Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Мистика и городское фэнтези » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Наказания:
• За любое нарушение - предупреждение.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Форум: THE CURSED CREATURES
Текст заявки: если вы любите инцест так же, как люблю его я, то читайте текст, написанный ниже хд


В поиске персонального проклятия, что братом желанным является
• • • • • • • • • • • • • • • ❖❖❖ • • • • • • • • • • • • • • •


• внешность обсудим

• Имя персонажа: имя на твой выбор, фамилия Холмс/Holmes
• Возраст: выглядит на 25, на самом деле 34
• Вид: вампир, бывший охотник
• Способности, особые умения и артефакты: на твое усмотрение


выдержка из моей анкеты

Меня зовут Аманет Венера Холмс, и если бы мои родители были живы, я бы обязательно спросила у них, что именно подтолкнуло их на то, чтобы дать мне такое странное имя. Аманет – великая царица, жена царя; Венера – звезда утренняя, что с Дьяволом созвучна, с Люцифером. Он говорил, что я Его звезда, для него одного сияю, и в те моменты, будучи ребенком маленьким, я словам каждым верила; и верила бы по сей день, если бы не одна осталась.

У нее была семья. Первые пять лет, и она помнила руки матери, с которых не сходили мозоли от тренировок бесконечных, но все равно казавшиеся самыми нежными; и хриплый смех отца, запах его джемпера, табаком пропитавшимся. Завтраки совместные, и озорные искры глаз, когда Он трепал по голове, да за косы дергал.

У нее был брат. Единственная опора; Он был всегда рядом, и в руках своих сжимал, когда новость страшная сознания достигла: сироты. Слово, что словно ножницы нить судьбы перерезали, да жизнь в корни меняя в момент тот невыносимый.

Лос Анджелес был солнечным, счастливым и радушным; Портленд кажется угрюмым, недружелюбным, и семья новая поначалу лишь пугает. Сестра родной матери, что родственницей единственной оказывается близкой, и на воспитание к себе детей берет. А в голове Аманет лишь брат, и мечты о жизни с ним, ведь еще немного, и совсем взрослым станет, сможет сам ее опекать.

А у брата в мыслях охота, тренировки, и желание за смерть родителей отомстить. Ему семнадцать, - Аманет всего лишь семь, - и он ночью на охоту самостоятельно собирается, крадется вдоль коридора темного, лишь половицы скрипят под ногами. И она словно чувствует,
(мы с тобой связаны),
тоже не спит, за ним крадется, да неуклюжесть некая, природная, с головой выдает. На тумбу в темноте натыкается, спотыкается, и падает на пол ваза с поверхности, звоном своим весь дом разбудив. А в глазах брата укор немой, и палец к губам прикладывает медленно, - молчи, только молчи!, - и они вдвоем по комнатам разбегаются, на губах у Аманет улыбка озорная, да не видит она неудовольствия, что в Его глазах мелькает на мгновение.

Еще какое-то время минет, у нее тренировки сплошные, учеба на дому, и день на календаре красным кружочком обведен – Ему завтра двадцать один, он квартиру купил, и туда переезжает. И вещи ее уже тоже собраны, она эйфорией полнится, надеждами. На фото семейное смотрит, и оборачивается, когда брат без стука в комнату входит, улыбается неуверенно, на чемодан смотрит, беспорядок отмечает. И слова с его губ – что нож в сердце.

Ей с опекунами лучше будет, чем в жилище парня молодого, у которого охота на уме, да жизнь своя личная; взрослая.

Обида, слезы, с громким стуком хлопнет дверь, и она к ужину не выходит, упрямится, и разговаривать с братом совсем не желает. Будет обижаться еще несколько недель, но затем немного успокоится, усерднее тренироваться станет, постарается доказать ему, что она тоже взрослой быть может, рассудительной.
Да только у брата вовсе не сестра малолетняя на уме; у него девушка появляется, и охота по-прежнему на первом месте стоит. Он сестру навещает по праздникам, иногда просто так заглядывает да об успехах справляется; он по голове ее треплет и говорит, что красавицей растет; и она взгляд его вдумчивый на себе все чаще ловит, но значения не придает.

Ей пятнадцать, и день тот – страшный.

Он придет как обычно на ужин семейный, за окном – рождество католическое, и в гостиной ель нарядная сияет. Аманет платье лучшее наденет, оттенка травы летней, и волосы свои огненные распустит, позволит волнам по спине спадать, да блики яркие в себя впитывать. Да только брат не один придет, он девушку свою представит, и о помолвке сообщит. Сестра с истерикой подростковой выступит, в лицемерии обвинит, упрекнет в том, что Он лишь Ее одну любить обещал; и хлопает дверь спальни девичьей, на замок запирается, а в душе ураган из чувств и эмоций злых да обиженных. Она много слов брату наговорит ужасных, - не семья он ей больше, - и не услышит слов прощальных снизу; не услышит сообщение о вызове экстренном, и даже не узнает о том, что брат со своей девушкой на охоту в ночь рождественскую отправятся.

Отправятся, чтобы больше не вернуться.

ОТНОШЕНИЯ:
• • • • • • • • • ❖❖❖ • • • • • • • • •
   
Это инцест, детка. С того момента, как ты ушел в холод рождественской ночи, мы более не виделись. Мне сообщили о том, что ты погиб на охоте; твоя невеста тоже погибла, да только ты, в отличие от нее, вампиром стал, пробудился. Ты мог издали наблюдать за моей жизнью, а мог отправиться куда-то в другие страны, и вернуться лишь недавно. Может быть ты намеренно держался от сестры на расстоянии, не позволяя ей узнать правду о своей сущности, да только истину не скроешь, мы встретимся вновь, очень скоро. И я не знаю, что это будут за отношения; одно скажу точно – сестру к тебе тянет, она о тебе думает, (посмотри на анкету, там же через каждое слово о тебе упоминание хд) и узнав правду, ей будет тяжело смириться, ведь охотников воспитывали в нелюбви к вампирам, мы по разные стороны баррикад, но чем не интересно подобное отыгрывать? Так же я думаю, что и брата к ней тянет, может еще со времен, когда он охотником был. Эдакое запретное чувство, которое нельзя, неправильно, испытывать к своей сестре. И сейчас ты вампир, уже как лет девять, и сомневаюсь, что похож на прежнего мальчика, каким я тебя помню: брат, защитник, самый добрый и заботливый. Каким ты стал сейчас - решать тебе, но я уверена, что взаимное притяжение между нами осталось, если не усилилось, или же усилится уже при встрече. 

ЛИЧНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ:
• • • • • • • • • ❖❖❖ • • • • • • • • •
   
Давай взорвем эмоциональную бомбу? Приходи ко мне в лс, я закидаю тебя идеями, мы вместе все обсудим и решим) Биография на выбор, я дала выдержку из анкеты, где говорится о нашей семье, о тебе, о нашей жизни до твоей "смерти". Как ты жил последующие девять лет до нашей первой встречи - решать тебе)
Это не будут отношения, построенные на счастье, романтических ужинах и тд; это отношения, основанные на противоречиях, запретах, собственном отрицании их наличия, неприятия, боли, страдания, и давления общей атмосферы, когда по всем канонам мы с тобой отныне должны враждовать, и вообще где это видано, чтобы сестра с братом друг друга желали? ахах В общем, будет эмоционально горячо, ярко, красиво, жестоко, и все в таком плане.
Однако сразу скажу, что не играю нцу ради нцы хд Эмоции, хождение по краю и на грани – это ко мне, это я могу. Тупо секс – нет, сразу мимо.
Внешность обсудим в лс, я не привередлива от слова совсем) И вообще как скажешь, так и будет арр
Характер полностью на твой выбор, ибо персонаж твой, и играть его тебе.
Каждодневной отписи не требую, сама пишу по вдохновению)
Идей на игру у меня вагон и десять тележек, так что жду ^ ^

❖ Позови меня в гостевой, и я прибегу)

Ваш персонаж: Venus Holmes, охотник, 24 года. Сидит на наркотиках, танцует в закрытом казино, является связным в клане Стил. Зависима от брата, которого считает мертвым вот уже девять лет, что, собственно, не мешает ей о нем думать и мысленно с ним разговаривать.
Пример вашего поста:

Пример поста


It's time to get the chains out
Is your tongue tied up?
Cause this is my ground
And I'm dangerous

Тихими каплями вода с пальцев срывается, да на гладкую поверхность опадает; круги по поверхности расходятся, а взгляд Ее одурманенный следит со скукой едва заметной. Мурашками кожа давно уже покрыта, и вода тело ледяная обволакивает. Сколько уже прошло? Час, два? И Венера в ванне уже просто так лежала, позволяя коже на пальцах размякнуть как у мертвеца-утопленника, побелеть и раздуться.

А она рукой воду зачерпнет, и снова смотрит как скатываются капли по коже, с тихим звуком успокаивающим падают, и в голове музыка лишь ей одной известная, - дурман наркотический на каждого по своему действует, - и время вокруг течет совсем иначе, не так, как в мире остальном, живом и ярком.
И жизнь ее, не смотря на цвет волос огненный, давно в краски серые окрасилась, в рутину превратилась, и в перерывами между заданиями она в поисках дозы очередной находилась; деньги родителей оставшиеся тратила, и на телефонные звонки от опекунов уже давно отвечать перестала.

Босыми ногами, ступнями мягкими по паркету холодному весеннему, Аманет Венера в единственную комнату проходит, на этаже мансардном дома невысокого, и на город смотрит в задумчивости. Огни разноцветные в ее глазах темных отражаются и гаснут; ветер из окна раскрытого волосы влажные треплет, да только холода она уже не чувствует, как и нехватку воздуха, что легкие сдавливает, когда с головой под воду, и до восьмидесяти досчитать.

У нее жизнь некогда по полочкам рассчитанная, да уже давно кавардаком в голове сформирована. От дозы к дозе, едва ли не за любую работу готовая взяться, но не желая опускаться еще ниже ко дну самому, - на деле же давно уже там находившаяся.
И в телефоне у нее папка с контактами скрытыми имеется, там каждый номер забит по особенному, и друзья из жизни прежней-нынешней, всегда помочь готовы, но не за даром, лишь за услуги некие, или же за купюры хрустящие. Сегодня ее билет к свободе под номером восемь, и смс всего в три слова, что смысл гораздо более глубокий в ночь унесут. Ей даже сомневаться не приходится, когда издаст телефон сигнал едва слышный, мигнет индикатор нежно фиолетовый, и на экране уведомление высветится.

Ей читать ответ нет необходимости, - в наушниках музыка тяжелая играет так, что мысли собственные не слышно, - а Венера в одной футболке длинной, что из Его квартиры несколько лет назад забрала, на стуле высоком сидит, и ножкой болтает расслабленно. В ее пальцах тонких белых кисти иной смысл приобретают, и мазки в этот вечер рваные, да краски слишком темные.
Она у окна сидит, ветром ранним весенним обдуваемая, вроде бы волосы сушит, да только заболеть так же не опасается, может быть даже жаждет этого.
На мгновение взгляд на крышу дома соседнего, и будто бы движение едва уловимое в темноте ночной, но в этот момент ей все слишком кажется, очень часто мерещится, и желаемое за действительное выдается.

Никому и вовсе смысла нет за ней наблюдать, разве что такому же сердцу одинокому, что едва ли на луну не воет, оборотню подобно, или же волку одичавшему.

Венера вздох делает глубокий, да выдох протяжный, едва ли не с болью; и картина недописанная так и останется стоять у окна раскрытого, а охотница уже волосы расчесывает, пальцами взлохмачивает, и наряд на ней откровенный, вызывающий, и помада алая на губах как кровь сияет обманчиво притягательно.
У нее походка раскованная, и необходимость именно в месте этом быть и именно сегодня. Телефон снова вибрирует нетерпеливо, сигнал о сообщении новом тишину переулка темного нарушает, и лишь взгляда беглого на экран достаточно, чтобы увидеть имя кузины слишком знакомое, и о содержании догадаться уже заранее.
Она одна о Венере слишком навязчиво беспокоилась, едва ли не каждый день приходила, да продукты свежие притаскивала, будто бы опасаясь, что Холмс в своей квартире голодает, или же святым духом питается. Но сейчас охотнице было не до родственных объяснений, и не до опеки излишней; она намеренно в клуб шла, походку нетвердую имитировала, покачивая бедрами призывно, да волосы свои пышные длинные с одного плеча на другой перебрасывая. Она вампиров привлечь пыталась, надеялась что кто-то ей новую информацию сможет подкинуть, дать наводку, или же рассказать всю правду, которую она знать желала.

Да только как бы она не старалась, но либо искала не там, либо намеренно густо населенные места избегала, но новой информации о Нем ей найти не удалось. Все, что ей было известно, это лишь то, что жизнь прежняя обманом была, и брат ее горячо любимый не умер вовсе,
(она еще помнила те взгляды молчаливые)
да только где он сейчас – одной вселенной лишь известно.

И она искать его вздумала.
По острию лезвия пройтись босиком, едва равновесие удерживая.

Она семью воссоединить желала, но где-то там, на самом краю сознания, билась мысль непослушная, что все уже не будет так, как было прежде. Да только станет ли сердечко слушать голос разума приглушенный? Оно ведь, сердечко, глупое.

Венера в клуб душный заходит, и морщится; у бара две маргариты внутрь проскакивают одна за другой, и пальчики манят бармена призывно, просят повторить, а взгляд цепкий уже пространство вокруг себя изучает. Смех с губ полных фальшивый сорвется, улыбка манящая к юноше рядом стоящему обратится, и она уже обрабатывает его, на ушко слова откровенные шепчет, еще мгновение и уже цену озвучит, да позволяет угостить себя, руки коснуться, бедра едва юбкой короткой прикрытого. Ей от него ничего не нужно, лишь условие сделки выполнить, достать кошелек с документами, и в месте условленном оставить. В том месте, где спустя час ее новая доза ожидать будет. Лишь это сейчас значение имело. Это, и ничего более.

Пальчики цепкие под пиджак пробираются, а она шею запрокидывает и смеется призывно; рот чужой кожи нежной касается, и ладони за бедра теснее прижимают; она юношу слишком отчетливо чувствует, в ответ кусает его едва ощутимо, - после рот будет долго водкой полоскать, - но пальчики дело свое делают, пусть и не так мастерски, как в фильмах любимых, но бумажник небольшой под ремнем скрывается, и ей едва удается из объятий настойчивых вывернуться под предлогом фальшивым.

В душе ураган торжеством полнится, и задача слишком простой кажется. Вечер, что таким кошмарным обещал быть, весьма удачным завершением оборачивает, и Аманет к выходу направляется, мимо людей танцующих, - под музыку трясущихся, - протискивается, пробирается как сквозь заросли густые, едва ли руками всех не расталкивая.

[indent] Пять шагов к свободе.

У нее внутри легкость образуется, эйфория от наслаждения близящегося. Еще всего лишь пара часов, и она снова на кровати окажется, дорожку ровную выложит, карточкой своей пластиковой ряды ровные прокладывая, и вдыхая быстро, без колебаний. Как обычно в носу защиплет на мгновение, и глаза заслезятся, но затем наступит долгожданная свобода от мыслей пагубных тяжелых, и она позволит простыням мягким себя укутать, в пучину фантазий погрузиться, и мир вокруг нее снова краски обретет свои истинные.

[indent] Три шага к свободе.

Венера вдох глубокий делает, на девушку сильно пьяную натыкается, и не грубит в ответ на извинения невнятные, лишь улыбается и сама же извиняется, под локоток ее придержит, обогнет, и дальше направится. Ее сердечко свой ритм ускоряет, и взгляд будто бы ярче сиять начнет; улыбка на губах полных, и помада едва размазана от поцелуев влажных настойчивых. Но, черт возьми, оно того стоило.

[indent] Один шаг к свободе.

Пальчики тонкие белые тянутся к ручке дверной, стоит только на себя потянуть, и воздух свежий в лицо ударит отрезвляюще, - да она вовсе не от алкоголя пьяная, - и на каблуках высоких последний шаг сделать, преодолеть порожек дверной, да асфальта твердого коснуться.
В фантазиях.

Какого дьявола?!

Возглас негодующий, запястье тонкое пальцы чужие сжимают, и воздух из легких со свистом выбивается; она спиной о стену клуба бьется, и на миг перед глазами все мутнеет сильнее прежнего, но Венера в себя тут же приходит, инстинкты врожденные срабатывают рефлекторно, и она запястье из хватки мужской выдергивает, - полосы красные назавтра останутся, да плевать на них, - и смотрит недовольно, с яростью.

Кажется, это совершенно не Ваше дело!

Глаза темные смотрят с вызовом, и она взгляд его ловит на ее ремень опущенный, мимо выреза майки глубокого, да к юбке укороченной; совершенно наряд не для ловли мальчишки обычного, но ее не волнует совершенно. Венера на мужчину смотрит чуть более внимательно, глаза закатывает на мгновение, а затем губы ее в улыбке призывной растягиваются,
(ублюдок)
плечиками ведет ненавязчиво, и голову едва на бок склоняет. У нее ресницы полуопущены, и вид выдает весьма невинный и непонятый; фальшивостью облик пропитан, но она сдаваться не собирается, продолжит роль заявленную играть, да все же вырвется на свободу, стоит лишь немного бдительность усыпить, да препятствие на своем пути ликвидировать.

И что же мы хотим взамен за молчание?

Голос едва приглушен, а с губ усмешка срывается дьявольская; Венера подбородок задирает, да брови едва изогнет выжидающе; губы облизывает призывно, закусывает; она ладошкой его щеки касается на мгновение, и смеется тихо, играючи. Её совершенно условие его не волнует, все равно не последует совету, и все по своему сделает; без дозы заявленной не останется. Не упустит момент, когда он уже практически в ее кармане.

Отредактировано hello kitty (23-03-2018 11:21:00)

+1

3

Форум: The Secret Garden

Текст заявки:
Адам родился в Хайнд-Лейси, но ему не было и трех лет, когда родители развелись, и мать, забрав ребенка, отправилась с ним в Шрусбери, где Адаму предстояло провести целых двадцать лет, прежде, чем вернуться в родной город. А вернулся он сюда уже после смерти отца, в дом, который перешел ему в наследство, но имея притом свои интересы.
В Шрусбери Адам выучился на журналиста, что ему, несомненно, подходит, с его живым умом, красноречием и проницательностью. Кроме того я никогда не встречала таких упорных, целеустремленных людей. Кажется, для него нет ничего невозможного. Велико, должно быть, было разочарование его начальства, когда он заявил, что покидает должность ради переезда в нашу глушь и меняет приличное издание на скромную газету провинциального городка. Откуда такое решение? Все просто.
После похорон отца Адам провел некоторое время в Хайнд-Лейси и не мог остаться равнодушным к тому, что слышал от местных жителей. Вы только представьте себе приукрашенные фееричными, наполовину выдуманными подробностями рассказы о привидениях, местной семейке Аддамс, загадочных убийствах, которые сводят с ума нашу полицию. Впрочем, насчет последнего и привирать было нечего, в Хайнд-Лейси действительно произошла череда странных смертей, разгадка которых пока не найдена инспектором Гелбрейтом. Что касается Адама, могу вас заверить: деньгам он предпочтет стоящее дело. И что бы вы думали, заинтересовало его больше всего? Привидения.
Так мы и познакомились, когда я прогуливалась мимо заброшенных викторианских особняков в Шепчущих дубах, а он с грохотом свалился с прогнившей лестницы в одном из них, распугав всех ворон и мышей, которые там обитали. Если говорить откровенно, я не могла устоять перед его обаянием и, конечно, не могла не помочь, потому что он заметно хромал, хотя и уверял, что с ним все в порядке.
Как все это перетекло в серьезные чувства, я даже не заметила. Казалось, еще вчера мы просто гуляли и смеялись, пока я показывала интересные ему места, или сидели в кафе мисс Дикинсон в совершенно дружеской атмосфере, и вот я уже с нетерпением жду, когда раздастся звонок телефона или на дорожке перед домом появился его силуэт и улыбка. О, вы бы только видели эту улыбку Чеширского кота!
Я готова говорить вечно, но пора подвести итог, и я хотела бы поделиться некоторой дополнительной информацией: Адам все-таки устроился в местную газету и уже больше полугода проживает в Хайнд-Лейси, в доме своего отца. Его пытливость медленно сводит с ума инспектора Гелбрейта, но Адам упорно продолжает копаться в прошлом нашего городка, в перерывах между статьями подбирая ключи к разгадкам происходящих событий.

Внешность желательно - Timothee Chalamet.

Ваш персонаж: Эмили 21 год, она работает продавцом в местном книжном магазинчике. По характеру сильная, местами упрямая, своенравная, общительная. Притом мечтательница, часто витает в облаках. Внешность - Saoirse Ronan.

Пример вашего поста:

Пример поста

В прохладном вечернем воздухе горький аромат полыни мешался с дымом костра. Светлячками улетали в небо яркие искры, и, кажется, замирали где-то в углу небосвода, превращаясь в звезды. В саду все шуршало, кипело и шумело. Илзи разливала в высокие стаканы яблочный сидр, а Бен, насвистывая одному ему известный мотив, стрелял по крыше бусинами рябины. Устроившись под высоким деревом в садовом кресле-качалке, миссис Фэйрфакс лениво поглаживала большого рыжего кота.
Эмили осторожно посчитала груши и коричные палочки. Рецепта карамельных груш никому не удавалось исполнить с таким мастерством, как это делала миссис Фэйрфакс, так что девушка и не надеялась сделать безупречно, но и испортить лакомство было никак нельзя. Она украдкой взглянула на сестру. Илзи поймала этот взгляд и улыбнулась – значит, все хорошо.
С тех пор, как Эмили была здесь последний раз, прошло больше десяти лет. Она помнила этот дом, но себя в нем помнила совсем еще маленькой девочкой. Тогда были живы застенчивый дядя Тэд и дедушка, тогда миссис Фэйрфакс была молодой и бойкой, а не просто бойкой, а Бена не было и в помине. Они с Илзи играли в пижмовом закутке и были всего лишь двумя беззаботными девчонками, которые иногда дрались и были в определенном смысле головной болью для всей округи. Что изменилось с тех пор? Уже не такими золотистыми кажутся кудряшки и не таким задорным – блеск глаз. Но в душе еще теплится искорка детства.
- Если ты будешь с таким мечтательным видом разливать лимонад на празднике, испортишь скатерть, - Изли подкралась сзади и со смешком забрала из рук Эмили разломанные палочки корицы.
- Ох, извини, - девушка виновато улыбнулась сестре, - Я просто… вспомнила…
Изли ничего не ответила и принялась с улыбкой вычищать из груш сердцевинки, но по ее взгляду Эмили поняла – ей тоже бывает грустно здесь. Не звериная тоска, воющая в глубине души, а какое-то гнетущее, хоть и легкое чувство давно утерянного тревожило всех, кто здесь находился. Разве что кроме Бена, ведь Бену всего семь, и он не помнит тех времен. Но что они потеряли? Время? Людей? Веру в то, что завтра может быть лучше, чем сегодня?
- Тетя Мэгг добавляла еще и гвоздику, но мне она ужасно не нравится, - Изли поморщилась и тронула сестру за плечо, вновь отвлекая от раздумий.
- По крайней мере, гвоздика не хуже самой тети Мэгг, - рассеяно ответила Эмили. – Знаешь, Лиз… Иногда мне хочется взять билет в один конец и вернуться в Йоркшир.
Илзи перестала ковырять груши и присела на край выбеленного столика.
- А как же мы? А как же черничные пироги по пятницам и лакричные приключения в день всех святых? Как же летняя распродажа лимонного мороженого и цветные журавлики для детского сада?
- Лиз…
- Как же фонарики, запущенные над рекой в честь прощания с летом? Костры, бенгальские огни на Рождество, шутки над Стэном? Мы все те же, Эмили. Это все тот же дом. Там все так же пахнет цитрусовым джемом, все так же потрескивает камин. В нашей комнате все те же обои с маргаритками, а рядом те же друзья. Не уходи отсюда, Эмили. Даже мысленно. Не уходи.
Что она могла сказать в ответ? Оставалось только вздохнуть и приняться за груши. Воспоминания о самом светлом едва ли могли сейчас заставить улыбнуться. Нет, напротив, они делали только больней. Но Илзи была права – уехать она не может. А потому… потому они непременно должны отправиться рано утром в пижмовый закуток.

0

4

Форум: Henrietta: altera pars
Текст заявки:
Очень нужен адекватный демон войны Абигор.

Какой он мог бы быть

https://i.imgur.com/FJ1dxCD.png
Варианты внешностей: Kate Winslet / Ralph Fiennes / David Gandy / Bryce Dallas Howard

Два демона, Астарот и Гаап, разыскивают собрата - любителя больших войн и маленьких войнушек, великолепного полководца Абигора. Род занятий на данный момент - предположительно отставной военный и директор школы (второе можно поменять, первое - нежелательно).
"Лорд не должен иметь ни других помыслов, ни других забот, кроме войны, ибо таков путь Лорда".
— Демиурги

Абигор помнит тысячелетия, состоящие из многих веков и неисчислимых поколений людей, которыми он повелевал и которых убивал. Он заставил человечество отбросить камень и взяться за бронзу, управлял боевыми колесницами и вел за собой армии. Он был воином державы Шан-Инь, вел кровопролитную борьбу за равнину Гуэдинну, получал лучших женщин Мелуххи. За тысячелетия человеческой истории он кровью вписал в нее немало имен, которые так и не стерлись. Ганнибал, Дараявауш, Александр, Боудикка, Му Гуйин, Салах ад-Дин, Черный Принц, Накано Такэко - список тех, кого он приводил к победе, можно продолжать бесконечно, хотя и в прошлом Абигора случались поражения, потому что порой даже великих знаний и талантов недостаточно для победы, а люди были и останутся непредсказуемыми существами.
У нас за плечами многие и многие века встреч и расставаний, споров и союзов. Если Астарот далек от войны и скорее был бы в числе восторженных женщин, осыпающих победителя цветами, то в борьбе с Гаапом в первой половине двадцатого века Абигор потерпел поражение и, кажется, до сих пор на него обижен. Но, полагаю, сиюминутные обиды - ничто в сравнении с вечностью. Гаапу нужны лей-линии для воплощения своего глобального плана по изменению человечества, Астарот против захвата лей-линий вовсе, потому что предчувствует опасный перекос всего мира в будущем. Абигор также видит будущее и наверняка найдет, на что ему употребить силу лей-линий - нам будет что обсудить.
Полный текст заявки на форуме
Ваш персонаж:
Астарот, высший демон со своеобразными вкусами: нередко выбирает тела проституток, нищих, преступников - в общем, таких людей, которых после их пропажи не сразу хватятся (а то и вовсе не хватятся). Читает чужую память, видит будущее, в былые времена была прекрасной музой. На данный момент занимает тело танцовщицы в ночном клубе и оказывает услуги эскорта.
Пример вашего поста:

1

Интересно, это его неземное обаяние, неземная красота или неземной опыт заставили грейворена хотя бы ненадолго свернуть с дороги смерти и заставили потащиться следом? В принципе, его нынешнему телу первые два комплимента даже были к лицу – не хватало только рожек в густых кудрях для полноценного образа задорного чертенка, но нельзя получить все и сразу. Астарот ухмыльнулся в усы, слушая, как мальчишка возится на кухне, а затем – уловив запах кофе. Давай, парень, продолжай в том же духе. Отвлекайся, занимайся делом.
Он только кивнул в ответ – короткому согласию Маттеуса и не требовалось что-то более длинное. Астарот, не выходя из образа, коротко поцеловал крест из вишни (одна из претенденток на роль эдемского дерева познания) и перевернул первую карту, одну из двух, лежавших ближе всего к Маттеусу, ту, что для него была слева.
– Это – твое прошлое. Десятка Жезлов. Жезлы – огненная масть, а Десятка – символ подавления и запрета, а из-за его связи с сефирот Малхут, а через нее – с миром Асия, миром вещественным, это – огонь на земле. Мы все знаем, каких дел может натворить огонь на земле, – Астарот усмехнулся. – Это свободный огонь, порой жестокий, порой агрессивный, жаждущий силы. Ну а к кому относить эту характеристику: к тебе, или к твоему окружению – решать тебе.
Он перевернул следующую карту, следуя по дуге «подковы». Никогда не любил ее рисунок. Кубки истекали отвратительной зеленой жидкостью, как тем самым ядом, о котором предупреждали.
– Мрачно, – со смешком прокомментировал Астарот, постучав по карте указательным пальцем, прежде чем убрать руку. – Твое настоящее. Семерка Кубков. Иронично – Кубки принадлежат уже водной стихии. Это – воды заблуждения, но также Семерка говорит о желании… познать что-то новое. Или о желании самообмана, поиска мира, отличного от этого – возможно, и где-то в глубинах собственного разума. Неприятная карта, но – предупреждающая. Возможно, ты питаешь какие-то иллюзии, не желая верить в то, что это только иллюзии?
Следующая карта.
– А это уже скрытое влияние – то, о чем ты не подозреваешь, или почти не подозреваешь. Королева Мечей. Мечи принадлежат воздуху, а Королева также связана с водой, а потому сочетает в себе чувствительность воздуха и способность меняться и отражать воды. Она чрезвычайно умна – настоящая интеллектуалка, у нее свободный, независимый ум, но сама она, не обладая устойчивостью и прочностью земли или силой воли огня – фигура слабая и остро чувствует беспокойства и вмешательства извне. А еще она может быть очень опасной – это, так сказать, оборотная сторона всех ее талантов. А теперь – перейдем к препятствию.
Ловкие пальцы подцепили и перевернули карту. Он так и знал, что здесь грейворену все-таки выпадет Старший Аркан. Астарот пожевал губу, вглядываясь в рисунок карты. Любопытно, очень любопытно.
Иерофант. Символ веры и религии, нередко связывается с церковью или иными… организациями. Иерофант не просто верит – он все контролирует и подвергает сомнению, проверяет. Предан традициям и устоям, исполнителен и требует исполнительности. Но Иерофант нередко оказывается фанатиком, его жажда знаний оборачивается вивисекцией, а его приверженность традициям – нетерпимостью. Иногда он, правда, может, означать непостоянство в суждениях и легковерность, быструю смену веры или убеждений – но мне кажется, что это не наш случай. Нет, только сильный Иерофант мог бы встать на пути у Десятки и Королевы, – склонившись над столом, он провел пальцами по столу, от первой карты до третьей, и поднял внимательный, цепкий взгляд на грейворена. – Ты знаешь такого Иерофанта?
Карты не лгут. Карты не посмеют лгать, находясь в руках герцога Астарота, знающего прошлое и будущее.

Отредактировано герр маннелиг (17-03-2018 13:56:04)

0

5

поднимаю

Форум: Hic Sunt Dracones
Текст заявки: Курт Лайл, улыбчивый и компанейский профессор геологии, появился в Торонтском университете в 2012 году. Его быстро полюбили как коллеги, так и студенты; Курт стал душой компании, пропагандировал здоровый образ жизни, хождение на лыжах и лазанье по скалам, немедленно взялся за организацию учебных экспедиций, создал и возглавил клуб полярников. По вечерам он включал документальные фильмы об Арктике, и со всей своей американистостью продолжал отпускать дурацкие, но очень добрые шутки про Канаду.

Проблема в том, что до 2012 года Курта Лайла не существовало. Был и остался Гарри Милгрэм, специальный агент ФБР, получивший назначение мечты в засекреченное специальное подразделение Отдела Особых Преступлений, которое концентрировало своё внимание на магических преступлениях. С детских лет Гарри грезил магией, мечтал открыть и в себе дар, но ничего не получалось. Зато он с отличием окончил и университет, и академию Куантико, а получив назначение в ОПП и просто летал. Основное его внимание легло на колдунов-серийников; он просто не верил, что к ним применимы учебники и пособия по криминальной психологии. Колдунам и ведьмам подчинялось нечто неуловимое, прекрасное, непостижимое, они считали себя выше людей; Гарри принялся их изучать.

Со временем он понял, что начинает сходить с ума - его аналитическая работа изменила все аспекты жизни, от личной до общественной. В голове постоянно роились тёмные и непонятные мысли, а в 2011 году на задании он совершил нечто ужасное, что осталось его тайной. Поэтому Гарри и поехал в Торонто, где быстро обручился с коллегой.
А потом прошло три с половиной года и невеста уехала в Редпорт, вампирскую столицу США и мекку всего сверхъестественного. И Гарри отправился за ней.
У него всё ещё осталось много дел - и расследования в сторону чёрного рынка артефактов, и серийники, и собственные демоны, потому что весь тот покой, которого Гарри добивался четыре года, ненастоящий. И если Гарри сорвётся - пострадают все.

Ваш персонаж: Инукшук Аглуккакв, та самая невеста. Профессор астрофизики, автор серии книг для детей, женщина из племени инуитов и шаман, ангекок. В общем-то, они с Гарри так и познакомились: он ловил сбрендившего шамана с Аляски, она подсобляла. Потом начальство попросило Гарри подружиться с Шуей и выведать информацию о семейной реликвии, чем он и занялся.
В Шуе Гарри увидел не свет, а возможность вытянуть себя к свету. Несколько иронично относился он и к проклятию, которое касалось всех женщин рода Аглуккакв с 1625 года: они обречены на несчастье в любви и предательство, на вечное одиночество, любимым людям принесут одни бедствия; здоровье у них слабое, смерть носит насильственный характер, редко кто доживает до тридцати лет. В Редпорт Шуя поехала дабы снять семейное проклятие, ну а Гарри, по факту, отлично подходит на роль предателя: все четыре года он врал о том, кем является, а поездки по заданиям от начальства прикрывал экспедициями.

Личная линия будет тяжёлой и грустной, спойлер алерт, всё будет плохо и безысходно (послушайте Hurts - Nothing Will Be Bigger Than Us и Florence + The Machine - No Light, No Light, отличные песни под историю), но зато (!) я могу предложить поездки в Нунавут, монстров из эскимоской мифологии и вообще роль того чувака, который охреневает с совершенно другой, непонятной культуры.
А в целом вас ждут квесты, расследования и детективы, магический мир с изнанкой и, конечно, куча проблем, связанных с исследованием серийных убийц. Приходите, всё расскажу и покажу, повожу за ручку. Знаю, что заявка довольно объёмная, поэтому при желании вы можете использовать текст в своей анкете.

Я очень сильно вдохновилась всей этой историей, всем вот этим самым, поэтому мне бы хотелось игры побыстрее поста раз в месяц. В остальном нет каких-то особых требований; приходите, и будет безграничная ледяная любовь. Оденем, все ссылки выдадим, с информацией поможем.
Ну и тот самый колдун, который проклял род Шуи, у нас тоже есть, он восхитительный, будет с кем шутить, что Канада - пригород Штатов. может и треугольник будет

Пример вашего поста:

пост за Шую

- Столовая тут ништяк, - воодушевлённо проводила экскурсию по скайпу Аманда на следующий день после того, как Шуе по почте пришли электронные билеты на самолёт, - закачаешься! Кошерное меню есть, вегетарианский стол есть, студенты объединяются в юнионы и требуют считаться с религиозными постами, всякая прочая фигня. Ой, я вот смузи черничный каждый четверг беру! Может, и жареные плавники моржа специально для тебя привезут, - Аманда так живо радовалась собственной гениальной шутке, очередной из ряда нетолерантного интерпретирования стереотипов, что Шуя заставила себя подёргать уголками рта. Ей не хотелось признаваться, но путешествие в Штаты пугало до костного мозга: Торонто поначалу казался ей иным измерением, громадным инопланетянским городом, а в Америке всё было ещё больше. Огромные порции бургеров, продолжала вещать Аманда, огромные «маргариты» и кошмарно огромные здания. Что-то она бурчала про недовольство Редпортом, мол, стеклянные башни только в одном районе, остальное - дурацкие готические особняки, зато «антуражненько».

В Международном аэропорту Уильямсберга у Шуи началась паническая атака. Она только-только забрала чемодан цвета хаки, весь в кармашках и цветастых наклейках, как свело ногу и кислород перестал поступать в лёгкие; пришлось срочно искать уборную, запираться в кабинке и дышать в умыканный бумажный пакетик. Шуя, обхватив ноги, раскачивалась туда-сюда, в нежелании и невозможности собраться, выйти и найти Аманду с табличкой, или кого-то, кого Гейл прислала. Не помогал ни буклет Хэмптонского университета, где радостные, лживые улыбки сообщали о возможности сотрудничества с лабораторией Джефферсона и исследовательским центром Лэнгли, ни забавные, разукрашенные мордочками зверей фотографии от Аманды в снапчате, ни будильник на экране телефона - Шуя просто не могла встать.
Может, чемодан, оставленный у зеркал, уже украли. Шуя тогда залезла во внутреннюю подкладку рюкзака, вынула уродливую, пучеглазую фигурку тупилака, такую родную и знакомую, прижала к губам и зажмурилась.
Аманде она соврала, что долго ждала чемодана, а потом искала аптеку и аспирин - сердце разболелось.

Точно такие же приступы накатывали на неё в самом здании университета, и Шуе каждый раз приходилось изобретать новые ритуалы. Серьёзный профессор и доктор наук в лоскутной тряпичной сумке таскал не только чехол с очками, но мешочек с гладкими и шершавыми камнями, осколками вулканических пород. Она постоянно перекатывала кусочек дома в ладонях, представляла, что дышит не дурацкой липовой аллеей студенческого дворика, где устраивались безумные гонки на электросамокатах, а выжигающий изнутри мороз.

В Редпорте она не пробыла и недели.

- Лекция будет ништяк! - обещала ей Аманда, и Шуе становилось неловко; как она пропустила тот момент, когда Гейл начала носить такие юбки-карандаши, что боковой шов вот-вот так и норовил разойтись, и карминовую помаду? В своём растянутом, в небольших дырках свитере, замызганных «найках», натягивая рукава, она выглядела не очень-то солидно. Аманда сказала, что ярко-малиновые пряди надо будет выстричь или осветлить, но Шуя отказалась.
- Познакомишься с ребятами. Я ведь никому ещё не успела тебя представить! Да и тема по твоей же части, нет? Оккультизмы всякие... Ой, у него такая премиленькая книжечка есть! Знаешь, типа, что все мы потомки двух народов, бла-бла-бла, и атланты... Затонувший остров в Тихом океане. И он какие-то протезы вставляет и стеклянные глаза в соответствии с положением Марса в Кассиопее и прочая чепуха. Ну, точно общий язык найдёте! Я тоже приду. Может. У меня свидание, - Аманда кокетливо поправила пучок, подмигнув Аарону Карски, единственному коллеге, с которым Шуя успела познакомиться. Ну как, посидеть рядышком, пока Аарон с Амандой лобызались за фикусом в зимнем саду, послушать сплетни.

И она опоздала. В свой третий день - уже опоздала.

Шуя вину не ощущала, справедливо сетуя на архитекторов; в планировке Хэмптонского университета напрочь отсутствовала хоть какая-то логика. В родном Торонтском переход из одной аудитории в другую занимал максимум минут десять, тут же она плутала пятьдесят минут, с развёрнутой глянцевой картой. Потом Шуя включила GPS, забыв, что GoogleMaps не показывают здание изнутри. Трижды она прошла мимо одного и того же плакат с пожарной безопасностью, со злости чуть ли не пнула огнетушитель. И ведь заранее приехала! И ведь студенты или отмахивались, указывая куда-то вдаль - если везло кого встретить.
Заветная аудитория номер пятьсот шестьдесят семь обнаружилась после шестой пробежки по лестничному пролёту. Запыхавшаяся, растрёпанная и раскрасневшаяся Шуя, сжимая в ладошке осколок жадеита, пнула дверь - и ввалилась в аудиторию. Раздались покашливания, на неё уставилось где-то двести пар глаз. Шуя быстро заправила розовую прядь за ухо, кашлянула в кулак и робко обратилась к плотному, кудрявому и бородатому мужчине за кафедрой:
- Можно?

Лавки были заполнены. Нужно было подсесть к коллегам. Аманды, ожидаемо, среди слушателей не оказалось; других Шуя ещё не знала, а лица упорно не совмещались с иконками профайлов на официальном сайте. На втором ряду были свободные места рядом со вполне возрастными личностями; какой-то испанец (бразилец? чилиец?) и какой-то фанат «Нью-Йорк Метс».
«Только бы оказались не аспирантами, только бы оказались не аспирантами», повторяла мысленно Шуя, усаживаясь рядышком и аккуратно складывая анорак рядышком. Врач-хирург прочистил горло и что-то подкрутил на компьютере, сменился слайд на презентации. Ох ты ж!

Она же забыла рюкзак, блокнот и ручку. Великолепно.
- А у вас не найдётся листочка? И карандаша? - заговорщическим шёпотом обратился профессор к фанату «Метсов».

0

6

Форум: http://darkshadow.f-rpg.ru/
Текст заявки: Ищу целую компанию друзей в Клуб лузеров. Да-да, по мотивам «Оно» и «Очень странные дела».
Больше всех, конечно, жду Роберта Смита - щуплого ипохондрика, который будет терпеть мои шутки и поддерживать в трудную минуту. Но и всем остальным буду очень рад. А именно: новичок, толстяк, рыжая, ботаник. Неплохая команда, а?
Жажду сыграть в настоящую дружбу, приключения, подростковые страсти. Тем более, что на форуме по сюжету есть где развернуться. Любого из списка обеспечу игрой прямо с порога, идей масса и энергия кипит. Приходите!

Ваш персонаж: Джошуа Харрис (внешность Финн Вулфард), 14 лет. Известен как Очкарик. Мастер плоских шуток и нестандартных решений. Лучший друг Робби. Тайно влюблен в Мэнди.

Пример вашего поста:

Пример поста

В распахнутое настежь окно врывался октябрьский ветер, приносящий с собой звуки улицы: шум машин, собачий лай, смех соседский детей, и все то, что мешало Джорджу Хайду сосредоточиться на полуденном шоу. Длинноногие девушки в телевизоре отвечали на бессмысленные вопросы, а тем, кто не знал ответа, приходилось снимать с себя что-нибудь из одежды. К тому моменту, когда Джонатан спустился на первый этаж, одна девица была уже практически полностью раздета и задорно хихикала, помахивая халатом.
- Опять будешь шляться черт знает где? Иди сюда, - раздался голос Джоржда Хайда. Он похлопал по пустому месту на диване рядом с собой, приглашая тем самым сына присоединиться к развлечению. Джон, не взглянув в сторону отца, прошел на кухню, соединенную с гостиной, и достал из холодильника пакет апельсинового сока.
- Где мама?
Мужчина фыркнул и потер нос тыльной стороной ладони.
- Пошла с курицами из своей секты яблоки собирать, - сказал он и, заметив непонимающий взгляд сына, махнул рукой, - Старик Фредди опять раскошелится, если они согласятся гнуть на него спины. Идиоты. Даром работают на чужого…
- Ясно, - бросил Джон, прерывая бормотание отца. Вымыв стакан и вернув его на место, он, не набросив даже куртки, выскочил во двор, пока Джордж Хайд не предпринял очередную попытку сблизить его уже со своими курицами из телепередачи.
Для осени день оказался удивительно теплым. Присланный на позапрошлое рождество бабушкой бордовый свитер, пожалуй, один из немногих цветных в гардеробе, оказался достаточно комфортным для такой погоды. Джон шел вдоль улицы, рассыпая по тротуару желтые листья. Из-за угла на велосипеде неуклюже вырулила маленькая девочка, а за ней, придерживая головной убор, неслась молодая женщина. Юноша остановился и пару минут следил за ними, пока они не скрылись за следующим поворотом. Улица казалась сонной, была залита солнечными лучами и шумела увядающей листвой. «Где же эти сады?...» Он помнил, что бывал там совсем маленьким ребенком. Он и его лучший друг Майк дружили с Питом, фермером, работавшим у местного богатея. До сих пор Джонатан помнил, как тот угощал их яблоками и рассказывал всякие истории, пока они смотрели, как он работает. Кажется, от дома Майкла он примерно помнил дорогу. Было решено сначала отправиться туда.

- Да неужели этот тот самый мальчик? Неужели Джонни?
Почти миновав безупречно выбеленный забор, Джонатан остановился, в порыве отчаяния возвел глаза к небу, но взял себя в руки и обернулся на голос с дежурной милой улыбкой. На пороге последнего дома, примыкающего к садам, стояла древняя старушка, тем не менее, хорошо одетая. Пытаясь наугад сунуть ноги в ботинки, она, не отрываясь, смотрела на Джона и сияла улыбкой.
- Да, миссис Бейтс…
- Помнишь, как прибегал за конфетами, Джонни? Ты любил ананасовые, как сейчас помню… - старушка взяла его под руку и вместе с ним зашагала к садам.
Джон кивнул, отметив мысленно, тем не менее, что ананасовые любил Майкл. А он любил лимонные. Но спорить с миссис Бейтс не стоило.
- Вообще-то я думал найти маму…
- О, ну тебе повезло, потому что я видела Джоан. И сама направляюсь туда! – она помахала двумя ведрами, которые несла в свободной руке.
Оставшуюся часть пути они потратили на воспоминания о детстве Джонатана, чему он был не сильно рад. Хотя бы по той причине, что миссис Бейтс ни один факт из прошлого не помнила достоверно. Когда показался вход в сад, Джон испытал неимоверное облегчение. И еще больше обрадовался, когда миссис Бейтс переключила свое внимание на встретившихся ей не менее древних и говорливых подруг. Улучив удобную минуту, он углубился в сад и принялся сновать меж деревьев, вглядываясь в окружающих людей. Их оказалось на удивление много. Отовсюду слышались бодрые голоса и смех…
Джон резко остановился, одновременно споткнувшись о торчащий из земли корень. В нескольких шагах вперед спиной к нему стоял викарий. С момента их встречи прошло пять дней, за которые он умудрился выбросить из головы это знакомство и ни разу не вспомнить. Но стоило увидеть фигуру в черном, как Джон почувствовал, что его бросило в жар. «Почему?...» Викарий беседовал с небольшой группой людей. Когда они разошлись, Джон, притаившийся на это время за одной из яблонь, быстрым шагом направился в его сторону. Рука на пару секунд легла на плечо священника.
- Добрый день, отец Шеннон.

Отредактировано Терновый дух (01-04-2018 20:49:48)

0

7

Текст заявки: Предлагаю игру в стиле городского фэнтези по мотивам "Книги Джунглей" Редьярда Киплинга.
Играю Багиру, ищу партнера на роль Шерхана. Мир и сюжет придумаем вместе, наброски есть. Слэш или джен - вообще не имеет значения. Буду рад поиграть соперничество, конфликт, охоту.
От вас требуется попадание в сволочной типаж и способность складывать слова в предложения, с точками и запятыми в нужных местах.
Найдись, тигрище.

Пример вашего поста:

Пример поста

- Этот маленький человек – моя забота, - Багира повертел в пальцах толстую сигару, которую извлек из антикварного хьюмидора Шерхана после того, как без стука вошел в его кабинет. Фривольность всегда присутствовала в их отношениях, но впервые исходила от пантеры. Это выдавало его густое напряжение. Он продолжил: – Моя собственность. Если ты хочешь его получить, тебе придется решить этот вопрос со мной.
Высокая белокурая рысь на шпильках, подававшая Шерхану документы, стала на полтона светлее в лице, когда отгремели последние слова. По одному взмаху ладони своего шефа она все поняла и быстро удалилась из кабинета. Багира понимал, что, возможно, перегибал палку, но в нем кипела его звериная сущность. Забота о Маугли временами делала его уязвимым и сентиментальным, или как сейчас – разъяренным и опасным. Шерхан уловил эту перемену и теперь неприятно сощурил свое бельмо.
- Надо же. Тебе не плевать на этот кусок мяса.
Багира знал этот взгляд. И этот тон. Именно с них всегда начиналась кровавая грызня. Когда тигр ревновал или хотел показать свою власть. И когда они, прежде чем убежать друг от друга в разные уголки джунглей, чтобы зализывать раны, начинали в последний раз выяснять «кто в доме хозяин», этот голос звучал так же непримиримо и зло. Багира не понимал, почему позволил себе так влипнуть. Шерхан всегда был вероломным ублюдком, жестоким и жаждущим власти. И он всегда ненавидел Багиру. За то, что тот был одиночкой. За то, что был свободен, сам по себе, не выбирал сторону; у него не было стаи. И он ничего не боялся, умея за себя постоять. Он был звеном, выпавшим из цепи кровопролитий, которую десятилетиями ковали враждующие звери. А еще потому, что великий Закон Джунглей гласил: с Владыками Джунглей: Тигром, Пантерой, Медведем – ладь. Шерхан же предпочитал быть единственным владыкой и не ладить ни с кем. Поэтому, даже после того, как они начали делить на двоих одну постель, это ничего не исправило. Их секс был жестоким как драка; они оставляли следы когтей и отпечатки клыков на коже и в мыслях друг друга. И Багира не мог засыпать рядом с этим бесом, потому что все время чувствовал его пальцы у своего горла. Но то было давно. Надо отдать Шерхану должное, несмотря на сложный разрыв, он держался в стороне и не пакостил и не напоминал о себе никак. До сих пор.
- Как и тебе не плевать, если покушаются на твое, - парировал пантера, надрезав гильотиной сигару. К нему вернулось внешнее хладнокровие. – Маугли не имеет отношения к вашему разделу власти. Я знаю, ты хочешь казнить мальчишку за просчеты его покойного отца; преподать урок всем, кто сомневается в твоей жестокости, - на этом месте Багира невольно усмехнулся, потому что сомневавшихся, по правде, не было вовсе, - и вот на это мне уже плевать, - пантера пару раз чиркнул зажигалкой, подпалив конец сигары. - Я слышал, ты ищешь наемника. Твои люди обращались ко мне, но тогда меня это не заинтересовало. Теперь - другое дело. Есть приемлемое предложение о цене, - он сел напротив стола, демонстрируя готовность подписать контракт о найме прямо сейчас, если понадобится – кровью. – Что за работа? Ограбление? Шпионаж? Диверсия? Убийство?.. Ты знаешь, я не даю осечек. Я проверну любое твое грязное дельце, а ты оставишь в покое ребенка. Навсегда.
Закон Джунглей гласит, что жизнь детеныша может быть выкуплена.

https://a.radikal.ru/a35/1804/63/b650ed026016.jpg

Отредактировано Вигго (11-04-2018 14:40:34)

0

8

Текст заявки: ищу двух-трех человек, которых смогу поводить (да, от лица персонажа играть сам не буду, зато буду обрисовывать вам окружение, ситуации и неписей). Обещаю подстроиться под вашу скорость, перемеживать сценки и не затягивать с повествованием.

По поводу "во что будем играть", на выбор два варианта (в основе обоих лежит, естественно, мистика): неонуарная современность, крупный мрачный город, а-ля Нью-Йорк, в котором происходит что-то не то; второй вариант перекликается с известной нам эпохой Ренессанса, скорее всего, действия будут проходить либо в Италии, либо во Франции, это оставим на ваш вкус. Заострять внимание на историчности мы не будем, главное выдержать саму атмосферу эпохи. Изначально о существовании потустороннего персонажам неизвестно, к этому потустороннему они не причастны (либо причастны, но не очевидно). Как такового большого бэка вселенной не будет, но предысторию я вам, разумеется, дам. В центре внимания - противопоставление себя, слабого человека, с хтоническим нечто, необъяснимым и, на первый взгляд, всемогущим.
Оба варианта - уже обкатанные модули-ваншоты (то бишь, один относительно короткий эпизод, не более пятнадцати постов от каждого участника) в словеске, которые я хотел бы вспомнить, перенести на эту платформу и красиво обыграть. Но это не значит, что мое предложение - строгие рельсы. Вариативность прохождения (и не прохождения, кхе-кхе) весьма велика и, по большей части, зависит непосредственно от игроков.

Теперь к вопросу - где играть. Я не предлагаю вам определенный форум, я полагаю, что мы найдем его быстро (благо, кроссплатформеров сейчас пруд пруди). Вы можете позвать к себе, если у вас есть подходящая платформа, мне не принципиально, но что я действительно не хочу - так это если администраторы форума будут лезть пальцами в мои сюжетики. Почему не хочу регистрировать отдельный форум для поигрушек - я существо социальное и, между делом, буду общаться во флуде с местными + велика вероятность, что останусь еще на пару сюжетов и найду среди этих же местных заинтересованных личностей. Такиедела.

О чем именно сюжет, какой направленности персонажи и прочая-прочая - все обсудим, когда сойдемся. Все отклики - в лс, желательно, сразу с примерами постов.

Сяп за внимание.

Пример вашего поста:

Пример поста

За неспешной беседой с самим протекло около десяти минут. Милая хозяйка, женщина-человек лет пятидесяти, довольно искренне улыбаясь пригласила его присоединится к остальным за игрой в тонг. К этому моменту мужчина уже покончил с сигаретой, так ее и не докурив, просто на просто втоптав носком ботинка окурок в деревянную веранду. Он, мелко улыбаясь, поклонился и попросил подождать его, либо пропустить одну. Женщина ему нравилась, она была славной. Отнеслась к ним словно к родным, с прилежной заботой, но без того официала, к которому Хареш успел привыкнуть и который немного надоел. Занятным было то, что судя по всему, она относилась так к каждому постояльцу, вне зависимости от его пола, расы, возраста и прочая. Мысленно пожелав уходящей долгого здоровья, а’Нур подошел к концу веранды и облокотился на подлокотник, держав стеклянный стакан с местной выпивкой и время от времени опрокидывая содержимое себе в желудок.
Располагался дом недалеко от центральной площади, буквально в двух шагах по направлению одной из улиц. Крупная площадка, занимаемая мелкими торговцами и попрошайками, просто прохожими и мелкими магазинчиками потихоньку пустела в преддверии наступления вечера – кто устремлялся домой, кто, напротив, бежал оттуда, подгоняемый желанием забыть семейный быт и выпить как можно больше. Хареш чувствовал, как расположение к каждому из присутствующих здесь возрастает. Он вновь начал играть в «угадай-кто» - его личная игра, где эльф пытался предсказать, что за человек или не-людь окружает его, по элементам одежды, запаху, поведению, манере речи, пытался вызнать и выстроить его историю. Это казалось весьма интересным, но он сомневался, что вся история, которая получалась – правда.
Тут его вниманию привлекла вполне обычная пара – пожилой мужчина и изящная молодая девушка. Они явно о чем-то спорили – девушка была настойчива, настойчиво же отмахивался от нее и мужчина. В конце-концов, особа загнала старого кабана и получила резкий от ворот поворот. Предсказуемо. У него была власть, а у нее лишь ее женское нетерпение. Странно, что девушка не завела разговор в более интимной обстановке, тогда в ее колоде были бы лишь тузы. Тем не менее, момент был упущен. Мужчина с легкой ухмылкой представил себе стадион для игры в скрибл. Трибуна ревела в негодовании, мяч пролетел мимо ворот.
Более внимательно остановившись на молодой девушке, Хареш не сразу понял, что в действительности привлекло его внимание к паре. Вне сомнения она, так как а’Нур в некоторых кругах известен своей падкой натурой на светлые волосы – его личный фетиш, который тем не менее, Хареш сдерживал в нужных ситуациях. Но не изящной же прической и цветов волос, верно? Что-то было в ней такое… иноземное. Походка, платье, манера держаться, даже сама прическа свидетельствовали о том, что ей здесь не место.
Подавив желание протянуть букву «а» в догадке, Хареш выпрямился и осушил стакан до конца. Иноземное? Инопланетное. Даже не так, иномирное. Местные привыкли к самым разнообразным фасонам женскому платья, но сами придерживались традиций, у них были свои предпочтения. Эльф поставил бы сто золотых и на то, что лак на ногтях особы так же отличается от местного. Теперь же все потихоньку вставало на свои места – они не были любовниками, девушка просто просила какой-либо помощи. Она появилась тут недавно и не успела ассимилировать с окружением, но вызнала по каким правилам здесь играют.
Между делом, его загадка вышла из оцепенения и направилась по своим делам, аккурат в сторону Хареша. Внезапно она остановилась и уставилась на него с удивленным, как показалось эльфу, видом. А’Нур не стал скрывать своего взгляда, продолжая со все возрастающим любопытством осматривать ее лицо. В конце-концов он не выдержал и произнес:
- Мадам? Я могу вам чем-то помочь? – не самое приличное приветствие, но раз уж они оба столь явно уделили друг другу внимание, забыл о приличиях, Харешу показалось это уместным. Тем более после нескольких выпитых стаканов бренди.

Отредактировано con amore (11-04-2018 15:53:22)

0

9

Форум: Стена
Текст заявки:


chadwick boseman

http://funkyimg.com/i/2EHVa.png

Боладжи Халифа / Bolaji Khalifa
Young Fathers – Holy Ghost


раса: оборотень-пантера
возраст: от 40
деятельность: егерь, служба охраны

И Н Ф О Р М А Ц И Я
Мать Боладжи - старшая дочь матриархального клана алхимиков. Халифа всегда были снобами и на всех смотрели свысока, в том числе на представителей других альтернативных рас. Они ратовали за чистоту магической крови, так что когда мать Боладжи принесла в подоле ребенка от оборотня, ей отказали в статусе наследницы. По-хорошему, и выгнать ее надо было в тот же день, но сердце тогдашнего матриарха дрогнуло, и Боладжи с матерью позволили остаться на птичьих правах.
Десять лет они оставались в клане, где с ними обращались, как с какими-то белыми. Боладжи был изгоем среди детей, на него с опаской косились даже взрослые. Если все считают тебя монстром, неровен час им стать: однажды Боладжи забрался в песочницу к своей кузине и надел ей на голову ведерко. На тот момент матриархи успели смениться - вместо бабушки во главе клана стала тетя Боладжи, так что одним ремнем наказание не ограничилось. Их с матерью изгнали.
В качестве нового дома мать Боладжи избрала Германию. Там она ради гражданства и светлого будущего для сына вышла замуж за немца. Брак был несчастливый, да и в целом жизнь у них не клеилась настолько, что Боладжи даже не смог позволить себе колледж - так и остался со средним образованием. Звезд с неба никогда не хватал, зато сильный и ловкий, всю жизнь проработал в силовых структурах, пять лет назад переквалифицировался в егеря и неплохо устроился в службе охраны.

О Т Н О Ш Е Н И Я
Привет, я та самая кузина, обидка которой стала триггером и предлогом для твоего изгнания (но если зрить в корень, можно понять, что на самом деле все это из-за противостояния сестер, да и не стоило твоей маме тусоваться с оборотнем, Халифа и правда и не самые толерантные люди).
Наш клан тут немножко разорили нигерийские власти, так что теперь мы все беженцы и ныкаемся от ассасинов, которые хотят предотвратить саму возможность мести с нашей стороны. А для Германии мы ценный ресурс, так что государство и заинтересованные лица позаботятся о нашей безопасности и выделят нам для охраны егеря, которым, вот это неожиданность, окажешься ты.
Боладжи будет разрывать между служебным долгом и желанием поквитаться за то, в какие ебеня скатилась их с матерью жизнь после изгнания. Во что это выльется - решим вместе. У нас с тобой открытый финал.


Ваш персонаж: Йетиде Халифа, глава клана алхимиков, которой это не упало. В наличии также кузен Боладжи - Бехати, кузина Ориоку и седьмая вода на киселе Шадэ.
Пример вашего поста:

Пример поста

Стоя перед дверью в люкс-апартаменты Халифа, Йетиде думала о том, как иронична судьба.
Не для того она пять лет гонялась за целителями по всеми миру, чтобы в итоге приехать умирать в Берлин. В этот город обычно ездят за лечением - у всех старших Халифа были немецкие визы, ведь нужно же где-то протезировать мениск. Даже если бы Йетиде сломала все кости в теле, в Берлине ее бы снова поставили на ноги. Но с болезнями разума все не так просто. Никому не под силу залатать дыры в ее голове, а значит, исход предрешен - впереди несколько бессмысленных лет, интеллектуальная слепота, смерть. От деменции не умирают, только забывают, как ходить и пить, но Йетиде скорее добавит цикуту в свой чай, чем согласится на жизнь с питательной трубкой в носу и рагу в мозгах. Она всегда считала эвтаназию милосердием. Как только ее айкью упадет ниже ста, придется убить себя.
Вместо предсмертной записки Йетиде уже заказала футболку "Смерть пришла, у нее были мои глаза". Кто бы ни обнаружил ее тело, он будет впечатлен.
У нее было время, чтобы смириться с неизбежным. Свой недуг Йетиде воспринимала с изрядной долей иронии - как иначе, ведь она слабоумная Халифа, воплощенный в плоти и крови оксюморон. Точно так же она смотрела на будущее, которое виделось чем дальше, тем несуразнее. Альцгеймер - само по себе нелепейшее заболевание, которое все превращает в фарс. В сочетании с Йетиде, которая пару лет назад осознала, что все минувшее было зря, и в жизни нет смысла, фарс грозил обернуться водевилем. Комической пьеской с канканом с скабрезными песенками, порой прерывающейся на антракт, во время которого режиссер этого второсортного дерьма мог бы поплакать за кулисами и хлопнуть текилы, чтобы найти в себе силы выдержать следующий акт.
К чему Йетиде не была готова, так это к тому, чтобы пригласить свою семью в зрительный зал.
Они не виделись много лет. Она изменилась безвозвратно и не намерена на этом останавливаться - у нее впереди спуск на самое донышко, этическая Хиросима, социальная деградация и, вероятно, хотя бы одна затяжная депрессия, ведь если умирать, то делать это со вкусом, чтобы распробовать все оттенки отчаяния.
Они не виделись много лет, и она не была уверена, что они готовы встретить и принять ее такую, бесконечно далекую от прежней Йетиде в костюме от Остина Рида, повелительницы котлов, заклинательницы деловых партнеров, нон-стон машины по конвентированию нефти в золото, воплощения преемственности поколений и будущего их клана.
Они не виделись много лет, и она сомневалась, что сумеет выдержать на себе их взгляд.
Но они пережили одну трагедию на троих. Бехати и Ориоку были свидетелями крушения империи, Йетиде узнала об этом постфактум из гугла. Они уже похоронили мать, когда она только добралась до новостей из Нигерии. Но для всех троих происшедшее стало ударом. Никто не думал, что Халифа можно сломить. Халифа всегда считались неприкасаемыми.
И все же судьба иронична, потому что несмотря на ее дефективность, у Йетиде было одно преимущество. В отличие от Бехати и Ориоку, она знала, каково это - жить после апокалипсиса. Убийство матери, захват концерна - эти события стали для нее шоком, но она оправилась, потому что однажды уже пережила конец света и даже сумела устроиться в новом мире. Бехати и Ориоку, милые летные дети, напротив, были непугаными. Даже отбившаяся от рук и здравого смысла Йетиде понимала, что сейчас они нуждаются в помощи. И кроме нее, нет в мире другого человека, который бы сумел их понять.
Она могла наплевать на интересы клана, чтобы безоглядно отдаться декадансу и насладиться смертью, как гурман, но семья все эти годы оставалась превыше всего.
Если ей придется поступиться своим достоинством ради их утешения, она это сделает.
Йетиде сосчитала до двадцати восьми и постучала в дверь.
Когда навстречу ей вышла Ориоку, она перестала дышать. В последний раз она видела сестру, когда ей было тринадцать - нелепые косы, тело, состоящее сплошь из локтей, взгляд голодного бурундука. Йетиде следила на взрослением Ориоку через интернет, но что могут дать фотографии против личной встречи.
Йетиде с умилением отметила, что количество локтей у Ориоку не уменьшилось.
- Привет! - она залезла в карман рюкзака и протянула сестре сувенир из Сингапура. - Я привезла тебе магнитик.

Отредактировано летучий конкорд (14-04-2018 03:04:39)

+1

10

Форум: Downtown

Описание:

Жанр: Мистика, хоррор, драма
Организация игровой зоны: эпизодическая
Краткое описание: Англия, город Холлсэндс. В убогом и странном районе под названием Даунтаун произошло жестокое убийство молодой девушки. Ее друзья объединяются, чтобы самостоятельно найти убийц, но след из сухой полыни уводит их далеко в прошлое города. 
Камерная игра, эпизоды, активный мастеринг. NC-17.

Текст заявки: ИЩУ БРАТА
*Проклятье рода Хоппс: "Их проклятые потомки неспособны построить отношения ни с кем, кроме других проклятых. Внутри собственной семьи поколения, которых не коснулось проклятие, ненавидят и унижают их. Люди чувствуют в них жертву; будет ли проклятый бить в ответ, или убежит - любое его действие провоцирует на конфликт. Затравить, растоптать, унизить - жизнь потомков Хоппс похожа на бесконечную череду издевательств и насмешек. Разумеется, она редко бывает долгой"

CARTER MEYERS
Картер Мейерс

http://s9.uploads.ru/t/7TmEo.png 
Dan Stevens или Luke Kleintank, как вариант

Возраст: 23
Место жительства, занятость: Даунтаун, вор

Факты о персонаже:
Картер – старший ребенок в семье Мейерс. Проклятье Хоппсов не могло не сказаться на его отношениях с родителями, что превратило первые годы жизни в нескончаемый ночной кошмар. Когда мать вновь забеременела он не мог избавиться от страха оказаться выкинутым на улицу, если второй ребенок будет любим, в отличии от него. Возможно уже тогда он морально подготовил себя к тому, что рано или поздно родители не выдержат его общества и отправят в приют и, в последствии, это не стало для него большой неожиданностью. Однако появление Нейтана ничуть не изменило общее положение вещей в доме, но отсрочило их общее с братом изгнание. Тем не менее, в возрасте семи и трех лет, после ухода матери, они, все-таки, попадают в детский дом.

Из показаний Картера:

"Попав в приют я уже умел постоять за себя и мне совершенно не хотелось отвечать ещё за эту малявку с его святой наивностью. Знаете, несмотря на общую проблему, мы были каждый сам за себя.
Нам казалось, что если мы будем держаться на расстоянии, то может хоть одному из нас удастся выбраться из этого замкнутого круга насмешек и унижений. Более того, мы даже участвовали в заговорах друг против друга, надеясь влиться в общий коллектив. Это как закон джунглей - выживает сильнейший. Можно сказать, что мы испытывали друг друга на прочность.
Вы спросите, что же мы за братья такие? А я отвечу, что нам просто хотелось жить и тогда мы искали для этого любую возможность. Никто из нас не винит второго за произошедшее, мы просто рады, что вовремя остановились и поняли, что станем сильнее только если будем держаться вместе. Впрочем, мы до сих пор иногда позволяем себе гнобить друг друга, но, скорее по привычке, чем всерьез желая навредить"

Еще до того, как Картеру исполнилось тринадцать, их родной отец снова появился на горизонте. Забрав мальчишек домой, он использует их, чтобы зарабатывать деньги, заставляя воровать. За годы практики они заметно подтянули свои навыки в криминале и сейчас справляются с поставленными задачами на ура. Тем не менее, пропахать всю жизнь на алчного пьянчугу у них желания нет, и братья старательно откладывают сбережения, планируя побег.

Из показаний Картера:

"Наверное, мы соврем, если скажем, что нам не нравилось то, чем мы занимались. Жалеем ли мы об этом? Да, возможно. Бывает ли нам стыдно? Разве что в исключительных случаях. Но муки совести легко выбивались твердой отцовской рукой."

- Картер выше брата почти на голову. Пусть и не может похвастаться свойственным мелкому проворством, он намного сильнее Нейтана и с удовольствием берет того в захват, взъерошивая ему волосы, если тот не успеет вовремя вывернуться.
- Заядлый курильщик. Иногда так увлекается, что выкуривает одну сигарету за другой, даже не замечая этого. Вечно стреляет сигареты у Нейтана, чем изрядно его достал.
- Отчаянный реалист. То есть он знает, что жизнь дерьмо, но от чего бы не рискнут сделать какую-нибудь глупость? И если Нейтану больше подходят поговорка «семь раз отмерь, один раз отрежь», то Картер – это «сгорел сарай, гори и хата»
- Обладатель поддельных водительских прав.

Да, по первой же просьбе могу скинуть тебе свою анкету, где некоторые вещи описаны чуть подробнее.

Отношения:
Как уже можно было заметить, явные проявления братских чувств им попросту чужды. Картер всегда подкалывал своего младшего брата, но, когда тот стал ему отвечать – проникся к нему своеобразным уважением. Несмотря на вечную конкуренцию, которая имеет место быть скорее для вида, они готовы перегрызть обидчикам глотки друг за друга. С возрастом к ним пришло понимание, что они остались одни против целого мира. Так что Боже упаси того идиота, который додумается обидеть одного из Мейерсов. И пусть они никогда не признаются в этом открыто, да даже будут отрицать при случае, но для каждого из них нет никого ближе второго.

P.S. Отношения в стиле: "-Эй, мелочь! - Заткнись, урод" - приветствуются!

Как с Вами можно связаться:
лс к вашим услугам 24 часа в сутки

Пожелания к претенденту:
Сорян, но фамилию менять нельзя – так уж вышло, что мы однофамильцы ¯_(ツ)_/¯
С именем, если совсем не нравится, можем что-нибудь придумать, но лучше обсудить все по факту.
К внешности я особо не цепляюсь, бери, что душе угодно, лишь бы было комфортно играть.

Честно, очень тебя жду.

Ваш персонаж:

Краткое описание

NATHAN MEYERS
Нейтан Мейерс

http://se.uploads.ru/t/pKLJs.gif

Возраст: 19
Место жительства, занятость: Даунтаун, мошенник

Ну, в плане биографии у нас с тобой различий нет, а вот по характеру и некоторым дополнительным данным пройдусь:
Характер:
О характере Нейтана трудно сказать что-то однозначное. Он похож на дикого черного кота, которого то и дело гоняют все, кому не лень, считая, что тот приносит неудачу. Такому трудно вернуть веру в человечество. Он будет шипеть и царапаться, если вы окажетесь недостаточно осторожны и попытаетесь залезть ему в душу. Проклятье сделало его озлобленным и осторожным. Мейерс больше не доверяет людям и любую попытку сблизиться воспринимает в штыки, считая это лишь предлогом, чтобы в последствии ударить как можно больнее, как бывало не однократно. Наученный жизненным опытом он привык во всем полагаться только на себя и, в крайнем случае, на брата.
Тем не менее это не конченный ублюдок, который будет искать свою выгоду в чужих бедах. Нейтан всегда готов подкинуть монетку просящему и не станет идти по головам лишь из своей прихоти. Он просто старается выжить и делает это как умеет, превратив грубость в некую защитную оболочку, хотя на самом деле способен искренне сопереживать окружающим.
Факты о персонаже:
- В связи с тем, что круг его общения ограничивается лишь братом, не привык много разговаривать. Из-за этого испытывает определенные трудности в поддержании диалога.
- В пять лет обзавелся двумя нелицеприятными шрамами от ожогов, как напоминание о том, что идти к людям с миром, которого они не заслуживают - чревато последствиями. Первое "напоминание" начинается за левым ухом и тянется вниз, вдоль шеи, на несколько сантиметров. Второе, словно клеймо, расположилось на правом запястье. В остальном же оба Мейерса могут похвастаться богатым набором переломов и шрамов, которые они перестали считать еще в детском доме.
- В их с братском тандеме, парень скорее стратег, чем исполнитель. Он продумывает большую часть операций, предпочитая держаться в тени или отвлекать нерадивую публику, пока Картер делает остальную работу.
- Довольно хороший водитель, правда правами еще не обзавелся - обучаться возможности нет, а покупать поддельные сейчас несколько затратно.
- Также братья неплохо разбираются в медицине. Конечно же, ничего серьезного от них ждать не приходится, но оказать первую помощь (а в крайних случаях и вторую заодно) они в состоянии. Наложить жгут, вправить плечо, обработать рану и как следует перебинтовать ближнего своего – все это они проделывали миллионы раз, вытаскивая друг друга из многочисленных переделок. Мейерсы не слишком радуют больницу и отправляются туда совсем уж в исключительных случаях, следуя правилу чем меньше людей – тем лучше.
- Парень и пьет, и курит с малого возраста. Не сказать, что он дымит, как паровоз, нет - он спокойно обходится двумя, а то и вовсе одной пачкой в неделю, в отличии от брата. Пьет тоже с умом, поскольку предпочитает быть в сознании, когда толпа выпивших неадекватов решит напасть. Так что, чтобы действительно споить его, нужно как следует изловчиться.
- Обожает различного рода механизмы и может копаться в них часами. На данный момент, пытается вернуть к жизни старый отцовский Bristol, которому уже лет пять, как место на свалке. Тем не менее, он не теряет надежды и каждый день развлекает себя перебиранием запчастей. Мечтает починить его и укатить с братом, как можно дальше.
- Время от времени, к ним домой забредает один бездомный кот. Братья давно сочли его своим и всегда держат у себя немного угощений для бродячего гостя.
- Несколько лет назад они с братом, в результате несчастного случая, убили одного бродягу. Им пришлось потратить немало усилий, чтобы скрыть следы преступления, после чего они поклялись никому не рассказывать о случившемся, а Нейтан предпочитает и вовсе не вспоминать. Однако с тех пор, под плинтусом в их доме, спрятан пистолет.

Пример вашего поста:

Пример поста

- Эй, Нейтан! – Перевалившись через спинку старого кресла, Картер наблюдал за тем, как его младший брат накидывает на себя черное пальто, на несколько размеров больше его самого. Утонув в верхней одежде, он поправил воротник и нехотя повернулся к источнику звука.
- Чего тебе?
- Ты в магазин? Возьми мне сигарет. – Он демонстративно помахал пустой пачкой, взяв в рот последнюю.
- Ты серьезно? Я только вчера тебе покупал! Иди нахрен, собрался сдохнуть вперед меня от рака легких? Так вот не мечтай. – Мейерс недовольно нахмурился и отмахнулся, доставая шарф с верхней полки.
- Вот ты жмот! – Картер переместил сигарету за ухо. – Я вот все для тебя делаю, а тебе для брата упаковки сигарет жалко!
- Ой, вот только не начинай. – Парень пошарил по карманам и, достав свою пачку, швырнул собеседнику. – Я разорюсь с тобой.
- Спасибо, братец! Я у тебя в долгу!
- Да заткнись ты. – Старший расплылся в довольной улыбке и любовно посмотрел на свой трофей, в то время как младший, громко хлопнув входной дверью, вышел из дома.

Дорога до ближайшего ларька была не близкой, но Нейтан уже давно привык к подобным вечерним прогулкам, научившись получать от них максимально доступное удовольствие. Он наконец оставался один, без ругани отца, без ворчаний брата, без ненужных косых взглядов случайных прохожих. Обычно заполненные улицы поглощала тьма, заполняя собой каждый закоулок, вытесняя людей из своих владений и заставляя в ужасе забиваться по углам своих домов.
Поглощенный своими мыслями, Мейерс едва ли не прошел мимо своей цели. Он не сразу заметил, что неестественный яркий свет больше не падает на асфальт, растекаясь в ближайших лужах. Палатка была закрыта. Парень достал телефон и подсветил фонариком все окошки, но никаких табличек с объяснениями не обнаружил. Процедив ругательства, он поджал губы и огляделся по сторонам, прикидывая, где еще сейчас можно добыть табак. Вспомнив небольшой круглосуточный магазин на соседней улице, Нейтан, недовольно цокнув, отправился в нужном направлении.
В скором времени он стал ловить себя на неприятном ощущении, свойственном, в основном, для светлого времени суток – за ним наблюдали. Количество людей на улице заметно возросло: как минимум с нуля до пяти и эти пятеро, не спускали с него глаз, прилипнув к углу жилого дома. К счастью, магазин оказался открыт и Мейерс поспешил нырнуть в спасительный островок света, старательно игнорируя повышенный интерес к своей персоне. Купив две пачки сигарет, он вышел на улицу и обнаружил, что злосчастная компашка никуда не делась. Тем не менее, что-то в их внешнем виде напрягало Нейтана: они больше не подпирали стену своими тушами, а стояли прямо, продолжая глядеть на вышедшего из стеклянных дверей парня.
Да твою мать… - Он закатил глаза и осмотрел улицу. Спасение пришло откуда не ждали: в одном из домов явно намечалась какая-то тусовка, привлекшая внимание парня. Выбор был не ахти какой. Завалившись туда он с 50% успеха сможет слиться с толпой и оторваться от уличных отморозков или, с аналогичными 50% вылетит оттуда с еще большим скандалом. Однако, попытаться стоило и Мейерс, недолго думая, ныряет в толпу зевак, решивших развеяться на вечеринке.

Отредактировано Redheaded Nightmare (17-04-2018 19:26:52)

0

11

Форум: Alberta: invisible frontier
Текст заявки:


- Joseph Gilgun -


Имя персонажа.
Майкл какой-то там (Микки Маус блин)
Возраст
Около 30 +\-
Профессия
Член отряда ликвидаторов лесных пожаров города Калгари
Ориентация
Гетеро
Принадлежность
Просто человек (обсуждаемо)


О ПЕРСОНАЖЕ.
Ты тот еще придурок, конечно. Ну да, а чего ты ожидал? Пол жизни с иглы не слезал, перепробовал, наверное, весь кайф, какой смог найти. Твоя семья думала, что потеряла тебя окончательно, пока кто-то (вроде дядя) не приволок за шкирку на базу спецов и не заставил впахивать. Вот тут-то и начала с годами выходит твоя зависимость. Отряд Форта Мак-Муррей стал тебе второй семьей, а я пришла куда позже, но тоже довольно быстро стала частью команды, благодаря тебе. Ты никому не позволял надо мной подтрунивать, мы крепко подружились, ну я так думала. Ты же на деле спал и видел, как бы трахнуть коллегу..ну типичный..мужчина. С этим все ясно.
А я, наивная дурочка, таки в очередное наше празднование победы над крупным пожаром изрядно выпила и утром проснулась где? Правильно - у тебя под боком. Вот таких приключений мне точно было не нужно! Ты, довольный как удав, со своими объятиями и поцелуями, был благополучно выслан ко всем хренам. А такого поворота не ожидал уже ты.
Конечно, как и каждый мужчина, ты думал, что раз девственность я тебе свою торжественно вручила, значит все, поплыла девчонка. Но мне отношения не были нужны, да и сейчас тоже. Я охотник, вторая сторона медали не так благополучна, как хотелось бы. И связывать себя с обычным человеком? Нет уж, увольте! Хотя, будь ты даже и охотником, знаешь, ты просто не для меня Майк, правда.
Однако, не успела я переехать в Калгари, как спустя некоторое время тут заявляешься ты и вновь в качестве моего коллеги! А теперь у меня один вопрос: какого лешего тебе здесь надо?

ДОПОЛНИТЕЛЬНО.
ЗАЯВКА НЕ В ПАРУ! Не пугайтесь, никаких обязательств.) У нас просто есть общее прошлое, от которого никуда не деться, как оказалось. Майк давно хотел переехать в другой город, чтобы семья не донимала, они все еще видят в нем конченного наркомана, коим он уже не является. А тут барышня укатила в закат, мужское самолюбие трещит по швам и нужно восстанавливать баланс во вселенной.
Приходите, у нас получатся уморительные эпизоды :D
Раса ваша мне не важна, как и внешность, все на ваш вкус. Но прежде напишите, обсудим мелкие подробности, что да как и вперед.)

пост

Стакан, скользящий по поверхности стойки, запросто принимал на свою нелегкую долю не только многочисленные лучи искусственного света, но и мое пристальное внимание. Парни из отряда праздновали пополнение, но не все, само собой. Двое ребят откровенно забавлялись, еще бы, впервые на их памяти они будут работать с женщиной. Я знаю, что это не нравится не только им, однако остальные снисходительно молчат, ну или боятся получить затрещину от босса. Как бы там не было, а мне не привыкать, мужчины часто недооценивают тех, кто печет им блинчики на завтрак. Я, правда, не пеку никому никаких блинов, но просто теоретически.
Я выпила уже две порции джина, и кажется пора завязывать на этом, не слишком-то привычно для организма, и он начнет протестовать на утро. А с рассветом, естественно, весь отряд отправится на тренировку: прошерстим весь лесной массив, наверное, даже до гор доберемся - а я не против, это как раз то, что мне знакомо, заодно и осмотрюсь получше. Размять ноги мне не терпелось, интересно почувствовать темп этой команды, окунуться в их братский дух. Я знаю, что еще не скоро стану здесь своей, да и не известно стану ли, но как бы там не было. Однако, до рассвета так далеко.
Я поднесла стакан ко рту и буквально чуть помочила губы, в пол оборота разворачиваясь к шумной компании и салютуя им напитком, мол "я здесь, я с вами, мне весело также, как и вам". Но это, естественно, очень и очень далеко от правды. Мне непременно нужно выкинуть из головы тягостные мысли об отце, но я не могу. Его израненное лицо на больничной подушке так и всплывает, стоит мне на секунду перестать думать о чем-нибудь другом. Хорошо, что Гарри нет здесь, это жестоко с моей стороны, я знаю, но не могу его видеть. Слишком похож на отца, разве так бывает? И все же по крайней мере один раз за сегодня мне хотелось его компании. С ним просто. Мы оба потеряли близкого и дорого человека, потому говорить об этом и слушать соболезнования, которые ничего по сути в себе не несут, совсем не обязательно. С ним можно просто помолчать, упершись взглядом куда-то в одну точку. Было капельку легче от того, что рядом плечом к плечу сидит такой же жалкий разбитый болван, как и я.
Делаю новый глоток, уже более правдивый, и вновь ловлю на себе взгляд этого парня. На этот раз я в открытую смотрю на него в ответ, и он..улыбается? Серьезно?
Безусловно, я должна признать, он горячий. Мне привычен подобный типаж, он похож на мужчин из таких мест, как Калгари: простой работяга, привыкший к тяжелому труду хоть под жарким солнцем, хоть на лютом морозе. И именно такой типаж мне импонирует, по крайней мере я так думаю. Мне нравятся простые люди без лишних тараканов в голове, но везде есть свои колкости. Такие простые мужчины ищут простых женщин, которые будут встречать их вечером дома, готовить ужин и наслаждаться тишиной ночью перед камином. А я что могла предложить? Никогда я не смогу объяснить кому-то, чем занимаюсь. Значит ли это, что я никогда не найду партнера? Не знаю, но даже если и значит, то что я могу? Против природы не пойдешь - в этом я уверена. И уж точно я никогда не откажусь от работы ради семьи и детей, я люблю детей, но отец не для того муштровал меня всю жизнь. Он бы меня не понял. Я и сама себя не пойму.
А он все еще улыбается. Ну и кретин! Во мне зарождается желание улыбнуться в ответ, черт, кажется, он мне и правда понравился. Но я не чувствую, что имею право на что-то подобное прямо сейчас. Крайне гадко и тоскливо становится при таких-то выводах. Гадко, в первую очередь, от самой себя. Осушив стакан, я поднимаюсь и иду к выходу. Уйти не уйду, конечно, но просто хочу подышать. В такие моменты хочется закурить, не смотря на то, что вроде и не курила никогда. Да я и не буду, просто хочется..странное желание.
Ночной воздух как родной вторгается в легкие, однако, он еще не достаточно теплый, но оно и к лучшему, легкий мороз меня отрезвит. Позади хлопает дверь, и я слышу тяжелый топот определенно мужских ботинок. Думается, что кто-то из ребят или шеф решили посмотреть, как я тут. С совершенно искренним и добродушным лицом оборачиваюсь, чтобы ответить на стандартные вопросы и отмазаться, но передо мной стоит этот парень с не исчезающей улыбкой, и я шумно выдыхаю от неожиданности.
- Вас привлекают изможденные рутиной женщины, что ли? Ну тогда сегодня вы сорвали джекпот!
Грубить совсем не обязательно, да мне и не хочется. Давненько такого не было, но больше всего я жаждала улыбнуться в ответ этому приятному парню, поболтать с ним о чем-нибудь и просто отвлечься. Но почему вместо этого я рассыпаю иглы, как дикобраз? Глупо как-то.

0

12

Форум: Любовники Смерти
Текст заявки:

https://image.ibb.co/cPFwxS/6WEQO.jpg

Амадей Боцарис


Образ: Мадс Миккельсен;
Фракция: человек, дом Боцарис;
Возраст: 56 лет / 21.05.1949 г.;
Социальный статус: Протектор Союза Единения, глава дома Боцарисов, президент издательского дома «Voise», владелец и председатель совета директоров агентства по недвижимости «Real Estate lion».;

Если вы хотите иметь врагов, то превосходите ваших друзей; но если вы хотите иметь друзей, то пусть ваши друзья превосходят вас. (с) Франсуа де Ларошфуко

Краткая справка

То, что Амадей был рожден первенцем Джебедая и  Мериды Боцарис, конечно же, во многом определило его судьбу.
Мальчик, рожденный первым – это большая гордость для всякого мужчины. Джебидай не стал исключением. Он возлагал на сына большие надежды, поэтому буквально отнял его у супруги, оставив ребенка практически без внимания матери, дабы ничто и никто не мешал готовить ему из мальчика наследника.
Джебидай не сомневался в том, что первенец станет его преемником и займет место в Союзе и старался дать ему воспитание в своем духе. Амадей получил воспитание в лучших традициях своего семейства. Нет, ему не нанимали учителей, способных обучить искусству лжи и предательства. Не было таких преподавателей, что могли научить подставлять и во всем прежде всего искать выгоду для себя. Зато был врожденный талант, доведенный до совершенства не без помощи братьев и сестер, которые, впрочем, и сами были не против попрактиковаться на старшем братце. В этом змеином гнезде нужно было уметь выживать. Это была своеобразная школа. И Амадей закончил её с золотой медалью.
Как физическим, так и умственным обучением юного наследника Боцарисов занимались специально нанятые учителя. Обучение шло в полном соответствии с наставлениями, написанными самим Джебидаем, а также было строго согласовано с политическими идеями семьи. Все это воспринималось юным политиком поначалу как сказки, наполняющие детское воображение далеко не детскими образами, а после надежно осело в разуме как единственная возможная истина. Он, как сухая губка, впитывал те мысли, что пропагандировала семья Боцарисов, и полностью придерживался их. Неудивительно, что Амадей был гордостью своего отца.
Шли годы, Джебидай все больше убеждался в том, что не ошибся в старшем сыне, и уже сам делился своим опытом и знаниями, рассказывая, например, о возможных врагах и союзниках, с которыми ему, Амадею, придется столкнуться, вступив на политическую арену, о тонкостях ведениях политических игр. А также о многих тайнах, которые волновали ум самого Джебидая.
Духовная близость между отцом и сыном породила в последнем ничуть не меньший интерес. Однако о тайнах, рассказанных отцом, на долгое время пришлось забыть. Словно почувствовав, что он выполнил самое главное – оставил достойного наследника – Джебидай слег и скоропостижно умер. Амадей занял его место в свои 19 лет.
Взвалившиеся на его плечи обязанности главы семьи вовсе не освобождали его от необходимости получить высшее образование. Амадей не отрицает трудности того периода своего жизни, но все же стоит сказать, что он умело лавировал между учебой, семейными делами и делами Союза, где он, признаться, впервые ощутил себя не хищником, но жертвой, хотя это довольно скоро исправилось. Боцарис, несмотря на свою молодость, не допускал ошибок, не оступался, оставляя врагов рода и своих личных – как оказалось, таких нашлось и в семье, и за её пределами достаточно – кусать локти.
А пару лет спустя главные страницы газет пестрили заголовками, так и кричащими о свадьбе молодого Боцариса. Этот брак трудно было назвать сделкой. Офелия, супруга Амадея, не имела за собой влиятельных родственников, поэтому мужчина не имел от этого брака никакой выгоды, зато получал тихую, кроткую супругу, которая была влюблена в него и отличалась собачьей преданностью. Прежде всего она должна была обеспечить мужу наследника, дабы избежать династического кризиса. С выбором жены Боцарис не прогадал: вскоре на свет появился Кристиан.
Стоит сказать, что отношение Амадея к сыну было странным. Точнее – никаким. Ввиду своих обязанностей главы семьи мужчина практически не имел возможности участвовать в жизни мальчика, оттого последний был полностью отдан на воспитание матери и няням. Впоследствии это обернулось тем, что Амадей лишился чувства близкого родства между собой и сыном. Мальчик мог получить все, что полагается ребенку столь высокого происхождения. Все, кроме отцовского внимания. Как бы ни старался Боцарис заставить себя полюбить сына или хотя бы проявлять интерес к нему, все оставалось по-прежнему. В итоге мужчина попросту решил для себя, что роль отца создана не для него, и оставил всякие попытки что-либо исправить.
Все изменилось спустя четыре года после рождения Кристиана. Тогда, когда родился второй ребенок Офелии и Амадея – дочь, названная Гердой. Мужчину, казалось, подменили. Амадей, вежливый, но холодный с женой и сыном, не ведал границ своей любви к дочери. Для него Герда была самым красивым (впрочем, девочка действительно отличалась красотой), самым талантливым, самым добрым и очаровательным ребенком. А между тем над отношениями супругов нависли тяжелые грозовые тучи на фоне ревности матери к родной дочери. Однако полностью очарованный девочкой Боцарис этого будто бы не замечал или же не предавал значения. Какое ему дело до нелюбимой супруги, когда у него есть наследник и любимица-дочь?
Время шло. Отношения между супругами за годы испортились вплоть до того, что они спали в разных спальнях, а при встречах вежливо кивали друг другу. Желания Герды росли в геометрической прогрессии, но Амадей по-прежнему был готов воплотить в жизнь её любую прихоть. Кристиан же все больше напоминал Боцарису мать своей податливостью и мягкотелостью. Однако внимания теперь Амадей уделял сыну больше, потому что все так же намеревался объявить наследником именно его. Конечно, пошедшая нравом в отца, изворотливая и способная крепко держать в своих руках власть Герда лучше подходила на эту роль. Вот только сам Боцарис придерживался мнения, что у руля лучше стоять мужчине, место женщины – за его спиной.
Если бы он знал, во что выльется ему это решение.
2002 год стал весьма удачным для всей семьи Боцарисов. Семейный бизнес в развитии достиг своего апогея. Издательский дом «Voise», пришедший в упадок при Джебидае ввиду его незаинтересованности делами бизнеса, наконец вновь расцвел, снова заняв свое законное первое место в рейтинге издательских домов республики. Однако Боцарис не остановился не достигнутом. Поднятый с колен традиционный семейный бизнес не стал последним достижением на поприще, как любил выражаться сам мужчина, акул в формальдегиде. К 2002 году в сфере недвижимости плотно заняло свои позиции агентство «Real Estate lion», основанное Амадеем.
Кроме того, постепенно начали реализовываться планы, которые терзали разум мужчины уже не первые десяток лет. В частности этому поспособствовал обоюдно выгодный договор с  Альфредом Мартином. Амадей получал в союзники человека, сотрудничество с которым могло бы быть очень выгодным. Хотя невыгодные сделки мужчина никогда не заключал.
В целом к концу 2002 года Боцарис оставлял после себя достойное наследство и хорошую почву для продолжения начатого дела. Не было времени лучше для того, чтобы назвать при всей семье преемника.
Во время ужина, устроенного в часть наступающего 2003 года, когда в тезейской резиденции Боцарисов собралось все многочисленное семейство, Амадей объявил наследника. Как и планировалось, это был Кристиан. К сей новости все отнеслись с должным ожиданием. Все, кроме Герды. Горячо любимая отцом дочь, видно, считала, что тот передаст бразды правления ей. Но не тут-то было. Итогом изначально праздничного вечера стала грандиозная ссора, стекающее с лица Амадея красное полусладкое и злорадство присутствующих родственников.
Отношения отца и дочери находились в состоянии крайней напряженности. Кристиан всеми правдами и неправдами пытался примирить родственников, прежде всего – усмирить гнев Герды. И только несколько месяцев спустя Боцарис-старший и его любимая дочь пожали друг другу руки в знак примирения. Теперь же Амадей со спокойной душой смог полностью передать бизнес в руки детей и заняться куда более важными делами.
К 2005 году Амадей серьезно взялся за установление власти Боцарисов в Союзе. И по сути для того у него в рукавах были все козыри. Но почему-то, когда на руках у тебя все козыри, судьба начинает играть в шахматы… Так, например, неплохой старт Альфреда Мартина, с коим Боцарис сотрудничал на протяжении нескольких лет, баллотировавшегося в президенты, закончился провалом. Впрочем, не став президентом, старый приятель Мартин сел в кресло премьер-министра, что было тоже совсем недурственно.
Во-вторых, возможность породниться с Картерами посредством брака Дженис и Кристиана, который, к слову, уже не первый год пытался обратить на себя внимание единственной наследницы дома Нербергских Вальтеров, обернулось прахом. Династическая сделка не состоялась, а Кристиан, который устал терпеть давление со всех сторон, покинул отчий дом.
Так же провалилась идея открыть для себя новые горизонты благодаря союзу с продажными Валленбергами, но дочурку пришлось положить в психиатрическую больницу. Ей требовалась реабилитация. Оказалось, она уже давно злоупотребляет психотропными препаратами.
И вот Амадей Боцарис остался наедине со своими проблемами: «побежден, но не сломлен». Может бой и был проигран, но война еще не закончилась. И вот он – свет в оконце! Как доложила разведка, его главный оппонент Эллиот Картер ушел с дороги (старик только-только женился и собирался в очередной раз стать отцом, как от счастья свихнулся!). Самое время, чтобы приободрить безутешную фрау фон Вольф-Картер, оставшуюся в таком-то положении, да совершенно одна. А заодно выяснить, что за «фрукт» займет место старого параноика в кресле Союза Единения. А жизнь-то налаживается!
Осталось только вернуть сыночка из ссылки, и вправить дочурке мозги, пока стервятники родственнички не решили начать наступление.

Жизненные принципы

Увидев этого человека раз, можно понять, что он из Боцарисов. Узнав его лучше – можно в этом убедиться.
Боцарисы всегда славились своим умением достигать поставленных целей. Предки Амадея могли бы гордиться его целеустремленностью. Буквально с молоком матери он впитал: цель – это все, и достигать её необходимо любыми способами. Никакие моральные нормы не остановят его. Если в этом появится необходимость – Амадей пойдем по головам, оставит за собой разрушенные судьбы, но своего в итоге добьется.
Он никогда не действует, повинуясь секундному желанию. Боцарис-старший и холодный расчет неразделимы. Все, к чему он стремится, четко обозначено, вплоть до промежуточных пунктов. Каждый шаг – прописан и едва ли не отработан. Всю свою жизнь Амадей уповал на контроль и порядок. Порядок есть фундамент целеполагания. Контроль – залог достижения поставленных целей. И мужчина умеет держать все под своим контролем. В том числе и людей. Его сети раскинулись на огромное расстояние, запутанными в них оказались многие. А выбраться дорогого стоит.
Да, он прекрасный манипулятор. А также хороший актер. Амадей давно открыл в себе талант чувствовать людей, понимать, с кем и какую маску стоит надевать. Он знает, за какие ниточки лучше дергать, на какие рычаги необходимо жать, дабы  получить свое. И, судя по тому, что последнее ему удается, то рычаги он нажимает верные.
Амадей, как и всякий Боцарис, желает получить власть. Чем больше власти, тем лучше. И для этого он готов пойти по головам, даже собственных детишек.

Отношения

Героя ждет, как безутешная жена Картера-старшего, с которой вы возможно найдете общий язык (пока все же сказать сложно), так и другие представители дома Нербергских Вальтеров, и местные воротилы бизнеса.

Дополнительно

Очень хочется видеть на этой роли инициативного игрока, способного придумывать и организовывать разные игровые интриги, развивать сюжет и строить полноценную сюжетную линию!

Персонаж принимается в игру по пробному посту.
Ваш персонаж: Греберт Вальтер - тот самый "фрукт", который планирует занять место Эллиота Картера в качестве главы дома Нербергских Вальтеров.
Пример вашего поста:

Пример поста

Как же хочется верить, что все самое страшное и самое трудное осталось позади. Слова клятвы сказаны, и они вновь соединены друг с другом чем-то большим, нежели простые росчерки подписей на документах, которые новобрачные не так давно ставили в здании ратуши вместе с еще несколькими парами, проходившими гражданскую регистрацию брака. И хоть бывший граф и считал себя агностиком, в чем-то он все же был солидарен со стариком священником: в таинстве венчания заключалась особая сила, которая, возможно, была способна уберечь семью от распада гораздо сильнее, чем страх перед разделом совместно нажитого имущества.
Увы, но дальнейшее развитие событий слишком кардинально отличалось от тех планов, которые строили новоявленные муж и жена. Когда спустя время Вальтер будет вспоминать этот момент, даже избитая истина, утверждающая, что человек предполагает, а Эвелон располагает, будет вызывать у него не оскомину, а только лишь печальную усмешку и странный блеск в глазах, и этот резкий контраст будет внушать подсознательный страх даже хорошо знающим мужчину людям.
Незваный гость все-таки явился на церемонию, однако если в сказке зловещая роль досталась всего лишь оскорбленной невниманием фее, в жизни все было отнюдь не так радужно. Признаться честно, Герберт с трудом узнал в появившейся на пороге церкви фигуре Эллиота Картера. Приходилось признать: визит к Джейн вновь обретенной мачехи девушки был вызван не корыстным интересом, а реальным беспокойством за жизнь мужа.
«Неужели он помешался?» - однако эта мысль безнадежно опаздывает, несмотря на то, что время в церкви словно бы замирает. Вальтеру в какое-то мгновение даже кажется, что его сердце перестало биться, и он больше уже никогда не ощутит учащенных толчков в своей грудной клетке. Откуда появился пистолет, Герберт не понял, да и не до того ему было. Возможно, он даже не услышал звук выстрела, потому что все внимание мужчины было сосредоточено на Джейн, которая внезапно начала оседать на пол.
Тот факт, что Картер может продолжить стрельбу, бывшего графа совершенно не заботил. Собственная жизнь его уже не волновала, потому что главным для него сейчас была жизнь возлюбленной, которая с каждым мгновением покидала ее, тошнотворно алой краской растекаясь по белоснежному подвенечному платью.
Вальтер не слышал ни женского крика, ни мотононного голоса Эллиота, ни тревожных увещеваний верного водителя, который пытался привести убийцу в чувства. Он обреченно смотрел на Джейн, прекрасно осознавая, что помочь ей уже не сможет. Медицинская помощь не успеет сюда даже при самой благоприятной ситуации на дороге, да и нужна ли она еще? Герберт чувствовал, что его жена слабеет с каждой каплей крови, покидавшей ее тело. Она не кричала от боли, и казалось, что мыслями Джейн уже не здесь, а в каком-то ином, гораздо более благополучном месте.
- Если только ты меня слышишь, - бывший граф нежно коснулся губами макушки возлюбленной и прошептал что-то еще, отныне ведомое только им двоим.
Мужчина коснулся пальцами нежной бледно-голубой жилки на шее молодой женщины и, хрипло вздохнув, поднялся с колен, перед этим аккуратно положив светловолосую голову своей супруги на каменный пол часовни. Вальтеру совершенно не нужно было быть знатоком медицины, чтобы понять: все кончено.
Если бы кому-то взбрело в голову поинтересоваться у каждого из участников событий по отдельности, что же произошло дальше, вероятно, каждый пересказал бы по своему. Рассказы бы совпадали только в одном: тихий, ледяной голос Герберта, разом погасивший все звуки, которые еще раздавались в часовне. Откуда вдруг взялась эта сила? Неужели ее источником была душа, погибшая в том самый момент, когда раздался роковой выстрел?
Скорую Вальтер вызвать так и не позвонил. По звонку в часовню явился телохранитель-маг, который большую часть жизни отдал на службу Мистицизму. Ему бывший граф поручил организовать все дела без лишней огласки. Картера, так и не вернувшего себе трезвый рассудок, необходимо было изолировать и держать под контролем, свидетелям - внушить то, что нельзя распространяться о произошедшем. А тот факт, что мужчина так и не позволил вызвать в церковь врача, только лишь свидетельствовал: помешанным здесь мог быть не один Эллиот Картер.
Об этом Герберту и не преминул сообщить священник, когда вчерашний жених и сегодняшний вдовец вернулся в часовню после бессонной ночи, наполненной бесполезной и бессмысленной беготней в поисках решения проблемы. Джейн была мертва уже больше двенадцати часов, и вернуть ее к жизни отныне не могло бы даже самое темное колдовство.
- Я прошу Вас, - священник вздрогнул под взглядом прозрачных, словно бы заиндевевших глаз Вальтера, - оставьте меня с женой наедине.
Девушку перенесли в небольшой альков за алтарем. Герберту мучительно было смотреть на любимое лицо, превратившееся в застывшую маску, но он упрямо не отрывал от любимой взляд.
"Он точно сошел с ума", - таков был вердикт священника, стоявшего рядом с мужчиной, но святой отец все же согласился дать Вальтеру время для прощания.
Оставшись наедине с будто бы заснувшей Джейн, Герберт сжал ее ладонь и на мгновение прикрыл глаза, а затем тихо произнес одно слово: "Почему?" Вскоре ему предстояло убедиться, что обычно именно с таких глупых риторических вопросов и начинается череда страшных и непоправимых последствий.

0

13

Форум: THE CURSED CREATURES| Готов рассмотреть другой проект
Текст заявки: отчаянно ищу соигрока на слэш

http://s7.uploads.ru/t/4NPRo.jpg
• Andrew Scott – желательно, но менябельно!

• Имя персонажа: на твое усмотрение)
• Возраст: 30-35 лет
• Вид: человек
• Способности, особые умения и артефакты: помимо необычайно хороших аналитических способностей, ты обладаешь просто невероятной, можно даже сказать необычайной способностью вызывать симпатию у людей. И это не говоря уже о умении убеждать!

ВАЖНОЕ
• • • • • • • • • ❖❖❖ • • • • • • • • •
Знаешь, в мире существует не так много людей, которые способные одновременно быть пугающе отталкивающими и невероятно притягательными. Двойственность, но не лицемерие. Птица слишком высокого полета, чтобы одевать маску в угоду кому-то, но познавший всю тонкость и азарт подковерных игр в юном возрасте. Типичный политикан, наслаждающейся властью, как самой чистой порцией морфина. Предпочитающий гнетущую атмосферу мэрии Портленда, пропитанным азартом и блудом подмосткам ночных клубов. Но при всех своих благодетелях; при всех своих представлениях и взглядах на жизнь – ты самое большое лживое дерьмо, которое только можно сыскать в штате. Такое понятие как совесть существует только на бумаге и красиво звучит с трибун. Совесть – и куча американцев рукоплещет, размахивая купленными за пять долларов флажками. Слово остается всего лишь словом, когда надо стряхнуть политического оппонента с пьедестала, словно пылинку с отворотов пиджака. Марал ли ты так свои руки? Смешно. Таких политиков как ты, я бы называл санитарами мэрии – не иначе.  В 30 лет так высоко взлетают только люди, которым было не чуждо годами подтирать кровь за своими собратьями. Тебя следовало бы бояться, словно самого демона ада, благо тех, кто слишком близко подбирается к этой части биографии, быстро обнаруживают с недопитой банкой пива в руке и пулевым ранением в виске.
Наше знакомство… Абсолютная и нелепая случайность. Один человек ищет приключений, тряся набитым кошельком в одном из злачных мест Портленда, а другой и рад заиметь в своем кармане парочку новеньких шершавых купюр с изображением Франклина. Это не был дешевый мотель, делящий придорожную территорию с закусочной и заправкой, ты не так глуп, чтобы попасться на глаза публике, которая очень жадна до слухов и домыслов; машина, взятая напрокат через известный сайт бронирования, да и пропахший гнилью закуток меж двух производственных концернов. Наверное, именно так поступают осторожные люди...

ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • ❖❖❖ • • • • • • • • •
Влечение. Одного этого слова должно было бы хватить, чтобы точно охарактеризовать наши отношения. Абсолютно порочная связь, тяготящая обоих, но настолько чистая и откровенная… Словно гадкая многолетняя привычка, от которой так тяжело избавиться; каждый раз обещая себе, что это был последний; осмеивая свою маленькую слабость, такой невинный грешок, но с каждым новым запретом ощущая, как зависимость все крепче сдавливает горло. Твои отчаянные попытки забыться в постели с очередной ничего не значащая безликой леди, кажутся смехотворными даже тебе самому. Но ты чересчур упорен в попытке достичь цели, что многие твои «друзья» могли бы счесть тебя неразборчивым. Легко касаясь губами ее кожи, очерчивая языком контур ключицы, забываясь в тошнотворном запахе парфюма, ты не перестанешь думать о пропахшем табаком и виски заднем сидении арендованного шеврале; о растрескавшихся губах выродка, который смеет своим обжигающим дыханием погружать во второй круг ада по Данте. Ты неблагодарен, посулив этому мальчугану всего лишь деньги, хотя прекрасно осознаешь, что они не нужны ему более. Дистанция. Плата позволяет сохранить незримой барьер. Как и в любом деле ты строишь его слишком педантично, сознательно отталкивая того, кто, возможно, может познать счастье только подле тебя...

ЛИЧНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ
• • • • • • • • • ❖❖❖ • • • • • • • • •
• Для меня это будет первый подобный игровой опыт, поэтому я больше ожидаю увидеть более опытного игрока (необязательно, будем учиться вместе).
• Заявка абсолютно абстрактная, все можно изменять! Я просто хотел, чтобы ты уловил настроение...
• Люблю играть что-то мрачное, мерзкое и гаденькое, поэтому святым ромашкам не сюда.
• Ожидаю соигрока раскованного, со смелыми идеями.
• Не хотелось бы видеть, что игрок сознательно пытается сделать из перса самого ах...тельного, лучшего и сексуально. Да, мы все любим выбранные внешки, но я уж точно не потерплю откровенного (или скрытого) нарцисса.
• Могу/умею/практикую ломать своего перса, загонять его в лютый трешак и поэтому буду рад таким же дерзким ходам соигрока.
• Ах да! И никаких соплей. Слово люблю нет в нашем лексиконе и прочих – пусичек, сюсичек, дай я заправлю волосы тебе за ушко и т.д. Как и что-то типа – ты сегодня провинился, подставляй задницу! Ну думаю, что тут понятно. Более склоняюсь к серьезной игре, а подобный цирк оставим для лички!
• Готов сменить проект, если ты слишком сильно прикипел к своему!
• Простыни стараюсь не писать, выдерживаю обычно 5к
• Для связи оставляю аську, там проще меня найти
  icq - 667 198 292, ну и ЛС, гостевая

Ваш персонаж: Шон, человек, 24 года. Только недавно был освобожден из психиатрической больницы Портленда, сейчас работает в закрытом казино барменом. Абсолютный эксцентрик, хотя зачастую склонен и к трагедии. Вынужденный одиночка, но стремящийся к обществу не менее любой другой особи.

Пример вашего поста:

Пример поста

Не так уж много отличий между животными и людьми, но одно точно существует – хищники в отличие от людей не наслаждаются процессом охоты, а скорее без ума от вкуса дичи. Человек, это же что-то иное, способное наслаждаться мимолетным мгновением предвкушения. Уже тогда он ощущает эфемерный привкус крови жертвы на своем языке; улавливает тон сердца под своими зубами. Самообман, мечты, фантазии… Назови это как пожелаешь, суть останется неизменной – мы подсели на эмоции, а вкус самой плоти уже кажется пресным. Увидя в ком-то другом излишнюю чувственность, мы как кучка ястребов слетаемся над ним, грезим как первые пустим кровь, словно она сможет вернуть нам потерю собственной. Давно пора признать, что все человечество походит на толпу размалеванных шлюх, берущих в плату чужую невинность, и вот самой грязной из них и был Шон.
Третий день к ряду, он не мог уснуть, и никакие таблетки, выписанные доктором, не помогали. Парень вновь сходил с ума, проваливался в нечистоты своего сумасшествия так глубоко, что никто не в силах был уже протянуть ему руку помощи. Все глубже и глубже, пока глаза окончательно не слепнут, а слух ни выдает гулкое биение собственного сердца. Рённинген стал целью больного разума лишь потому, что был слишком мягок к своему подчиненному. Мягкость, приравненная к состраданию – вот катализатор, который заставляет ярость вновь и вновь вырываться наружу. Все это потому, что Шон не знает этого языка, не понимает, как люди могут быть…добры? К нему. За все свои годы он заслужил, чтобы окружающие смело могли взять охапку придорожной грязи и кинуть ему в лицо. Это он понимает, остальное же выбивается из его «совершенной» картины мира. А такой изъян стоит исправлять немедленно.
Чернилами для исправления будет служить осколок медной трубы, найденный у заброшенного заводского комплекса. Но парень не хочет убивать, так просто лишить кого-то жизни – кощунство. Нет. Аллен вовсе не жесток, ему просто интересно докопаться до сути, прежде чем стереть весь этот насущный бред порцией транквилизаторов. У него не было конкретного плана, целей и видит Бог, Шон несколько раз и вправду ловил себя на мысли, что стоит остановиться прямо сейчас, пока он еще не до конца перемотал увесистую железяку толстым слоем мешковины; пока ножки тяжелого стула еще не плотно прикручены к бетонному основанию пола; пока Ансгар еще не увидел то чудовище, коим по сути является парень. Нет, наверняка хозяин был прагматичен и все прекрасно видел, но ни разу за всю историю их рабочих отношений не выказал пренебрежения в открытую. Так почему бы не дать возможность обличить правду ему теперь. Исповедь перед каторжником? Показания в честь обвиненного? Глупость.
Звезды. Почему они так умопомрачительны именно в этот день? Шон с трудом отрывает взгляд от них, слыша приближающиеся шаги. Их эхо от бетонных перекрытий зданий заставляет практически перестать дышать. Секунда, две… Все ближе и ближе. Ощущая, как пальцы предательски скользят по медному остову его оружия. Нерешительность. Замешкавшись всего на секунду, будто бросив монетку, но решив, что делать еще до того, как аверс блеснул в тусклом свете. Зайдя за его спину, теперь дыша слишком уж порывисто; дожидаясь пока мужчина обернется. Этот момент очень важен. Непременно, нужно видеть этот испуганный, растерянный взгляд. Но взгляд Ансгара был слишком тверд и покорен, словно он позволял Аллену осуществить задуманное. Удар. Глухой звук, сопряженный с пронзительной тишиной звездной ночи.
Юноша огляделся по сторонам – улица была абсолютно пустынна, словно и Бог решил подыграть ему тоже. Присев рядом с мужниной на корточки, парень поднес кровоточащую ладонь к его ноздрям, дабы убедиться, что не переусердствовал и жертва все еще жива. Густая капля крови чуть сменила направления, ведомая теплым дыханием Рённингена. Часть задуманного была разыграна как по нотам – Шон затащил хозяина в арендованный паркетник. Дверь заклинило и пришлось немного повозиться, прежде чем лампочка на приборной панели перестала переливаться красным. Ключ зажигания. Этот чертов ключ. Оставалось только повернуть по часовой стрелке и услышать мерную работу двигателя. Но Аллен медлил, пытаясь отделаться от призрака своей одногруппницы, которое подобна полицейским сиренам выла ему прямо в ухо. Парень даже и не подумал повернуть голову в ее сторону. Сегодня она проиграла. Поворот ключа и машина резко сорвалась с места, оставляя на асфальте черные следы от видавшей виды резины.
• • • • • • • • • • • • • • • ❖❖❖ • • • • • • • • • • • • • • •
- Мистер Рённинген. Выпейте! – с какой-то излишней долей заботы, Шон подставлял к губам своей жертвы стакан, наполненный чистейшей водой. Парень абсолютно не переживал по поводу конспирации, ведь прекрасно осознавал, что мужчина не доживет до завтрашнего рассвета. Его рукам, плотно обвязанным вокруг спинки стула, более не касаться чьей-то кожи; как и ногам, более не суждено переступить порог этого здания. Аллен не был самонадеян, просто он слишком педантично готовился и мог бы с уверенностью сказать, что ни одной пташке не вырваться из этой тесной клетки.
- Давайте, хотя бы глоток, Вам станет легче, - наклонив сосуд чуть выше, давая воде стечь по острому подбородку Ансгара. Предвкушая, как его хозяин придет в сознании, чувствуя участившиеся дыхание того, на своем лице. Нужно было только немного подождать. Ожидание – одно из самых тяжелых слов, для того, кто привык действовать слишком импульсивно. Но сегодня он пойдет на эту жертву, если визави будет хоть вполовину интереснее того, что ожидает от него сам юноша. Словно ставка в казино; прекрасно видя, что победил, но ожидая того момента, когда крупье, наконец, объявит выигрышную. Глупое подтверждение своих амбиций.
- Ну же Ансгар, покажи мне свои слабости…Быть может гнев? Или страх? – нехотя Шон выдавил из себя улыбку, хотя прекрасно осознавал, что еще немного и он потеряет терпение, а что может быть страшнее человека, наконец, потерявшего терпение?

Отредактировано Кучеряш (Вчера 11:14:30)

+1


Вы здесь » Live Your Life » -Мистика и городское фэнтези » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC