Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Книги, комиксы, игры » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Наказания:
• За любое нарушение - предупреждение.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Форум: Dragon Age: We are One.
Текст заявки: 

разыскивается Жозефина Монтилье для отыгрыша романтической линии.

Ты — дочь древнего рода антиванских аристократов.
Я — наёмница без фамилии, сбежавшая из концлагеря Бен-Хазрат.

Ты — утончённая леди, дипломат и миротворец, что до сих пор играет в куклы.
Я — потрошительница с гладиаторским прошлым, способная голыми руками порвать человека надвое.

Ты — самая красивая женщина из всех, что я встречала.
Я — искалеченное чудовище, при виде которого рыдают маленькие дети.

Ты не можешь простить себе одно-единственное убийство.
Я не помню лиц своих бесчисленных жертв и врагов.

Но если я буду достаточно настойчива, то, возможно, у меня получится пробить разделяющие нас стены?

Священный Конклав остался в прошлом, но лидер наёмников Вало-Кас, которых Лелиана наняла для его охраны, уже давно грозилась нагрянуть в Скайхолд за причитающейся им платой; поэтому появление Шокракар в штабе Инквизиции не должно было стать сюрпризом. И всё-таки ты, Жозефина, ужаснулась, когда огромная серая наёмница с кошмарными манерами, изуродованным шрамами лицом и рогами на голове встала на пороге твоего уютного кабинета. Казна ещё юной Инквизиции была почти пуста, и ты должна была всецело расчитывать на свои дипломатические навыки, чтобы уладить неудобную ситуацию. В конце концов, кто, если не ты?

Однако никакие манеры, этикет и способности вести самые сложные переговоры не спасли тебя, когда эта страшная наёмница принялась практиковать на тебе свои грубые подкаты и кошмарный флирт в стиле "ваша мама случайно не батон? Иначе откуда такая крошка?".

Твои вежливые отказы не были услышаны, и на тебя обрушилась бомбардировка из цветов, подарков и приглашений на свидание.
Но всё же, если одним вечером ты согласишься выпить со мной чашку чая, то ты услышишь мою историю и увидишь, что внешнее уродство может скрывать внутреннюю красоту и духовную силу. А я, узнав о твоём прошлом, пойму, что ты не просто симпатичная антиванская мордашка, но самое прекрасное, что случалось со мной в полной борьбы, пыток и жестокости жизни.

Я буду ввязываться за тебя в дуэли с напыщенными антиванскими лордами. Я перетрясу каждого орлейского торговца в поисках твоего фамильного герба. Я помогу тебе восстановить финансовое положение твоей семьи. Я буду бодаться с Лелианой и наперегонки с Блэкволлом лазать по горам в поисках цветов для тебя. Я угрозами заставлю Каариса писать тебе стихи и петь серенады под твоим балконом, ведь вы в Антиве любите поэзию? Vashedan, да я даже позволю научить себя танцевать и выучу, в какой руке держать вилку, а в какой нож - как бы нелепо это не смотрелось. Только приходи.

Хотелось бы сыграть роман а-ля "Леди и Бродяга" или "Красавица и Чудовище". Это будет комедией, в которой неотёсанная васготская гопница будет биться за внимание благовоспитанной леди. Это будет трагедией, в которой мы будем жевать стекловату и запивать её слезами, пытаясь разобраться с моим ПТСР и твоим прошлым. Обещаю и яркие трэшовые пассажи в кроваво-красных потрошительских тонах, и ванильно-медовые моменты щемящей сердечко романтики. Кроме того хотелось бы отыграть психологический аспект о взаимодействии двух диаметрально-противоположных личностей и постепенную взаимную метаморфозу: добрая и тонкой душевной организации Жозефина поможет Шокракар справиться с травмами прошлого, а та своей смелостью и дерзостью превратит жизнь антиванки в приключение и даст вкусить свободы.

Кроме романтической ветки Жозефина всё ещё может участвовать в сюжетной арке о борьбе Инквизиции с Фен'Харелом. На этом форуме я играю уже почти год, у нас классно и есть масса талантливых и крутых игроков, поэтому при желании ты сможешь окунуться и в иные сюжеты на твой вкус.

Ваш персонаж: Шокракар, командир наёмников Вало-Кас.
В прошлом - Потрошительница, некогда гладиатор в антиванских боевых ямах.
Ссылка на анкету

Пример вашего поста:

Пример поста из АУ

Кара и её могучая телохранительница всегда были славным тандемом на поле боя. При виде Шокракар враги попросту забывали о маленькой и юркой девочке с кинжалом, что давало той возможность проворно убирать их точечными ударами одного за одним. Эта стратегия всегда казалась васготке удачной, потому что уберегала юную госпожу от излишнего внимания недоброжелателей. Но не в этот раз.

  Уворачиваясь от бочек-кулаков разъярённого огра, что месил каменную плитку в пыль и крошево, Шокракар раз за разом подобно дровосеку рубила его толстые как древесные стволы голени. Откуда-то сверху мимо просвистели меткие стрелы Лелианы, жаля чудовище в маленькие свинячьи глазки, и ослепший огр повалился на четвереньки, мотая рогатой головой будто осаждаемый мухами бык. Почуяв момент убийства, Шокракар — лишь на долю секунды — поддалась потрошительской ярости и выпустила из поля зрения маленькую госпожу. Взмахнув увесистым топором в мощном прыжке, женщина обрушила на толстую перевитую жилами шею огра смертоносный удар, нечеловеческой силой перерубая позвонки, мясо и гортань гигантского порождения. Безумный хохот залитой гнилостной кровью потрошительницы слился с какофонией битвы, пока её топор отделял рогатую голову от содрогающегося в агонии тела. Кровь-кровь-кровь! Смотри, милая Кара, ещё один труп к твоим ногам на пути к нашей победе! Торжествующий оскал пирующего хищника на изуродованном лице васготки застыл, когда серые глаза забегали по кишащей толпе перед ней. Но где же Кара?

  Сжимая топор в горящих силой руках, Шокракар заозиралась, выискивая на поле боя то единственное, за что боролась последние восемнадцать лет. Её малышка, её юная госпожа... Ужас казалось бы бесстрашной потрошительницs сжал её сердце в ледяном кулаке при виде тоненькой фигурки, подныривающей прямо под уродливую морду осквернённого древнего бога. Упрямо игнорируя кошмарное осознание, что уже слишком поздно, серая воительница сорвалась с места, сбив с ног ошалевшее порождение тьмы. Руки сами прорубали себе путь сквозь лес из тел, уже не разбирая — свой ли, чужой ли — а ноги несли, давя покорёженные лапами Архидемона трупы друзей и врагов. Проскочив под вскрытой и хлынувшей чёрной кровью глоткой дракона, потрошительница отбросила топор в сторону и в прыжке подхватила Кару, кубарем прокатившись с ней по залитому кровью полу и бережно укрывая от ударов о камень. Бессмысленно — ведь под руками Шокракар явственно ощущает, что тело её маленькой госпожи мотается безвольно, как кукольное.

— Лекаря! ЛЕКАРЯ! — дурниной проорала васгтка в полёте, но её голос покрыл оглушительный рёв умирающего Архидемона. Он сотряс саму вселенную — или так показалось воительнице. Воющие порождения тьмы внезапно побросали оружие, ища пути к отступлению и находя его в прыжке с края башни; а рыцари Эамона, гномы, эльфы и маги ликующе усилили победоносную атаку. Архидемон погиб от руки юной Героини Ферелдена, но сидящая на коленях Шокаркар ничего этого не видела и не слышала. Мир вокруг неё схлопнулся до испачканного кровью лица Кары — от этого не менее прекрасного, как искренне думала васготка. Ненавистное чувство бессилия налило руки неподъёмной тяжестью, и всё-таки женщина прижала к себе девочку, которую обязалась защищать, да не защитила. Никакой лекарь уже не успеет.

— Да, моя госпожа, мы победили, — совладав со словами, застрявшими в надсаженной боевым ором глотке, прохрипела Шокракар и поймала в твёрдую шершавую ладонь маленькие пальчики Кары — тонкие, как птичьи косточки. Крупные солёные слёзы, на которые эта страшная женщина всегда была удивительно щедра, протурили чистые полоски на измазанных кровью шрамированных щеках. — Сейчас старушка-Винн вмиг залатает вас, и мы вернёмся в Антиву... Это ничего, что я плачу. Я от радости.

  Как же так может быть? Потрошительница помнила Кару несмысшлёной малышкой, произносящей свои первые слова; видела, как маленькая госпожа учится, растёт и из угловатого подростка расцветает в утончённой красоты девушку, прикоснуться к которой неловкими мозолистыми руками казалось невозможным — всё равно что ухватить бабочку за крыло. И Шокракар не трогала — лишь наблюдала со стороны, любовалась метаморфозой и довольствовалась тем, что благодаря её добросовестной охране однажды Кара превратится во взрослую, восхитительных качеств женщину. Все эти мечты в медово-солнечных тонах секундарно разлетелись на тысячи режущих сердце осколков.

  Наскребя в себе титанических сил, Шокракар заставила себя улыбнуться и выдавила:

— Мы возвращаемся домой. Вместе. — Сморгнув слёзы, воительница склонилась над Карой так, как склонялась уже множество раз, успокаивая её после ночных кошмаров и укачивая на своей груди. Шокракар так ни разу не отведала вкуса её губ, думая, что у них впереди ещё целая жизнь; так ни разу не сказала о своих чувствах, что были чем-то большим чем любовь, преданность и дружба. Но лишь теперь, запоздало поймав последний вздох с побелевших губ Героини Ферелдена, Шокракар поняла, сколько упустила. А упущенного — уже не наверстать.

  Могучие плечи потрошительницы поникли и затряслись, а рогатая седая голова повисла. Ощущая, как холодеют фарфоровые пальчики её маленькой госпожи, Шокракар прижалась серым лбом к золотистому чистому лбу Кары и скрипнула зубами, из последних сил сдерживая нечеловеческий вой, разрывающий грудь.

+1

3

Текст заявки:

Ну что ж, надеюсь, сюда хоть кто-то иногда заглядывает. Нас двое, и мы ищем игроков, которые хотели бы воплотить в жизнь чудесные миры Терри Пратчетта. Честно скажем: попыток у нас было уже три, все провалились. Почему, учитывая популярность мира - вопрос. Матчасть прописана, завязка для игры была. Поиграли мы совсем недолго, и вот.
Мы занимаем собою роли Мойста фон Липвига и Думминга Тупса. Ищем всех! Начало игры у нас, правда, заточено под волшебников и ведьм, но тут уж не того, чтобы носом воротить х)
От вас хотелось бы заинтересованности в игре и хотя бы начального знания мира. Мы тоже не наизусть Пратчетта знаем, если что.
В крайнем случае готовы сыграть в закрытом формате даже с парочкой людей, поэтому пока заявка без приглашения на форум. По факту он закрыт и откроется только в том случае, если найдутся желающие.
Пост прилагаю я, Липвиг, потому что заявка от меня.

Пример вашего поста:

Пример поста

Налоги… Для кого-то это слово не представляет проблем, для кого-то оно очень обременительно, а кто-то знает тысячи способов сделать так, чтобы его это слово не касалось. Мойст фон Липвиг окинул взглядом унылый пейзаж Анк-Морпорка за окном. Ему всегда было любопытно, на что уходят налоги в этой дыре? И стоит ли из-за этого загадочного «чего-то» расставаться с деньгами?

-Г-г-гооосподин Липвиг, вы не п-п-предупреждали, что у нас п-п-п….
-Не понимаю, о каком пополнении вы говорите? Там всего пара человек… Почтамт развивается, он пользуется популярностью, нам всего лишь нужна небольшая помощь, – Мойст спешно вырвал из рук помощника потрепанную тетрадку. – Можете быть свободны, Тряпкинс.
- С-с-слушаюсь, г-г-г…
- Нет, погоди, - он развернулся на каблуках и щелкнул пальцами, доверительно глядя в глаза помощнику, все еще пытающемуся договорить фразу. – Давай пока не будем сообщать всем о пополнении в коллективе? Всего пара человек… вы их даже не заметите. Пусть ребята попробуют себя, привыкнут… А если останутся, тогда уж…
Тряпкинс одновременно закивал и отрицательно замотал головой.
- П-п-понимаю, г-г-гоосподин, вс-с-се во благо организа…
Хлопок двери оборвал эту душещипательную речь. Липвиг оказался в большой комнате, которая была битком набита людьми. Все они гомонили, ходили с места на место и обменивались какими-то бумагами. Увидев главного почтмейстера, толпа поутихла. Молодой человек изобразил дружелюбную улыбку и прошел к своему столу.
- Итак, господа, сегодня почта Анк-Морпорка открывает перед вами…
Именно в этот момент недолгое молчание оборвалось, и вся толпа ринулась к столу, наперебой тараторя каждый о своем.
- Спокойнее, господа! Каждый сможет высказаться, - все еще сохраняя улыбку, Липвиг поднял руки, призывая всех к молчанию. За годы своей жизни он научился чувствовать настроение толпы. И в данный момент настроение это было не самым положительным. Долго думать о причине волнений не пришлось, так как один из присутствующих вышел вперед. Это был иссохший старик с крепкой тростью, которой он сразу же со всей силы – стоит заметить, если бы она была – ткнул в стоящего рядом лысого мужчину.
- Эта головешка говорит, что я пришел работать уборщиком! – прокричал старик, злобно прищурившись на Липвига, будто тот уже нанес ему личную обиду. – А Я ПРИШЕЛ РАБОТАТЬ НА ПОЧТЕ!
Гомон возобновился, и на этот раз успокоить толпу было сложнее. В конце концов, в почтмейстера прилетела скрепленная стопка бумаг, на которой значилось «ДОГОВОР». Липвиг прокашлялся. Несколько сотен пар сердитых глаз уставились на него.
- Почему там написано, что мы работаем ночными уборщиками на окраине за два пенни в неделю??? – послышалось из толпы.
Последовала небольшая пауза.
- Минутку, господа…
Пробираясь по стенке к входной двери, Липвиг гадал как сюда вместе с кучей сброда занесло человека, который умеет читать. Но еще больше его интересовало…
- Тряпкинс! – он высунул голову в приоткрытую дверь, за которой началась новая волна обсуждений.
- Д-да, г…
- Кто дал этим людям договор?!
- Я п-п-подумал, чтобы в-в-вам не трат-ти-ть время… Ост-т-тавил его т-т-там, чтобы желающи-щи могли сами ознакомиться…
- Я тебя… - он прикусил губу и улыбнулся одной из тех улыбок, от вида которых начинают плакать маленькие дети. – Что бы я без тебя делал?
Дверь снова захлопнулась, толпа замолчала и выжидательно уставилась на предполагаемого работодателя. Липвиг сделал глубокий вдох. Каким бы ни было течение, по нему нужно плыть.
- Вышло небольшое недоразумение, господа! Видите ли… Ммм… Да! На момент подачи объявлений о поиске сотрудников у нас были только вакансии уборщиков в отделениях на окраине города, но! К счастью для вас сейчас обстоятельства сложились так, что нам срочно нужна помощь в главном отделе доставки. Как вы понимаете, заработная плата здесь будет гораздо выше…
- Но… - из толпы вынырнула рука с договором. Мойст в два шага оказался рядом с выдающимся грамотеем, которому приспичило именно сегодня явиться в этот проклятый кабинет. Он вырвал злосчастные листки.
- Что вам бумажка, господин? – прошептал он, очень стараясь, чтобы улыбка вместо нервной стала дружелюбной. И продолжил уже громче, возвращаясь на место:
- Кого интересуют формальности? Договор старый, мой помощник все тот час же переоформит. Полагаю, куда больше вас заинтересуют цифры!

Спустя полчаса кабинет опустел. В небольшой записной книжке почтмейстера прибавилось полторы сотни сотрудников центрального отдела доставки за последние два месяца. А по официальным документам где-то в отделениях почты на окраине города за последние два месяца прибавилось полторы сотни ночных уборщиков.

+5

4

Текст заявки: Ищу игрока на роль Соласа из игры Dragon Age Inquisition. Описанная ниже идея не исключает импровизации и совместного придумывания различных ситуаций.

Несколько фактов:
- действия сюжета происходят после Чужака;
- хедканоню, что элувианы (не все) работают не только как переходы в разные точки Тедаса, но и окна в другие миры;
- инквизитора и моего персонажа условно можно назвать близнецами (внешне они почти одинаковы, кроме нескольких нюансов);
- у Соласа и Лавеллан роман не сложился – дальше флирта у них не ушло. Но они были хорошими друзьями;
- основное место действий – Мидгард. Это наш современный мир, в котором скрываются мистические существа (ведьмы, колдуны, монстры, охотники, в общем, можно сравнить с сериалом "сверхъестественное", из которого выкинули ангелов);
- Никра (собственно мой персонаж, маг, 64 годика от роду) застряла в Мидгарде на 5 лет, отбывая наказание за ряд косяков на родине (в другом мире);
- по характеру общительная, упрямая, любопытная. Порой может быть приставучей.  Альтруистка до мозга костей (однако из-за особенностей текущего проживания в Мидгарде вынуждена сдерживать порывы);
- суть наказания – отсидеть указанный срок в качестве человека, не влипая в истории;
- Никра учится уже второй год на факультете изобразительных искусств и работает в баре. Первое, чтобы хоть чем-то себя занять, а второе – деньги-то на жизнь всем нужны;
- раньше бывала в Тедасе, водилась в компании Хоук, как одна из спутников.

Итак, а теперь о главном, о сюжете

Распрощался, значит, Солас с инквизитором, стекаются к нему эльфы со всего Тедаса. События движутся, до снятия Завесы чуть-чуть остается, а ему не хватает силы, совсем немного, чтобы положить конец своему же творению. Судьба сводит его со старой знакомой. Эльфийкой по имени Урсаане́н (Урса). По воле случая познакомились они еще в далекие времена эванурисов, ненадолго, правда, но достаточно, чтобы связать обоих крепкими узами дружбы. Урсе где-то 10к и она приходится Никре бабушкой, о которой в семье уже очень давно ничего не слышали. У эльфийки есть свои причины помогать Соласу, а не только лишь по доброй памяти. Чтобы все части плана сошлись воедино, Урса, прикинувшись человеком, "подружилась" с внучкой, а в определенной момент попросила об услуге: заменить ее в квесте (который заключается в поиске предметов по подсказкам). Никра соглашается. Первая часть плана готова. Вторая – предложить Соласу артефакт, силы которого будет достаточно, а взамен такую малость – немного капель крови.

Попав в Мидгард (сам через зеркало или с помощью Урсы), Солас оказывается близко к одной из точек схрона (артефактов два, мол, бери любой), на месте которого Никра ищет предмет по квесту. Обоим нужно одно и тоже – старая книга, написанная Урсой. Стоит Никре до нее добраться, а тут Солас.

Произошло ли дальнейшее из-за того, что артефакт был стар и мог работать неправильно, или так было задумано изначально, но, когда Солас попытался отобрать книгу, та рассыпалась в прах, а оба эльфа оказались в магической тюрьме – копии места целой улицы, но серой, искаженной и полной оголодавших монстров, которые жрут магию как вкусняшки. Несмотря на взаимное подозрение, Соласу и Никре приходится сотрудничать, чтобы выбраться из западни и не быть съеденными. Только вот сбежать смогли не только они, но и часть чудищ.

Здесь пути героев расходятся. Ненадолго. Солас не может вернуться с пустыми руками. Есть еще одна попытка. Только вот загвоздка: второй том находится в библиотеке коллегии магов, куда постороннему вход закрыт (о чем становится известно при первой же попытки туда попасть). Единственный путь – заслужить "читательский билет". А главное даже возможность имеется – выпущенные монстры во всю наслаждаются свободой и охотников на контракт еще не нашлось.
Что может сделать эльф, не зная этого мира и того, как убить чудищ, которых уничтожать привычным способом – рискованно? Верно. Обратиться за помощью к той, кто в этом разбирается.

Пример вашего поста:

Пример поста

Острая заноза засела в мозгу, напоминает о себе все сильнее. Ее бы нащупать и вытащить, чтобы не мешала. Эльфийка бегло пробегается взглядом по пьяным и веселым лицам людей. Среди них нет хозяина дома. "Должно быть, он спустится потом". Время ожидания тянется до мерзкого медленно. Демонстративное веселье, которое приходится изображать, стараясь не быть белой вороной в океане пестрых тел, просачивается внутрь, сглаживая острые углы. Мелодии сменяют друг друга непредсказуемо, прыгая по жанрам: от тяжелого рока до спокойного медляка. Люди танцуют, подхватывая ритм, кто как может, унося вслед за собой. Почему так тесно и будто не продохнуть? Когда комната успела сузиться до размера маленькой коморки? Она не очень понимает, кто рядом, кто касается вскользь плеч. Запахи дурманят, кружат голову. Дробящий слух бас сменяется чем-то мягким, оно качает легонько, постепенно обволакивает. Не смущает, что нарушают личное пространство ежесекундно. На волне, как под гипнозом. Кажется, что все под контролем, что сможет остановиться, если захочет, выскользнуть из замкнутого круга танцующих.  Когда все заканчивается с приходом организатора вечеринки, к которому теперь прикованы взгляды всех присутствующих, внутри остается звенящее "ничего".  Переборов желание найти ванную, набрать в ладони холодной воды и плеснуть себе прямо в лицо, эльфийка осторожно подбирается к цели, чтобы подстроить заранее оговоренную "случайность".
Вышло легко, пожалуй, даже слишком, потому хочется скорее убраться подальше. Прихватив со стола два бокала с чем-то похожим на шаманское, девушка возвращается к своему спутнику и протягивает один из них:
- Ловкость рук и никакого мошенничества, - за усмешкой прячет разрастающуюся тревогу, порожденную плохим предчувствием. Чем бы на самом деле не являлась жидкость, искрящаяся задорными пузырьками, она пьется поразительно легко. После уже не хочется уходить, вызывая острое желание остаться, позволить духу Хэллоуина запустить свои крючковатые, когтистые лапы прямо под ребра, чтобы сжалось сердце на секунду, а после забилось в исступлении.
Их накрыло. Внезапно, как налетело со спины. В черепе загудело, заглушая мысли. Тело налилось свинцом, сковав мышцы параличом. Ноги больше не держали, а ухватиться за что-либо не получилось. Тяжело опустившись на пол, эльфийка  едва замечает мутнеющим взглядом, как рядом кто-то точно так же проваливался в обморок. И никто даже внимания не обратил, продолжая беситься под громкую музыку, как в трансе. "Проклятье…", только и успело пронестись в голове прежде, чем сознание схлопнулось и растворилось в беспамятстве.
Ее забытье не похоже не кромешную темноту, в которой больше ничего нет. Пространство плывет и изворачивается клубами дыма, едко проедающим носоглотку. Воздух вибрирует, сотрясается в такт звону множества цепей. Он рычит и скалится в безуспешных потугах разорвать путы, его оплетающие, и дотянуться до солнца. Фенрир пойман и челюсти не разомкнутся, не сожрут источающий обжигающий жар светило. Горящие безумием и злобой два огня впиваются в тело, рвут хрупкую оболочку, сокрушают в труху кости, треском дополняя песнь металлических звеньев. Горло уже не дерет, и не зудит по всему телу ужас. Потому что глаза теперь смотрят с другой стороны, а мышцы болят совсем по-другому, ощущая тяжесть и холод стали, опутывающей лапы и шею.
Проснись.

Отредактировано Nikranel (01-01-2019 18:41:52)

+2

5

Форум: Dragon Age: We are One
Текст заявки: Та, кто стоит за левым плечом
Лелиана, сестра Соловей, Сенешаль Инквизиции - титулов и имён достаточно, чтобы чувствовать себя почти свободно, пользуя любой из них.
А что до истиной свободы?
Та, кто отдала себя Предназначению и поверила в грезы, однажды заступив дорогу Серому Стражу, та, кто теряла и переживала кризис веры; та, кто потеряла теперь место, которое могла бы называть своим домом...
Мы во многом похожи. Но несколько лет ты не могла меня простить за то, что я стала не на твою сторону - оставила тебя главой шпионов, а не помогла взойти на Солнечный Трон.
В твоих руках могла быть почти безграничная власть... но не получилось.
Простить такое было тяжело, но, кажется, ты справилась. Осталась рядом со мной и в организации, которая ныне вот-вот готова рухнуть или вновь взлететь фениксом.
К чему ты стремишься теперь? Чью кровь на твоих руках я снова вижу?

Нюансы: придется вникнуть в происходящий на форуме сюжет. И я бы хотела играть МНОГО разговорно-политически-шпионского с ангстом.
Очень жду от вас понимания персонажа, открытости к диалогу и, главное, - желания играть)

Бонус: если у вас есть игрок на примете - можете приводить на роль ГФ-Кусланда и, заодно, своего романтического интереса.

Ваш персонаж: Инквизитор, Эвелин Тревельян - анкета на форуме
Пример вашего поста:

Пример поста

Эвелин не просыпалась в кошмарах. Это ложь. А вот то, что валик, собранный из походного плаща, был влажным от слез поутру — было правдой.
Инквизиция проиграла лишь одну битву. Нападение на Убежище. Инквизиция ТЕПЕРЬ проиграла вторую — нападение на сытый и мирный Скайхолд, за одно утро обратившийся в узилище и могилу для многих.
О Шартер доложили одной из первых. Она не была единственной жертвой. Но Эвелин, как наяву, видела открытое лицо в веснушках, большие глаза, осторожную улыбку на чужом спокойном лице.
На войне умирают — к этому привыкаешь быстро. К тому, что война входит в твой дом и убивает спящих, не привыкнуть. Леди Тревельян не хочет привыкать.
Но кому есть дело до того, что на сердце у правителя без страны, лидера проигравших и фигуры, ставшей вдруг пешкой на доске других.
Вестница не думала, что всё закончится так. И она не собиралась с этим смиряться, признавать, что всё закончилось.

Долгой вереницей шли отступающие. Уходили вниз с гор. Уходили в низ по редким тропам. Несли на себе раненных, бросали редкие пожитки и подхватывали ослабевших: когда в дом пришла смерть, всё, что сумели забрать павшие — себя.
Будто в насмешку над Тревельян, судьба преподнесла ей последний дар — лириумный протез. Гномы, эти безумные мастера из подвалов, утащили и спасли свои инструменты и её протез.
Привыкать к его тяжести было куда легче, чем привыкать к тому, что будущее туманно, а прошлое — сплошная боль последних дней.

Король Ферелдена согласился её принять. Это было хорошо. Эвелин ехала, иногда поглядывая на свой куцый отряд сопровождения, и думала о Каллене и его солдатах. Сколько из них захотят вернуться домой? скольким из них одемонела эта и другие войны? Сколько из них решат, что безумный эльф победит, потому стоит прожить последние дни, месяцы, годы... спокойно.
Сколько?
Кем можно располагать? На кого надеяться?

Что вообще осталось правдой, кроме боли и разочарования?

Дорога на Крествуд была знакома до последнего поворота. Кэр Бронак, серо-зеленой глыбой, будто старый дракон на холме, бросал длинную тень вниз. Заезжая в эту тень, замечая новые машины на стенах и полный гарнизон, леди Тревельян про себя прикидывала состав защитников форта, но это было счетом ворон — не более. Напрасный труд — а голова пуста.
Хотелось выцарапать глаза эльфийскому божку и, одновременно, хотелось лечь на камни Скайхолда и закрыть глаза. Но что-то гнало вперед. Опять и опять.
Мир создан из грязи, дыма и огня.
Из бесконечного "не тронь меня",
Но мы... не сдаемся. — Прошептав, женщина спешилась. Спрыгнула с седла без помощи протеза — не могла еще толком полагаться на него. Черненная сталь и синие прожилки лириума. Черная куртка. Зеленый плащ. Черная одежда, черные круги под глазами.
Траур — слово не выразит всю скорбь.

Когда увидела короля, уже оправившегося от нанесенной раны на приеме, но будто бы истончающегося, всё менее похожего на того, громогласного и недовольного, что встречал почти пять лет тому назад в Редклифе, Эвелин поклонилась. Низко. Без гордыни. Выхолощенная, как выпотрошенная форель, от всякий собственных честолюбивых мотивов: Инквизитору следовало спасти тех, кто ей доверился и стал под зелено-золотое знамя. А иначе какой она, к демонам, Инквизитор.
— Ваше Величество, от всего сердца благодарю, что вы согласились выслушать Инквизицию.

Вивьен оторвет ей голову.
Вивьен здесь нет и не было десятков храмовников и войск, шпионов и жриц, которые помогли бы разбитым жителям отобранного замка.
А если нет никого и Создатель их покинул, то с этим миром, расползающимся на части, следует разбираться самим.
Тревельян боялась поднять голову и посмотреть в чужие светлые глаза. Боялась, что не хватит сил быть железной.

Отредактировано Шизка (02-01-2019 18:21:06)

+2

6

Форум: Dragon Age: We are One
Текст заявки: у моего старого эльфа-убийцы из Антиванских Ворон была целая остроухая сосисочная вечеринка учеников и, ну… не лапочка, не дочка, но около того. Опустим, что жилистая и сильная, наполовину антиванка и наполовину ривейни, девчуха вполне так соревновалась ростом даже с довольно рослым для эльфа мастером.
Так вот. Эта история чем-то напоминает завязку сериала Декстер: девочку выносят из дома, утонувшего в крови. Она не была сиротой и бродяжкой до того, как её принесли в отбор к Воронам, но она выжила и попала к своему "крёстному" снова, годы спустя. С крещённой им же в крови девочкой у мастера-убийцы есть особая сентиментальная связь, а, учитывая, что он во время призыва на службу к Ужасному Волку вместе со всеми остальными бросил её позади, умирать в пыточных безуспешно пытающейся вызнать, куда ушли ренегаты, гильдии — ещё и вину немалую испытывает. Приходите играть драму отцов и детей, немного того, и другого, и третьего. Жрать стекло я не хочу, бесцельной драмы не люблю, но описать тихую и ужасную трагедию в красных тонах — очень хочу. И вариант отыграть что-то вроде Убить Билла у вас тоже будет ;3
Ваш персонаж: Северо Ратей — уберстрёмный внутренне и внешне бывший мастер Антиванских Воронов и сам ренегат, ныне работающий за спасибо на Соласа, зверски вырезая духовных лидеров Тедаса. Он няша, правда. Каждую секунду думает, как бы развесил симметрично по комнате ваши кишки, но в принципе он норм (я убеждаю себя в этом).
Пример вашего поста:

Пример поста

— Какое тебе д… — подуманное вслух на автомате передумалось. Ему было не всё равно, он был готов позволить повесить себе на уши немного чужих проблем. Не было ничего удивительного, что думавшая, что ему в который раз обязанная и немного успокоившаяся воровка попробует хотя бы изобразить вид заинтересованности. Или ей было искренне интересно. Так бывает у нормальных людей, ну, он сам же говорил.
Но от самого Северо столь желанная нормальность отчаянно отклеивалась. Её приходилось настойчиво утюжить к себе назад, натягивая на полумёртвое слева из-за былых нервных тиков лицо, проявлять немного больше доверия и радушия самому.
— Задание уже есть. Я всё не знаю, как к нему подступиться. Самый тяжёлый заказ в моей жизни, наверное.
Можно считать, что косситы были его маленькой персональной травмой. А тут аж три, и все — куда над его весовой категорией, и не маги, против которых Клинок бы так славно помог. Охотиться за лидером Орлессианской церкви было бы проще, потому что её из-за Скайхолда окружал хаос, а в таком ситуации и риски, и выигрыши, выше, и солдаты удачи вроде воров и убийц — процветают. Северо как-то подслушал рассуждения долийцев, что им, головорезам и наёмникам, почти влюблённым в своё ремесло или поневоле в него вовлечённым, покровительствовал бы нынче, молись городские по традициям, Фалон'Дин. Он всерьёз думал, не стоит ли ему молиться смерти напрямую, потому что за всю свою жизнь он не испытывал пиетета по отношению ко всем персонифицированным богам, но точно верил в окончательность этого конца.
Вот такие вот были сложные вещи, от которых он тоже бежал в простые и понятные дела. Вроде вычёсывания лохматого кроваво-медными сечёнными кусочками волос колтуна. Методичного, кропотливого. Молчаливого. Надо было душу изливать. И, может, Табрис могла бы тоже поупражняться в сложных задачах с этой аналогией.
— Значит, оставайся. Будем вместе с тобой не понимать, — Северо сделал паузу и продолжил — о своём. — Триумвират кунари не убивали никогда. Только Аришока, военного лидера. Последний раз это сделала Защитница Киркволла. А мне, считай, и Церковь им взорвать, и военачальника ушатать, и ещё главного негоцианта по пути, летящей походочкой на корабль обратно, щёлкнуть, — он криво ухмыльнулся и дёрнул гребнем, устав тягать понемногу клок волос. Рыжий пух снесло с зубчиков расчёски и унесло к неподвижной воде, по которой он заскользил, как невесомая, не способная потонуть водомерка.
Он представлял себе это почти никак. Нет, он представлял. Невозможно сложно, почти гарантированный труп. И потерянный кинжал. Если его одного. И множество трупов, если брать путь просившийся, реалистичный, но который он просто не хотел рассматривать.

Отредактировано Edgelord (13-01-2019 04:50:19)

+1

7

Текст заявки: Надеюсь плохие персонажи, все ещё в моде. И есть, те, кто знает героев Марвел не по фильмам.
Итак, я ищу гениального и харизматичного Натаниэля Эссекса он же Мистер Зловещей из вселенной людей икс.
Анотация к игре скудная, но я сразу говорю это продуманный и интересный сюжет. Здесь будут приключения, загадки, интриги и развития отношений между персонажами. Сюжет хорошо продуман, тут есть логика, обоснуй. Основной упор делается не на отношения!

коротко о сюжете

Натаниэль Эссекс, он же Мистер Зловещий. Гениальный ученый, которого на путь зла толкнула смерть беременной жены... С уходом из жизни последнего любимого человека он нашел новый путь - наука. Шли года, века. Эссекс добился больших успехов в области науки. И вот на одном из собрании клаба адского огня (впрочем клуб можно заменить на другую локацию) он видел ее... Слепая девушка по имени Фортуна, как две капли воды похожая на Ребекку. Что же? Происки врагов? Или же реинкарнация существует? Но почему она вернулась? Ее как и Синистера заинтересовала база стражей, предлогая сотрудничество Фортуне, Эссекс хочет убить двух зайцев одним выстрелом. Разобрать со стражами и понять, кто же такая Фортуна..
Но если он думал, все будет легко и просто, то приключение, только начинается....

Игровые требования:

Литературный стиль, третье лицо.
Динамичность по договоренности.
Знание канона и роли.
Размер постов от 10 строк.

О себе:
Большой игровой опыт.
Не бревно.
В реал нелезу, знакомств не ищу.
На форум не приглашать, только ЛС!

Пример вашего поста:

Пример поста

Жнецов поблизости не видно, из чего выхолить смерть должна была быть не запланированной. Все-таки странные дела творятся в Опере.
Аврора о чем-то видимо задумалась и не заметила, как к ней подошел Гробовщик. Она вздрогнула от неожиданности, повернувшись к собеседнику, при этом чуть отойдя от опасного участка сцены.
Эксцентричная внешность хозяина похоронили бюро, людей обычно пугает или вызывает чувство отвращения. Но Аврора напротив с интересом начала изучать облик похоронщика, задаваясь про себя вопросом: откуда у него такие страшные шрамы и как он остался жив?
В самой девушки можно было отметить одну интересную деталь: ее неестественно яркие глаза имели одну особенность. В них Гробовщик отражался не правильно. Вместо чудика в черном балахоне, в ее глазах можно увидеть красивого, молодого Жнеца с косой смерти, коим был похоронщик до ухода в отставку.
В этот момент на сцену, словно вихорь вылетела артистка, отпихнув в строну Аврору с Гробовщиком, не посчитавшим извиниться, и налетев гневной тирадой на бедного Смита, с претензией, что в ее роли мало реплик!
- Прошу, простить мою.. коллегу - девушка виновато улыбнулась - Артисты очень эмоциональные и бывают несдержанными. Поэтому лучше всегда держаться подальше от входа на сцену.. Могут сбить и не заметить.
Аврора себя артисткой не считала, и хоть с отличаем закончила балетную школу, балет для нее хобби. Она никогда не стремилась к славе. Поездка в Лондон и работа в Гранд Опере она использовала, как возможность улучшить свои навыки, научиться чему-то новому. Родная тетя, которая в прошлом сама была балерина, но после не удачного перелома стала преподавателем танцем многое дала племяннице. Но до мастеров и учителей Лондона ей далеко.
Из-за разъярённой артистки, Авроре пришлось еще сместиться в сторону, что и спасло ее. Веревка не выдержала тяжести груза и тот с грохотом упал вниз, подняв пыль и проделав огромную дыру в сцене.
Смит, словно ужаленный пчелой подлетел к месту происшествия. Сначала он убедился, что с примой все хорошо, она не пострадала и сможет танцевать дальше, иначе бы упал спрос на билеты. Аврора представляла собой золотую рыбку, которая приносит в этом сезоне много фунтов Опере.
Далее Смит начал вопить и требовал найти виновного, этот же груз, чуть не убил приму! А еще срочно нужны рабочие и плотники, чтобы заделать дыру в сцене, но единственный плотник театра заболел, хорошо, что сегодня выходной! Вспомнив, про Гробовщика, мужчина поинтересовался:
- Вы же делаете гробы. Значит еще и плотник? Сможете быстро залатать нам сцену? - не дождавшись ответа, он снова куда-то скрылся, при этом попросив Аврору проводить гостя, а то вдруг он забыл дорогу?
Будь на месте Авроры коренная жительница Лондона, устроила бы целую тираду и истерику на тему: я артистка, и не обязана никого провожать! Смит не любит городских штучек, эти глупые девушки строят из себя невесть что, даже если их роль сводиться к одной реплики на заднем фоне основных героев. Другое дело девушки из провинции, которые не избалованы и покорны. Авроре слава еще не вскружила голову. Остается гадать эту юную душу испортит слава, затопчут ее в грязь, подобно цветку или же она останется собой.
- Пойдемте, я провожу Вас - немного отрешенно сказала юная балерина, все еще не отойдя от шока. Она понимала, этот груз мог ее убить.

0

8

Форум: GLASS DROP [crossover]
Текст заявки: Романы Стивена Кинга — целая обширная вселенная, которая не выходит из моды. Его книги любят, читают; этого автора и его работы знают все. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. И в ролевом эта тема достаточно актуальна. Давайте вспомним, какой ажиотаж прошелся по ролевому, когда «Оно» вышло в кинотеатрах. Все погрузились в историю о клоуне, читали роман, потом перечитывали, пересматривали обе экранизации... Играли. А ведь у Стивена масса невероятных историй в закромах. Каждый роман представляет собой нечто особенное. Каждый роман можно переплести с другим. Я не буду говорить долго и много. Просто хочу пригласить тебя в эту большую вселенную. Погрузиться в игру и создать целый мир на этой почве. Хочешь присоединиться?
Сама я в большей степени погружена в «Кладбище домашних животных». На данный момент имеется заявка на Джеффа Мэттьюса, героя фильма, отдельного от книги; так же заявка на Беверли Марш из «Оно». Но представителям любой истории короля ужасов найдется место; любому я в состоянии предложить игру.
Ваш персонаж: Эйлин Крид. Дома ее называют более ласково — Элли. Полная форма имени употребляется лишь в тех случаях, когда она сделала неоспоримую глупость. На момент начала событий ей было едва больше пяти. Каштановые темные волосы, пристальный цепкий взгляд и шрам на коленке после падения с качелей во дворе старого дома в Ладлоу. Сирота, живущая с бабушкой и дедушкой по самой простой и одновременно страшной причине. Та, кто знает о смерти не по наслышке.  Достаточно умная, несколько меланхоличная; не до конца пережила старую трагедию. На этом можно заканчивать, верно? Почти.
Перенесемся в прошлое.

куски анкеты

В жизни детей большое место занимает семья. Элли всегда любила своих родных. Своего младшего брата, который едва научился произносить «ма»; маму, живую и улыбчивую, которая в каждый новый день своей дочери вносила порцию солнца; папу, самого любимого в мире человека, из-за которого они и покинули Чикаго. И, конечно, кота. Уинстон Черчилль — в быту просто Черч, — был настоящим любимцем Элли, без которого она не представляла своей жизни. Пожалуй, сложно представить, чтобы кто-то любил своего питомца сильнее. Словом, это была обычная семья. Нормальная, со своими традициями, проблемами и шутками. Среднестатистическая американская мечта, в которой отец семейства имеет выгодную работу, а мать обеспечивает семейный очаг. Такими они приехали сюда. Счастливыми, любящими друг друга. Остановились на подъездной дорожке возле небольшого светлого дома и тем самым изменили свою жизнь.
Нет, сперва все было хорошо. Эйлин быстро освоилась в новой школе и завела подруг. Несмотря на то, что в первый день ее маленькое сердце трепыхалось от страха перед новым коллективом, она привыкла. Как и любой ребенок, Элли не заостряла внимание на плохом. Она быстро забывала обиды и не стеснялась подходить к незнакомым сверстникам. Уж у нее жизнь точно налаживалась в Ладлоу. Луис Крид, отец семейства, так же достаточно быстро привык к новому рабочему месту. Более того, родители тоже умудрились завести себе новых друзей — семейная пожилая пара, жившая по соседству, оказалась приятной компанией.
Пожалуй, изначально именно из-за старика Джада механизм перемен пришел в действие.
Жизнь Кридов начала трещать по швам. Трижды раздался предупреждающих треск, прежде чем все окончательно развалилось.
р-р-раз!.. Элли, как и любой ребенок, слишком любопытна. Именно это приводит ее за дом, к зарослям крапивы и едва заметной тропы, в малой степени все же заросшей кустарниками. Ранее этой тропой явно пользовались и, более того, за ней ухаживали — крупные речные камни, которые обозначали границы узенькой дорожки, все еще были здесь. Они поросли мхом и теперь едва различались среди зелени, но все же они были. Именно Джад отреагировал на вопросы любопытной девочки и предложил не только рассказать историю загадочной тропинки, ведущей в лес.
Всей семьей они отправились туда, желая посмотреть, что же находится у них прямо под боком. Джад шел впереди, рассказывая историю о том, что им предстояло увидеть. Он предостерегал Элли от прогулок по лесу в одиночестве, рассказывал истории своей молодости и говорил о том, как много питомцев похоронено здесь. Потому что смерти нужно, чтобы о ней знали. Людям это нужно тоже. Он говорил, говорил, говорил... Долго, монотонно, невнятно из-за своего акцента. Ровно до того момента, пока перед глазами Кридов не появился столб с табличкой. Это сооружение было сколочено из досок, которые дети, вероятно, тащили сюда отовсюду. На табличке было начертано название. «Клатбище домашних жывотных». Орфографические ошибки Элли помнила и сейчас. Деревянная табличка, прибитая к так называемым воротам, снилась ей с тех пор постоянно.
Кладбище представляло собой поляну, окруженную валежником с трех сторон. Везде были кресты. Кривые таблички все с теми же ошибками, которые содержали в себе клички чьих-то умерших любимцев. Их было слишком много и Элли не сразу отреагировала на них должным образом. Она испытывала лишь любопытство, но потом, со временем, в ее сознании что-то перевернулось. Свою роль сыграло существование проклятого кладбища. Элли снились кошмары о том, как следующим постояльцем этого вечного прибежища становится Черч, ее кот. Это зародило в ней мысли о смерти, страх перед неизбежным.
д-д-два!.. День Благодарения всегда был семейным праздником. И Рейчел Крид вместе со своими детьми была приглашена в Чикаго. К своим родителям. Луис, ощущая ненависть со стороны предков жены, благоразумно решил не ехать. Выпить пива с Джадом, посмотреть какое-нибудь глупое шоу по телевизору, покормить Черча и лечь спать. Неплохой план на праздник. Так и должно было произойти. Луис благополучно проводил свою семью в аэропорт и Элли потребовала его поклясться, что он присмотрит за Черчем. Он действительно собирался это сделать, но...
Вернувшись домой, Элли не узнает своего питомца. Он будет вести себя, словно одичавший хищник. Научится таскать мышей, словно хвастаясь уловом перед хозяевами. Постоянно будет пропадать черт знает где. Наконец, от него будет ужасно сильно вонять; с этим запахом не справится ни один дорогой шампунь, выпрошенный Элли у матери. Казалось бы, объяснений подобным изменениям просто нет. Кажется, что Элли никогда об этом не узнает.
Не узнает о том, что в день благодарения Джад найдет ее кота мертвым у себя на лужайке. Его сбил очередной грузовик «Оринго», водители которых совершенно не сбавляли скорость на трассе, превращая дорогу возле домов Кридов и Крэнделлов в настоящий смертоносный аттракцион. Именно Джад, в благодарность за врачебную помощь Луиса его больной жене, предложит тому взять кота, лопату, и направиться следом за ним. Они пойдут на кладбище домашних животных, но вместо того, чтобы похоронить несчастного на лужайке, полезут на валежник, рискуя упасть и сломать шею. Они будут подниматься выше и выше, преодолевая одно препятствие за другим. До того момента, пока не дойдут до старого кладбище индейского племени микмаков. Именно там Луису предстоит похоронить кота, возведя над ним холмик и сделав тем самым своим котом.
Именно оттуда на следующий день вернется Черч, изменившийся навсегда.
Но тогда Элли об этом не знала, как не знала и Рейчел. Они продолжали жить спокойно, выбирая шампуни получше и подороже. А следующий грузовик «Оринго» набирал скорость...
т-т-три!.. Все случилось из-за грузовика, из-за воздушного змея и из-за шуток, на которые отвлеклись взрослые. Гейдж бежал за змеем, крепко держа в руках катушку. Никто не обратил внимания на то, как быстро малыш приближался к дороге. Никто, казалось, не слышал рева мотора большой машины-убийцы, выезжающей из-за поворота. Все случилось слишком быстро.
Элли видела, как отец, словно обезумевший, бежит следом за ее братом. Кричит не своим голосом, но тот его и не слышал. Слишком увлеченный игрой, Гейдж выбежал на дорогу и в этот же момент грузовик «Оринго» проехал, сбив его с ног. Никто бы не выжил после подобного. Маленький ребенок тем более. Элли помнит до сих пор маленький окровавленный кроссовок, слетевший с ноги ее брата. Тогда смерть в очередной раз приветственно улыбнулась семейству.
Затем были похороны. Не желая оставаться в доме, полном воспоминаний, Рейчел взяла Элли и отправилась к родителям в Чикаго. Луис снова не поехал. Элли не знала причины, но что-то в глубине ее души заставляло запаниковать. Она слезно молила отца взять билет и направиться следом. И он обещал приехать через пару дней. Но не прилетел. Там, в аэропорту, Элли видела своего отца в последний раз.
Джад солгал. Но даже если бы и нет, то Луиса это не остановило. Вооружившись лопатой, фонарем и прочими необходимыми вещами, он отправился на городское кладбище за телом сына. В ту ночь Элли проснулась в ледяном поту. Она видела в своем сне бледного парня с окровавленной головой. Тот явно пытался ее предупредить о чем-то. Однако, слово «эксгумация» было слишком сложным для нее и она не смогла вспомнить ничего, чтобы передать послание матери. Видимо, Рейчел и сама оказалась во власти того окровавленного благодетеля, потому как она все поняла. Тогда она решительно собрала вещи, чтобы как можно скорее вернуться в Ладлоу. Она даже не попрощалась с дочерью, не зная, что встреча с ней была последней в жизни.
Как бы Рейчел не торопилась, Луис оказался быстрее. Казалось, все злые духи помогали ему преодолеть валежник и рыть мерзлую землю. Он словно сошел с ума, обезумел, свихнулся. Совершенно не думая о последствиях, Луис Крид похоронил своего сына на кладбище микмаков. Позволил чему-то очень плохому вернуться оттуда в теле Гейджа. Позволил этому чему-то убить Джада. Рейчел. Позволил самому себе лишиться рассудка и снова вернуться на кладбище, хороня на этот раз уже любимую женщину. Отчаяние в его голове не позволяло разумным доводам отрезвить мужчину. «С Гейджем я ждал слишком долго, но с Рейчел я успею». Не успел. Успеть вернуть кого-то из мертвых просто невозможно. Именно поэтому монстр в теле женщины убил Луиса Крида.
Элли Крид осталась сиротой.

Луиса сочли сумасшедшим. Было сказано, что он убил свою жену и соседа. Убил кота. Эксгумировал тело сына. Долго и саму Элли кормили такой историей. Но в ее сны все еще приходил Виктор с окровавленной головой, рассказывая настоящую историю. Дабы избавиться от них, Элли долгое время принимала психотропные препараты, пытаясь вернуть себе рассудок. Она боялась сойти с ума, как сошел с ума ее отец.
Но, кто знает, быть может единственный способ вернуть себя — это направиться в Ладлоу? Столкнуться лицом к лицу с прошлым? Потому что прошлое не отпускает. Как и сверхъестественное, которое плотно впивается в твою жизнь. Кошмары в судьбе Элли Крид еще не закончились. Вне всяких сомнений.

Пример вашего поста:

Пример поста

Стоило мне пройти вглубь дома, как все перечисленные «ароматы» превратились в нечто более понятное. В нос ударил запах сырости и плесени. Перед моим лицом повисло облако пыли и от нее в носу неприятно защекотало. Взмахнув рукой, я разогнала перед собой эту пыльную дымку, и тем самым открыла себе мир своего прошлого. Старый дом таит в себе чертовски много воспоминаний, моих детских впечатлений и липкого чувства ностальгии. Какой-то незавершенности. И только это чувство не позволяет мне отпустить прошлое, отступить. Уехать в идеальный чистый и спокойный мир Чикаго.
Я по-настоящему боялась идти дальше, представляя, как ступени ломаются и следом за этим я ломаю и свои ноги. Но все равно не останавливалась и поднималась дальше, проводя рукой по перилам. Пальцы коснулись старого дерева, некогда лакированного. Кожа явственно ощущала мерзкое присутствие пыли, но отвращения и брезгливости я не испытывала к этому дому. Просто не могла. Черт, я испытывала практически болезненное удовольствие от того, что находилась здесь. На маленьком кладбище своих воспоминаний.
Невольно я оборачиваюсь назад, к лестнице, и прислушиваюсь к шуму, издаваемому Стивом. Тот факт, что на кухне сейчас находится один живой человек, не имеющий никакого отношения к прошлому этого дома, должен меня успокоить. Но не успокаивает. Словно залитую солнцем кухню от пыльного коридора со скрипящими половицами отделяет целая временная пропасть. Словно мир порвался, и я оказалась в параллельной вселенной, которая позволяет страхам оживать.
Я не была той, кто пугается собственной тени после ночного просмотра фильма ужасов. И я, совершенно точно, не верила в призраков, живущих в заброшенных домах. Но все равно поднявшись на второй этаж своего старого дома я буквально кожей ощущала постороннее присутствие. Собственное сознание затеяло со мной игру и правила были просты — попробуй не сойти с ума, видя силуэт своей давно погибшей мамочки в каждом углу древнего дома. И дело было вовсе не в разыгравшемся воображении — хотя я и ставила в вину происходящему сон, который видела за несколько дней до возвращения в Ладлоу.
То был просто ночной кошмар, вызванный переживаниями из-за поездки. Не более. И сейчас я отмахнулась от чувства опустошенности, которое испытала тогда, проснувшись в холодном поту на скомканной простыне.
Медленно проходя вглубь дома, я осматриваю кремовые обои, рамки с фотографиями на стене. Мама настояла на том, что пустое пространство просто необходимо чем-то заполнить. И она была не из тех, кто будет довольствоваться картинами — вполне возможно, это следствие долгой жизни в доме моих бабушки и дедушки. Там слишком много пугающих изображений. Мама же предпочла им наши фотоснимки. Черно-белые и старые, сейчас они были покрыты толстым слоем пыли.
Я не удержалась и приблизилась к одной из рамок. Провела пальцами по толстому стеклу, дабы смахнуть серый слой и рассмотреть изображение. Пыль на ощупь была практически маслянистой, неприятной. Я невольно поморщилась, вытирая пальцы о собственные джинсы. Однако мое лицо тут же разгладилось, когда я увидела кто именно изображен на снимке. Я и Гейдж. Милый снимок, на котором мой маленький брат сидит в садовой тележке; в ней я и катала его по саду. Конечно, эта фотография была сделана до того, как большой грузовик размазал Гейджа по дороге неподалеку от нашего дома. На глазах у всех. Размазал с такой силой, что маленький кроссовок моего брата отлетел в сторону. Окровавленный и трагичный.
Я только сейчас вспомнила детали того дня. Мы запускали змея и все были счастливы. А потом бац! — и смерть. Кто бы мог подумать, что смерть станет основой моей жизни?
Машинально отшатнувшись от снимка, словно от ядовитой змеи, я глубоко вздохнула. Может быть, призраков и не существует, но наши воспоминания способны напугать куда сильнее. Потустороннее никогда не станет и в половину таким опасным, как твой собственный разум.
Дедушка никогда не появлялся здесь после смерти моих родителей. И тем не менее он позаботился о том, чтобы счета были оплачены и блага современности в данном доме сохранялись. И за это я теперь была ему благодарна. За то, что смогла включить свет в темном коридоре, лишь щелкнув выключателем.
Тишина и пустота. Вокруг не было ничего, кроме толстого слоя пыли, которая покрывала старую мебель. Да и что я ожидала увидеть? Настоящего призрака? Чувство омерзения в моем сердце вызвала только паутина. Пауков я не любила никогда. Плотная паутина молочного цвета вовсе навевала мысли о гигантских существах, которых однажды пришлось увидеть в фильме. Единственный фильм ужасов, вызвавший хоть какие-то эмоции.
Свернув в сторону своей старой спальни, я невольно почувствовала, как сердце начало биться более учащенно. Направление было выбрано волей случая, но в глубине души я прекрасно понимала, почему решила отправиться именно туда. К тому моменту, когда я уехала в Чикаго, все мои вещи остались здесь. Дедушка отказался забирать все то, что я имела. Предпочел обеспечить меня необходимым заново, но только не перевозить за собой багаж воспоминаний. Бабушка как-то обмолвилась, что он просто не хотел приезжать в этот дом. Я не могу винить его.
Толкнув дверь, я невольно поморщилась от ужасного скрипа. Петли, пожалуй, тоже придется смазать маслом, дабы каждый раз не глохнуть от ужасного завывания в пустом мертвом доме. Войдя внутрь комнаты, я машинально провела ладонью по стене и щелкнула выключателем, но… свет не загорается. Вполне возможно, проводка или лампочка просто оказались повреждены. В конце концов, я слишком много требую от старого дома. Тот факт, что он еще вполне себе ничего — уже счастье. Я глубоко выдохнула, стараясь дышать ртом, дабы не чувствовать запаха сырости. Казалось, он становился лишь сильнее. Я бы не удивилась, если бы услышала звук капающей воды, но в доме было тихо. Настолько тихо, что в голове материализовалось осознание собственного одиночества. Несмотря на то, что внизу по-прежнему находился Стив.
Я прошла в комнату, слушая собственные шаги в мертвой тишине. Достав из кармана старый маленький фонарик, который по счастливой случайности я обнаружила в машине, я постаралась осветить себе путь. Но даже с этим прохладным дребезжащим светом рассмотреть обстановку было проблематично. Я могла лишь по памяти угадывать детали собственной спальни и потому лишь разочарованно поджала губы, остановившись возле письменного стола.
На нем все еще лежали мои школьные принадлежности. Протянув было руку за тетрадью, я тут же ее отдернула — паук, размером с четвертак, перебирал по обложке своими мохнатыми лапами.
— Уродливая тварь, — процедила я, отталкивая тетрадь по пыльной поверхности стола дальше. На нем более ничего не привлекло моего внимания, и я невольно перевела взгляд на стену. Львиная ее доля была заклеена моими детскими рисунками. Я сорвала один из них, самый яркий и, насколько мне подсказывало сознание, один из последних. На нем была изображена вся семья. Папа. Мама, держащая на руках Гейджа. Я. И Черч, сидящий возле моих ног.
Вздохнув, я сложила лист четыре раза и спрятала в задний карман плотных джинс. И в этот же миг вздрогнула, стараясь не оборачиваться на услышанный звук. В темном углу, где стояла моя старая кровать, кто-то начал мяукать. Казалось бы, любой кот мог забраться в дом — вдруг где-то разбито окно или что-то в этом духе. Но у меня перехватило дыхание. В глубине души я знала, кто находится за моей спиной.
— Черч… — Я знала, что он мертв. Мой кот мертв, конечно же. Прошло пятнадцать лет, даже если бы с ним ничего не произошло тогда, сейчас бы он уже околел от старости. В моей голове пронеслось воспоминание о былой истерике, когда я требовала, чтобы Бог завел себе своего кота и решал, когда тому умирать. Но Черч не умрет, потому что он мой.
Он не умрет, потому что он мой. Верно, Элли?
Мяуканье раздалось за моей спиной снова. На сей раз звук прозвучал куда громче. Я могла бы поспорить, что это был мой кот. Я бы узнала его из тысячи других котов. Немного протяжный и скрипучий голос. Словно капризный. Я сжала фонарь в руке сильнее. Если бы в комнате было светло, то можно было бы увидеть, что костяшки моих пальцев побелели от напряжения.
Я не хотела смотреть туда, откуда доносился звук. Внезапно мой нос почувствовал еще один запах. Запах разложения буквально заполонил собой все пространство, и я теперь ничего не чувствовала, кроме него. Даже затхлость и пыль отошли на второй план. Рвотный рефлекс сработал моментально и мне пришлось зажать руками рот. Я уронила фонарь на пол и наклонилась, практически опускаясь на колени, дабы поднять его и выбежать прочь из детской. Свет тут же погас — возможно, от удара батарейки отошли в старой конструкции. Я шарила по полу ладонью практически вслепую, моля Бога о том, чтобы мне не пришлось дотронуться до паука, дохлой крысы. Или своего мертвого кота. И удача повернулась ко мне лицом. Стоило мне сжать фонарь снова в ладони, как я бросилась в коридор. Бедром задев стол, я вскрикнула от неожиданности и боли, но не остановилась. На секунду мне показалось, что в темноте кто-то засмеялся. Но, списав это на собственное воображение, я бросилась прочь.
Я выскочила из комнаты, словно за мной бежал сам Дьявол. Казалось, что и сердце мое вырвется из грудной клетки, и я умру на грязном полу возле своей старой детской от кровопотери.
Захлопнув за собой дверь, я прижалась к ней спиной, пыталась выровнять дыхание. Ощущение тошноты никуда не пропало. Тошнило меня не из-за запаха. Тошнило из-за страха. Я уже ощущала подобный аромат разложения, который явственно почувствовала в спальне. Пятнадцать лет назад, когда вернулась из Чикаго после дня благодарения. Когда Черч начал вонять, словно каждый день проводил в компании дохлых крыс. Тогда я потребовала у мамы купить шампунь для котов. Но даже он не помог избавиться от этого ужаса.
Мои детские воспоминания оживали, словно по волшебству. И это меня пугало еще сильнее. Я не концентрировалась на прошлом, не пыталась извлечь детали. И все равно сейчас слишком отчетливо видела, как держу в руках голубую бутылку с кошачьим шампунем. И Черч терпеливо выносил данную пытку, сидя в тазу и фырча от воды.
Я закрыла глаза, пытаясь отбросить воспоминание прочь. Я приехала сюда затем, чтобы закрыть страницу своей жизни, связанную с Ладлоу. Погрузиться в прошлое, пережить и выплакать то, что не давало покоя столько лет. Но сейчас идея уже не казалась такой заманчивой. Я снова прислушалась к тишине.
На секунду мне показалось, что в комнате кто-то ходит. И шаги эти принадлежали не коту. А, возможно, ребенку. И, черт возьми, это было слишком. Я почувствовала, как меня начинает трясти еще сильнее, словно в ознобе. Еще немного — и я просто разревусь. И слезы эти будут теми, которые я так и не пролила на могиле родителей. Дом послужил мне кладбищем, на котором я могла посетить всех своих безвременно ушедших близких.
Пожалуй, мое психическое здоровье было не в порядке. Я была не в порядке уже давно. Моя расшатанная психика повредилась еще в детстве. Если бы кто-то обратил на это внимание, то ничего бы не произошло из того, что еще успеет произойти... Но я, слабая в своем помутнении, приехала туда, где эмоции возрастали в геометрической прогрессии. И я не справлялась. Черт, я чувствовала это, но искала оправдания. И понимала это, но не сдавалась. 
И именно из-за страха дрожала, сидя на полу. Так говорила сама себе. Все дело в страхе и трагедии, осознание которой пришло слишком поздно. Я не хотела показывать Стиву свою слабость, потому как знала, что он потребует убраться прочь отсюда. Знала, что он заботится обо мне, но не могла поддаться. Потому я и слушала тишину — никаких шагов, никаких кошек, конечно же, — в коридоре старого дома в Ладлоу.
Мне понадобилось около четверти часа, чтобы прийти в себя. И только тогда я, вытерев несуществующие слезы с лица, поднялась на ноги. Я оперлась о стену и пошла в сторону лестницы. Большая темная родительская спальня меня никоим образом не привлекала — я еще в детстве не могла туда ходить. Там не было никакого клада в виде воспоминаний. Мне нечего было там искать для себя.
Я быстро спустилась по лестнице. Путь назад занял у меня куда больше времени. Стив встретил меня удивленным взглядом — очевидно, по мне было видно, что я пережила что-то, о чем не рассказала бы просто так. Но он ничего не сказал. Это было естественно. Я знала, что он морально готовился к этому, хотя я сама готова не была.
Пройдя мимо Стива, я оказалась в гостиной. В комнате, с которой было связано куда больше. Именно тут я билась в истерике, когда осознала, что смерть реальна. Именно тут я сидела, обнимая фотографию Гейджа — ту самую, копия которой висит в рамке на втором этаже. Я завела руку за спину, намереваясь достать свой детский рисунок, но не успела это сделать.
— Эйлин! — я услышала голос Стива и обернулась на зов. Он доносился из коридора, со стороны входной двери, — Эйлин, кажется, у нас гости.
Я замерла. Кто мог явиться сюда? В моем сознании пронеслось мяуканье в детской комнате и чьи-то тихие шаги. Перед глазами встал мой мертвый брат в одном кроссовке. Весь в крови. Он пришел сюда, потому что я вернулась домой. Именно его шаги я слышала наверху. Как в моем недавнем кошмаре, черт возьми!
На ватных ногах я пошла в сторону коридора.

Отредактировано schizophrenia (Вчера 17:11:31)

0

9

Форум: The Elder Scrolls: Heroes are Gone
Текст заявки:

Вам никогда не хотелось отыграть отношения в браке? Странном таком, договорном браке, который обоим супругам свалился как снег на голову?

Представьте себя образцовым офицером Великого Дома Редоран. Выходцем из простонародья, который смог за счет своих талантов и доблести подняться в иерархии. Вас уважают сослуживцы, а ваш непосредственный начальник явно вам симпатизирует. Он считает, что такие эльфы как вы нужны Морровинду, поэтому предлагает вам помочь с дальнейшим продвижением по службе... посредством брака. Вы - получаете покровительство Малого Дома и выходите в ряды знати, а ваш начальник находит супруга для своей дочери, которая в ее 97 лет отчего-то до сих пор незамужем. С осторожностью, вы соглашаетесь снова жениться. Да, снова, потому что вы - вдовец, у которого, к тому же остался ребенок, нуждающийся в матери.

Вам не хотелось бы увидеть столкновение двух разных супругов и посмотреть, что из него получится?

Ваш персонаж:
Дану Ллану.
Истинный Chaotic Good. Потомственная редоранка из Малого Дома Ллану. Ее род не отличается знатностью или политическим весом в Доме, но его члены традиционно пользуются уважением, репутацией отличных офицеров, а также покровительством одного из Советников. Дану неправильная редоранка, неправильная данмерка - все потому, что отличается вольнодумием. Она искренне предана Великому Дому Редоран, желает служить благу Морровинда, но на своих условиях. Она - сильный боевой маг, искушенный также и в тонкой теории магии, но больше известна в Блэклайте как заядлый и опасный дуэлянт, повергающий своих противников колдовством. Ко всему прочему она много времени проводит за пределами Морровинда. Среди н'вахов.
Во всех отношениях странная женщина эта ваша жена.

Пример вашего поста:

Пример поста

Сэра, две чашки чая из златоцвета и ваш комуниковый пирог, - быстро сказала Дану служанке, прежде чем снова обратить внимание на Летео.
Изо всех сил данмерка старалась не нахмуриться, не смотреть на гостя скептически и не кривить губы. Все та же песня, куда бы она не отправлялась. Даже в Хай Роке бретонские маги говорят о том, что время Мистицизма уходит или что Мистицизма, как школы вообще не существовало – просто сложное комбинирование других школ…
- Айлейдское метеоритное? Или это выращенное? – редоранка прочистила горло.
С хертландскими высшими эльфами ей сталкиваться доводилось не раз, но куда больше ее интересовали их ритуалы, связанные с даэдра. Образцы кристаллов она просто передавала Дому.
- Я сталкивалась с людьми, которые твердили мне о том, что на самом деле заклинания Пометки и Возврата принадлежат к школе Колдовства, - сдержанно отметила Дану. - Могу заверить вас как практикующая колдунья: это не так. В основе этих двух заклинаний лежат совершенно другие принципы. За счет того, что техники Мистицизма предполагают точнейший и весьма широкий спектр манипуляций магикой, меня не удивляет, что столь многие находят параллели в практиках других школ и считают, что Мистицизм представляет собой всего лишь их излишне запутанное сплетение. Я не отрицаю важности магических эффектов, как результата заклинания, но я обращу ваше внимание на то, что способы достижения результатов не менее важны.
Данмерка полезла в сумку и достала достаточно новый, еще не потрепанный временем, журнал.
- Попробуем рассчитать, сколько магики потребуется для реализации мгновенного перемещения вашим методом. Полагаю, следует учесть принцип Велгальда и …
- Еще чужеземцы… - раздалось у нее над ухом.
Ллану оторвалась от записей и исподлобья строго взглянула на немолодого данмера, обратившегося к  ней. Синий шарф и герб, вырезанный на костяных доспехах, колдунья узнала сразу. Старательно выделяя свой блэклайтский акцент, она холодно ответила:
- Иди с миром, индорилец и не тревожь гостя Великого Дома Редоран.
- С каких пор Редоран приглашают чужеземцев… и меры Дома одеваются как имперцы? – мер сложил руки на груди.
Он старше нее, лет на сто точно. Возможно, застал времена Империи. Дану невольно уважала его за то, как он превосходно держится в свои годы и за шрамы, оставленные прошлыми битвами… но права так требовать ответов ему это не дает.
- Дайте мне минуту и ни о чем не беспокойтесь. Можете пока заняться расчетами, - спокойно сказала она Летео, прежде чем встать и снова обратиться к индорильцу на данмерисе: - С чего бы ты…
- Кровник Индорил Арвил Синдарис, - гордо изрек мер.
- Кровник Великого Дома Индорил, почему ты требуешь ответов от меня, серджо Дану из Дома Ллану, Присягнувшей Великого Дома Редоран, когда я действую по приказам моего Дома, в землях, что по праву принадлежат ему? – строго спросила колдунья.
Индорилец едва не оскалился. Данмерка ответила ему упрямым и твердым взглядом. Члену Малого Дома в ее возрасте позорно все еще быть в ранге Присягнушего, но Дану стыдиться своего ранга не собирались. Меж тем, она чувствовала, как затих трактир. Все наблюдали.
- Дочь Младшего Дома, ты прячешься за титулами и словами?
- Я напоминаю тебе о моем законном праве. Индорил, не чтят наши законы и традиции? - с каменным лицом парировала Ллану.
Нутром чуяла, к чему все ведет. Мужчина явно не был знаком с ее репутацией, а если он продолжит говорить в том же тоне, да еще и при свидетелях…
- Будь мудрее и не суди других по их одеяниям и цвету кожи, - продолжила она. - Разве Храм в мудрости своей не учит добродетели Терпимости?
- Не пытайся учить Рыцаря Храма священным текстам, девочка, - он ткнул Дану пальцем в плечо, и она едва сдержала улыбку. – Ты ведешь себя так же терпимо, как Хлаалу.
Данмерка скривила губы. Слова индорильца действительно было неприятно слышать.
- Ты оскорбляешь мою Честь и Честь моего Дома, - отчеканила она.
- В такой ситуации, я не откажусь от своих слов, - процедил Рыцарь.
- Тогда, до первой крови, - спокойно ответила Ллану и призвала из Обливиона длинный меч.
- Сойдет. Нам понадобится свидетель...
- Их будет достаточно, - данмерка обвела рукой трактир и быстро сказала Летео: - Все в порядке. Я быстро.
Она не сдержала дерзкой улыбки и прикрыла рот рукой, делая вид, что чешет щеку. Когда индорилец снова посмотрел на Ллану, ее лицо снова было совершенно серьезным.
Они вышли в переулок, за ними – несколько посетителей «Золотой комуники». Дану слышала перешептывания за спиной, как гремят доспехи индорильца – предвкушала. Разошлись на двадцать шагов, друг напротив друга, с обнаженными клинками.
- Не жди поблажек из-за того, что ты женщина, - предупредил мер.
Ллану хмыкнула и бросила меч на землю. Арвил застыл от неожиданности, а молнии уже бодро трещали в руках у редоранки. Когда заклинание сорвалось с пальцев колдуньи, оно отбросило Рыцаря назад, впечатав в стену: не мощный заряд, чтобы убить – просто оттолкнуть.
Дану усмехнулась, увидев, что Арвил двигается и даже пытается подняться на ноги. Жив, цел, как и планировалось, но будет зол… Колдунья подняла меч телекинезом и легким движением руки отправила его в полет. Темное лезвие оставило единственную царапину на лбу индорильца. Данмерка подошла к индорильцу и протянула ему руку.
- Вставай.
- Прекрати свои игры! – прорычал мужчина.
- До первой крови, помнишь?
Коснулась рукой лба и слабо усмехнулась. Арвил повторил ее жест и бездумно уставился на свои пальцы.
- Ты… поступила как телванни.
- Редоран осознают важность магической поддержки и боевой магии. Я лишь выбрала соответствующую тактику.
Усмехнулся, все еще растерянный и потрясенный, но принял руку и поднялся на ноги.
- Среди Великих Домов больше нет предателей, - заверила Дану.
- Я… надеюсь. Приношу свои извинения.
Индорилец, как во сне, кивнул Ллану на прощание. Данмерка несколько мгновений смотрела ему в след. За спиной шушукались.
- Достойный мер, - заключила колдунья и обернулась. – О, Летео. Не беспокойтесь, просто диспут на, кхм, культурной почве. Но, э, если позволите, господину Нарису лучше об этом не знать. Он может счесть это не лучшим поведением при госте, да, хм.
Редоранка нервно усмехнулась.
- Так, как там расчеты?

Отредактировано Peyrite (Сегодня 17:48:15)

+2

10

Форум: glassdrop
Текст заявки:

Есть Слепец -

Пустота. Наружный воздух
обжигает мои глаза.
             Я выну их -
             и избавлюсь от этого жжения

Есть Слепец - ледяная корка снаружи и отчаянная привязанность к тем, кому случается пробиться сквозь: конечно, по разрешению - Лось говорит с ним, заполняя белесые контуры, прячущиеся за пустой радужкой, делится красками, о которых мутноглазый мог никогда не узнать, а в ответ получает бесхитростный в своей непоколебимости алтарь (каково это - жить человеком, но быть богом?); но иногда без - как это происходит с Кузнечиком, которого сначала Бледный терпит, потому что об этом просит сотворенный кумир, недоверчиво обнюхивает соломенные волосы и отсутствие рук, когда тот спит, а потом прикипает не просто, но вопреки; как после происходит со стаей - мало пахнущий заботой, тем не менее готовый за каждого перегрызть глотку; как происходит с Домом, с Изнанкой и Лесом (и в самом ужасном сне он выбирает-выбирает-выбирает между другом и миром, поселившимся в самых костях, выбирает и не может выбрать, или не может этого выбора признать и произнести вслух). Привыкший нападать и обороняться, красноречиво молчащий, сливающийся со стенами (их пожирающий), он учится жить с этой привязанностью, никому не показывая, но Кузнечик видит ее - не может не видеть - и отдает забираемое в ответ, проглатывает наживку ловца детских душ, который будто знает, что его приемыши поладят (те идут чуть дальше и срастаются на глазах, дополняя друг-друга, то толкая вперед, то притормаживая за двоих), и проносит чувство старой стайности (когда не было еще стаи, но была стая из двух) дальше детства, дальше жизни Лося - кровь бога красная-красная, подступает к самым ногам как может бог умереть так бездарно по-человечьи и отбрасывает Кузнечика в мир, о котором Слепец знает больше, чем остальные - да и разве можно не знать о мире, живущем в стенах, кусочки которых таятся в желудке - отбрасывает Кузнечика, возвращает Сфинкса - и хоть копятся вопросы, ошибки и разномнения, до сих пор его упрямо несет.

И есть Волк -

Скоро и мы окажемся там,
скоро взойдем на стену
         времени - и не о чем будет тосковать.
         Только друг о друге

И есть Волк - скалозубая улыбка и седая челка, прыгающие пальцы по гитаре и белая подошва кед, тайные желания, известные всем и каждому, громкие-громкие мысли и липкая боль вдоль позвоночника; и кажется, что каждый знает Волка, восхищается им или люто ненавидит, но точно что-то да чувствует, а ему все равно (или нет). Хитро прищуренный глаз смотрит жадно, глаз собственника, руки собственника, жесты и слова собственника, меняющий реальность, но не способный за этой реальностью угнаться. Оттого и страх - страх лабиринта, запутанных троп, с которых не будет выхода, страх замкнутого пространства и Клетки, страх Могильника, страх не успеть занять свое место - не лгут люди, утверждая, что человек ничего не боящийся, всего боится. Но это не сразу, все потом, когда тело подрастет, повзрослеет, вызвереет, а вместе с ним и мысли; к Кузнечику Волк приходит чуть более целым, глубоко свой страх запрятавший, как запрятавший зверь зубы - подкроватный вампир, рыцарь в гипсовых доспехах, балагур и шут, умеющий за собой повести и перевернуть всех и все с ног на голову, творящий Ночь Сказок, полный игр и прыгучей живости, желающий стать оглушающе свободным (дальше от ломкого позвоночника, дальше от вязкой боли, дальше от несмолкающего страха), вступивший в бой с самим Слепым за часть Сфинкса и за целый Дом (и если с присутствием Бледного в жизни друга еще можно смириться - глубже глубже ревностное желание обладать целиковым, не кусковатым), то делить Дом, как то делают глупые старшие, он не согласен.
Это его и губит.

- желания транжирить слова нет; если вам известно произведение, то известны и персонажи - каждый из них не для галочки, но для истории разыскивается, каждый занимает положенное место и чуточку больше, каждый свободен в своем исполнении, конечно, в разумной мере и согласно векторам, в каждом нуждается Сфинкс, и остальные домовцы (а тут у нас обретается горсть), и Изнанка, и еще раз лысая детина Сфинкс, куда ему без друзей
- так как Дом и точка отсчета - понятия абсолютно полярные, у нас развязаны руки, что, в частности, касается Волка - мы можем разыграть и Чумную юность, и круг, в котором Волк все-таки становится вожаком (а почему бы и да), и даже недоброжелательным говорливым призраком сможете побывать (тот еще изюм); без Слепого, соответственно, Сфинкса быть просто не может
- будьте творцом, не будьте пустословно ведомым, живите, пишите вкусно и грамотно, не ищите исключительной скорости не найдете, но ищите вдохновения и стайности
- пример письма в лс, в гостевую, с дрессированными хомяками, как душа велит, дабы избежать неловкостей и мешков, и котов в них
- верно жду!
Ваш персонаж: Сфинкс - хитроухий и прямоспинный серодомовец, бодро и с синяками прошагавший по амплитуде от вопрошающего до дающего ответы, в дикой макабрической круговерти не растерявший навыков тянуть губы, поглощая улыбкой комнаты и души; сердобольный лысый детина с травянистым глазом, исследователь зеркальных отражений, ничтоже сумняшеся застрявший между абсолютной стайной верностью и желанием прожить собственную жизнь не согласно Дому, но против него.
Пример вашего поста:

Пример поста

(размер постов вариативен в меньшую сторону)

Есть дни хорошие, есть дни, полные жалости к себе, дни дурные, резиново тянущиеся целую вечность. Сегодня один из них — такой, когда каждая мелочь соринкой заползает в глаз и враждебно бревном ворочается, пока ощущение нездешности не начинает вытекать за воротник, пока человек не начинает чувствовать себя целиком посторонним и видеть окружающие его вещи в недобром ракурсе. Сегодня -
стены его комнаты богаты на картографические трещины, уходящие рваными диаграммами в самый потолок, но бедны на разговор; они молчаливы, насуплены и скудны, как и каждый предмет, спрятанный в сухом пространстве, ими ограниченном — угрюмы однотонные занавеси, кочковата постель, неприветлив стол, скрипящий под кипой книг (бумажные рты раззявлены, корешки потрепаны), будильник колюч пиками стрелок. Этот прикроватный пузатый часовщик особенно непривычен — к наличию тикающего субъекта в комнате человек относится недоверчиво, дает бой навязанной когда-то предвзятости к отсчитывающему отрезки времени семейству и, смешно сказать, проигрывает чаще, чем одерживает победу. Будильник верно несет караул, человек за его счетом не поспевает — оправданность и полезность первого стойко ставится под вопросом, когда второму думается, что за окном только два по полудню, а уже сгущаются сумерки.
Время не виновато, что ему не удается держать шаг, но человек — выживалец Сфинкс — и нужно признаться, от человека-то в нем мало что осталось; наскребем по сусекам на скидку.
Сфинксу болеется; неведомый вирус вытрясывает из него зубной скрежет, выбивает из легких гулкий кислород, выдирает плоть из костей, отсекая лишнее — слишком мал трафарет Наружности, слишком большим оказывается серодомовец для него, вот и сжимается со всех сторон, обтесывается, стандартизируется. С оглушительным грохотом осыпаются старые привычки, отрезаются навыки, подсекаются ранее будто шарнирные ноги. Прикручиваются гайки у зрения — смотреть так, как когда-то выучивает Седой, за пределами стен Дома оказывается неловко — слишком хрупки и многочисленны детали, обесценены, замусорены лишним, а раскапывания да дознавания не окупают сил, на них потраченных; зашоривается слух, затупляется нюх, консервируются желейки мыслей — сверху наносится что-то новое, скрипучее, словно неношеный костюм, вдобавок, скроенный не по плечу. Сложнее всего с именем — третий месяц Сфинкс приноравливается к нему, как к невиданному зверю, пробует на вкус, катает на языке, дробит о стенку сомкнутых зубов и даже привыкает к его звучанию в собственном голосе, но одинаково медлительно отзывается (или не отзывается вовсе), когда оно вылезает из чужого горла. За это в общежитии его признают необщительным, нечеловековлюбчивым и еще достаточно «не» — и ему бы хватило нескольких минут и горсти слов, чтобы доказать обратное, да захлопывается рот, опускаются несуществующие руки, желание показать себя настоящего сходит на нет, да и кого показывать, если «себя» несколько, и они нисколько не дружат между собой?
Сегодня война в голове особенно оглушительна.
Ее не перекрикивают даже голоса студентов, жмущихся друг к другу в тесном пространстве дымной вечеринки — Сфинкс почти удивленно обнаруживает себя в водовороте тел и прилипчивых историй, пробует сыграть к унисон, но промахивается мимо нот, неумело цепляя клешней пластиковый стаканчик; оседлывает подоконник, когда взбудораженное море голов начинает покачиваться под глухо звучащую музыку (где оно, желание выбить ногой стекло и выпустить-выпустить-выпустить их?) и смотрит вниз на улицу, укрывшуюся снежным покрывалом. Зима — самая вялотекущая зима на памяти Сфинкса — календарем обещает закончиться в ближайшие дни, но все плотнее обнимает Наружность. Город, исправляет себя Сфинкс, смутно припоминая, что нет теперь ни Наружности, ни Изнанки, ни Леса; последний свербит в носу тысячей запахов, словно приоткрытой форточкой навеянных, так неожиданно, что Сфинкс удивленно ворочает головой и неловко отмахивается от показалось. Тем не менее, план напиться в одиночестве на этом чертовом подоконнике сменяется еще более дурной затеей.
Серый Дом встречает его тремя почти развалившимися стенами и сугробами кирпичей; ныряя под оградительную ленту и обгоняя срывающиеся с губ замерзающие облачка пара Сфинкс подходит к руинам здания, как к могиле старого знакомца — машинально стягивает с головы шапку, словно взаправду навещает труп. Мнется пару резиновых минут на одном месте, потом отправляется в путь — осторожно перешагивает ловушки-дыры, просачивается под рыхлыми балками, задумчиво ввинчивается взглядом в щит-надгробие. «Скоро! Открытие многоуровневой парковки! Не пропустите!» — буквы пляшут, а Сфинкс не может избавиться от мысли, что стоит на погосте.
(но они живы, ты мертв)
— Ты был злым монстром, укравшим моих друзей, — он замирает, прислонившись лбом к кирпичной кладке, потом сползает на землю, облокотившись на потрескавшиеся маркерные надписи — телефоны, имена, адреса. — Было проще винить тебя во всем, чем принять собственные заблуждения.
И Сфинкс говорит, все глубже впиваясь позвоночником в стену, прорастая корнями в самую глубину (может, удастся разглядеть хотя бы фрагмент русалочьего хвоста), позволяет теплу обволакивать себя, подобно цветущей лозе, в противовес всем законам физики чувствуя запахи лета там, где дышит зима; говорит, выплетая из слов еле слышимую мелодию — по-детски обиженную в воспоминаниях о Лосе, Волке и Спящих; извиняющуюся в желании покоя и примирения. Сфинкс выскабливает все накипевшее, накопившееся за долгие месяца молчания (бесконечные годы умалчивания), а после — когда Дом прощает его, пуская по черно-белой стене разноцветных зверей, большелапых и зубоскалых, — он уносит с развалин тепло и колокольчик, помещающийся в ладони.
И, наверное, делает первый шаг к примирению себя нынешнего с тем, кто так и не смог покинуть Дом и стаю.

— Мелкая такая девчушка, с роскошными волосами.
Потом Сфинкс еще трижды попробует эту фразу на вкус, но сейчас он только расцеловывает на радостях соседку и бросается вверх по лестнице, через одну ступеньку, через три, на бегу стягивает с себя усталого, серого, наружного «себя», не успевает испугаться и не поверить, а уже у двери наглотывается страха от предчувствия ошибки, но все же рискует и лишается напрочь любой мысли и любого слова, кроме единственного:
— Ты.
В тройку шагов перепрыгивает полосатый ковер комнаты в общежитии — а может опушку Леса — и сгребает Русалку в неуклюжих объятиях, дотягиваясь призрачными несуществующими руками быстрее, чем неловкими протезами.

Отредактировано terra (Сегодня 08:59:44)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Книги, комиксы, игры » Поиск партнера для игры