Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Мистика и городское фэнтези » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 21 страница 23 из 23

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Наказания:
• За любое нарушение - предупреждение.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

21

поднимаю.

Форум: Marshall. Southern Gothic
Текст заявки: — Natalie Rowling / Натали Роулинг, 17 —
муза и наваждение
учащаяся старшей школы Маршалла, выпускной класс

https://78.media.tumblr.com/9dab7c71551cfd2bdbcc5be950d9daba/tumblr_p66mcoFDOy1vrpaero1_400.jpg
lili reinhart

She isn't real.
I can't make her real.

В отличие от всех нас, семья у Натали счастливая, сотни фотографий развешены в разномастных рамах по всему дому, большой календарь висит на холодильнике с магнитами из совместных путешествий и отметками на каждом воскресенье, когда Роулинги, в любую погоду, при любых обстоятельствах, собираются на пикник в городской парк и играют в "Крокодила", вытянув ноги на клетчатом красно-белом покрывале. Никто не бьет ее спицами по голым икрам, не запирает в подвале, не запрещает уехать из Маршалла после выпускного и путешествовать авто-стопом по Индии, поддерживают во всех начинаниях и вместо дроби родительских штампов и клише высказывают поддержку и искреннюю заботу.
В отличие от всех нас, все события города обходят Натали и Роулингов стороной, она не участвует, учась в старшей школе Маршалла, в войне с Тритонами, не ходит на болота в северной части и не чувствует, как город давит, сминая грудную клетку - она дышит спокойно, строит планы, собирает плейлисты на айподе и перебирает рекламные проспекты с колледжами и конверты с предложением стипендий. Когда Эрнест впервые ее видит, она стоит посреди вязовой мемориальной аллеи, слушая Florence and the Machine и откусывает по маленькому кусочку от булочки с корицей. Свитшот надет прямо на форму девочки из группы поддержки, волосы небрежно собраны в хвост. Так обычно бывает во всех фильмах, когда герои встречаются посреди толпы, и понимают, что вот оно. Пять футов ростом, чуть раскачивается под No Light, No Light. Натали не читала "Карнавал семьи Базини" и не узнает Крейна, когда он представляется, лишь вежливо вытаскивает один наушник. Он провожает ее до дома под идиотским предлогом и мало говорит о себе, слушая ее звонкий смех и играющую отдаленным эхом музыку, которую она забыла выключить. Ей семнадцать лет, осталось одна осень, зима и весна, прежде чем она покинет Маршалл, и больше всего ей нравится староста ее в классе, а не странный, вытянутый на дыбе худой писатель.
Когда Эрни возвращается домой, он берет в руки карандаш и бумагу, чтобы написать рассказ о Натали Роулинг, и он должен был быть о любви.
Но Крейн не умеет писать о любви.
Поэтому как насчет того, что он напишет, что ее родители пропали при странных обстоятельствах (на выезде из города обнаружилась их машина, забитая мелкими жуками, расползающимися по салону), и они действительно однажды не придут домой? И что осиротевший дом с фотографиями начнет пугать странным вытьем в трубах и выцарапанными глазами на всех семейных фотографиях, и именно Эрнест ночью приедет успокаивать ее?
Или он напишет, что ей нужно сказать, и она будет говорить этими фразами?

— дополнительная информация, связь:
Я хочу сыграть драматичную и жуткую версию "Руби Спаркс", с надрывом и всем миром, ополчившимся против обыкновенной девочки, ставшей объектом нездорового внимания не очень здорового писателя. Много необъяснимых сил играют на стороне Крейна, и ей придется быть его музой. И да, это будет ангст.
Я очень люблю внятную, проникновенную игру (и посты не меньше 4к, и от третьего лица очень желательно), терпеливо отношусь к провисаниям и долгам, и готов быть дилером вдохновения.
Лиана как внешность замене не подлежит.
Я буду рад, если Вы внесете в Натали что-то свое, сверх и вне заявки: может быть, она семнадцатилетняя Лолита, занимающаяся сексом с капитаном группы поддержки, может быть она пошла к гадалке и в минуту, когда ковен приносил жертву, просила сделать приворот на свой "билет из Маршалла" Крейна, может быть, вся ее неуверенность и то, что она не знает его имени и не читала его книгу, это все игра. Или Натали Роулинг такая, как я ее описал. Или Натали Роулинг никогда не существовало. Все буду рад обсудить.
Персонаж незначительное время отыгрывался другим игроком, и Вам нужно будет знать буквально пару не очень важных деталей.

Ваш персонаж: Эрнест Крейн, молодой писатель, чей дебютный роман принес ему премию, известность и ненависть всех жителей города.
Пример вашего поста:

Пример поста

Он пытается описать волосы Натали Роулинг — и не находит нужных слов.

Пишет, как в старые, злобные школьные времена, забившись в угол между растрескавшейся стеной и платяным шкафом с поскрипывающими дверцами, согнув колени и почти подтянув их к груди, на первой попавшейся странице блокнота, перевернутого под странным углом. Зачеркнутые слова пересекают бледно-голубую линовку, заваливаются вниз, буквы похожи друг на друга; у Эрнеста всегда был плохой почерк, который стал еще хуже, когда он начал писать так много, что на пальцах образовались мягкие мозоли. Иногда он, заперевшись в туалете на верхнем этаже, пытался срезать их лезвием из отцовской бритвы, а потом обклеивал белой ленточкой рулонного лейкопластыря. Тогда на пальцах выступала кровь, когда он, снова взявшись за ручку или простой карандаш, вытащенный из-за уха Идабель, начинал писать, не замечая ничего вокруг и переворота стрелки часов, она текла прямо через клей и просачивалась через белую ткань, пахла болотами и соленой карамелью. Крейн отвлекается на секунду от вычеркивания написанного — кончик стержня соскальзывает с глубоких борозд на бумаги, — и смотрит на свою руку, будто надеется увидеть кровь и сейчас. Но дрожащие пальцы чисты, под костяшкой пальцев остался шрам, свидетельство их с Гарлоу безрассудств. Темноволосый выдыхает свистяще, тяжело и закрывает глаза, сосредотачивается на одной секунде одного воспоминания, выстукивает нервный ритм ручкой о плотный картонный край блокнота.

Он связывает с волосами Натали Роулинг самое идиотское, самое простое и самое банальное слово — золотистые. Льняные мелкие прядки, светящиеся на солнце ниточки, поднимаются вверх от порыва легкого ветра, некоторые бледными шрамами остаются, прилипнув к раскаленной разгоряченной коже ее высокого лба. Несколько волосков зацепились и были неосторожно вырваны пряжкой на сумке. Она поднимает ладонь, испачканную в синих чернилах авторучки, убирает локоны за уши, в его воспоминаниях это легкое и простое движение занимает целую вечность, и мало что есть прекраснее.

Эрнест смотрит на записанное в нестройный ряд десяток раз слово "золотистые" и вырывает страницу.

Он пытается найти слова у других, если же он сам не способен описать волосы Натали Роулинг, как они спускаются мягкой линией ей на плечо, как становятся чуть растрепанными, когда она дергает прядку рукой, сама не замечая. В комнате Иды берет пыльные тяжелые тома и открывает их на случайной странице, раскладывает их вокруг себя, как шаман перед ритуалом. Эрни просматривает бегло плохие романы о жизни американского юга, а также книги из школьной программы (даже надоедливого, праведного "Убить пересмешника" — каждое сравнение его с Харпер Ли злит Крейна; на полках не находится "Пойди, поставь сторожа", Эрни Иде за это благодарен), но ничего нет. Мелькают описания природы и выжженных земель, страдания Скарлет О'Хара, экономические сводки и цифры в столбцы, и еще пустые, напыщенные, скучные и блеклые английские слова. Ничего из них не подходит для волос Натали Роулинг. Темноволосый перебирает все книги, которые находит в доме, и хватает висящий на спинке стула измученным человеком пиджак. Перед уходом он пишет в блокноте, на чистой странице которого остались следы, загадывая и не надеясь, "Натали Роулинг в Городской библиотеке Маршалла", сверяется с часами на запястье и быстрым шагом идет в центр города, ссутулив плечи и втянув в них голову, как ходил раньше, боясь любой тени. Вороны, расклевавшие несколько тыкв до сочной оранжевой мякоти, насмешливо кричат ему в спину, пугало на своем посту их не отпугивает.

У него есть половина часа до закрытия библиотеки, чтобы слова найти.

Эрни гладит тома ладонью, разыскивая нужный — в отчаянии открывает книги, не смотря на обложки и названия, на случайных страницах, и вырывает строчки и предложения из контекста. Листает словарь синонимов, тяжело оттягивающий ему запястья, прислоняется плечом к шаткому стеллажу и проговаривает про себя слова, примеряя их к Натали, к образу нежных завитков на ее шее, отросшей мягкой челке. Все они кажутся либо слишком слабыми, либо совершенно ей не подходящими, и у темноволосого начинает боль пульсировать в виске, страницы оставляют мелкие порезы на коже, и золотистые волосы Натали. Они чуть разнятся по оттенкам у корней, и встречаются темно-русые пряди, они оплетают тоненькую цепочку на ее шее, и, наверное, если коснуться их, можно почувствовать их мягкость. И нет ни одного слова, чтобы их описать. У него нет этих слов — только и может, что описывать жабью, зеленоватую кожу цирковых уродцев и парусинное хлопанье балаганных тентов. Он возвращает на место книгу, берет следующую, и в сквозном просвете неожиданно видит расправленное золото ее волос. Даже электрический тусклый свет лампочек Городской Библиотеке поджигает их бесценным пожаром, и сердце Эрнеста пропускает несколько ударов, и сбивается с ровного ритма.

Он ставит книгу обратно, очень аккуратно, чтобы дрожь в пальцах не выдала его, и бьет по карману пиджака ладонью, надеясь достать обрывок бумаги и любимую ручку. Увидев Натали снова он понял, как можно описать ее волосы, сделать их величайшей драгоценностью выдуманного королевства, посвятить им несколько страниц. Эрни теряется, когда девушка выходит из-за стеллажа, прижимая к груди книги и школьные тетради, и смотрит на него в упор; между ними всего шаг, если не меньше, и на ее лице мелькает сначала только слабая тень узнавания. Он замечает, как чуть прищуривает она глаза, пытаясь вспомнить его имя — и чувствует ядовитую, уксусную злость, комом давящую в шее за гортанью.

— Эрнест. — напоминает он ей. — Эрнест Крейн. Привет.

0

22

Форум: Marshall. Southern Gothic
Текст заявки:
— FRANCIS GOTTMAN  / ФРЕНСИС ГОТТМАН, 32 —
сосед, "владелец лучшей тачки в городе", супруг неверной жены
владелец автомастерской On Frank's side, автомеханик

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/07/1350ef60ec2db513c4d1198f2eecb7a2.jpg
Ryan Gosling only

Полная заявка

— Привет, я Фрэнк.
У него ослепительная голливудская улыбка, уложенная волос к волоску прическа и красавица-жена. Марк невзлюбил его с первого взгляда.
— Как скажешь, Френсис.
Его губы дергаются в улыбке.

Впервые они встретились лично на темном поле, когда Френсис, решив, что его дом грабят, вышел с ружьем наперевес стрелять по голой заднице Марка, едва убежавшего из спальни его жены. К счастью, было действительно темно. И задницу Марка Френсис так и не запомнил.
Он приехал в Маршалл за каким-то чертом, вызвав у Кинга бурю сложносочиненных эмоций — еще один укурок вернулся, чтобы утопить свое будущее в болотах. Куда смотрела его жена? Как выяснилось, Никки смотрит только в район ширинки.
Отец Френсиса держал некрупный рогатый скот, занимался козоводством, но по некоторым причинам ему пришлось покинуть город лет двадцать назад. Он оставил после себя быстро обветшавший дом, который в начале весны начали восстанавливать предварительно нанятые рабочие. Френсис позаботился о том, чтобы все было сделано на совесть, поэтому Марк долго не мог понять, какой сумасшедший решил отгрохать двухэтажный коттедж в их глуши.
И хотя у Френсиса есть парочка автомастерских в Литл-Роке, он не нуждается в деньгах и в Маршалле, сам Маршалл нуждается в нем. Благовоспитанного мальчика привлекает упадок, иначе не объяснишь, почему он открыл автомастерскую в почти самом конце Брюэр-стрит, где топи неплохо подточили фундамент старшей школы Тритон. Болота Маршалла радуются — новая, неиспорченная еще кровь. Никки плачет по ночам, вспоминая безмятежную жизнь в Литл-Роке. А потом замечает, что у них неплохие соседи.

— Почему твоя семья уехала из Маршалла?
Френсис отвлекается от внутренностей капота своей малышки, порнографически медленно вытирает с ладоней машинное масло замызганной тряпкой. Смотрит искоса.
Марк двадцать минут назад вышел из дома, где наслаждался вовсе не лимонадом. Никки кусает тыльную сторону руки, чтобы не кричать, когда он пристраивается сзади.
— Была... неприятная история лет двадцать назад. Мой отец держал коз.
Марка передергивает.

Френсис не хочет жену уже два года. С самого начала Никки подозревала, что ее верный супруг не по девочкам, но доказательств никаких не было. Собственно, Френсис не не по девочкам, он вообще не по людям. Единственная его любовь — скользкие от масла внутренностей Кадиллака Эльдорадо конвертбл 74го года выпуска, и он им не изменяет.
Потом в его жизни появляется Марк Кинг, который, минуточку на осмыслить, трахает его жену (да, Френсис в курсе), ест его завтраки, пьет кофе из одной с ним заварки и оставляет заметный сигаретный душок на крыльце черного входа. Однажды даже одалживает машину и насквозь прокуривает её никотином и шмалью, потом привозит целую (!) обратно. Тогда Френсис в первый и единственный раз сбивает костяшки о его челюсть. И видит улыбку Кинга сквозь кровь.

Он не чистит ему морду ни когда признает в голой заднице на поле, ни когда понимает, откуда на его наволочке темный волос. Он трахает Никки впервые за долгое время, валя её на разобранную постель до того, как она успевает уйти в душ. В её волосах всё еще гуляет никотиновый дух. Никки не курит.

От его автомастерской до болот по меньшей мере 200 метров, но они растут. Маршалл же уменьшается. Сексуальные аппетиты его жены — нет. Поэтому Френсис почти не думает о работе.

— дополнительная информация, связь:
— Мой персонаж гомофоб и латентный гомосексуалист, ломает пальцы, которые завернули не туда, с удовольствием. И в этом вся соль.
— Развитие отношений персонажей предполагает множество занятных ситуаций, но чай пить точно не будем. Если есть желание поиграть в сюжет — вперед. Кроме прочего, семья Кинг будет в распоряжении, а с нами весело. Жена НПС, это не парная роль.
— Менять имя-фамилию и внешность нельзя.
За связью обращаться в гостевую, скину телеграм. Захочу увидеть пост из любой ролевой, без этого никак.
Задавать мне вопросы по поводу персонажа можно и нужно. Выше представлена основная информация, от которой следует отталкиваться.

Ваш персонаж: Марк Кинг, 35; дальнобойщик, один из детей семейства Кинг. Человек со сложным характером и прошлым.
Пример вашего поста:

Пример поста

Его общение с внешним миром ограничивается душными юбками Никки, по обыкновению забрасывающей колени ему на плечи, когда он теряет свое лицо между её бедер, а Френсис — под капотом своей малышки. В распорядок дня не входит ни трасса, раскаленным асфальтом плавящаяся за горизонт, ни прибившийся к обочине кустарник подростков, ни даже его собственная задница, со скрипом скользящая по красной коже, когда он сбрасывает скорость. Кадиллак Эльдорадо 74го года выпуска отмалчивается, ему плевать.
— Какого черта. — Солнце бьет в глаза, липнет к черной клетке последней приличной рубашки (променад вне Маршалла), но он упрямо поднимает очки, чтобы рассмотреть сквозь дымку сигаретного дыма, две фигуры.
Ему даже интересно (нет), что делает чокнутая Бонни и её братец-бейсболист посреди дороги. Ебаная надежда спортивного Маршалла и девица, слухи о которой слышал даже он.
Он говорит, Бонни, какого хрена, хотя они не знакомы лично. Уточняет, это твой? Хотя они не выглядят парочкой или друзьями, у них одна фамилия и он в курсе, каков семейный состав Ли. Марк смотрит на приборную панель, прикидывая, добавит ли ему законопослушности парочка подростков. Потом он вспоминает, что у Кейси были причины переехать в Маршалл, как рассказывал Эбби, пойти по стопам (следам спермы) отца, устроившись в школу. И в голове зреет план.
Спустя сорок минут, когда Крис посажен на заднее, чтобы не лицезреть надежду спорта так близко, Марк трижды переключает станцию, отказываясь сношать ушные раковины современной попсой, бросает мрачный взгляд на Бонни, тянущуюся снова выкрутить магнитолу, и сильно жалеет о своем поступке. Молча они не едут.

Всё начинается с:
— Ты должен помочь Кейси.
Марк даже не поворачивает головы, когда брат останавливается сзади. У него в руках боковое зеркало от трака и машинное масло до локтя. Он пытается сосредоточиться.
Поэтому говорит:
— Ты должен отсосать мне за это.
Кинг чует неладное, когда молчание затягивается. По спине бегут мурашки, он оборачивается.
— Что случилось?
Нет, Эбби, не надо. Но на лице старшего уже заметен отпечаток мыслительного процесса. Черти бы тебя побрали, лучше бы я удушил тебя в детстве.

До Маскоги (40 тыс. человек, из которых больше 3% латиносы и 1 конкретный мудак) остается часа два пути. Они собираются в другой штат, Марк упоминает об этом только после прямого вопроса. Да, детки, в салоне не курить (доставая из пачки сигарету и предлагая Бонни), если видим копов. И тщательно игнорирует любые взгляды Криса. Хотя так и подмывает.
— Ты не куришь, Крис?
И черт побери, это подначка. Марк не чувствует свою совесть со времен избиения священника. Но он чувствует жару, палящее солнце, из-за которого не собирается опускать верх (когда еще он обкатает малышку Френсиса по полной?), и необходимость остановиться на заправке. 10 утра, ему нужно забрать пакет у Ферта, дед слишком быстро скуривает то, что он ему привозит.
Он смотрит на парня в зеркало заднего вида, подмигивает, ловя ответный взгляд. Это даже не шмаль, парень, чего ты ломаешься.

Отредактировано Taedh (19-07-2018 00:20:31)

+2

23

Форум: Marshall. Southern Gotchic
Текст заявки: — Esther Simpson / Эстер Симпсон, ~19-20 —
друг
продавец в магазине пластинок/видеопрокате/whatever

http://s3.uploads.ru/t/nEi5X.jpg
zachary cole smith

- Решил нас опозорить! Ну уж нет. Я тебя так по улицам проведу, чтобы весь город видел!
- Обещаешь?
© "Завтрак на Плутоне"


Мама хотела дочку.
Эстер - последний шанс перед климаксом, ребёнок из пробирки, вымоленный сотней бессонных ночей, тысячью обещаний стать лучше, любимый и долгожданный, "тыжмойзолотой" и самый лучший мальчик, вот только...
Вот только мама хотела дочку.
Она повторяет это, когда расчёсывает его мягкие золотистые волосы - ему всего три, но он уже понимает, о чём она вздыхает, когда закусывает губу и пропускает ежемесячный поход к парикмахеру. Он думает: "Может быть, если бы я был не Эстером, а Эстер, она любила меня больше?".
Может быть, тогда бы отец не ушёл из семьи, когда ему было пять?
Может быть?..
В десять Эстер уже понимает, какие вещи в Маршалле стоит держать в секрете. Поэтому неумело красится материнской помадой и брызгает за ушами сладко пахнущими лавандой духами, предварительно плотно задёрнув шторы и убедившись в том, что дверь ванной заперта на засов. Эстер прокалывает уши швейной иглой и надевает тяжёлые серебряные серьги. Эстер меряет сползающие с хрупких детских плеч платья. Эстер учится ходить на каблуках. Из Эстера выходит плохой мальчик, но девочка - просто загляденье. Но об этом он никому никогда не расскажет.
Эстер знает, что в этом городе тайны принято уносить с собой в могилу. Или топить их в болотах.
Иногда он говорит друзьям о том, что уедет в Нью-Йорк, чтобы читать рэп и слэм-поэмы на улицах. Иногда начинает плакать посреди совершенно невинного разговора - в такие моменты Эстера выводят за локоть на улицу, чтобы продышался. Эстер записывает микстейпы, носит дурацкие майки и отращивает волосы - в Тритоне таких называют пидорами и пытаются засунуть головой в унитаз.


Мэв приводит его на какую-то пьянку в трейлере - совершенно обдолбанного, с расширенными зрачками и счастливой улыбкой идиота. Эстер долго гладит Бонни по колену и рассказывает ей о том, что построит для них двоих самый прекрасный замок из песка, в который можно будет пригласить всех своих друзей и устроить вечеринку с молочными коктейлями и картошкой из "Макдональдса". Потом он предлагает ей сбежать в хиппи-коммуну во Флориде и клянется, что у него есть водительские права, почти как настоящие (правда, там написано, что его зовут Мухаммед и ему пятьдесят четыре года, но это мелочи).
Их объединяет один давний трип и случайно-неловкий секс по пьяни, когда им было лет пятнадцать-шестнадцать. И если последнее относится к тому опыту, который не принято обсуждать, да и вообще - вспоминать, то наркотическое просветление на двоих, как ни странно, соединяет человеческие души получше, чем совместные походы в кружок кройки и шитья.

— дополнительная информация, связь:
- Хочу teenage angst с (не)здоровым градусом подросткового долбоебизма, шутками (нет) про закладки и разрисовыванием стен и очень-очень жду того, кто захочет того же;
- Вижу Эстера в облике максимально миллениально-подросткового тридцатитрёхлетнего Закари, но поменять внешность разрешу, если предупредите о смене заранее;
- Связь - гостевая и лс.

Ваш персонаж: Бонни Ли, учащаяся старшей школы, которая видела некоторое дерьмо и готова втянуть остальных туда же.
Пример вашего поста:

Пример поста

Когда свечи догорают до оплывающих огарков и горячие капли воска остывают на пальцах незаживающими ожогами, когда на траве каплями серебрится россыпью жемчужин роса, когда затихает поглоченный зевом Топи захлёбывающийся, отчаянный детский плач, в Маршалл приходит магия.
Она разливается диким огнём по жилам, со взмахом ресниц рассыпается золотыми искрами, стучит костлявым кулаком в плотно закрытые на ночь - и помни, малышка, никогда не оставляй нараспашку, если не хочешь, чтобы Дьявол вошёл в твой дом - двери, сладким шёпотом сдувает падающие на ухо тонкие светлые пряди волос. Она даёт силу - в тот день, после того ритуала смех ведьм над болотами похож на перезвон ударяющихся друг о друга в тугом кожаном мешке монет, а коленки предательски подкашиваются, как будто они успели хлебнуть чуть больше, чем вино из ритуальной чаши. Или как после оргазма, когда перед глазами темнеет, а слабость накатывает дрожащей волной, вылизывающей покрывшееся испариной ослабленное резким спазматическим удовольствием тело.
Бонни возвращается домой на нетвёрдых ногах; кругами обходит весь северный район, проскальзывает мимо ограждённого предупредительной лентой аварийного Тритона, заброшенных домов, лавирует между редких машин, пряча вьющиеся от влажности волосы и блестящие глаза под капюшоном, чтобы никто не узнал её, бросив плоский невнимательный взгляд в спину, улыбается. Она тихо напевает себе под нос неизвестно откуда возникшую в голове песню о трёх слепых мышатах, - кажется, бабушка пела такую в детстве, когда Бонни и Крис долго не могли заснуть - раскинув руки, как канатоходец, ступает ногами в насквозь мокрых, перепачканных болотной тиной кедах по бордюру, оставляя за собой цепочку липких следов, по которым потом можно будет вернуться назад, как по хлебным крошкам Гензель и Греттель. В этом странном, медитативном состоянии, полностью потерявшая ориентацию во времени, не способная, пожалуй, в эту конкретную секунду вспомнить собственное имя, она похожа на юродивую, на городскую сумасшедшую. Если не вглядываться и не прислушиваться, наверное, можно принять за смотрительницу маршалловского кладбища Авиталь Форман. Закольцованные строки, повторяющиеся из раза в раз, успокаивают, как какая-нибудь кришнаитская мантра.

- They all ran after the farmer’s wife,
Who cut off their tails with a carving knife,
Did you ever see such a sight in your life,
As three blind mice?

Бонни заходит в дом через чёрный вход, чтобы не потревожить задремавшую на крыльце в кресле-качалке бабушку, смывает с кожи липкие отпечатки соприкосновения с болотами под горячим душем, полощет прямо в раковине кеды, забрызгав весь пол ванной каплями зеленоватой застоявшейся воды, вычёсывает комаров и мелких мушек из спутавшихся волос и долго смотрит в запотевшее зеркало, разглядывая собственное отражение. Всё как обычно. Ничего не изменилось. Но чем дольше она вглядывается, тем явственнее видит в острых, будто срезанных скальпелем ещё по-подростковому угловатых чертах самого Дьявола, которым пугала Шери привязавшаяся к ней сумасшедшая свидетельница Иеговы несколько месяцев назад.
Она говорит себе: "Эванджелин сделала это", но слова оседают на языке горьким привкусом полуправды. Гадостный, неприятно взлетающий на утвердительных интонациях голос поправляет с почти ласковой терпеливостью: "Это сделала не Эванджелин. Это сделали все вы. Это сделала ты". Тринадцать женщин Маршалла - тех же самых, что заставляют учеников искать Слово Божье в каждом абзаце очередного колониального романа, заботливо взращивают, как собственное дитя, спелые насыщенно-рыжие тыквы, продают редким эстетствующим приезжим или местным постраннее хрупкие, рассыпающиеся под неосторожными прикосновениями засушенные цветочные букеты, целуют сыновей в щёку, провожая в школу, достают с того света больных на очередном затянувшемся дежурстве, курят травку, рассевшись на пластиковых стульях за надёжной оградой забора во дворе приятеля и не пропускают церковную службу по воскресеньям - своими руками, своими песнопениями на спотыкающейся латыни, своим молчаливым согласием на преступление убили ребёнка. Совсем ещё младенца, крошечного и трогательного, пахнущего материнским молоком и сладкой карамелью. Принесли в жертву, как голубя или плешивую уличную кошку. Переступили через старый, как сам мир, выработавшийся в процессе эволюции инстинкт, не дающий обидеть слабое, зависимое от тебя существо, не способное протянуть без заботы и внимания дня, как переступали через опавшую на густую зелёную траву одежду перед тем, как вершить очередной ритуал - во имя чего? У Бонни нет ответа. Но сам вопрос скручивается в животе прокусывающей солнечное сплетение ядовитой змеёй, от которой её скашивает, подламывает, сгибает к раковине, заставляя кашлять, давиться горькой желчью, когда желудок, судорожно сжимаясь, пытается исторгнуть из себя те крохи еды, что она смогла проглотить на завтрак.
Страшные байки о Духах Болот, распространяемые коренным населением Маршалла, рейтинговые ужастики категории Б, которые так любит смотреть Алисия, заливаясь звонким хохотом над очередным нелогичным или до смешного глупым поворотом сюжета - всё это теперь кажется мелочью, сказкой на ночь от какого-нибудь заботливого дальнего родственника, пытающегося научить расшалившегося ребёнка осторожности и базовым правилам безопасности. Настоящие демоны не живут под твоей кроватью, чтобы ночью коснуться склизкой когтистой ладонью твоего лба, демоны ходят по улицам и улыбаются тебе при встрече, молчаливо разделяя одну общую тайну, касаются невесомо твоей руки и заговорщически шепчут: "Увидимся в пятницу". Демон становится частью тебя, сливаясь воедино с бездушной оболочкой тела, если ты даёшь ему волю. Бонни никогда не была религиозна, не числилась в списках самых ярых последователей одной из многочисленных превращённых в кружок по интересам маршалловских общин, не пела в хоре при воскресной школе - даже на воскресной службе застать её было чем-то из области фантастики, но её переламывает совершенно иррациональным, мифологическим ужасом, не из-за страха быть пойманной, но из-за осознания того табу, что она нарушила. Сама. Не проучила грязного ублюдка, посмевшего дотронуться до собственной дочери, не вырезала чужими руками из собственного тела разрастающуюся злокачественной опухолью дрянь - смотрела, наблюдала, участвовала в убийстве слабого, неспособного на сопротивление, ни в чём не повинного существа.

Её сон чуток и тревожен - она подскакивает четыре раза за ночь, нервозно оглядывается по сторонам, словно по потолку, как в старом фильме о героиновом торчке, поползёт, пугая её, мёртвый младенец с посиневшим, опухшим лицом, поминутно взбивает старую подушку, перья из которой вылезают и тонкими иглами колют спину, беззвучно повторяет под нос заученные слова молитвы, будто надеясь на то, что Рогатому Дьяволу или Триединой Богине хватит милосердия на то, чтобы успокоить бешено стучащее в груди сердце, принадлежащее чудовищу. Обхватив саму себя руками, успокаивающе убаюкивая, - тише, милая, всё будет хорошо - Бонни мечется до самого рассвета, и только с первыми лучами солнца ей наконец удаётся нырнуть в глубокий, мерный сон без сновидений. Беспроглядная чернильная тьма перед глазами пугает сильнее, чем самый страшный кошмар.
Вечером, едва скинув с онемевшего тела сонный морок, она вновь устремляется в сторону топей.

Тонкое, пожелтевшее от времени и пропахшее нафталиновыми шариками платье, найденное на чердаке - кажется, в нём выходила под венец ещё прабабушка - и заботливо свёрнутое в плотный пакет из супермаркета специально для особых случаев, хлопает подолом по щиколоткам, развевается парусом от любого дуновения ветра. На болотах душно и жарко даже сейчас, запах багульника мешается с сероводородным душком, а осока оставляет тонкие, зудящие царапины на теле. Бонни долго бродит, перепрыгивая с кочки на кочку, путается среди разросшихся вширь кустарников и деревьев, ветки норовят намотать волосы на свои костлявые пальцы или ударить по лицу, если зазевается. Толстый дубовый сук она использует как трость, помогающую прощупать вязкое дно, не уйти в дар к болотам вслед за наследником четы Хантер - кости взрослой восемнадцатилетней девушки они прожуют и выплюнут, сравнив не в её пользу с нежным мясом маленького мальчика.
Найдя наконец удачное место, Бонни медленно, дрожащими пальцами, одну за другой расстёгивает покрытые осыпавшимся и выцветшим перламутром пуговицы, спускает платье с плеч и выскальзывает из него, как змея из старой кожи. Все необходимые ритуальные инструменты - распечатки заклинаний, заказанные в интернет-магазине дешёвые карты таро по акции, плошка из круглосуточного магазина вместо серебряной чаши, набор современной ведьмы, разве что ритуал не по скайпу - уже покоятся на дне тяжёлой сумки из кожзама, лежащей сейчас у её ног.

Летом темнеет рано - когда из-за туч выходит тонкий серп полумесяца, высвечивающий узкий клочок земли, на котором она стоит, словно луч софита, кожа Бонни кажется белой, как молоко.

+2


Вы здесь » Live Your Life » -Мистика и городское фэнтези » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC