызовом, впрочем не слишком явным и пафосным, скорее просто намекая на, то что сожалеть ей не о чем и если так уж говорить, то судьба смертного по ее мнению была куда как горче, чем ее собственная.
— Не знал, что ваша фамилия — Миллинер. — продолжал маг, все тем же холодным до ледяного тоном, — Впрочем, я ещё не знал, что "Твайло" целиком состоит из таких же "живых", - не унимался маг, впрочем, надо сказать более чем имевший основания на такую модель поведения относительно нее. Ох, это будет сложнее, чем я представляла, - слегка закатив глаза подумала вампир, готовясь отвечать в пику хозяину этого места.
- Да, громкая фамилия, которая открывает многие двери и позволяет некоторым магазинам работать сверхурочно, - не без откровенной гордости с толикой ехидства заявила бывшая модель, которая и при жизни не стеснялась прикрываться именем семьи.
- Я смотрю у вас, господин детектив какая-то мания зацикливаться на мелочах, в самое неподходящее для этого время, - отмахнулась от претензии Миллинер, -  Я здесь не для того, чтобы обмениваться взаимными обидами в адрес друг друга, а скорее совершенно наоборот, но если вас так уж заботит «Твайло», то уверяю, если бы мы хотели покуситься на твою кровь, то сделали бы это еще в машине или на парковке. Ты не можешь обвинять меня в том, что я хотела обезопасить себя и паренька, к которому у тебя явно были претензии. Да и к тому же тебя никто и пальцем там не тронул, к чему эти глупые обиды? – Джованни попыталась сгладить недовольство мага, но тот похоже был непреклонен, ну или казался таковым, важно заведя руки за спину. Знал бы он, что чем дольше он тянет время – тем меньше у них оставалось времени на подготовку и дорогу до обозначенного места.
— Подозрительно выходит, что именно мой магазин оказался тебе интересен, Франческа. Что тебе ещё нужно? – продолжал «допрос» мужчина, не сводя с Миллинер глаз. Если бы вампиру требовалось дышать, то некромант обязательно бы вздохнула. Конечно, она понимала, что она чудовище и монстр в понимании этого смертного (Чего стоило его сольное выступление о Тремерах, там в доме – когда он увидел ее за работой он принял ее за одну из этих ничтожеств, и аж позеленел от негодования и вероятно гнева). Однако подозрительность Герда и впрямь непомерно растягивала драгоценное время. «В любом случае, если прибудем туда с опозданием, смерти этих «ритуалистов» будут на его совести,» - успокоила себя этой мыслью Росселини.
- Не поверишь, но минутка твоего драгоценного времени и толика внимания, - решив не усложнять все еще больше, девушка отошла от витрины, так, чтобы ее руки были на виду и расстегнула сумочку, пытаясь в ней, что-то найти, - Понимаешь ли, за мной был должок, все же в доме твоя помощь была…не лишней, - с трудом признавая превосходство Герда проговорила Миллинер извлекая из сумки какую-то сложенную бумагу, - По этому я решила, что могла бы кое-что для тебя сделать, а именно дать взглянуть тебе на эту бумагу и решить, насколько интересна тебе облава ФБР на некий «круг ритуалистов». Особенно учитывая, что обычно таким ФБР не занимается. Откуда это - ты правильно подметил, что мне повезло с фамилией, - девушка осторожно положила на прилавок, как оказалось несколько сложенных листов бумаги копии отчета ФБР, по крайней мере подписи и печати, целиком и полностью соответствовали оригиналу и сомневаться в их подлинности, по крайней мере самой Джованни не приходилось. Уловив момент, пока господин-детектив изучает бумаги, Франческа доверительно протянула женщине кредитку, взглядом указывая на украшения и вполне дружелюбно улыбаясь. Оставалось надеяться, что маг сочтет информацию стоящий и «клюнет».
- Остальное если тебе интересно могу предоставить, если возьмете меня с собой и если найдем, что-то о реанимации и мистерии смерти в целом, то позволите мне взять хотя бы копию, - медленно и осторожно продолжала вампир, ожидая реакции хозяина лавки, -  В ином случае, могу лишь пожелать хорошей ночи, - девушка ловко подцепила одну из визиток стоящих в подставке у кассы и продолжила, - И удалиться, на радость тебе Герд, - тщательно скрывая свое любопытство, вампир замерла в предвкушении, ожидая ответа Герда. Так или иначе, она рассчитывала хотя бы краем глаза заглянуть в Искусство без постоянного присмотра и попечительства анциани, дававших лишь жалкие крупицы и подачки могущества, само собой укрывая истинную силу от нее.

Отредактировано Vikstra (28-11-2017 03:22:27)

0

15

Форум: Варейт: городские легенды
Текст заявки: Ищу важных для персонажа, знакомых ему с детства людей:

Хильда Энгстрём – мать, врач-травматолог, прекрасная суровая и циничная женщина  с врачебным чувством юмора. Обладает сверхспособностью, о которой предпочла бы забыть: она целитель, и довольно-таки сильный, но обязательным условием для применения её дара является предсмертное состояние «пациента». Находится под контролем местного отделения Тайной Полиции, которые иногда просят её об оказании «медицинских услуг», в чём, увы, она не может им отказывать. Дочь потомственного Стража.

Ное Немеш – друг детства, во многом воспринимаемая как младшая сестрёнка. Старший детектив следственного комитета Варейта, дочь полицейского и внучка военного. Обладает сверхспособностью, передавшейся от деда-военного – некромантией (способность вызывать и загонять обратно тварей из потустороннего мира, мертвых не воскрешает). Яркая, жестокая и амбициозная на работе, отзывчивая, но несколько хандрящая в остальной жизни – возможно потому, что работа занимает бОльшую часть её времени.
Прим.: персонаж игрался, есть незаконченные эпизоды и много идей.

Ваш персонаж: Арнэ Энгстрём, местный звукорежиссёр в клубе, бывший музыкант (вы действительно верите, что те из них, кто настоящие, бывают «бывшими»?). Офицер Тайной Полиции. Раздолбай, в детстве слинявший от давления строгих родителей сначала в Будапешт, а потом и в затяжное путешествие по Европе с друзьями-музыкантами, но ныне вполне себе ответственный товарищ, работающий под прикрытием.

Пример вашего поста:

Пример поста

Чёртов щенок. Как будто техника безопасности — это так, для галочки. Скучные лекции восьмидесятилетнего маразматика-перестраховщика. Да даже тут эти гребанные «лекции» могут помочь сохранить относительную целостность организма и более-менее неизменное здоровье. Но, мать его, нет. Нужно вывернуть, довернуть и ввернуть. А потом подать ток, вышибая нахрен всё оборудование.
Мало щенка лупили. Мало. И ограничиться одним воспитательским подзатыльником Энгстрёму было очень сложно — если б не старый добрый Роб, не меньше главного звукотехника расстроенный глухим хлопком, предварившим полное выключение техники, началась бы драка. За которую, вообще-то, Арнэ было бы ни капельки не совестно. Всё же крысёныш-практикант нарушил одну из заповедей местных работяг засценья — предварительно проверять, не выкрутил ли какой криворукий дятел что не нужно и куда не нужно. А до этого — сам же и выступил в роли того вышеназванного дятла.
Пульт не вылетел, и за это можно было благодарить всех хотя бы раз упомянутых богов этого мира: даже для одного христианского, а вроде бы Йон считал себя католиком, этой благодарности было чересчур много. За пульт, который в своё время Энгстрём почти что выпросил у начальства — проведя целую рекламную кампанию на зависть дипломированным маркетологам, — влетело б несоизмеримо больше.
Вообще, потери оказались не столь масштабными, как показалось на первый взгляд: мгновенно притихшие техники, как раз готовившие клуб к очередному концерту, во внезапно наступившей глухой тишине и почти вязкой темноте — умная система обесточила весь зал во избежание короткого замыкания, — вообще решили, что, переводя на цензурный, «Ребята, похоже, всё накрылось медным тазом». Но им накрылись только сценические мониторы, уже к нынешнему моменту трижды пересобранные на коленке.
Сегодня предстоял четвёртый раз, в преддверии очередного концерта — пожалуй, самый ответственный. Поэтому Арнэ встал ни свет ни заря и, решив поднабраться утренней бодрости, пешком добрался до клуба. Внешние звуки прекрасно отсекались студийными наушниками с гремящей в них музыкой, а завладевшие всем вниманием мысли о схемах перепайки цепи питания надёжно блокировали периферийное восприятие действительности. Благодаря чему полицейскую машину, тревожным знаком стоящую у здания, Энгстрём попросту не заметил, а на слова охранника, впустившего его, только кивнул, не затруднив себя даже сдвиганием одного их лопухов наушников, дабы расслышать эти самые слова.
Вытащенная из ближайшей подсобки пирамида из коробок, полных проводами и инструментом, загородила обзор теперь ещё и спереди, позволив звукотехнику не заметить обеспокоенность коллег, снующих по клубу.
А ещё — не заметить какую-то предательскую хрень под ногами, через которую Йон успешно перецепился, едва не навернувшись.
Тренированность и ловкость позволили не только устоять на ногах, но и сохранить в целости «пирамиду». Ну, почти в целости. Верхняя коробка от рывка съехала в сторону и, пробалансировав с пару мгновений, под печальное «Sgu» Энгстрёма, вывернула своё содержимое на пол. Перед внезапно — по мнению звукача, — проявившимися в коридоре сотрудниками правоохранительных органов, весело бликуя от света коридорных ламп, разлетелись по полу отвертки, винты, шайбы, паяльник со всем причитающимся, комплект ножей для бумаги. А с ними вперемежку — несколько скальпелей, хирургических зажимов разного и угрожающего вида, стоматологических зеркал и иглоподобных зондов.
И ведь, честное слово, медицинские инструменты как будто созданы для ковыряния в технике!

0

16

Форум: Triumvirate: Devil Within
Текст заявки:
Раса: маг
Возраст: 117-120 лет, можно старше, но маги живут до 150 лет
Род деятельности: охотник
Лояльность: верен Триумвирату, порядку и так далее
Общее описание
История имеет паскудную привычку повторяться. А встречи - снова происходить. Особенно, если живешь так долго.
Это была середина двадцатых, Джеральд Беннет уже был охотником, но тогда все длилось лишь несколько лет. Впрочем, ни на опыте Беннета, ни на хватке это никак не сказалось. Обладатель тяжелого характера, шовинистических взглядов, стремления сохранить порядок - и все это о Беннете. Он был верен Триумвирату, казалось, ничто не пошатнет его взглядов на жизнь.
А потом был тот вечер. Красивая девчонка, оборотень, пела на сцене спикизи. Его заинтересовало подобное явление, он решил выяснить, не держат ли ее силой. Ева, а это была она, фыркала и огрызалась, на попытки завязать знакомство рычала, а потом еще и ребятки босса, любовницей которого на тот момент пребывала Мартин, возникли. Как водится, это лишь завело Беннета. Вряд ли им руководило желание справедливости для волчицы, скорее самое простое “хочу”. Примитивно, но почему бы и нет?
Между ними завязался роман, совершенно нездоровый с точки зрения нормальных отношений. Где-то на самой середине романа любовник-мафиози Евы решил, что неплохо бы использовать ее в качестве увеселения для друзей, а это уже было совсем не то, чего ей хотелось. Беннет, призванный на помощь, явился в финале ссоры, когда глотка нерадивого господина была перегрызена, оставалось лишь добить, так как Еве тоже досталось.
Труп утопили в озере Мичиган, а Беннета с Мартин связала тайна. Она не пошла на пользу их отношениям, и без того сумасшедшим. Оба стали заложниками друг друга, каждый мог использовать информацию против, при этом оба продолжали тянуться друг к другу на физическом уровне. Исход этих отношений был не особо разнообразен, выживет либо один, либо вообще никто. Ева считала, что никто.
И она сбежала. Инсценировала свою смерть. Ева Мартин для Беннета умерла, а о Рианнон Маккенна он не имел никакого понятия. Волчица бежала под защиту брата, а Джерри продолжил свой путь охотника дальше. Но, как водится, даже в такой большой стране, как Америка, можно встретиться, даже лет восемьдесят спустя. И не сказать, что Беннета вид живой, здоровой, цветущей Евы обрадовал. Скорее уж вызвал желание исправить это упущение. Правда, все портит то, что былая страсть лишь поутихла, но совсем не потухла.
Для вдохновения:
Rasmus - October and April

Дополнительно:
Итак.
Первое - характер. Беннет мудак, псих, отморозок. Нет, он не лупит баб, не насилует их, хотя нежным котиком его точно не назовешь, но может и умеет очаровать. Собственно, это достаточно обаятельная скотина, которая любит свою работу охотника, делает ее очень хорошо, допускает сопутствующие жертвы, не особо жалует нечисть. Его до икотки бесит тот факт, что каким-то образом он оказался привязан к волчице, что он хочет эту волчицу, и если бы дело дошло до выбора убить или оставить ее в живых, еще вопрос, смог бы он убить лично. Так что когда Ева “умерла”, он немного погрустил, но и обрадовался. Хотя одержимость ею все еще не отпускала его. И не отпустила до конца.
Второе - внешность. Не принципиальна. Просто я не смогла придумать еще варианты. Можете Харди. Можете не Харди. Но она должна соответствовать характеру, и это очень важно. Когнитивный диссонанс очень нервирует. Помощь зала вообще предлагает Батлера, и надо сказать, он хорош будет на этом персонаже.
Третье - что играть. Прошлое и настоящее. О будущем не говорю. Эта история с открытым финалом, и главное в ней совсем не романтическая линия, а моральное садо-мазо. В прошлом будет все то, что я описала выше. В настоящем - буду ломать ваши охотничьи устои, страдать не только от вашей, но и от собственной одержимости, хотеть вашей смерти, избегать собственной, прятаться за брата, соблазнять кинуть Триумвират, доказывая, что люди сволочи, переходи на темную сторону, у нас есть печеньки. И я. При этом, скажу честно, совершенно не гарантирую того, что в процессе обрубок привязки не попытаюсь скормить вас дракону. Не стоит ждать ромашкового поля, мои приоритеты начинаются с брата, им и заканчиваются. Но многое будет зависеть от Беннета в этих отношениях.
Четвертое - тут все как обычно. Грамотность, желание развивать персонажа, не пропадать.

Средства связи: гостевая, лс.

Ваш персонаж: Ева Мартин, оборотень, 174 года.
Пример вашего поста:

Пример поста

Интуиция это такая дрянная штука, которая бьет набатом, требует обратить на себя внимание, кроет матом, пока не сделаешь, что просит. Хреново было то, что интуиция ни в какую не хотела признаваться, что именно ее беспокоит, а потому Рори выносила себе мозг, пытаясь понять, что не так было в том чертовом клиенте. Она не первый раз видела его в борделе, весьма привлекательный, интересный, он пробуждал в Рори любопытство, вынуждая задаваться вопросом, неужели не может найти себе подходящую девушку, которой не придется платить за удовольствие? Тут бы сделать вывод, что парень предпочитает какие-то извращения, но нет, Нэнси хихикала и говорила, что никаких плеток и наручников он не требует, а секс весьма... жаркий.
Когда внутренний параноик - ну да, это он правит интуицией - окончательно достал ведьму, та решила, что пора бы не просто глазеть на парня, но и познакомиться поближе.
- Как его зовут?
- Не помню, - пробормотала хостесс. А когда Рори сверкнула глазами, пожала плечами: - Прости, я на него пялюсь.
- На моего мужа ты тоже пялишься, - буркнула в ответ Грайс, - скажи Нэнси, что я ее подменю.
Хостесс едва не поперхнулась. Она была уверена, что Аврора не берет заказов, и на деле так и было. Ведьма оставалась в роли администратора, но никогда не брала клиентов, вопреки общепринятому мнению, что все в борделе проходили через постель. Что сказать, Рори любила мужа, предпочитая хранить ему верность, да и как-то не испытывала тяги к подобному роду деятельности. Нет, никакого презрения и высокомерия, просто не интересно.
- Если ты планируешь сдохнуть на рабочем месте, то сначала скажи Нэнси, что я тебя прошу.
- Ну... да, конечно.
Превратиться из администратора в жрицу любви было достаточно просто - стянуть жакет, под которым обнаружился кружевной корсет, исполнявший роль нижнего белья, и сменить юбку на запасную, та оказалось довольно короткой. Запасная, правда! На всякий случай! Добавить чуть больше ярких красок, которые мгновенно придали миловидному лицу немного вульгарности, но она не отталкивала, скорее, уж заводила. Очень дорогое удовольствие, бесспорно, пропитанное не менее дорогим парфюмом.
У двери в нужный номер Рори сделала глубокий вдох. И хотя нахальства и умения флиртовать в ней хватило бы на парочку таких вот миниатюрных девиц, ведьма все же признавала - будет не просто. Одно дело представлять себя в этой роли, другое - играть, и при этом сохранить на себе все нехитрые предметы туалета, чтобы по окончанию рабочего дня честно смотреть в глаза горячолюбимого супруга.
Клиент ждал, раскинувшись на кровати, но Рори успела уловить его взгляд, брошенный на часы.
- Спешишь?
Она прикрыла за собой дверь, медленно пошла к кровати.
- Разве удовольствие определяется временем? Оно не терпит спешки. - Девушка очаровательно улыбнулась. - Мне жаль, у Нэнси возникли непредвиденные обстоятельства, вынужденные заняться другими делами. Но сегодня вас обслужу я. Меня зовут Виолетта. Люблю, знаете ли, фиалки...
Рори остановилась перед мужчиной, в непосредственной близости. И проникновенно глядя, спросила:
- Как мне вас называть?

0

17

Форум: BADLANDS
Текст заявки: Чарльз, 10-12 лет, видит мёртвых.

Когда звенит последний на сегодня звонок и все с криками высыпаются на улицу, Чарли сутуло сидит в неудобном кресле, растянув вперёд ноги, и угрюмо смотрит перед собой. На нём аккуратно застёгнутая на все пуговки рубашка и два свитера — синий в красную клетку и чёрный. Чарли всё время холодно. Рукава на всех его свитерах растянуты, потому что он натягивает их на кончики пальцев. На коленях лежит неуклюжая сумка с длинным перекрученным ремешком. Наружу торчит несколько исписанных мелким почерком листков.
Когда вокруг становится тихо, дверь открывается, и в холл выходит мистер Уильямс, школьный психолог. Он улыбается, и его нелепые усы топорщатся при этом.
— Чарли! — говорит мистер Уильямс почти радостно. — Снова ты. Ну заходи. Расскажешь мне, что натворил.
Какое-то время Чарли даже не шевелится, продолжает смотреть перед собой, потом всё-таки подтягивает ноги, смотрит на мистера Уильямса снизу вверх и поднимается, упершись ладонями в перила. Неохотно заходит в кабинет неуклюжей походкой, поддерживая сумку за ремешок.
Иногда Чарли срывается. Он кричит и сам не соображает что кричит. Кажется, будто он не в себе. Говорит странные вещи, иногда непонятные, но чаще — жуткие. Все считают его чокнутым. Никто не дружит с Чарли, никто не приглашает его на дни рождения. Чарли сам по себе. Его можно найти в библиотеке, между книжных полок — сидит на полу, разложив свои модельки машинок.
Иногда Чарли страшно. Страшно до слёз. Он застывает, стараясь не производить никаких движений. Ему не у кого просить помощи, не у кого искать защиты. Его отчим — жалкая тварь, которая распускает руки, чуть ей что не нравится. Мать Чарли умерла или уехала несколько лет назад, он хранит несколько вещей, что от неё осталось: серебряный крестик, сломанные наручные часы на кожаном ремешке, стопка музыкальных пластинок.
Чарли очень хочет перестать бояться, но не знает как.

Очень прошу прочувствовать Чарли. Жажду интересных, эмоциональных, живых постов об этом ребёнке. Третье лицо, мой объём в среднем варьируется от 2,5 до 4 тысяч, больших текстов не пишу. У меня есть задатки сюжета; мне кажется, может выйти что-то весьма интересное, поскольку персонажи довольно контрастны, а ситуация в городе позволяет творить что угодно. Поделюсь в лс или в удобную связь. От вас попрошу показать пост.

Ваш персонаж: Адриан Нельсон, 24 года, журналист, выпендрёжник, дива.
Пример вашего поста:

Пример поста

Херня началась ещё на въезде в город. Стоило только проехать мимо проржавевшей таблички с надписью «Гринвуд». Будто Адриана Нельсона тут ждали с распростёртыми объятиями. О, Ади, дорогой, ты уже тут! Не желаешь ли растворимого кофейку? Подсохших круассанов? Застрять к ебеням на грязной окраине и сполна оценить всю её уродливость?
Впрочем, всё это шуточки. На деле у него начал глохнуть двигатель, и только сейчас Адриан заметил, что заканчивается бензин, хотя он заправил полный бак на выезде из Су-Фолса, и этого должно было хватить до конца недели. Ну класс. По возвращении он обязательно заедет на эту заправку и во всех красках объяснит им, что они охерели.
А пока что ему пришлось свернуть с трассы.
Стэнли Уилсон счёл бы это хорошим знаком. Он бы потёр свои сухие ладони и улыбнулся. Именно так он сделал не далее чем вчера, когда с преувеличенной помпезностью сообщал: Ади, у меня для тебя есть интересное задание! Каждый раз, когда он говорил так, Адриан закатывал глаза и поворачивался на своём кресле с видом дивы, даже не соизволив подняться. Дело в том, что Стэнли был главным редактором и идеологом газеты True Dacotan. Он неизменно таскал в своей заднице по три шила и каждую свою идиотскую идею сопровождал фразой «Ади, у меня для тебя есть интересное задание». Одному Боженьке было известно, почему именно Адриана он избрал на должность вершителя своих идей. В редакции подшучивали, что это любовь. Потом они утирались соплями, когда Адриан умудрялся вывернуть идею Уилсона наизнанку и сотворить очередное нечто.
На этот раз задание немного смахивало на шизу.
— Поедешь в Гринвуд, упакуйся, — сообщил Уилсон. — Побудешь там пару недель или как получится.
В ответ на долгий психиатрский взгляд Уилсон наконец соизволил весьма пространно объясниться. Суть истории можно было свести к: в Гринвуде происходит какая-то дичь, об этом сообщало несколько разных человек в своих письмах. Адриан тщательно изучил письма и счёл их неубедительными. Никаких доказательств к ним не прилагалось, только домыслы. Но Уилсон весь пылал энтузиазмом и даже выдал Адриану корпоративную видеокамеру. Разумеется, чтобы заснять дичь. Он, очевидно, полагал, что дичь в Гринвуде происходит на каждой второй улице и будет позировать Адриану. Впрочем, камеру Ади всё-таки взял, прихватив в добавок полароид и плёночный фотоаппарат — это добро он всегда таскал с собой по привычке.
Заправка была тихой и выглядела убого. Таков, вероятно, был и весь Гринвуд. Адриан вышел из машины и, брезгливо подёрнув плечами, поднял ворот светло-серого пиджака. Шёл противный мокрый снег. Оказавшись внутри заправки, Ади сразу достал бумажник и, не глядя, швырнул купюры на прилавок, будто это была какая-то грязь. На запястье, обнажённом подвёрнутым рукавом пиджака, болталась парочка серебряных браслетов.
— Полный бак, — сказал Адриан сухо и поджал губы, аки девочка-старлетка. — И у вас тут нет кого-нибудь, кто может глянуть машину? Сожрала слишком много бензина по дороге сюда. Не пойму, то ли с ней что-то не так, то ли мне дерьма налили.
Сам он, конечно же, внутрь лезть не стал бы, слишком уж был чистюлей голубых кровей — скорее, заплатил бы сколько угодно, чем стал бы пачкаться.

0

18

Форум: Hic Sunt Dracones
Текст заявки: - What's the smallest thing you've ever seen?
- Human kindness.

http://funkyimg.com/i/2AgM3.jpg http://funkyimg.com/i/2AgM4.jpg

Айвен Дармоди, сейчас более известный под прозвищем "Офицер"
ранее — человек c магическим даром, сын и внук шувани — цыганских ведьм, сейчас — сосуд для второго терракотового воина Триады.
Tom Hardy only


- Чего никогда не было в жизни Айвена Дармоди, так это доброты. Были палки, дробящие кости, и брошенные в спину камни, и комки грязи, которыми городские мальчишки в школьных аккуратных костюмчиках бросались в проезжающие повозки, которые тянули на себе худые несчастные клячи. Жирная грязь залепляет рот, глаза и веки, сцепляет ресницы, и его мир окрашивается в грязный, отдающий болотным, цвет. Мать с детства учит его проклинать обидчиков страшно, чтобы лица их проедали заживо черви и все возвращалось сторицей, но проклятий не хватает на всех.
В мире, где взлетали новенькие боинги с блестящими боками, изобретали лекарства от болезней, постепенно учась покорять смерть и разливать ее по пробиркам, где стало известно о вампирах, бродячий цыганский карнавал медленно полз по болотистым дорогам южных штатов, давая представления, на которые никто не ходил. Мать Айвена - отца он никогда не знал, представляя его пьяницей-ирландцем в полицейской форме, затаскивающим молодую цыганку на узкую тюремную кровать, поймав ту за руку на городском карнавале (и с того видения Дармоди ненавидел вонючих, постоянно пьяных пэддис), - гадала на картах и по линиям немногочисленных рук, терпела, шипев по-змеиному, побои от хозяина карнавала, вечное недовольство своей старой ослепшей матери. Они были осколками старого мира со своими раскрашенными красками афишами, обещающими монстров животного мира и паноптикум уродцев, и дешевыми фокусами, выбирающиеся постепенно с пустыни и болот на асфальтированные дороги. Айвен с матерью и немощной старухой осели на самой окраине Редпорта, несколько лет своим домом называя доставшийся в наследство трейлер.
- Ему передался не только балаганный талант матери предсказывать будущее по морщинам на коже, не только дешевые цыганские штуки, но и по настоящему что-то магическое, драгоценное. Еще в своем детстве Айвен видел мертвецов на дорогах - черных рабов, повешенных вдоль деревьев, мотающихся маятниками на своих вечных веревках, чувствовал чужие смерти, желал зла - и зло одним словом причинял. Но дар развивать ему не удавалось - для того, чтобы матери не пришлось работать шлюхой за смятые пятерки, рано забыл и про образование, и про школу, и даже про магию. Он был похож на отца - светловолосый, светлоглазый, крепкий, - зеркала смеялись и шли трещинами.
- Айвен рано попал на подпольные бои в Редпорте - в первый же раз он был избит так, что несколько месяцев провел в больнице для бедных, где из христианского милосердия заботились о чужих ранах и раздробленных костях. Не до конца восстановившись, он вновь отправился драться, и вновь вернулся на больничную койку. С упорством, с раскрошенными зубами, он дрался, проигрывал, снова дрался, принося домой - к тому времени из пластиковых стен трейлера им удалось перебраться в свой собственный дом, - ворох окровавленных денег.
- Когда Каоли Цзылинь находит своего второго терракотового воина, своего офицера, мир успевает мясорубкой перекрутить Айвена несколько раз, снова и снова. В Триаде Офицер находит то, чего был лишен - доброты и любви сестер Цзылинь; дух дает ему новые силы и возвращает злость.
В ответ он просто верно служит.
А еще больше людей и их равнодушия, больше семьи и даже больше триады Дармоди любит собак — он выкупает бойцовых псов, дрессирует их и успокаивает и отдает в семьи.

- ангст, мрак и Триада; Айвен окружен и погружен в странные отношения, царящие внутри этой небольшой группы, готовой разорвать Редпорт на куски. Будет куда, почему и зачем развиваться сюжетно и лично. Физические, психологические зависимости и отношения, неторопливые медовые отыгрыши или быстро развивающиеся экшн-сцены в современном Редпорте, побуду вашим обидчиком в флэшбэках и затяну в клубок в реальном времени.
- я не очень тороплива в игре и пишу посты в среднем около 5к. Для меня абсолютно естественно минутами и часами обсуждать с соигроком планы, делиться музыкой, делать графику, придумывать отыгрыши и писать о мелких деталях, общаться вне форума, но по игре.
Ваш персонаж: самопровозглашенная госпожа Чайнатауна, одержимая древним китайским демоном, готовая развязать Тысячелетнюю войну Каолинит Цзылинь анкета
Пример вашего поста:

Пример поста

Она попадает в Чайнатаун также, как и все: на такси, вызванном через приложение в телефоне, и дальше сквозь плотную, медленную и праздную толпу, через главные ворота, чьи деревянные балки опутаны гибкими фигурами золотых драконов. Их уродливые морды и острые хвосты, язвы отколовшейся краски, фотографируют на мобильные телефоны, делают селфи на фоне, пересчитывают, сверяясь с путеводителями — должно быть пять, но видимы только четыре из них. Каоли помнит еще времена, когда великие хранители были золотыми, а не сделанными из пластика и покрытые толстым слоем сусальной, на первую же зиму, растрескавшейся краски. В них была магия, и маленькой девочке казалось, что они двигаются, по-змеиному передвигаясь и меняя свое положение от дня ко дню, и, пока мадам Цзылинь дергает внучку за руку, тычками заводя в салон на сеанс иглоукалывания, Каолинит видит только хвост пятого — он менял свое положение каждый раз, когда на него не смотрели.
Белый Олень мягко напоминает Цзылинь о себе — сухой шепоток заставляет пряди волос чуть изменить свое положение, — и она вступает на выщербленные камни дороги Чайнатауна, на главную туристическую улицу, мигающую иероглифами, понятными на всех языках символами, английскими словами, написанными с ошибками. Сюда подбираются из своих дыр работающие по одиночке проститутки, и торговцы китайской дешевкой с мешками, набитыми роликовыми коньками, пластиковыми змеями, не умеющими взлетать, монетками на счастье, суют в руки насаженных на палочки, зажаренных в масле до хруста, скорпионов, которые хорошо получаются на отпускных фотографиях. Девушку в белом закрытом платье, с голыми ногами, одетую явно не по погоде, кажется, никто и не замечает; она изящно избегает столкновения с толпами туристов, обвешанных фотоаппаратами и носящими футболки с надписью «Я люблю Редпорт», вело-рикшами, пробивающимися сквозь людей, попрошайками и карманниками, вытаскивающими кошельки и мобильные телефоны. Только один мальчишка, потрошащий чей-то кожаный портмоне и держащий на своих коленях медленно тающий «МакФлурри», видит Каоли и смотрит на нее впавшими, абсолютно черными глазами — темноволосая проходит мимо него и, проходя, гладит не любовным, материнским, жестом по низко опущенной голове.
Она не торопится; медленно идут минуты, которые отсчитывают золотые часы на запястье. Чем глубже в Чайнатаун, тем меньше становится красного света и неоновых вывесок, тем плотнее задернуты жалюзи и надежнее заперты двери. Праздник с жаренными насекомыми на промасленных палках, и китайскими аптеками, в которые иностранцы приходили поглазеть, как в музей, и магазины кимоно, сделанные из хрустящей электризующейся ткани, остался далеко позади. Белый олень спрашивает Каоли, как она себя чувствует, и его голос, бесполый и бесплотный, как ласка. Она не привыкла еще к тому, что можно не подволакивать правую ногу, а идти прямо, что зеркала и стекла не показывают ей обезображенного уродца с жирными мучными червями шрамов на лице. Нет больше их, и мелких следов ее беспечных игр вместе с Джейд, и горького привкуса изжоги, и начальной стадии эрозии матки, всего, от чего страдало и болело тело, — дух говорит, что она безупречна, как может быть безупречен только девственно-белый. Каоли нетерпеливо спрашивает его о силе, и он смеется песочным шершавым смехом: Я покажу. Чего ты хочешь?

Это место сложно найти ночью, когда дома, построенные из гипсокартона и блоков, становятся похожими друг на друга, воинами армии Чайнатауна — Каолинит идет по наитию, вспоминая повороты и детали, пусть и было это слишком давно, и могли смениться цвета дверей, и пластиковые фигурки Манэки-нэко, стоящие в окнах. Мадам Цзылинь вела плачущую девочку за руку, и сквозь пелену слез Каоли видела только салатовую краску да золотую кошку, приветственно махавшую ей лапкой — бабушка всегда любила в воспитании использовать страх, и, однажды, получив отказ на очередной жестокий и злобный приказ, повела ее смотреть на «дом шлюх», куда она, проклятая духами предков, попадет из-за своего дурного характера. Она, восьмилетняя, плакала, языком слизывая крупные горошины слез, пока девицы с оголенными плечами и грудями, в распахнутых халатах, выглядящие потрепанно и дешево, курили на балконе американские сигареты и обсуждали клиентов и эпиляцию. «Ты далеко пойдешь» шипела старым змеей бабушка, кулаком тыкая запинающуюся и почти бегущую за женщиной девочку в плечи и поясницу, «Станешь хозяйкой дома шлюх».
Дух Белого Оленя находит это ироничным.

Это место — не для туристов, поэтому здесь даже и не пытаются воссоздать фальшивый пластиковый мистический Восток. Дух говорит что-то, ее дыханием отравляет чужие умы, и тощий кореец темноволосую пускает беспрекословно, заперев за ней низкую железную дверь. Длинный коридор расходится квадратами ничем не завешенных проемов, и пока Каолинит идет, кончиками пальцев ведя по грязно-белым стенам, в них мелькают голые некрасивые женские и мужские тела, висящие налитые венами груди, полные рыхлые животы и висящие члены, волосатые спины и ноги. Раздаются фальшивые грудные стоны, высокие и ломкие, звучат хлопками звуки побоев, и влажно тела вбиваются друг в друга. Каолинит рассматривает одну девочку, задерживаясь у ее комнаты дольше, чем следовало — она красивая, дышит молодостью, лицо стыдливо прячет в подушку, и тело распято под голым мужчиной, пыхтящим и ругающимся сквозь зубы на диалекте Чеджу. Девочка под ним — мертвая бабочка, этот дом наполнен ими, занимающимися любовью среди голых стен, покрашенных зеленоватой больничной краской, берущих и засовывающих под матрас дозы наркотиков и смятые пятерки.
Цзылинь спускается по металлической лестнице в подвал, каблуки ее металлическим звоном гонга предвещают ее приближение. Помещение полностью заволокло сизым опиумным дымом — Белый Олень легкими Каоли делает восхитительно глубокий вдох, разделяя вместе с ней сладковатую легкость, — пятеро китайцев пересчитывают деньги — те самые смятые влажные еще купюры, зажатые в маленьких дрожащих кулачках, которыми расплатились за часы тупой боли и унижений, — еще один копошится мучной личинкой над безмятежно рассматривающей потолок девочкой-европейкой, судя по возрасту, одной из несчастных пропавших редпортовских школьниц, которые выходят из своих частных школ и никогда не возвращаются обратно, под крылышки своих родителей.
Дух предлагает Цзылинь посмотреть — и сейчас она видит. Она видит потоки энергии вокруг чужих тел, пульсирующие точки дремлющих болезней — циррозы, раки гортани, будущие инфаркты, трещины в костях, надувшиеся и почти лопнувшие селезенки, — и только одним ее желанием можно ускорить процесс. В молчащей девочке пульсирует клубок между ног — маленькая новая жизнь. Каоли теперь способна заставить их всех сгнить заживо быстрее, чем они возьмутся за оружие. Ускорить течение их Ци настолько, что в безумной карусели потока тела ссохнутся, постареют и увянут пергаментом и кожей.
Каолинит все еще дает им выбор.
— Это место теперь принадлежит мне. — говорит по-английски, и все шестеро поворачивают моментально головы, только сейчас увидев фигуру в белом. Несколько судорожных последних рывков сотрясают тело девочки, механических, машинальных.
Конечно же, они не уходят.

Опиумный дым рассеялся, оставив после себя только запах сахара и китайского чая, смешивающийся с плотным тяжелым запахом гнили — бурый гной сочился из разрывающихся от одежды бубонов, выходит вместе с кровью из-под кожи, когда птичьей лапы сжатые пальцы разрывали ее на себе вместе с одеждой, стремясь получить облегчение. Они больше не кричат — вопили, срывая горло, только первую половину часа, корчась под ногами Каолинит, пока Белый Олень наставлял ее, как правильно, показывая, как под пальцами заставить расцвести на чужом теле гнойные раны. Там, наверху, прекратились звериные звуки, выдаваемые за любовь. Нетронутая Каоли девочка все также лежала, голая, на полу, прижимая ладони к мягкому, уже наметившемуся, животу. Цзылинь наблюдает внимательно со своего места, заняв один из чужих столов, и Белый Олень подсказывает ей — разве ты не слышишь еще одно сердце?
Оно билось ровно и спокойно — не истеричным ритмом умирающих в агонии, не заторможенным медленным любовницы. Оно принадлежит человеку в клетке — слишком большой для собаки и слишком маленькой для него, куда был брошен занимающий почти все пространство грязный матрас и поставлена пустая сухая железная миска. Темноволосая девушка рассматривает человека пристально, внимательно в красном свете единственной лампы, потом медленно опускается к нему, поддернув платье на коленях.
Это мужчина — не так давно жестоко избитый, побритый пластмассовым одноразовым станком для того, чтобы можно было наспех зашить швейными нитками загноившиеся раны с карамельными корками крови. У него красивое лицо, худые щеки, ввалившиеся под скулы, будто он голодно жевал их мякоть, и небесно-голубые глаза — они нравится и Каоли, и духу.
— Что за прекрасное создание? — произносит она вслух, опасливо, медленно просовывая ладонь между прутьев, чтобы коснуться поочередно всех свежих шрамов, а потом они медленно исчезли под ее нежными пальцами, оставляя только кровь и восстановленную кожу, — Разве можно портить такое чудесное лицо?
Цзылинь улыбается одними глазами, чуть кивая, давая разрешение темноволосому мужчине говорить. Она медленно отводит руку от его лица, испачканные в крови пальцы вытирая о подол своего белого платья:
— Как твое имя?

Отредактировано franz ferdinand (Вчера 15:58:57)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Мистика и городское фэнтези » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC