Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 124

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

+1

2

Форум: ISTORE
Текст заявки: Ж+Ж
http://istore.rusff.ru/viewtopic.php?id=158#p54326
Ты - мой привет из прошлого. Слишком далекого и осязаемого уже только по фото и встречам с одногруппниками, чтобы вот так просто о нем вспоминать. Впрочем, я была бы рада ни на секунду не возвращаться туда вообще. Но ты появляешься в моей жизни снова, как и несколько лет назад, - слишком внезапно, чтобы я успела сообразить и спрятаться хотя бы за угол ближайшего дома. Чего ты хочешь, Мара? Не верю ни одному твоему слову.
Девушка появляется, как водится, слишком внезапно. И тут же все катится под откос - с агентством не хочет сотрудничать один из главных спонсоров, любовница, продержавшаяся дольше двух месяцев, сбегает, сосед сверху устраивает внезапные осадки...На стебных отыгрышах можно выехать в сторону такой себе дружеской помощи, переходящей в горячую благодарность, ахам. Посему, сразу предупреждаю, что отыгрывать только драму и что-то, близкое к ней, не очень настроена. Будем смешивать)
Собственно, по ссылке все расписано, что не расписано - с удовольствием дополню, спрашивайте. Не требую привязки к себе 24/7, как и к персонажу в игре, но хотелось бы развить отношения дальше первой встречи. Иф ю ноу..)

Ваш персонаж: Иветт Батлер, 30 лет, владелица модельного агентства. Ни разу не лапушка, наоборот, этакий тиран в юбке для подчиненных, но душа компании вне работы, это если повезет, конечно, увидеть ее где-нибудь, кроме рабочего пространства.
Вышла замуж за гея, прикрывая того перед родными. Есть семилетняя дочь и куча любовниц, меняющихся раза два в месяц, ибо ничто не постоянно, так ведь?
Не верит в долгие отношения, ибо вон та с*ка сверху все испортила.
Пример вашего поста:

Пример поста

В детстве все было проще. Сколько раз я повторяла про себя эту фразу? Сколько раз надеялась, что связь наша, вовсе никем не выдуманная, а самая что ни на есть настоящая, крепшая все сильнее с годами, не прервется по столь банальному поводу? Впрочем, ревность едва ли является банальщиной, о которой я сейчас рассуждаю так легко. Мне просто некому выговориться — никто из друзей так и не узнал о том, что я сплю с родной сестрой, и все переживания по поводу разрыва я коплю в себе. День за днем. Сдерживаться все труднее — я даже записалась на бокс, чтобы отдавать накопленный негатив груше, и тренер, в первый раз заметивший, с каким отчаянием я колочу эту несчастную, даже не стал вмешиваться. Видимо, не одна я прихожу в зал вовсе не для отработки ударов.
Чертова жизнь.
В детстве все было проще. Нас одевали в одинаковые платьица разных цветов, заплетали то косы, то хвосты, и отпускали гулять с соседскими ребятами, взяв обещание быть дома не позже шести вечера. Потом в жизни нашей появилась мисс Поттс, а соседские девчонки и мальчишки, напротив, куда-то пропали. Неизменной оставалась лишь одинаковая одежда — и кто придумал одевать близнецов подобным образом? Впрочем, нас мало кто мог различить и без нее. Мисс Поттс постоянно хмурилась, глядя на проделки Лив, и, вперившись в нее взглядом через огромные свои линзы, строго выдавала: "Вирджиния Скарлетт Харлоу! В чем дело?". Тут, разумеется, вмешивалась я и говорила, что дела как раз-таки нет, и Оливия Хоуп, прошу заметить, вовсе не рада, что вы снова перепутали ее с сестрой.
Скажите, разве так сложно было запомнить, кто из нас кто?
Впрочем, я на нее не в обиде. Ни тогда, будучи не вполне себе простым ребенком, ни сейчас, ударяясь в воспоминания, не могу припомнить ни одного случая, когда могла бы обвинить мисс Поттс в превышении должностных полномочий. Мы с Лив и правда были чересчур похожи, и это сводило с толку. Не только гувернантку, но и родителей, позже — учителей в школе и многих одноклассников, кроме, пожалуй, пары-тройки человек, которые смогли пробиться к нам в друзья. Они точно прознали, кто боевая Оливия, а кто — чуть скромная Вирджиния, и безошибочно определяли имена, даже когда мы приходили в класс после очередной вечеринки с абсолютно одинаковым похмельем на лице.
Провожу рукой по обоям возле лестницы. Кажется, где-то здесь мы отмечали, как выросли за лето. Или мама все же решила завесить столь ценные воспоминания одной из своих картин?
Знаю, она бы так не сделала. То ли пропитанное запахом виски наше детство заставляет Маргарет каждый раз рассыпаться в извинениях, то ли внезапно проснувшаяся совесть и материнский инстинкт не дают поступать иначе, но несколько лет назад, не так давно, впрочем, она стала слишком рьяно интересоваться нашей жизнью. Да, так было до наших лет восьми, когда дочери стояли на первом месте, а алкоголь, наверное, на третьем, после отца, с которого так же быстро перешел на лидирующую позицию. Да, я простила маму, простила давно, будучи еще студенткой, когда она в очередной раз упала в мои объятия, насквозь пропитанная запахом дорогого пойла, шепча мне в уши о том, как любит нас и не может себе простить сломанного детства. Да, мам, я знаю. Я на твоем месте тоже не смогла бы.
Поэтому все семейные ужины воспринимались мной исключительно как способ в очередной раз загладить свою вину. Затертую до дыр вину, гладить которую уже не было никакого смысла — я знала, что и Оливия давно простила Маргарет, и что наше детство, каким бы недолюбленным в родительском плане оно ни было, проходило в достатке и веселье. Мы ни в чем не нуждались, с нами, напротив, хотели дружить, нами чуть ли не восхищались в старшей школе. Да, я знаю, что дети, недополучившие родительской ласки, вырастают не столь контактными и, возможно, не до конца понимают, как вести себя в собственной семье.
Но у меня всегда была Лив. Мы были друг для друга мамой, папой, мужем и женой, любовницей и сестрой, и прекрасно справлялись вдвоем, не нуждаясь в сторонней помощи. Другие бы не поняли, да и мы, честно сказать, не пытались утянуть с собой хоть кого-то, наслаждаясь обществом друг друга.
А теперь, смотри, к чему все привело.
Наверное, я не хотела такого финала. Ни когда стала встречаться с Бритт, ни когда посылала Лив нахер, крича ей вслед, чтобы больше не смела ко мне приближаться. А она же гордая — с тех пор и не подходит ближе, чем того позволяет приятельская субординация. Словно между нами и не было ничего. Словно мы не сестры, а коллеги, встретившиеся после года работы в разных странах.
И теперь не в силах найти общий язык.
Хотя я наверняка знаю, что и как сделала бы языком, попадись она мне..
Черт.
Мотаю головой. Шум подъезжающей машины возвращает в реальность, и приходится настраиваться на ужин, которого не избежать. Я не смогла сделать этого за неделю, после звонка отца и короткого разговора с последующим "Отказа я не потерплю". Впрочем, все вопросы он привык решать именно так, и я была не удивлена. Семейный ужин был приказом, а мы — солдатами в горячей точке.
Кто сегодня умрет, я или ты, любовь моя?
Она все так же красива. Она все еще чертовски привлекательна для меня, и приходится впиваться ногтями в тыльную сторону ладони, чтобы не сказать лишнего. Не сделать лишнего. Лив всегда была сильнее меня, дразнилась, могла сдерживаться дольше, когда я уже горела изнутри.
Но одно только присутствие родителей подрубало все мои желания на корню. Выхожу, коротко киваю отцу, смотрю, как сестра утопает в объятиях матери, делаю два медленных шага вперед. Нет, ни за что нельзя показывать, что между нами что-то не так — Маргарет обязательно начнет расспрашивать, а я не уверена, что сдержусь. В конце концов, мисс ненужные эмоции из нас двоих — Вирджиния Харлоу, и, пожалуйста, обойдемся без оваций.
Отец уходит переодеваться, о чем громко оповещает всех присутствующих. Мама оставляет нас наедине, напоследок кинув любопытный взгляд. На Лив футболка, которую мы вместе выбирали, кажется, сто лет назад.
— Уверена, что хотела задать именно этот вопрос? — фыркаю, хотя ноги мои едва не подкашиваются, — прекрасно. Как твоя партия? — надо же продолжить обмен любезностями, в конце концов.
Неловкая пауза затянулась. Пинаю носком ботинка маленький камешек, и он долетает как раз до сестры, едва задев ее ступню.
— Так и будешь прятаться за маской примерной сестры и удачного проекта, в который можно вложиться? — ляпаю прежде, чем успеваю заткнуть саму себя. Как обычно, разумеется.
Маргарет появляется на пороге аккурат с еще раз возникшей неловкой паузой.
Молча идем за ней — мужская работа на семейном ужине вряд ли заключается в оформлении праздничного стола.

+2

3

Форум: Pixels
Текст заявки: http://pixels.rusff.ru/viewtopic.php?id … 2#p1826758 -  сама заявка
   Бывает, день дороже года. Для нас этот день определенным образом выпал на четверг 17го октября 2013го. Твоему пожарному расчету выпала честь застать первые минуты преломления моей психики. На часах было начало десятого утра, когда военный вертолет КА52, в котором находился мой отец, буквально на моих глазах разорвало на тысячу маленьких осколков. Остов еще долго горел, развалившийся на территории взлетной площадки, в то время как твои ребята вовсю тушили уже остатки серьезного пожара, а ты сам старательно оттаскивал меня прочь от эпицентра взрыва.
   После этого мы увиделись уже через несколько дней, когда тебе потребовалось провести расследование происшествия, а для этого нужны были мои показания. Это было в частной клинике, там врачи держали меня в заложниках, пичкая денно и ночно антидепрессантами, седативами и снотворными. Ты был первым посетителем, которого пустили ко мне в палату, вероятно, это и предопределило мое дальнейшее предрасположение к тебе.
   В дальнейшем мы уже виделись периодически. Ты долгое время был сильно увлечен повышением по должности в рабочее время, а за пределами пожарной части был слишком занят выпивкой, красивыми (и, возможно, дорогими) девочками, а так же ночными гонками, пацанскими сходняками и всем остальным, что помогает почувствовать себя вечно молодым и вечно пьяным. Я же в это время была втянута в становление на отцовский «трон», пыталась вникнуть в дела корпорации, пока ею управлял совет директоров, а так же скорбела по бате, шлифуя этот сумбурный образ жизни украинской водкой.
   А потом, мы встречаемся вновь, сошедшиеся случайным образом на одном хобби – выпивке. Все знают, как это бывает. Пришедшие в один и тот же ночной клуб по разным причинам, мы мгновенно находим общий язык, общую бутылку выпитого спиртного, общую траекторию движения до дома, общую постель, общую бессонницу ночью и общий стакан с «алказельцером» поутру.
   И с того момента ты почему-то начинаешь думать за нас двоих. Ты решаешь, что это ничего не изменит меду нами, что мы слишком разных пород, что эта ночь была для нас обоих первой и последней. И уходишь, оставив после себя приторно-терпкий осадок недосказанности. А я понимаю, что это была самая лучшая ночь, которая будет в моей жизни.
   Какое-то время мы пытаемся жить друг без друга, уходим каждый в свою историю, опутываем себя новыми биографическими хитросплетениям, интригами и мыслями. Однако, в какой-то момент приходим вновь в одну общую точку. Одна из наших следующих встреч проходит уже в твоей пожарной части. Имея обширные связи, мне не составило труда вычислить твое непосредственное местонахождение. Я прихожу к тебе с целью повернуть время вспять и бросить вызов системе, попытаться доказать: живя в диаметрально противоположных мирах, есть вероятность воссоздать один третий, который будет исключением из правил, новой нормальностью, нарицанием. Но ты, окопавшись в кипе рабочих бумаг, старательно отрицаешь эту вероятность, хотя я уверена, что ты как и я желаешь узнать, насколько велика эта самая вероятность.
  И с этого момента наша жизнь постепенно начинает оборачиваться вспять. Судьба, будто распахивает для нас окно, заперев общую дверь. Мы видимся все чаще и дольше. Общение становится все теснее и продуктивнее. Сначала это какие-то рабочие моменты, общие дела, бизнес, а затем наши отношения окончательно переходят временные рамки «с 8-00 до 17-00», расширяясь во временном промежутке до уровня «nonstop».
   Я начинаю меняться. Неосознанно для себя, почему-то все чаще использую косметику, заменяю привычные кроссовки элегантными шпильками, офисную футболку начинаю комбинировать с юбкой при элегантном разрезе с боку. Я хочу походить на тех дорогих девочек, от которых от отказаться не можешь, с которыми я тебя периодически встречаю, да каждый раз с разными. И каждая из них стройна, грудаста, жописта. Хочу, чтобы ты смотрел на меня с таким же желанием, как и на них. Нет, господиблять! Я хочу, чтобы ты смотрел только на меня!
   Собственно, на этом развитие наших странных отношений и заканчивается. Ты, не скрывая, стараешься избегать серьезных отношений, хотя внутренне желаешь обратного. А я в свою очередь, стараюсь удержать тебя рядом в надежде, что ты когда-нибудь скажешь вслух то, что читается в твоих глазах: «ты мне нравилась больше, когда не пыталась быть похожей на других». И я верю. Я знаю. Когда-нибудь, возможно, совсем скоро, ты об этом скажешь. Это и станет фундаментом для того самого третьего мира.
Ваш персонаж:
со слов бывшего мужа: Моя жена - дама замкнутая, обычно малословная, если ситуация не предполагает употребление большого количества ненормативной лексики. При всей кажущейся воле и силе характера, ввиду своей половой принадлежности может давать сбой, и размазывая сопли по периметру своей (на ее взгляд) неудавшейся жизни, кануть в пучину легкой депрессии и алкогольного забвения. Но если профессиональный долг вдруг воззовет, мобилизует свои мозговые и физические активы в кратчайшие сроки. Умна, хотя зачастую шлифует интеллект сомнительными с точки зрения необходимости репликами. Впечатлительна, хотя и тщательно скрывает это за маской грубоватого панибратства.
Пример вашего поста:

30.04.2018

.
Баблом со мною так и не поделились. Грусть-тоска, вообще-то. Я привыкла  последнюю половину своей жизни не зависеть от чужих денег и никогда никого не просила занять у меня некую сумму, на чекушку или пару литров девяносто пятого, под возврат. А теперь, когда настал тот самый первый и последний раз, когда приходится у кого-то занимать деньги, мне отказывают. На паперти бы шустрее заработала, благо мне есть чем подвигать, чтобы довольно скоро наскрести себе по сусекам на поход в местный колхозный клуб. Как же это... Низко. И знаете что? Лерман отвернулась! Черт! Это неслыханное оскорбление. Моя лучшая подруга, единственный человек, кому я могу доверить остаток своей жалкой жизни, отказала дать мне денег на такси и отвернулась от меня так нагло и подло, что я еще с минуту стояла в некотором оцепенении, глядя рыжей в спину. После такого  ее поступка я даже толком не могу посмотреть на нее фирменным железобетонным взглядом, который должен был проломить в ее голове огромную воттакенную трещину. Чтоб ей пусто было. И стыдно.
Я громко дышу у не за спиной, а затем наблюдаю, как та самая спина плавно удаляется в сторону автомобиля, куда собственно мне и было велено приземлиться в ближайшие минуты.  А теперь (это важно!) у немногих сейчас есть крайне редкая и практически маловероятная возможность увидеть мне (внимание!) совершенно обескураженной. И я готова была сейчас разразиться громом, лишь бы повернуть сложившуюся ситуацию в свою сторону. Проходит минута. Две. Три. Лера уже скрылась в темноте тонировки черной Волги. Моей Волги... Моей вороной двухтонной советской волги, ГАЗ 3102... мой взгляд с отрешённо непонимающего заметно теплеет и становится скорее придурковато-влюблённым. И  эта перемена во взгляде с каждой секундой созерцания прекрасного становилась все более заметной. Покуда сердце не поуспокоилось...
Я ощутила заметные перемены в самочувствии довольно неожиданно и слишком заметно. Едва сердцебиение наладилось и стало плавным и размеренным, перед глазами все вновь поплыло. Ноги стали подкашиваться, причём я стала ощущать не только тотальную слабость и тяжесть. Ноги в коленях даже начали заметно дрожать. Параллельно с этим начали дрожать и руки. Это я поняла, когда поднесла ладони к глазам. Мои руки дрожали так, что казалось, будто на них постоянно воздействует сила переменного тока. Секундой позже, я почувствовала, как организм стремительно норовит потерять сознание. То, чего мне делать нельзя. Сейчас я сильно боялась, что этот обморок может для меня стать последним. А я ведь столько бухла не вылакала, со столькими парнями не посношалась, и вообще я так до сих пор еще и не увидела плод своих вложений, своё 26е апреля 1986о.
Трясу головой, довольно энергично растряхивая остатки недавней укладки, если ее можно было так назвать. Волосы послушно развиваются на ветру, ложатся  аккуратными копнами на плечи и спину. Перед глазами продолжает неизбежно плыть, а тело наполняется какой-то странной тягучестью и тяжестью. Надо идти. Вдох-выдох. вдох-выдох. Меня ждет Лера. У меня сейчас есть цель. Вдох-выдох. первый шаг даётся с огромным усилием. Кажется, что меня капитально примагнитило к земле. Очень трудно оторвать ногу. Ещё шаг. Я ступаю, как мне ощущается, довольно аккуратно, но со стороны это смотрится так, словно во мне финальная стадия опьянения. Я с огромным трудом могу удержать себя на ногах и не завалиться прямо на брусчатку, аккуратно и красиво выложенную ёлочкой перед этим роскошным отелем. Кое-как я добредаю до автомобиля. Я практически врезаюсь в морду волги, поскольку с торможением у меня тоже большие проблемы. Мацаю ладонью по слегка запылённому чёрному капоту. Оставляю жирные отпечатки пальцем обеих рук, но уверенно исполинскими движениями достигаю двери...водительской.
- Пусти... Ты не знаешь дороги. - тяжело дыша произношу я, воззираясь на Лерку снизу вверх туманным взглядом. Боги, как роскошно она смотрится в этой огромной черно барже. - как же ты охуенно выглядишь.  - на автомате произношу я, словно называю адрес ближайшей автозаправочной станции. - извини... - немного прихожу в себя, понимая, что глупость спизднула. Нет. Нет, блять! Это не глупость. Это самая сущая правда, НО. Эта правда, о которой Лера должна была узнать самой последней из всех. Чтобы как-то отвлечь на свое поведение внимание Лерман от последней правды, мне приходится покориться ее приказу, а именно водрузиться на пассажирское сидение. Я, конечно, против, поскольку, будучи за рулем мне реально было бы растрясти в крови адреналин, который мне так не обходим. Приседаю справа от Леры, лишний раз, подозрительно окинув ее взглядом. Тянусь к консоли и... Ах, да. В советских машинах не встроены навигаторы. И я с удивлением смотрю на Лерман, а она смотрит на меня. Наверное, я выгляжу слишком жалко, если исходить из того, как она на меня смотрит. А я же делаю вид, что все так и задумывалось в моем поведении.
- Мне... - хриплю я, стараясь глубоко вдыхать воздух перед каждым словом. - нужно... - не знаю, как подготовить Леру к тому, что я сейчас произнесу. Времени мало. Катастрофически мало. Я не перестаю думать о том, что секунды с какой-то немыслимой скоростью. проскальзывают мимо меня так незаметно и нещадно. Не могу сфокусироваться на каких-то вещах, ощутить запах вечернего Киева, расслышать аккорды старого волжанского двигателя, никак не удаётся остановиться и остановить скоротечность событий. - поехали в баню. - выдаю я. Реакцию Леры надо было конечно видеть. Но я не останавливаюсь на этом. Вместо того я довольно скромно и боязливо прячу взгляд, как будто сморозила какое-то бесстыдство. Тем не менее, эту локацию я выбрала вовсе не случайно. Во-первых, я не хочу подохнуть в грязном заебанном теле. Во-вторых я сто пятьдесят лет не была в бане, ведь в Америке эту услугу никто не практикует. В третьих, перепад температур должен разогреть кровь и приударить в голову адреналином. В общем, простая деревянная баня на дровах - это то, что доктор прописал.
- В простую деревенскую баню... едем. Сейчас. - подкрепляю я свои слова, едва заметно кивая подбородком. Да, я настроена серьезно. Нет, мне не нужны стерильные бесчувственные дорогостоящие души и ванны. Я. Хочу. В. Баню. Прямо. Сейчас. - Сейчас.
Принимая некую растерянность Леры как должное, я задворками рассудка понимаю ,как дико это для нее. Мало того, что дико, так еще и непонятно где. Но рядом с Лерой вед сейчас я. Известный сельский навигатор. Х-ха! Поелозив на сидении, я игнорирую ремень, который нужно пристегнуть. Мне же адреналин нужен, поэтому пристёгиваться я не планирую. Зато я планирую воспользоваться картой местности. Киев и окрестности как на ладони изображены на карте-путеводителе, который я раскинула у сея на коленях ,выискивая подходящее место.
- Здесь. - указательный палец торжественно приземляется в окраинное место на карте. Это за пределами Киева, в одном из его северных пригородов. Там расположены сельские хутора. некоторые из них могут быть даже заброшены, а это именно то, что мне нужно.

0

4

Форум: MEMORY LANE
Текст заявки:

Уильям Шор, можно сменить, 40+

Steve Buscemi, Marylin Manson (?)

поэт, работу обсудим, серийный убийца

В каждой классической истории всегда есть добро и зло, и детективы никогда не являются исключением. Будь то Шерлок Холмс или любой другой, так или иначе списанный с него ищейка, ему непременно найдётся дело всей жизни, да? При хорошем сценарии, там будет задействована психология, скрытые смыслы, послания, эстетика, игра в кошки мышки, соревнования умов и всё такое, да? И финал, не всегда очевидный, а зачастую вовсе неожиданный. Так вот: я предлагаю тебе стать делом моей жизни. Чем-то даже более значимым, вне слов, понимаешь? Почти случайно, косвенно войти в мою жизнь, но так из неё и не выйти. Одержимость, безумие, когда мозг и нервы чешутся? Провокации? Реакция и наблюдение? Эволюция деградации? Прекрасно, заноси всё. Эстетика Ганнибала, игры умов Тетради Смерти, невероятная связь тех, кто могли бы действовать вместе, понимая мышление друг друга, но оказавшихся по разные (временно?) стороны. Я - это сухость, у меня вроде как такое скупое, прямое, ровное и не креативное нутро. Ты - самовыражение, особенное видение на мир, чувство прекрасного, желание донести. Мы оба искажены, ненормальны, просто каждый по-своему. Для меня ты не будешь борьбой за справедливость, я не за неё борюсь, по крайней мере не сразу. Но сам процесс, понимаешь? Нам есть, чем зацепить друг друга, столкнувшись, а как и чем оно закончится... Что же, кто-то в любом случае проиграет. Так всегда случается. А порой даже бывает, что две стороны меняют друг друга куда больше, чем кажется.

Всё, буквально всё придумаем вместе, продумаем, разработаем, утонем и погрязнем. Не требую постов часто, ибо и сам временами (хронически накатывающего тлена и уныния) могу писать раз в две недели. Но месяцами ждать бы (критически) не хотелось - это важно, ибо в таких случаях у меня пропадает запал. Лицо повествования, размеры, оформление - мне это безразлично, лишь бы выходило то, да. Кроме того, в игре есть не только я, но и моя славная ассистент, которой можно и угрожать, и пытаться её убить, и раздражать меня, и использовать, и... Ну, ты же знаешь, как это бывало, скажем, с Ватсоном в мире Гая Ричи, не так ли? Или в окружении Грэма в Ганнибале. Или... а, о чём это я?

На данный момент я перегружён играми как осуждённый отматывать долг в Тайнике Дэйви Джонса, но неторопливую и вкусную игру по тому, что указал выше, взял бы с удовольствием. Типа, эстет во мне умер не совсем, твержу себе я, а мозг не атрофировался (ложь, на самом деле, но прелесть самообмана).

Ваш персонаж: Энтони Хокинг, 42 года, частный детектив. Не борется за справедливость, тупо наслаждается процессом и поиском взаимосвязей, периодически ширяется, чтобы отключиться от внешнего мира (вдохновлено Из Ада, Игрой Теней и Ганнибалом). Циничен и своеобразен достаточно, чтобы окружающие подозревали его то ли в лёгкой форме аутизма, то ли в мизантропии на почве травмы детства. Но травмы детства никакой не было, потому... да. Работает вместе с ассистентом (Кира Найтли).
При желании могу скинуть анкету полностью, ничего не скрываю.
Пример вашего поста:

Пример поста

Порно - это не то, что обычно смотрят аутисты, как и не то, что является основным источником информации во время расследования. И тем не менее, Тони пересмотрел три вороха порнографии, и это действительно являлось основным источником, в котором имелся шанс найти хоть какие-то зацепки. Это в самом деле так, и такова стартовая позиция в расследовании, которое заказали у Тони. Пахнущее опасностью, угрозой жизнью, но предполагавшей много работы, а там и в потенциале интересные развязки. Для того, чтобы таковые случились, пришлось обратиться к нескольким знакомым: полноценный доступ к даркнету просто не получить, данные в нём просто не отследить; отследить в кипе материала единый стиль, единую черту, последовательность - это оказалось труднее, особенно без привлечения полноценных специалистов. Последнее недопустимо в силу специфики индустрии, в которую влез в этот раз, и причин, по которым обратились к частному детективу, а не в полицию. Что собирались делать с результатом - Тони всё равно, ему важен процесс и решение предложенной задачи. И коли надо было для этого смотреть порно часами с финалом чуть более чем мерзким - что же, пускай будет так.
Сложнее оказалось узнать хоть что-то о тех лицах, которые оказались задействованы в видео. Их естественно было больше, чем дочерей обратившихся родителей, но и не все дочери, бхмн, оставались живы. Это значило простую истину: девиц всегда может стать больше, а значит больше трупов. И по большей части безнадёга, в которой ни айпи, ни иная схожая информация не являлась истиной и раскрываемой. Действительно ничего. Кроме одной детали: смертей было меньше, чем девушек. Финалы были не у всех историй, а это означило, что пока оставались и живые жертвы. Они же - потенциальные трупы, свидетели и ниточки, за которые можно ухватиться.
Благодаря родственникам, социальным сетям, другим порно-источникам и улицам удалось узнать имена трёх девушек. Одна не из Чикаго, да и не штата как такового, другие под юрисдикцию попадали. Дальше социального номера, банковских счетов, отчётов. Короче, вся та информация, которая, вообще-то, в силу отсутствия разрешения не сможет быть так просто использована в суде напрямую, но и суд пока Тони не волновал тоже. Ему надо найти этих девочек, и пускай способы, как и связи со всеми, кого он задействовал, останутся за кадрами. Лишь бы это дало результат, и новые трупы, не так ли? Для него персонально самым отвратительным стало то, что единственное, что можно было делать дальше - это, по большей части, просто ждать. Надежда, ожидание, отвратительные моменты. И продолжение отслеживания "линейки" порно на случай, если появятся новые летальные исходы.

Ожидание дало сои неожиданно удачные плоды как раз в тот момент, когда Тони было чертовски плохо после того, как он в который раз упоролся, чтобы зарыться в собственные мысли опасно глубоко и не выныривать из них как можно дольше.  Агата получила целый день на то, чтобы решать свои дела, а детектив просто умирал в офисе, выкуривая сигарету за сигаретой и попутно кое-как борясь со своим самочувствием. Когда раздался звонок, он даже не сразу сообразил, о чём речь.
- ... если ты шутишь, то у меня с юмором до сих пор некоторое недопонимание, - уставившись куда-тов  сторону тоном немного мёртвого внутри человека выдал Тони, уперев большой палец в висок. - Т.е. не шутишь? Это... Да, чёрт подери, именно так. Отправь мне координаты, разберусь. Спасибо за содействие.
Докурил сигарету, зашевелился, немного позабыл о своей боли и разбитости. Не сказать, что сильно обрадовался, что ему ещё дня два не грозило в силу специфики привычек, но логический триумф разума и выдохшееся "наконец-то" определённо воодушевили. На то, чтобы не умереть прямо на диване в офисе. И чтобы набрать Кэмбелл.
- Агата, через час встретимся по указанному адресу. Сообщение удалишь, на всякий случай. Планы подождут. Одной из карт по делу убийственной порнографии воспользовались, это зацепка, - пояснять будет на месте, а пока не настроен на долгие беседы, и вообще голову под холодную воду, ещё две сигареты.
Оружие, конечно же, держал при себе, как и вызов полиции наготове. Неизвестно, кто воспользовался картой. Актуально ли еще нахождение в, судя по всему, недорого номера. Будет ли там труп, пытки, нужное лицо, рандомный человек или никого - Тони не знал, а гадать у него не было настроения. Как уже понятно, оно в принципе паршивое, даже несмотря на долгожданную новость. Вот найдут хоть кого, тогда и будет результат. Это если в самые параноидальные, но  вероятные в нескольких случаях сценарии не ударяться. Просто их озвучивал сам себе и, в основном, находясь в состоянии прихода, лишний раз не возвращаясь к.

Немного растрёпанный, но живой, он даже полноценно добрался до нужного места на своём стареньком Порше. Правда, назад пускай Агата повезёт - ему-таки дурновато, чего уж. И если, конечно, они вообще вернутся  назад, а не окажется застреленными. Ну, как бы, и такая вероятность имелась, причём почти всегда.
- Здесь оплатили номер с карты Элли Панхерст, - коротко о главном, а детали не имели никакого смысла быть уточнёнными. Точнее, деталей не было (как и бодрого настроения): в понимании Тони, все выводы и нюансы и без того очевидны. На практике в верности всех предположений сразу они убедятся  уже через несколько минут. - Соврёшь, что мы друзья, которые пришли забрать её после слишком шумной вечеринки. У тебя лучше получается, - констатировал Тони, передав ассистенту социальную часть работы с рецепцией. Он немного заторможенный и взъерошенный, словно бы видел некое дерьмо, потому подобная история даже натуральна. Ну, разница в возрасте. Ну, в такое время. Ну, чёрт подери, это Чикаго. Если паранойя Тони обоснована хоть на сколько, то кто знает, последними ли они будут спрашивать про Элли. Вы помните: родители обратились не в полицию не сразу и всё такое. Детектив про это тоже прекрасно помним и понимал причины, а другие параноидально додумывал. - Я зайду первым, что делать в случае угрозы ты знаешь. Если там окажется девица, то... разговор возьмёшь на себя, жертвы насилия редко горят желанием разговаривать с мужчинами в подобных ситуациях, - а сели там будет не жертва, то подавно. Карта-то была на имя Элли, а значит, её бы в таком случае своровали, что незаконно и точно также наказуемо. Женщины, как считалось, вызывали больше доверия. Даже если эта женщина - Агата. Или, может, не так: особенно если Агата. Уж она-то разговаривать умела,

С видом совершенно невозмутимым и "я задрался ждать чуда, потому сделаю хоть что-то с этим дерьмом" мужчина провернул ручку и открыл дверь. Заглянул в номер, едва просунувшимся, с неизменным лицом осмотрел её. Выстрелов не последовало, удара по голове тоже, как и критического шума. О нём, к слову, на рецепции тоже сказали? уж больно бурной оказалась вечеринка, двадцать первый век и эмоциональные натуры.
- Нас по крайней мере не прострелят сразу, прекрасно, - пробормотал детектив, бесцеремонно проходя в комнату и включая нормальный свет. Ужас, как раздражал глаза, но что поделать, у дня вообще имелось свойство быть... светлым. - Если мы ошиблись номером, то принесём свои извинения, - он обвёл помещение оценивающим взглядом, точно таким же - девицу на кровати. Рыжую. Потрёпанную. Похожую на ту, что была в видео. Вероятно, не ошиблись. Оставалось найти подвох, да? - Нам нужна Элли. Нет, мы не из полиции, не кредиторы, не порнографы, не родственники... Агата? - обречённый вздох, взгляд ненадолго перекинут на ассистента, прежде чем снова продолжить изучать состояние девушки. Ближе не подходил, но оставался неизменен в своих повадках. Как все эти слова трудны. Пускай Кэмбелл объяснит и выйдет на контакт с девицей, у неё это получится точно. Если не лучше, то получится в принципе. Тони со своей стороны сказал самое главное.

0

5

Текст заявки: хочу игры, легкой и ненавязчивой, без каких-то невотрепок со стороны партнера, выяснения отношений и прочих ненужных тем. хочу получать кайф от постов партнера и писать свои без напряга.
могу в гет, слеш и фемслеш. мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами, людьми с разными судьбами, характером, бекграундом и условиями взросления. я довольно универсален и неприхотлив, главное, чтобы меня зажгла история персов, их путь и конечная цель. логические дыры, не состыковки, плохо продуманные ходы убивают во мне любое желание играть и дальше иметь дело с Вами.
я не хочу стать Вам другом, соулмейтом, мужем/женой и быть с Вами 24/7, я не требую играть только со мной, а от сладкого сиропа, которыми мироточат всякие парочки во флуде меня тошнит. но я с удовольствием поболтаю с Вами, при обоюдной желании и простой человеческой симпатии, выслушаю и поддержу, если Вам это будет нужно и могу сам иногда побурчать про б/ядскую погоду, мудака начальника и цен на бензин.
я как игрок на данный момент представляю из себя жалкое зрелище по нынешним меркам хд я стар и ленив и если вы любите, чтобы Вам писали простыни, то мы не поладим, если хотите постов кд, то мы, опять же, не поладим. я пишу примерно 5-6к (я дико устал от огромных постов, устал выдавливать из себя слова, писать детские воспоминания, рассуждать о высоком и в пятый раз описывать бабушкин сервиз), два поста в неделю мой максимум.
не знаю или кто-то отзовется на эту заявку, но я буду ждать. у меня есть парочка незакрытых гештальтатов, которыми могу поделиться.
Пример вашего поста:

я так не пишу уже очень давно. Но раз нужен пример, то пусть будет этот
ж

Загнанной дымом в конец норы лисой охотниками фальшивых улыбок, птичкой в клетке для желающих поздравить, сделать комплимент,  украсть на один танец у жениха. Твою бледность списывают на аристократическую, но на самом деле у тебя дико болит голова. Но ты стоически выносишь все круги ада, улыбаясь и шутя, чувствуя себя последней лицемеркой. И только ободряющие полуулыбки матери, и  родные глаза в которых плещется столько сопереживания, понимания, любви и извинений, за то, что не смогла защитить и не уберегла, не помогла выстоять и противостоять, дают тебе силы смеяться, отвечать на комплименты, танцевать и держать под руку своего… жениха. Слово  тысячами колючек впивается в горло, ты запиваешь его осветленным виноградным соком, который волне можно принять за вино. Невеста должна быть весела,  но, Мерлин упаси, не пьяна.
          И вот последний танец закончен, последним гостям отдана дань внимания и уважения и можно уже уходить, пуская праздник на самотек. Ведь все понимают, что в такой важный день невесте и жениху можно сделать маленькую поблажку в неусыпном следовании правилам этика. Тебе нужны все силы, чтобы не кинуть из зала прочь со всех ног и бежать пока не собьется дыхание, а легкие не станут гореть огнем.  Но ты сдерживаешь себя, и вы спокойно выходите, оставляя за собой это безудержное веселье. На ступеньках становится легче, гомон голосов стихает, перетекая в чуть слышное эхо, тут прохладней и нет чувства, что ты на сцене, одна и, скорее всего, в каком-то не очень приличном виде, ведь зачем тогда рассматривать тебя так пристально, как какую-то диковинную зверюшку.
          Ты слышишь шаги Августса, знаешь, что он идет следом и только его присутствие не дает окончательно расслабиться, снять маску светского лоска, наследницы знатного рода и невесты не менее именитого жениха. Не дает стать той Мадлен, с которой мама любит пить чай в малой гостиной, а Пэнни сплетничать через камин, которую знают многие студенты Рейвенкло и даже некоторый Слезерина, которая приходит с утра в  госпиталь святого Мунго и остается там почти до глубокой ночи, потому что любит то, что она делает, большего всего на свете. И плевать на то, что наследницам не пристало работать.
          Ты не хотела хлопнуть дверью перед его носом, но так получилось, и извиняться ты тоже не хочешь и не будешь. Какая-то детская, маленькая и неуклюжая месть, вызывающая внезапное злорадство и радость. Появляется домовик, и ты бы с удовольствие отказалась от чая, кинула бы его фальшивую заботу  ему же в лицо, но так хочется чего-то теплого и настоящего дающего покой, ты чувствуешь, как леденеет твое сердце от ужаса,  с каждой секундой все больше осознавая, что это конец.
          - Не стоило так с ним, - замечаешь ты, - домовик не виноват, что меня выдают замуж насильно. Как ровным счетом не виноват и в том, что мне совсем не хочется, быть его Хозяйкой.
          Ты отворачиваешься к окну, и в щелке между портьерами периодически мелькает тень Августса. Его обеспокоенный профиль мелькает в оконном отражение и видно, что он явно нервничает. Может где-то, в глубине души, тебе  его даже жаль. Ведь есть море девушек, что сейчас сияли бы от счастья, стоя здесь, на этот самом месте. Они бы показывали подругам обручальное кольцо и подвеску, что ты одеваешь только в его присутствии, с гордостью, и не отослали назад не единого подарка, не одного цветочка, а так же ответили бы на все записки и открытки. И, может быть, даже заставили поверить себя и его, что они счастливы, что это то, что им действительно нужно, о чем они мечтали и к чему стремились. И где-то, на какую-то секунду, тебе становится грустно, что ты не такая же пустоголовая красивая кукла и не можешь вот так просто радоваться происходящему.
          Ты оборачиваешься, когда он начинает говорить, и внимательно смотришь, даже не слушая его речь, ты знаешь, что он может сказать, что принято говорить в таких случаях. Слова  - пустые и обездушенные - отпечатываются на его лице раньше, чем слетают с его губ и тебе становится только хуже. Скажи он, что терпеть тебя не может, что ему так же не нужен этот брак, как и тебе, что вы разведетесь при первой же возможности или он отошлет тебя «поправлять здоровье» где-то во Франции и там оставит навсегда в покое. Ты бы, наверное, кинулась ему в объятья и с радостью согласилась бы стать Мадлен Руквуд.
          Но Августс этого не говорит, ровно ничего из того, что ты хотела бы услышать, не одного словечка, намека, полутона или взгляда. Он просит, но это не просьба – это приказ, приговор, раз и навсегда.
          - Со всем смирением?  - чуть слышно фыркаешь ты. – Не подскажите, мистер Руквуд, что означает это слово? Я, кажется, забыла его значение. Уж простите, наверное, это у меня в голове от счастья, что стала Вашей невестой, все помутилось. Ваша речь красива, высокопарна и достойна уважения, но я не верю не единому Вашему слову и ни на секунду не собираюсь ему следовать.  Вы правы, мистер Руквуд, Вы – отличная партия, многие из тех миледи в зале удушили бы меня там же, на глазах у всего благопристойного общества, лишь бы встать на мое место. Но я туда не просилась не одного разу и очень надеюсь, что там не задержусь. Пока еще не поздно, отпустите меня, куда угодно и как угодно. Почему бы на не пожить раздельно какое-то время. Например, вечность. Вечности мне будет достаточно,  а Вам?
          Ты внимательно смотришь на Августса, не зная, какой реакции ждать на свою тираду. Может быть, ты и заигралась, и уж точно твой тон был далек от вежливого или светского, но тебе плевать. Когда двери темницы почти захлопнулись, какая разница, какими способами ты проскользнешь в маленькую щелочку, что бы оказаться на свободе?

м

Это – поцелуй отчаянья, поцелуй безумства, его безумства и несдержанности, его слабости. Она – его слабость, была, есть и будет, как первая любовь, что не забывается никогда. Он почти чувствует ее губы, аромат ее кожи, почти пробует на вкус. 
Ее голос, что в напряженной, отстраненной от всего мира тишине показался выстрелом пули: пугает, будто открываешь коробку с подарком, а вместо приятного сюрприза от туда выпрыгивает голова клоуна на пружине. А потом он осознает ее слова и то, что сейчас не конец. Еще не конец, совсем не конец…
И он действительно чувствует и понимает, что сейчас происходит, но прервать это означает отпустить Мегги, а бредовая мысль, что она – его соломинка в бурлящем море не пропадает, поэтому он поддаться, поддается этому… наваждению.
Наваждение обволакивает разум, стирая прошлое и будущие, поступки, мысли, образы… оставляя за собой лишь сизо-туманную пустоту, мягкую, теплую, где есть только ее губы и руки на шеи и пальцы в волосах.  Остается, только страсть поцелуя и сбивчивость дыхания и безумная пляска языков в самом древнем и мудром танце наваждения. Он скользит руками по ней, изучая_вспоминая знакомое тело,  воссоздавая в памяти все изгибы, родинки, шрамы и чувствительные места.  Этого становиться мало, вместе с памятью о ней, о них, нарастает желание, чертов халат – маленький кусочек шелковой ткани, а сколько проблем -  ищет узел на пояске, пытаясь развязать, но при этом не прервать поцелуй.  Она хочет того же, потому что стягивает с него рубашку.
И тут… он задыхается, только уже не от страсти, а потому что галстук удавкой затягивает шею, затрудняя дыхание. Ее голос вмиг разбивает тишину на миллиарды осколков, они растворяются в воздухе, забирая с собой еще секунд назад царившие здесь спокойствие. Почему все хотят его задушить или сломать шею? Абсурдная мысль выводит из ступора, заставляя включить мозги.
Ее крик полный обиды и злости – на него или на себя? – причиняет почти физическую боль. И дело не в «обломавшимся сексе», вовсе не в нем, просто… Понимание скатываться на него снежной лавиной: он обидел ее, поддался минутному отчаянью и еще не понятно чему. Он не думал не о чем таком, о ее чувствах, о том, как это будет выглядеть со стороны. Он вообще не о чем не думал, кроме своей тоски, прокуренных нервов и пустоты, что поселилась в душе с той самой ночи.
Смилостивившись, она отпускает его, с облегчением вздохнув, он выходит, не сказав ни слова. До бара – рукой подать, вон он спрятан в витиеватом мебельном наборе, всего лишь пара шагов через временную спальню Маргарет. Этот пусть можно преодолеть за пару секунд, а можно свернуть на балкон, кинуть галстук, который теперь всегда будет вызывать резкий приступ удушья, на кровать, вдохнуть по-зимнему холодного воздуха, наплевать на все запреты о курении и штрафах, что ему грозят, затянуться вишневым дымом  и, выдыхая, постараться не думать о случившемся.  Он предал себя, ее и Элли. И даже если последняя не узнает, он будет все равно терзаться этими воспоминаниями и мыслями о том, что останавливаться совсем не хотелось.
Мысли плывут медленно, как дым от сигареты. Он точно знает, что должен извиниться, что там, в чистом до оскомы кафельном одиночестве осталась Мегги, у которой в голове такой же каламбур, что бы она не доказывала себе или ему; что суть визита еще не была объяснена и что он так и не сказал, что теперь их связывает с Норой. Хотя… уже и не скажет, слишком откровенной будет пощечина.  Конечно, он до конца будет надеяться, что она подалась тем же минутным чувствам,  старым вспышкам памяти, паззлами из картины прошлого, что и он… Но это был обман, красивая иллюзия для успокоения собственной совести и глупости.
- Придурок, - дребезжит стеклами балконная дверь.
Вино, два пузатых бокала и искреннее раскаяние, вот все, что он может ей предложить сейчас. Нужно ли ей последнее?
Она на своих плечах
Держит шар земной
В бесценных мелочах
Останется со мной...

Он молча входит в ванную комнату, успевшую наполниться тонким слоем ароматного пара, садиться прямо на пол упираясь в выложенный кафелем бок стены.  Медленно наливая вино в бокал, сначала ей, потом себе.
В воздухе повисает молчание, такое реальное, что он почти видит две полоски знака паузы витающим где-то в пространстве.
- Помнишь, ты сказала, что я никогда не повзрослею? Ты была права, - и помолчав, добавляет: - прости меня. Ему очень хочется подойти ближе, сжать ее ладошку и посмотреть в глаза, что бы увидеть там, в лужицах ее коньячных глаз прощение и понимание, но почему-то боится. Правда не знает чего: своего порыва или того, что не уведет там, того что хочет.
- Я знаю, что если начну оправдываться, то будет только хуже… Поэтому…- он замолкает, а потом улыбается кончиками губ. – Черт, хотел сказать, что давай забудем, но понял, что не хочу забывать.  Прости меня и за это…Наверное, ты проклинаешь тот день, когда не прихлопнула меня при встрече?
Шар держать земной
На своих плечах
В бесценных мелочах
Навсегда со мной.

Отредактировано 9 Crimes (07-06-2018 13:02:35)

+3

6

Форум: Record
Текст заявки:
Все время, сколько мы знакомы, я называю тебя Летти (для примера). На своём последнем дне рождения ты отмечала 25-27 с момента появления на свет. Я частенько могу найти тебя в моей компании на должности директора по связям с общественностью. Свободное время проводишь с мальчиками.
На просторах Рекорда ты стала похожа на Megan Fox(only), поэтому тебя часто с ней сравнивают.

Здравствуй, моя родная! Я снова в отъезде, но в этот раз у меня есть возможность написать тебе.
Помнишь нашу первую встречу? Я увидел тебя в том баре, где я искал спокойствия. Вот уж правда, жизненная ирония..искал спокойствия - а нашел тебя. Мы оба думали, что это лишь одна ночь, я как всегда представился тебе не своим именем..А на рассвете мы попрощались. Даже не надеялись встретиться вновь. Мне было грустно..не похоже на меня, а ты даже плакала. Думала, я не замечу, но твои соленые следы остались на моем плече. Странно для тех, кто знает друг друга всего ночь.. Мы постоянно переписывались, используя смс и мессенджеры, а встретиться все никак не удавалось..
А потом ты пришла на конференцию. Моя первая конференция, надо так облажаться! И задала самый нехороший вопрос. Ты злилась на меня за то, что я не назвал тебе своего имени, думала, что я врал обо всем. Но ты же не знала почему я так поступил.. если по честному, то и сейчас не знаешь А я больше не хотел тебя видеть. Ведь я думал, что ты журналист до мозга костей..и та наша ночь была лишь журналисткой хитростью... Неплохой способ собрать информацию, правда? Пролезть в постель к бизнесмену, а пока он будет спать - пособирать по дому то, что расскажет о нём что-то интересное и даст хороший материал..
А потом мой пресс-секретарь, будь он неладен, решил нанять тебя как человека, у которого хорошо получаются биографические книги, чтобы ты написала её обо мне. И ты согласилась. Что в тебе говорило тогда? Жажда хорошего гонорара, новой встречи со мной, правды? Чем ты руководствовалась тогда, моя прекрасная? Это неважно. Рад, что ты не отказалась, была смелой и дерзкой и вошла в дверь моей корпорации. Каждую пятницу мы встречались, чтобы ты могла собирать материал для книги, но не могли забыть обиды друг на друга. Наши отношения начинались очень горячо. И это укрепляет мою любовь к тебе.
И у нас было так много всего..у нас такая история. И я люблю эту историю, милая. Я люблю тебя. Ты - настоящая дъяволица! Огонь моих чресел. Заноза в моем сердце. Одна на миллион — роскошная.. Когда-то мы поженимся и родим маленького Нолана. Мы же договорились о сыне, правда?
Я скоро буду, моя невероятная! Жди меня. Твой К.

Ну а теперь о человеке. Не надо брать эту роль ради того, чтобы быть в паре, пожалуйста! Перед тем, как ты займешь эту роль, нам придется пообщаться в ЛС или аське, вк..У меня есть история, которую я хочу отыграть. Так сказать основные моменты. Тебе будет необходимо знать на что ты подписываешься. Будь готова отыгрывать жуткие ссоры, крики, страстный секс, слезы. Пожалуйста, будь готова отыгрывать ВСЁ! И самое главное будь готова к общению. Я не могу играть пару с тем, с кем не общаюсь ежедневно. Вот такой вот я капризный молодой человек, зато честно.
Ваш персонаж:

Кристофер Нолан, 35 лет, владелец Нолан Инк, наёмник на гос службе

Кристофер родился в семье военного и учительницы. Он был долгожданным ребенком, в силу возраста родителей. Первый и единственный мальчик родился, когда Мэри было уже сорок пять, а Дэвиду близились прожитые полвека. Конечно, когда ты так долго пытаешься заиметь своего первого ребенка - он становится для тебя смыслом жизни. Жаль, что большая часть ее уже прожита. Окруженный любовью и заботой со стороны матери, но сдерживаемый суровыми рамками военной выправки отца - Кристофер растет юношей, в сердце которого есть место нежности, любви, трепету и прочим светлым и тонким чувствам. Однако, на вид он очень жесткий, суровый, справедливый. Принимает холодные решения, не опираясь на сожаления и не подвергая их сомнениям. Крис мечтает, что купит дом маме у моря, а отцу подарит машину. Это стремление развивает в нем предпринимательские качества. Благодаря связям отца, мальчик добывает товары из-за океана, которых не достать и продает их по магазинам, лавкам, киоскам. С этого и началась Nolan Inc. Когда Крису исполняется 15, он направляется в военное училище, где покоряет вершины одну за другой. В этом же году уходит из жизни отец мальчика, достигший больших высот генерал. Военное окружение гордится, что после него осталось такое наследие, идущее по стопам отца. Мать подкашивает эта ситуация, она держится только благодаря сыну. В августе 99-го Крис получает предложение отправится в Чечню на сложную операцию. Тогда еще никто не догадывается, что это будет война. Не мировая. Длиной всего в год, но все же война, с которой люди возвращаются искалеченными (физически или морально), огрубевшими. Другими. Именно на войне определяется его будущее. Он один из тех, кто бесстрашно идет вперед, проливает кровь виновных, спасает невинных. Одним из таких невинных становится маленький щенок. Кристофер называет дворнягу Олли и забирает с собой. Через все испытания, прикрывая его от пуль и разделяя с ним пищу и кров, Нолан все же приводит друга домой в начале двухтысячного. Кристофер продолжат заниматься предпринимательством, открывает свой первый магазинчик. Выигрывает тендер (благодаря связям) на добычу полезных ископаемых в Саудовской Аравии и натыкается на нефть. Это и есть точка отсчета, после которой все пошло совсем по-другому. Мать умирает от рака поджелудочной железы очень скоропостижно и мучительно, на последних неделях даже не узнавая своего сына. Покровители в военном обществе держат его как пса на цепи, поближе к себе. В какой-то момент один из них, Генри, хороший знакомый Нолана старшего, наконец проливает свет. -Кристофер мать его Нолан...ты машина, черт подери. Других таких нет. Твоя дорога определена. Ты всегда будешь убийцей. Так и случается. Ему не интересны девки, только секс. Не интересно продвижение по службе, только сам процесс его работы. Он наёмник на уровне правительства. Он убивает людей, которые делают плохие вещи. Делает это уникально. Ни одно убийство не походит на то, чем является. Это либо несчастный случай, либо самоубийство. В 31 год его покидает самый младший член семьи. Дворняга Олли слишком стар. Это было практически равнозначное горе для Кристофера, как и потеря каждого из родителей. Даллас напоминает слишком много больного, Крис переезжает в Нью-Йорк, поселяется там. Мужчина выбирает дом подальше от людей, стоящий будто на отшибе, где можно увидеть как солнце целует землю на рассвете. Вокруг тишина. Меняет привычки. Покупает патифон и кучу пластинок с классикой. По частям он начинает собирать Jaguar XK-E 4.2 Litre Series I 1966 года. Он мечтает расширить сферу своей корпорации со строительства, производства и продажи одежды, обуви, сумок, добычи нефти - еще и рестораном. Нанимает пресс-секретаря, пора выйти в свет. Каждую пятницу он приходит в один и тот же бар, где пьет один и тот же виски. Дешевый, чтобы не привлекать внимания и продолжать чувствовать себя живым человеком. Расчетливый, хладнокровный, внимательный на грани с педантичностью. Все подмечает, все видит. Терпелив от рода своей деятельности. В личных делах вспыльчивый, как вулкан. Никогда не знаешь, где рванет. Кажется бесчувственным и невовлеченным, будто не нуждается в семье. На самом деле он не заводит друзей, чтобы не быть обманутым. Не заводит отношения, чтобы не иметь "Ахилесовой пяты", ну и не быть обманутым. По ночам ему часто снятся выходные с семьёй. Он мечтает быть нормальным, любить, слышать женский голос на кухне и детский смех на газоне. Мягкий под жёсткой коркой, способный проникнуться другим человеком и испытать всю гамму чувств к нему. Нужно лишь отпустить себя с цепи.

Пример вашего поста:

самое простое из активных эпизодов

Даллас. штат Техас

Очень тяжело расставаться со своим городом. Очень тяжело расставаться с родными. Кристофер сидел рядом с могилой Олли - верного друга, большого, лохматого пса. Свежая земля - ей нет и десяти дней - медленно опустится ближе к красивому гробу из красного дерева спустя несколько месяцев. Тогда же и поставят красивый, холодный камень, залив могилу бетоном и присыпав белыми камушками. На камне обязательно будет написано чистое признание в любви, дань уважения, слова о вечной памяти. Олли не воспринимался псом. Он всегда был другом, братом.
Нолан соберет вещи на следующий день, уберется в доме, начисто отмоет миску пса, в которой уже присохли какие-то крошки.
-Ты уверен, что готов уехать? Все оставить тут? Так просто? Всех забыть? - седовласый мужчина, с короткой белой бородой, уставшими глазами, полными опыта.
-Я не готов никого забывать, Генри. Надеюсь, что и меня тут никто не забудет..

Нью-Йорк. штат Нью-Йорк.

Мягкое приземление, жара сменяется свежим воздухом. Техас совсем не похож на яблоко, особенно осеннее. Кристофер променял жаркий Даллас, в котором сейчас распускаются цветы, все ходят в легких тренчах или просто толстовках, на огромный, шумный Нью-Йорк, где придется надевать куртку, джинсы, купить теплые свитера..
Он купил дом неделю назад, приехав сюда на пару дней, чтобы подготовиться к переезду. В этом доме редко когда кто-то жил, он был временным пристанищем для отдыха на берегу океана у семейной пары, коротающей свои будние вечера в квартире на Манхэттане. Это большой плюс, для Кристофера, который терпеть не может что-то за кем-то донашивать. Дом большой, с огромными панорамными окнами, громадной террасой сверху, гаражом внизу и площадями, на которых отлично упрячется все, что нужно убийце.
Такси до необходимого адреса. Дикая боль в груди и нежелание принимать всё как есть. Все это осталось в этих выходных. А понедельник призван позволять людям начать новую жизнь. Сквозь боль потерь, желание оборвать всё, ничего не продолжать.
Сегодня мужчина заключил договор куплю-продажи квадратных метров всего 27-го этажа в огромном небоскребе, наполненном разными корпорациями. Центральный офис не может быть в Далласе, когда хозяин корпорации в Нью-Йорке. Почему выбран этот город? Тут уже открыты магазины Nolan Inc, работает строительная компания Нолана и в принципе - корпорация заняла хорошую нишу в этом городе. И столько еще можно освоить. Из Нью-Йорка в принципе будет просто управлять всеми точками.
Кристофер откроет дверь и почувствует легкий шлейф женских духов. Не придаст этому значения, находясь в усталости и желании остаться один на один с собой. Присядет на диван и оглядится. Этот, пока еще не принявший его дом должен будет стать пристанищем его корабля на долгие годы. На берегу океана, с зеленой коротко-стриженной травой, вдалеке от города. О чем еще могут мечтать люди? Кристофер мечтал скорее осознать и смириться с тем, что он один на этом свете. Больше нет никого. Остался только Нолан. Хозяин своей жизни, который сейчас даже не был хозяином своих мыслей. Вот это ирония..

+2

7

Текст заявки:
Ты меня не знаешь. Я тебя не знаю. Но, хей, минутку, давай попробуем сыграться и, вдруг, получится нечто грандиозное? Как такового форума не могу предложить, их столько много – разбегаются глаза, мы обязательно хорошенько поищем, правда?

Предлагаю вариант беспроигрышный, точно тебе говорю:

1. ты пишешь мне в ЛС что-то вроде «эу, это ты искала распрекрасного постописца, который любит своих персонажей, оберегает их и жизнь не может представить свою без неординарного сюжета? Того (ту?) самого (ую?) крутого(ую?), кому важна не только внешность в паре, но и сочные, вкусные тексты, чтобы вдохновенно тратить время для отписи в ответ? Эх… да, это я».
2. я с радостью воплю и махаю ручками, чего ты – естественно – не видишь.
3. думаю, неплохо было бы друг друга чуточку узнать, ведь так? Смысл в игроке на пару дней, который потом свалит на другой проект (прихватишь меня с собой, чего уж там х)). Легкое общение, обсудим, чего именно желаем отыграть и скинем посты друг другу (мой уже ты видел, поэтому логичней будет, что первым покажешь ты).
4. прежде чем писать, советую обдумать главную мыслЮ – мне необходимо видеть лицо Аарона Тейлора Джонсона  (кажется, я писала что-то про неважность во внешности? Не-не-не, секундочку. Я люблю совмещать – и внешность и талант). Поэтому взамен ты выберешь мне любую, какую пожелает душенька твоя, и я с радостью перевоплощусь. Взаимовыгодный обмен, верно?
5. Ты еще здесь? Ты не бежишь писать мне сообщение? А ну-ка… это что еще за выкрутасы? Давай-ка мне пиши, и скорее приступим к совместному поиску прекрасного мира для нас.
     
Что касаемо сюжета – мы его обсудим, он у меня есть, сырой и мелкими набросками, но, правда, есть! Ты будущий муж моей двоюродной младшей сестренки (далее характер твой – творишь его ты сам, рамок и ограничений ставить не буду), и она отзывается о тебе самыми распрекрасными словами, на которые ссылается ее фантазия. Нюанс всего один: мы с тобой учились в школе. Мы с тобой встречались в школе. И чувства по-прежнему живут (может, они уже и сдохли, но мы с тобой их снова разожжём хе-хе )

Пример вашего поста:

Пример поста. Остальные скину уже в лс

Признаться честно, такой откровенно ужасной нелепости она и в мыслях своих представить не могла. Шаркая недовольно по одной из многочисленных улиц Нью-Йорка, где воздух – практически, как и везде – был пропитан насквозь острым запахом цыпленка и секс-игрушки из бургерной и горьким ароматом дешевого капучино, Джоанна смотрела себе под ноги и сильно сжимала ручку чемодана, катившегося с жалобным поскрипыванием за ней попятам. Она практически никого не замечала. Шла себе тихо, с растерянным взглядом, что цеплялся за каждый миллиметр асфальта или чужую, шедшую мимо обувь, словно на них нацарапана была подсказка. Что же делать? Ведь не ее была вина, и не она по случайности оформила номер в отеле на один жалкий день вместо двух недель. Она не винила сотрудников издательства за невнимательность,  и она – конечно же – понимала, какую роль иногда играл человеческий фактор, но была раздосадована их медлительностью в решении возникшего инцидента. Прошло несколько часов с тех пор, как ее – мягко говоря – попросили освободить уже зарезервированный для следующего клиента номер, и все это время пришлось молчаливо отсиживаться в холле. Пить кофе, выходить и отравиться табачным дымом, снова мять упругим местом диван, читая какой-то фейшен журнал и неоднократно подсматривая на стрелки часов. Время близилось к вечеру, и терпению тихонечко наступал конец.
− Еще часик. Мы забронируем Вам лучший номер, мисс Халифакс, − щебетал голос по телефону. Вот интересные люди, то ли действительно был завал на работе и элементарные вещи особо долго не держались в голове, то ли они проверяли на прочность ее ирландскую несгибаемость. Женский голос продолжал звонко о чем-то горлопанить, пока Джоанна пересекала очередной переулок и увязала в зыбучих песках сомнений собственного сознания. Легче было найти самой, легче было не дожидаться у моря погода и тут же отправиться на поиски свободного номера близлежащего отеля. К примеру, вот, повернуть только голову направо – через улицу стоял довольно приличный с виду отель (с такими же, наверняка, «приличными» ценам). Джоанна размышляла недолго, всего несколько мгновений перед тем, как внезапно поднять руку в сторону. Желтая борзая, значительно ускорившись при виде поданного сигнала, молниеносно очутилась рядом и дала по тормозам, из окна высунулась улыбающаяся морда загорелого пухляка. По глазам можно было прочесть – он готов позабыть имя собственной матери, лишь отсчитай сверху счетчика пять зелененьких Франклинов. Скупая, с трудом удавшаяся улыбка и кивок в сторону чемодана. Дважды повторять не пришлось – сообразительный таксист выпрыгнул за чемоданом и, кажется, стал притворяться атлетом, поднимавшим целый центнер голыми руками. Показушник. В чемодане меньше двадцати килограмм, но Джоанна молча села в машину и оставила спортсмена наедине со своими вещами.  Пальцы нервно стучали по выключенному экрану телефона и пару раз нажимали на кнопку активации проверить время.
«Третий час… Прекрасно»
− Ковер самолет доставит в любую точку мира, − с пристальным взглядом в зеркало заднего вида рыкнул таксист.
− В … − небольшая пауза, чтобы окончательно решиться. – В аэропорт, пожалуйста.
К черту все? К черту все! Нахлынувшее желание послать куда подальше целую Америку и в придачу сжечь целое издательство длилось недолго, пару минут, которые Джо посвятила раздумыванию, откуда выцедить баков двадцать бензина и раздобыть красивый чулок на лицо. Мучительное недовольство работой сотрудников издательства и своим местом все дальше уводили ее из серой реальности в мир фантазий. Машина тронулась, и на автомате, чтобы реже встречаться взглядом с бормочущим какую-то ересь себе под нос таксистом, Джоанна уперлась взглядом в экран телефона. Пальцем она проматывала список сообщений, везде под каждым контактом фразы держали весьма сухость и деловой стиль, пока вдруг не замаячила одна переписка.
«Lf? Cj,bhfq vfyfnrb b dfkb d Bhkfylb./ :le!» − примерный текст письма, причем ее письма!
Джоанна открыла контакт и чуть ли не сразу хлопнула по переднему сиденью.
− Это что еще за выкрутасы! – возмутился таксист.
− Я передумала, − на одном дыхании изрекла Джо.

«Да, собирай манатки и вали в Ирландию. Жду» - вот чем заканчивалась на самом деле переписка, до Джоанны дошло это не сразу. Она думала, в алкогольном ореоле выучила странный и давно умерший язык, но, к сожалению, дело заключалось только в раскладке. Наверное, Тони был единственный человек, которого она знала в Нью-Йорке и с которым она превращалась из прочного и стального флегматика в неудержимого холерика. И почему Джоанне в голову не пришло позвонить ему изначально, напомнила бы о себе лишний раз, вдруг бы сам захотел увидеться? С другой стороны, вспоминая, чем обычно заканчивались их совместные встречи, Шэридан вполне себе поставил ее в черный список или дал бы деру при виде в ста метрах от себя знакомый силуэт. Джоанна нахмурилась. Тони – человек достаточно с широким кругозором и постоянно занятой, его могло попросту не быть в городе… стоило все же позвонить.
«Привет! Мне негде жить! Я еду к тебе!»
С довольной улыбкой, как у кота, получившего в награду целую тарелку вкусной, густой сметаны, Джоанна отправила сообщение Тони, и только потом осознала, что забыла поменять  раскладку. Черт.
«Ghbdtn! Vyt ytult ;bnm! Z tle r nt,t!»
Ну, человек он не глупый, разберется, − подкинуло услужливо сознание, успокаивавшее возникшие переживания. Однако волнение по-прежнему сидело внутри и отказывалось отступать, ведь подробный адрес, который был записан в одной из смс-ке, мог оказаться ложным, ну или не совсем точным.     
− Приехали, − сплюнул таксист.
На переднее сиденье неаккуратно плюхнулись купюры через переднее окно, когда рядом наконец-то снова заскрипел любимый чемодан. Память зашуршала о чем-то в попорченном механизме сознания, выуживая необходимые фрагменты их встреч. Хорошего и теплого было в разы больше, чем плохого, так ведь? К тому же, как от такой милой, доброй и обаятельной девушке как Джоанна можно отказать?
Достаточно громко и без какой-либо жалости она постучала по двери и одновременно нажала один раз на дверной звонок. Ладно, не один. И не два. Всего-то… десять. Джо плюхнулась на чемодан в ожидании, когда перед ней распахнется эта дверь и на порог в шелковом халате и с длинными носками с узорами котят выйдет Тони. А может быть и не совсем Тони.

Отредактировано Ла-ла-лэнд (13-06-2018 15:32:55)

+2

8

Форум:
toronto, eh!
Текст заявки:
В моей голове невероятная драма. Играть я хочу только с одним человеком, вряд ли буду развивать персонажа как то еще, но все может быть. Итак, мысль
Он - молодой хирург ( мой персонаж) в престижной клинике (около 30 лет), она - девушка около 27 лет (профессию можете выбрать сами). В один несчастливый вечер она со своим братом ехала, например, на рок-концерт поздно вечером, а он ехал домой с длинного дежурства и уснул всего на минуту, но эта минута стоила жизни Ее брата. Серьезная авария, парень скончался на месте, Она отделалась травмой головы и потерей памяти. Он доставил Ее в свою больницу и оперировал, зашивал раны. Затем, Она потихоньку пришла в себя, и между Ними завязался роман. Она не помнила кто был виноват в аварии, а Он тщательно это скрывал. Но ведь все тайное рано или поздно становиться явным..
Ваш персонаж:
Итак, как было сказано, он врач-хирург, родился в полной семье, у него  была младшая сестра, которая покончила с собой в старшей школе. После этого у него были небольшие проблемы с наркотиками, но он их поборол.
Поступил в медицинский, стал хирургом. В интернатуре завязал роман со своей руководительницей, из-за чего имел большие проблемы и перевелся в другую клинику.
Порядочный, относительно честный, мягкий человек. За убийство парня жутко стыдно, стыдно, что его оправдали.
Пример вашего поста:

Пример поста

Я смотрел на девушку, и мне казалось , что она искренна со мной, однако Ее глаза выдавали безумную душевную боль. Мне не хотелось будить в ее сознании призраков прошлого. Мне нравилось смотреть как она улыбается рядом со мной, чувствовать как она утыкается своим миниатюрным носиком мне в шею, слышать запах ее духов. Услышав слово "двинутая", я рассмеялся. Знала бы Фел насколько двинут я, вряд ли бы вообще находилась бы в моем обществе. Я самоиронично вздохнул, думая о том , что когда нибудь я расскажу ей все. Но пока оттягивал этот неловкий момент.
Девушка задала вопрос про развод, и мне кажется пока она не появилась в моей жизни как некто больший чем просто друг, я и сам не знал ответа на этот вопрос. Наверное, поэтому не разводился. Но сейчас я был твёрдо уверен в том чего хотел, и собственно это и делал.   Я взглянул в её глаза подбирая слова. Я не знал к чему приведут эти отношения, но если честно, я уже невероятно устал думать о том, что будет дальше. Я хотел просто наслаждаться настоящим.
- Развод? Да , Фел, я этого безумно хотел. - честно сказал я, поглаживая  ее волосы. Я решил быть с девушкой честным до конца в этом плане. - Я может какой-то ненормальный, но я хотел семью. Теперь я понял, что она явно не тот человек, с которым может получиться семья. Да и желания если честно больше нет. Пойми меня правильно Фел. У меня было много женщин, но со всеми я был честен. Если это была интрижка на одну ночь - я ничего не обещал. Бывшей жене я обещал. Много чего обещал, в том числе не изменять. И я не изменял. - я вздохнул. Было тяжело подбирать слова чтобы не обидеть девушку. Я твёрдо знал, что не хочу делать ей больно, и не сделаю даже под дулом пистолета. Но что либо обещать я тоже не мог, я не понимал к чему могут привести эти отношения. Безусловно я знал что это не секс на одну ночь, но и не мог говорить о любви по отношению к Фел. Я знал ее довольно долго и чувствовал к ней любовь как к человеку, но не знал сможет ли эта любовь переросли в любовь к женщине. И именно это я хотел ей сказать как можно более безболезненно.
-Я не могу тебе обещать что я женюсь на тебе, я скажу тебе это честно. Но мне хорошо с тобой, невероятно. Возможно , что я был невероятным глупцом, что никогда не смотрел на тебя как на женщину раньше. Я не сделаю тебе больно, обещаю. - проговорил я. Это все что я мог обещать ей на данный момент. Я не был уверен , что смогу встать и быть рядом с ней как этого хотел. Во мне боролись две личности. Одна хотела остаться с ней, другая требовала выгнать ее и не видеть больше никогда.
Я смотрел на девушку , размышляя о том, что бы она подумала обо мне, зная что я убил свою мать , был психически ненормален... Мои мысли прервал резкий звук распахивающейся двери. Я прижал юбку отплатят девушки так, чтобы вошедшему не было видно самое откровенное.
-Часы приема закончены. - проговорил холодный голос санитара. Мужчина с глуповатым выражением лица улыбнулся, словно понял что здесь произошло несколько минут назад.
-Выйди. - строго, но не повышая голос сказал я. Санитар послушно вышел за дверь, негромко хлопнув дверью. Я перевёл взгляд на девушку, с сожалением осознавая , что она сейчас уйдёт. Было такое ощущение , что наш разговориостался незаконченным, но я не знал что ей сказать ещё. Я чувствовал что то похожее на чувство вины за то, что не могу обещать ей ничего серьезного и определенного. Мне казалось что у каждой девушки была цель выйти замуж, что каждая мечтает о белом платье и вальсе, о клятвах и кольцах. Хотя Фел была исключением из многих правил, может быть была исключением и из этого ? Я не знал мечтает ли она о свадьбе , что она чувствует после нашего разговора, но я хотел сделать ее счастливым. Каким способом ? Не знаю.
Я провёл по ее щеке пальцами , убирая выбившиеся пряли с ее лица.
-Очень хорошо что ты не уехала.. - проговорил я весьма искренне. Если бы она уехала, все бы вот по-другому.  возможно, я не был бы сейчас в инвалидной коляске, а возможно, был бы мертв.
- Спасибо тебе за то что ты рядом. - проговорл я в тайне надеясь, что она придёт ещё. - Ты конечно бесишь меня, но благодаря тебе я сегодня встал. - улыбнулся  я, вспоминая то невероятное ощущение. Я поцеловал девушку крепко обняв ее за талию, похоже даже немного переборщив с силой. В глубине души я надеялся что это не последний ее визит ко мне...

0

9

Форум: Sacramento
Текст заявки:

имя: Виктор | Victor
внешность: *Саша Ройз|Sasha Roiz (Так же на примете Йен Глен, Киану Ривз, Лиам Нисон, Руперт Грейвз, Рассел Кроу но выслушаю и ваши варианты.)
возраст: 45 nn y.o.
отношения: Первая школьная вражда и....будущая любовь
связь: лс (ролевой и тут) | гостевая (ролевой) и прочее
__________________
Ты родился в Италии и был сыном друзей моих родителей. Точнее матери. Нас пытались познакомить в возрасте 5-ти лет, но наше знакомство закончилось тем, что я расцарапала тебе лицо, а ты поставил мне синяк на руку. Страшная обида, между прочим. Мы все время дрались, особенно в школе, когда родители нас не видели, потому что тогда не было никаких стопоров. Когда мы начинали выяснять отношения, все разбегались, не желая быть задетыми, ибо летело все и страдали все вокруг. Настоящие итальянцы. Ой, я тебя терпеть не могла.
Ты вечно придирался к моим очкам, косе, кудрям и еще к чему-нибудь. Никогда не упускал возможности меня задеть, но никто не знал ( в том числе и я), что ты заступался за меня перед другими мальчишками, которые обязывали меня за спиной. Мы разошлись после школы и больше я ничего о тебе не слышала, но задавалась вопросом о том как ты и изменился ли ты. А может остался таким же гавнистым малым?
Мы встретились через много лет, когда ты оказался в Сакраменто, в ресторане "Маленькая Сицилия", где я работаю Су-шефом с недавних пор.

Ваш персонаж: Итальянка 43-х лет, работает су-шефом. На данный момент тона переезжает из страны в страну, находясь в бегах от мужа-тирана. Так же является важной свидетельницей в деле по терракту, видела лицо террориста, которого сейчас ищут.
Пример вашего поста:

Пример поста

http://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=30282#p2501723

0

10

Форум: ISTORE
Текст заявки: Внешность: Jack Cutmore-Scott
Профессия: сотрудник юридической конторы, иллюзионист, мошенник
Когда мы познакомились, ты представился мне чужим именем, рассказал чужую историю и, кажется, жил чужой жизнью. Но делал ты это все настолько правдоподобно, что у меня не возникло и желания проверять тебя и твои слова. Надо заметить, что между нами никогда не было искренних чувств: обоюдная ложь, мои измены, твоё желание подобраться ближе к деньгам моего дяди, которого ты посчитал моим отцом. Понятия не имею, почему верила тебе так долго и даже не пыталась разобраться в правде. Все открылось совершенно случайно, маленькая ошибка, которая не ускользнула от моего взора. Так я узнала, что ты иллюзионист, который просто решил заработать на дурочке-девочке. Узнала твоё настоящее имя и то, что последние годы ты занимаешься мошенничеством. Не было никаких слез, ссор и разбитых сердец. Мы просто пошли каждый своей дорогой, а я просто ещё раз порадовалась, что мне не нужны отношения.
Мы встретились спустя пару лет, когда я оказалась в юридической конторе своего дяди. Ты победил, тебе удалось подобраться к нему поближе, обманув всех вокруг. Опять новое имя и новая история, которая вызывала вздохи у сотрудниц компании, вот только ты не собирался сближаться с кем-то из них, полностью сосредоточившись на главной цели - Хантере. Все бы получилось, если бы на горизонте снова не показалась моя блондинистая голова. Одному Богу известно, что остановило меня в тот день, когда я могла рассказать о тебе все. С тех пор я старалась избегать встреч с тобой, именно тех, что были наполнены сарказмом, издевками, и сексом без обязательств, ведь мы оба помнили, каково это быть рядом.
Сейчас мы вместе работаем в конторе. Одно «но» - тебе пришлось раскрыть все карты и своё имя. Вместо того, чтобы сдать тебя дяде, я взяла тебя в свою команду, потому что очередное дело могло провалиться без такого специалиста как ты. Моим условием была правда, которую ты раскрыл самостоятельно, представившись настоящим именем. Ты добился своего, и получил от Хантера неплохую сумму. Хорошо, что не пулю в лоб, хотя ты заслужил.

Заявка на очень странного друга, с которым отношения находятся где-то на острие ножа. Возможно, это все перерастёт в настоящие чувства, и несмотря на нежелание Авы заводить отношения, герою удастся растопить лёд; или же все останется как есть, и однажды он познакомит Аву со своей невестой. В любом случае, эти двое прекрасно понимают, что не могут друг без друга. А дружба это или нечто большее будем разбираться вместе, самозванец.
Есть несколько вариантов дальнейшего развития сюжета, но хотелось бы обсуждать их с потенциальным игроком, а не ставить перед фактом, что надо играть то, что я вот придумала, и не дай бог отойти от сценария.
Персонаж основан на персонаже сериала "Хитрость", хотелось бы оставить каркас образа, который будет дополнен авторским видением игрока.
Ваш персонаж: Ава Шарп. адвокат в юридической конторе, адвокат банды, хозяйка бойцовского клуба. производит впечатление приличной барышни, на самом деле представляет из себя весьма продажного адвоката и вообще далеко не леди, за что спасибо дяде.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ава молча сидит в конференц зале юридической конторы, выслушивая доводы очередных клиентов, которые даже не пытались совладать с эмоциями и собственными мозгами, перекрикивая друг друга и не давая своим адвокатам и шанса вставить слово. Она уже привыкла к такому поведению клиентов, которые считают, что могут делать все, что угодно, пока платят деньги. Такие как они будут крушить все вокруг, ломать стулья и портить ремонт в комнате, лишь бы, как они считают, убедить оппонента в своей неоспоримой правоте. Каждый раз одно и тоже, и Ава уже порядком устала от подобных выходок клиентов, но репутация фирмы должна была оставаться безупречной, поэтому девушка молчала из последних сил, устало поглядывая на другого адвоката, нервы которого, очевидно, уже были на пределе. Шарп знала, как закончить весь этот хаос, и терпеливо ждала, когда же ее коллега выйдет из себя и попытается успокоить двух богатеньких болванов, что кричали сейчас друг на друга, сотрясая стены офиса. Ждать оставалось недолго, и Ава Fсчитала до десяти, поглядывая на изящные часики.
По правде говоря, все мысли адвоката витали совершенно в другом месте, где ей и хотелось сейчас оказаться, чтобы решить проблемы куда более волнующие, чем спор двух толстосумов. И только профессиональный долг заставлял девушки смиренно сидеть на мягком стуле в зале, дожидаясь момента, когда она сможет сказать хоть что-то. Наконец, второй адвокат не выдержал. Вскочив со своего места и размахивая руками, он что-то кричал на своего клиента и его собеседника, то ли пытаясь вдолбить этим мужикам что-то о правилах поведения, то ли просто решив выговориться. Впрочем, речь его была весьма убедительной и красочной, оба мужчины сели на свои места, и клиент Авы Шарп вопросительно посмотрел на своего адвоката, словно ожидая поддержки или какой-нибудь помощи. Ава же, вынесла из слов своего коллеги много нового об этом деле, уловив тонкие намеки на на слабые места оппонента своего клиента. - Мистер Джонсон, - девушка поднялась со своего места, - мы заберем у Вас все. Завтра Ваш адвокат получит все документы, - Шарп методично собирала бумаги в папку, даже не глядя на своих собеседников. - А теперь, прошу меня извинить, - проговорила адвокат, покидая конференц зал, не забыв напомнить клиенту, чтобы он готовил чек на крупную сумму, так как скоро он получит то, что хочет. Аве было совершенно плевать на то, что в комнате остались трое мужчин в недоумении, что она покидала место встречи, даже не доведя дело до финального аккорда. Все позже. Сегодня ей предстоит весьма долгая ночь с документами, которые должны быть готовы к утру. Но сейчас ее интересовало совершенно другое дело. Дело, которое не давало ей покоя последние несколько дней, с тех пор, как в бумагах Рамос мелькнуло знакомое с детства имя. Шарп не была сентиментальной девочкой, но всегда надеялась на то, что ее прошлое и ее настоящее никогда не пересекутся. Было сложно видеть знакомые имена в различных документах. И есть судебные дела и списки заключенных тюрем еще можно было как-то исправить, то с делами банды все обстояло куда сложнее.
Кейла Флинн никогда не была лучшей подругой мисс Шарп, но она была одной из первых, с кем познакомилась Ава в то время, когда ее родителей убили, а ей пришлось переехать к дядюшке на Манхэттен. Хантер всячески оберегал и поддерживал племянницу, и за это Ава по сей день была благодарна мужчине, но тогда ей хотелось иметь обычных друзей, которые бы не знали ничего о ее прошлой жизни. Слишком больно было видеть сочувственные взгляды и принимать соболезнования одно за другим. В десять лет это казалось концом света, словно эти люди снова и снова приговаривали мистера и миссис Шарп к смерти. Кейла не сочувствовала. Кейла просто не знала о том, что произошло с родителями Авы, или тактично молчала о произошедшем. Ава же врала, придумывая истории о своей жизни и своем детстве. Не удивительно, что кто-то воспринимал Хантера как ее отца, ведь девочка сама иногда рассказывала эту версию, а дядюшка молча улыбался, давая племяннице наслаждаться детством.
И сейчас именно имя Кейлы всплывает в документах банды. Почему никто другой из прошлого Авы не попал в эту кутерьму. Она бы просто закрыла глаза, возможно, сделала вид, что не узнает человека после стольких лет. Она была бы паинькой и не лезла куда не просят, навлекая на себя саму кучу проблем. Она лишь надеялась, что Катарина учтет все заслуги перед бандой и хотя бы обдумает более гуманный вариант для мисс Флинн. Ава не заметила, как добралась до нужного ей здания. В окне кабинета Катарины горел свет, и Шарп впервые почувствовала некое волнение, словно сейчас могла решиться и ее судьба тоже. Выйдя из машины под дождь, девушка подставила каплям лицо, словно они могли смыть весь накопившийся стресс, а затем двинулась внутрь здания, прекрасно зная, что сейчас ее встретят люди банды. Некоторые из них до сих пор не доверяли адвокату, но не рисковали ее трогать, полагаясь на интуицию своих руководителей. Следуя за миловидной девушкой, Ава пыталась придумать слова, которые заставили бы Катарину задуматься о судьбе мисс Флинн. - У тебя было детство? - Неожиданно для самой себя проговорила Шарп, бесцеремонно проходя в кабинет и усаживаясь на одно из кресел, стоящих напротив хозяйки этого места. Авой Шарп овладела какая-то невероятная злость, которая заставляла девушку вести себя нагло и раскованно, словно перед ней сидел один из ее клиентов, совершенно ведомый и глупый. Катарина такой не была, но и Аву сейчас это мало интересовало. - Детство. У тебя оно было? - Повторила она вопрос, почему-то думая о том, что девушка не до конца поняла, чего же от нее хочет адвокат. А адвокат хотела лишь достучаться до маленькой девочки Катарины, которая, скорее всего, еще жила где-то в глубине души, помнила о своих друзьях детства и иногда с теплотой вспоминала летние деньки, когда можно было гулять подольше, шутить и веселиться в шумной компании таких же мальчишек и девчонок. Ава выросла на Манхэттене, но даже она помнила это чувство свободы и необремененности. Кто знает, может и с Катариной не все потеряно.

Отредактировано porcelain (12-06-2018 14:22:32)

0

11

Текст заявки:
приветосики, братья-задроты! я не буду распыляться о том, какой я крутой и все такое, потому что это и дураку понятно. скажу только, что у меня есть три нереализованные идеи (две с половиной), и я снова пускаюсь в пляс, желая найти кого-то годного. итак, слэш во всей его красе

номер один

-

номер два

-

номер три

-

по внешечкам и форчику определимся вместе. вламывайтесь в лсочку сразу с конкретным (выбранным) сюжетом
хотя можете попробовать и свое предложить
Пример вашего поста:

Пример поста

все, что джонни помнит о густаве - он грязный. то, что не исправят водные процедуры, и то, что не скроет костюм маккуна «с иголочки». как крид авентус не смоет запах старого и раскуроченного в пух и прах эль камино и дешевых мобил. густав грязный глубоко внутри - три или не три ацетоном, механическим спиртом или колой с заправок - ничего не исправишь.

даже, блять, - с отвращением вспоминает джонни, - сперма у него на вкус ужасная, так и хочется скорее прополоскать рот чем-то значительно крепче асти.

впрочем, глупого хедайю из трейлер парка это устраивает. глупый хейдая раз за разом обдалбывается прозрачным дерьмом пенсельтуки и раз за разом опускается на колени, обдавая кожу густава своим распаленным дыханием. конечно, джонни не допускает и мысли о том, что когда-нибудь назовет себя мистером штайном и будет провожать по утрам смешного пса джерри, урывая мимолетный клевок в районе виска.

густав грязный, и джонни это заводит. он говорит: жи-вот-но-е.

выговаривает четко, по буквам, а потом объясняет: истинная человеческая природа. эрос и танос, чувак, сечешь? вот почему.

говорит: вот почему мы тремся с ним постоянно.

пожимает плечами: он всего лишь причина утолить мои низменные потребности. романтично, правда?

джонни машет ему рукой на прощание и уже в октябре пьяный, пошатываясь на лестничной клетке думает: зри в корень, детка! на все тихоокеанское побережье уйма таких герр штайнов.

думает: в конце концов, от каждого третьего ублюдка в калифорнии несет мазутом и травой.

говорит себе, что густав - прошлое, оторви и выкинь. и, конечно, больше не боится. впрочем, зря.

когда красавчик лу головой считает - раз, два, три! - ступеньки, джонатану необоснованно смешно, он почти уверен, что говорит в нем алкоголь. все же, сгибается пополам и стучит ладонью о стену. крутую, мол, хохму ты отмочил, чувак. смеется, и не замечает, как лощенный петух бросается в сторону алпайн, оставляя джонни наедине со стояком и подкатывающей тошнотой. оставляя наедине с воистину сюрреалистическим действом, разворачивающимся на подмостках. и, наконец, оставляя наедине с дерзким калифорнийским бродягой, опознать которого все еще мешает скачущий взгляд.

когда парень разворачивается к нему лицом, хедайе все еще сложно поверить в то, что прямо перед ним стоит ебанный привет из прошлого, но эти глаза он вряд ли способен перепутать с другими. перманентно бешеные, словно хозяина их с пяти лет кроет муха. словно, блять, в двенадцать ушел в трип и больше не просыхает.

ключи от квартиры лу кидает себе под ноги и бежит - только пятки сверкают, джонни же вылавливает все в слоу-моушн и ему все еще безумно пьяно и горько во рту. смех застревает в горле, он так и стоит в три четверти, выжидающе вглядываясь в лицо густава. стоит, кажется, минуту, двадцать, час. стоит, и будто со стороны наблюдает немую сцену. алтарь эпохи северного возрождения, накуренный и выдержанный в истинно-нидерландском стиле. вокруг бардак музыкального ада - все мысли и звуки из головы джонатана наводняют парадную, а у самого на лице застывает улыбка.

пиздец, - говорит, - видел когда-нибудь оживший труп?

раз за разом джонни хоронит пенсельтуки, фриду, бо и, разумеется, густава - обязательно густава! - только в своих мечтах и пару раз на полном серьезе молится о том, чтобы разгульный образ жизни старых друзей как можно скорее свел их всех в могилу. во имя отца, и сына, и, конечно же, марка, а также беззаботной молодости хедайи без страха и попыток зарыться в платьях в гардеробе девон каждый раз, когда на всю их квартиру механические птицы разражаются ебанными трелями.

нет, серьезно, малыш, - от алкоголя язык развязан, говорит джонатан расслаблено и, кажется, все теперь его вполне устраивает. внутри же, напротив, во всю трубит новость о приходе панической атаки, и после джонни обязательно скажет: у меня, бля, в тот момент поджилки тряслись, как у эпелептика, въебавшего лошадиную дозу эйсида, понимаешь?

позже скажет: в пизду этого уебана. трахается он, как, мать его, сранный хефнер, но пугает меня до усрачки.

а пока хейдая хмурит брови в попытке зафиксировать взгляд на лице штайна и спрашивает:

разве, блять, ты не должен был сдохнуть за это время?

ему кажется, будто между ними достаточно расстояния для маневра, но едва «еле-стою-на-ногах-джонни» подается в сторону, густав уже рядом, нависает тучей и вжимает в стену, словно в хуевых фильмах пазолини, перекрывая доступ к кислороду. на коже хедайа чувствует жар его пальцев, кадык и вовсе горит огнем, стоит бледным рукам штайна стиснуть его чуть сильнее. контрастируя с ними, лицо джонатана миллиметр за миллиметром заливается лиловой краской, а все, о чем он теперь может думать, - блять, у меня же синяки останутся; веселая, нахуй, ночка.

чисто инстинктивно тянется к запястьям густава, пытаясь отнять их от себя. просто, бля, отодвинуть, как можно дальше, и хапнуть в легкие побольше воздуха, но хватка сильная, и пока у джонни не начинают отниматься конечности, он идет на уловку, запуская руки под футболку штайна. гуляет по телу судорожно и сбивчиво; пробирается пальцами к брюкам и вовсе подобно смущенной школьнице. внутрь, тем не менее, юркает довольно ловко и едва сжимает член густава.

из последних сил хрипит: папочка не в духе?

хрипит: ну же, большой парень. остынь.

шепчет: только подумай. как я могу отсосать тебе, когда твои руки вот-вот отправят меня передавать привет моему отцу?

мысленно добавляет: которого вы, ебанные торчки, и свели в могилу.

в то время, как ремень нудно давит пальцы, а хватка на горле ослабевает, джонни пару раз уверено толкает густава в грудь и делает несколько стремительно быстрых шагов. подхватывает ключи с пола и, наконец, вдыхает. вдыхает обильно, много, со вкусом, и теперь легкие непривычно обжигает кислород. ровно настолько, что джонатан заходится кашлем, но, в общем-то, двигаться не прекращает. помогает себе рукой и, придерживая стену, скачет лестничный пролет в страхе, что отбитый дружок рано или поздно нагонит его .

Отредактировано black j. (28-06-2018 20:35:28)

+3

12

Текст заявки:
приветики! в общем, я хочу то, не знаю что, и туда, не знаю куда. знаю только, что хочу найти постоянного соигрока (да-да, я еще та ревнивица), который будет хотеть играть со мной, поддерживать всякие странные задумки и вообще любить меня лол на самом деле, мой идеальный соигрок должен писать в первом лице, от 6к текста, 1-3 поста в неделю, оформлять постики картинками и шрифтами, а так же уметь играть и за мужчин, и за женщин, и не только в тематике реала. да-да, требовательно выходит, я знаю, но вдруг...
из сюжетов я очень люблю психологическую драму, реже комедию. мне очень нравится тема с тем, что герои не могут быть вместе из-за обстоятельств, от них не зависящих, поэтому им приходится либо скрываться от мира, либо пытаться оставить друг друга. очень интересны сюжет, когда один персонаж значительно старше другого. вообще сейчас я хочу взять мужского перса. по внешкам: киллиан мерфи, чарли ханнем, джуд лоу, колин фаррелл, хавьер бардем, бен барнс, люк паскуалино, лео ди каприо, дэниел дэй льюис, брэд питт, мэтт смит, мэттью макконахи, роберт дауни мл, эйдан гиллен. а еще я хочу поиграть данилой поперечным, но это для особенного случая и по большой любви. если я бы играла дамой, то предпочла милли брэйди, лили коллинз, карен гиллан, зази битц, эмбер херд, дуа липу, жозефину петерсен, каю скоделарио, люси бойнтон, галь гадот, эмму уотсон, софи тернер и много еще других. в целом мои вкусы понятны, и если они тебе близки, то сойдемся. а еще я очень люблю сюжетики и крутые повороты, поэтому будет весело, чесслово. и в графику могу.
короче, все. просто найдись, и пойдем играть <3
Пример вашего поста:

Пример поста

Лучи солнца заползли через не зашторенное окно в комнату, осветив постель. Я еще спала, уткнувшись лицом в плечо мужчины. Моего мужчины. Он приобнял меня во сне, от этого, собственно, я и пробудилась. Но он все еще спал, безмятежность на его лице была для меня в новинку. Обычно Коул выглядел слишком загруженным, серьезным, даже злым. Но сейчас он был совсем другим, каким-то домашним, родным. И уже этот факт обеспечил улыбку на моем лице. Наверное, слишком влюбленную улыбку, но наконец-то я могла позволить себе быть влюбленной и счастливой. Наконец-то отношения были выясненными, хотя мне очень смутно представлялось, что одна ночь изменить чересчур рациональный подход Вашингтона к чувствам. Мне, честно, было плевать, что он старше меня практически вдвое. Мне было плевать, что я была для него "слишком молода". У меня даже в голове не укладывалось, почему нужно так яростно сопротивляться той химии, что возникла между нами. Сейчас, лежа рядом с ним и утыкаясь в его плечо губами в попытках скрыть глупую девичью улыбку, я была счастлива. И, если бы можно было растянуть это мгновение, то я бы растянула его на вечность. По крайней мере, в моей памяти оно останется таким: нежным и ласковым.
Вчерашняя ночь же навсегда запомнится другой. Обжигающе горячей, будто тебя кидают в жерло действующего вулкана, готового разлиться тысячеградусной лавой на соседние поселения и забрать в свои смертельные объятия все живое. В его руках я была одновременно и Везувием, и Помпеями. Если бы вчерашняя ночь была последней в моей жизни, я бы не хотела изменить ни одной секунды. Что может быть лучше, чем умереть в оргазмическом единении с любимым? За эту ночь я, как птица-феникс, с огнем страсти из пепла старой своей жизни вернулась к новому началу. Конечно, все было не так, как это показывают в порно, например, но не все ли равно, как выглядит, если твое тело искрится и плавится от ощущений, что дарует тебе твой мужчина? Дыхание перехватывает, ты можешь только стонать и умолять его продолжать, потому что ты уже не в состоянии держать себя в пуританских рамках приличия или национальной холодности. Ты можешь только извиваться, прижимаясь сильнее к нему. Твои стоны слышны, наверное, всей планете, потому что контролировать себя не просто невозможно: даже мысли о контроле не мелькает в затуманенном твоем разуме. На твоем лице блаженная улыбка, а в глазах горит огонь, который уже не потушить, даже если все пожарные станции города будут подняты по тревоге. Горит все - простыня, матрас, комната, вещи, разбросанные по ней. Горишь ты, и горит он. И в этом огне квинтэссенция всех чувств и надежд. Все эти поцелуи, стоны, всхипы, касания и желание быть единым целым в какой-то момент перерастают в пожар. А потом к этому беснующемуся пламени подносят фитиль и через пару секунд мир взрывается. Каждый атом твоего тела становится сверхновой и разлетается по бескрайнему космосу с непреодолимой силой и невероятной скоростью, а в следующее мгновение вновь собирается в одном маленьком пространстве твоего тела. А потом, стоит лишь отдышаться, он опять видит в твоих глазах, в твоей неловкой улыбке сквозь слегка прикусанную губу, в твоей вздымающейся груди отблески этого огня, и все продолжается. Твои рыжие, словно языки пламени, пряди волос растекаются по плечам и телу и разлетаются в разные стороны от движения к движению, пока он смотрит на тебя снизу вверх, не в силах оторвать ни взгляда, ни рук, которые бродят по твоему телу. Его губы покрывают тебя поцелуями, и ты отвечаешь ему тем же. И опять это пламя, разрушающее и сковывающее. И так раз за разом, будто ты сама боишься, что это был ваш первый и последний раз. А потом, когда вы оба устаете так, что стоит закрыть глаза, проваливаешься в сон, ты практически говоришь эти слова. Слова, которые не говорила давно, потому что не чувствовала ничего подобного. Эти три слова практически слетают с твоих губ, но в последнее мгновение ты проваливаешься в сон, в котором огромный древний город погибает под жаром сумасшедшей природной силы.
Я ласково целую плечо своего мужчины. Пускай он даже и не подозревает, что он мой. Но я не привыкла отдаваться просто так кому-то. Написать первому понравившемуся парню в Тиндере или склеить его в баре - это не мой стиль. Мое - это страдать, быть влюбленной до безумия и надеяться, что все само собой устаканится. Поэтому, наверное, у меня так давно не было секса. Я не могла без обязательств. Мне нужно знать, что это не просто физика двух человеческих тел, а нечто большее. И с Коулом я знала это с первого взгляда в пыльной прачечной. Я знала, что хочу его, хочу оказаться в его объятиях, хочу целовать его и отдаваться ему полностью, а утром заварить ему чаю и приготовить завтрак, погладить рубашку и отправить на работу. Он был таким суровым напоказ, таким спокойным, таким независимым, что увидеть за этим простую человеческую грусть и страх перемен не составило большого труда. Но вряд ли теперь у него получится избавиться от меня. К сожалению, я не из любителей упускать свое счастье, даже если оно предстало мне в облике практически сорокалетнего копа с алкогольной зависимостью. И, кажется, я до сих пор улыбаюсь как влюбленная малолетка, коей, наверняка, все еще считает меня Вашингтон. Надеюсь, сегодняшняя ночь хоть немного образумила этого мужчину. Если уж он и после этого будет видеть во мне ребенка, то мне придется переубеждать его каждую следующую ночь. Тем более, что от одного взгляда на его обнаженное тело, я становилась мокрой, и даже температура тела, казалось, поднималась.
Я поцеловала его еще раз в плечо, затем в шею, постепенно приближаясь к губам. Коул вздрогнул и открыл глаза. Я чмокнула его в губы и хихикнула:
- Добро утро, - ласково и немного на распев произнесла я.
После его ответной улыбки, от которой у меня все естество затрепетало, я поцеловала его. И было плевать, что ни у меня, ни у него зубы не чищены. Это только в кино герои просыпаются уже сразу с макияжем и идеальными белыми улыбками.
- Как спалось? - Наверное, вопрос прозвучал с издевкой, потому что большую часть ночи Коул точно не спал. Я за этим проследила.
Я поднимаюсь с нашей импровизированной кровати. На мне нет одежды, но нужна ли она? Этот мужчина видел сегодняшней ночью все, что только мог. Он и так знает, что мои соски встали не из-за того, что я вылезла из-под теплого одеяла и его объятий, а потому, что хотела его. Если бы на лбу высвечивались наши эмоции, то на моем было бы написано: "Трахни меня еще разок!". И не потому, что у меня долгое время не было секса, не потому, что я такая похотливая. Просто мне двадцать, я влюблена, и доставить удовольствие своему мужчине - это естественная потребность показать мои чувства. Если бы я не боялась сказать, что люблю его, то сказала бы, но мне казалось, что он поймет меня слишком буквально, ведь обычно для людей любовь - это нечто большее. Но я готова была утонуть в нем, и для меня это была любовь.
Будучи спиной к Коулу, я наклоняюсь за его рубашкой, дожидавшейся утра на полу, и своими шортами, в которых лежал ключ от комнаты. Плевать, какой он меня сейчас видит, ведь я говорила, что у него была целая ночь, чтобы изучить мое тело, и он успешно делал это. Я накидываю на себя его рубашку и поворачиваясь к нему. И его взгляд меня убивает прямым попаданием в сердце, потому что, глядя на его лицо, нужно быть совсем тупой, чтобы не понять: если бы я не задала сейчас вопрос и не попятилась в сторону двери, то он бы завалил меня на матрас и не дал бы выйти в ближайший час.
- Хочешь чаю? - Я опять улыбаясь, борясь с желанием броситься к нему и попробовать еще много вариантов соития. - Завтрак? В общем, - я потягиваюсь и выхожу из комнаты, - я на кухне.
Телефон, как оказалось, всю ночь разрывался от звонков Эрики. Пока я ставила чайник и искала, чем бы накормить своего мужчину, Эрика методично выпрашивала рассказать меня хоть что-нибудь, но я отказывалась. Рассказывать о сексе подруге сразу после секса? М-м-м, не то, чтобы я была поклонницей "Секса в большом городе" или "Дневников Бриджит Джонс". Если я что-нибудь и хотела ей рассказать (пока я не решила, нужно ли вообще что-то говорить о нас с Коулом, потому что одна ночь еще не гарантировала отношений), то точно не сейчас. Я поставила на стол все необходимое для завтрака. Если честно, лучше бы этот стол был пуст, потому что очень боюсь не выдержать и наброситься на Вашингтона прямо за трапезой. Но я же взрослая, а взрослые так не поступают. Тем более, мой пыл вполне мог быть охлажден Коулом: на мой взгляд, ему доставляет какое-то мучительное, слегка мазохистское удовольствие заканчивать то, что между нами случалось. Но я не позволю ему в этот раз просто уйти.
Слышу мужскую поступь и бросаю ему как бы невзначай, занимаясь приготовлением завтрака:
- У меня день рождения в понедельник. Обычно, я не планирую ничего в такие дни, но есть Эрика. Мне не отделаться от ее "грандиозной вечеринки". Если ты не против увидеть, как я постарею на год, то я была бы рада, если бы ты пришел. Ну, или хотя бы я к тебе пришла. На ночь, например.

Отредактировано professional fangirl (13-06-2018 21:57:27)

+5

13

Форум:
Maple syrup
Текст заявки:
Вы - уверенный в себе мужчина 45-46 лет, солидный, степенный, внушающий уважение и доверие. Мудры и проницательны. Всегда сможете дать ценный совет нуждающемуся в нём, утешите скорбящего, укрепите в вере сомневающегося. Одним словом - этакий эталон толерантности и благочестия, и это не удивительно, ведь Вы - настоятель католического прихода. Жители нашего небольшого куротного городка Банф в Канаде знают Вас, как отца Августина (имя - на Ваше усмотрение). 
Однако никому (или почти никому) не известна ваша тайная история. На самом деле Вы - преступник, разыскиваемый спецслужбами и Интерполом, а отцом-настоятелем стали, когда около двадцати лет назад совершили убийство вашего родного брата-близнеца, - настоящего отца Августина, чтобы скрыться от преследования. Под маской священника в вашем лице также скрывается глава тоталитарной секты, практикующей ритутальные жертвоприношения (крайне радикального течения последователей дианетики Л.Р. Хаббарда), связанной с мафиозными и властными структурами по всему миру. На вашей совести множество загубленных жизней, и именно поэтому Вы и подверглись в своё время преследованиям.
Есть ещё один факт вашей биографии, объединяющий нас, и он, пожалуй, самый главный и определяющий. Вы - мой биологический отец. Будучи очень молодым человеком 22-23-х лет от роду Вы познакомились с моей ещё более юной матерью (этнически девушка принадлежала к потомкам индейцев чероки, выходцев из Северной Каролины, США), соблазнили её, и в результате этой непродолжительной связи я и появился на свет. Возможно, Вы любили мою мать, - оставляю это на ваше усмотрение, но узнав о беременности любовницы, Вы предпочли её бросить. В итоге девушка, назовём её Кими, оставила своего новорожденного сына на пороге церкви вашего родного города и скрылась в неизвестном направлении, как и Вы несколькими месяцами ранее.
Таким образом в настоящее время мы с Вами живём в одном городе, и я пока абсолютно точно понятия не имею, кто Вы на самом деле. В том числе и для меня. Что касается Вас, то Вы знаете меня с примерно с моих трёх лет (и это не удивительно, я же в раннем детстве и отрочестве воспитывался в приюте при церкви и чем старше становился, тем больше внешне напоминал свою мать). Судьба распорядиалсь так, что несмотря на вашу довольно насыщенную интимную жизнь, я являюсь вашим единствнным отпрыском.
Что в перспективе: если Вас заинтересует "замут" сюжета, детали мы с Вами сможем согласовать в ЛС здесь или непосредственно на форуме.
На форум Вы приходите по сформированной заявке, что гарантирует вашу активную игровую занятость (и не только с моим персонажем). 
Желаемые внешности для вашего персонажа:
Ewan Gordon McGregor, Richard Chamberlain или любая другая (на Ваше усмотрение).     
Ваш персонаж:
Внешность: Julio Iglesias Jr.
Сейчас мне 23 года. Проживаю в Банфе, работаю экскурсоводом в местном музее-заповеднике. У меня есть любимая девушка, с которой я планирую создать семью.
В общем, я - обычный парень, добросердечный, уживчивый и весьма Вам, как прихожанин, импонирующий. Мы даже можем на первых порах быть хорошими знакомыми и время от времени вести философские беседы на теологические темы. Вы задумались о вашем верном подручном и всерьёз рассмативаете меня в этом качестве, однако не спешите раскрыть мне правду о моём происхождении. В дальнейшем всё будет много сложнее...
И ещё, на одной цепочке с крестом я ношу на шее миниатюрный деревяннный амулет в виде ворона, который когда-то носила моя мать и Ваша возлюбленная.                         
Пример вашего поста:

Пример поста

Она приходила сюда каждый вечер. В одно и то же время. Долго-долго смотрела на тихую рябь озера, - отстранённо, без тени улыбки, потом кому-то звонила по мобильному и тихо плакала после окончания короткого разговора.
Не знаю, почему, но мне было необходимо видеть её, - на значительном расстоянии, не приближаясь, не нарушая границ её личного простанства, - таких зыбких и, вместе с тем, настолько хрупких, что, казалось, окликни, и эта женщина моментально исчезнет, будто случайно забредший в это, не по-здешнему красивое место, призрак.
Если бы я был художником, непременно запечатлел бы её на холсте. Нет, серьёзно, - я мог бы даже пробовать сделать это сейчас, но что-то удерживало. Мне не хотелось знать её имя, не хотелось жалеть. Моё видение из плоти и крови имела право на тайны. Она была старше. Иногда визуально сложно определить, на сколько именно. Но мне это тоже было не нужно. Возможно, она бы могла быть моей сестрой, которой у меня никогда не было, или даже матерью, которой я никогда не знал. Странно, но мы ведь даже внешне похожи. Хотелось верить, что это случайность, не более.
Так случилось, что именно сегодня я был обнаружен. Наверно, подошёл чуть ближе, чем следовало, а может быть, мне под ногу попала сухая ветка, предательски хрустнувшая в самый не подходящий момент. Так или иначе, женщина резко обернулась, а затем быстро пошла в мою сторону. Мне не оставалось ничего другого, как выйти ей навстречу и первым заговорить.
- Добрый вечер, - делаю вежливую паузу, чтобы придумать какое-то более или менее сносное объяснение, почему я оказался здесь, рядом с ней.
- Я знаю тебя, - она приближается почти вплотную и останавливатся, быстро-быстро смахивая слёзы с длинных, мокрых ресниц и бледных щёк, - Ты ведь Николас Келли? - дотягиватся до моих волос и нежно, чуть дрожащими пальцами, проводит по ним, - Твой отец был бы счастлив знать, что его мальчик стал таким, - она надсадно всхлипывает, - взрослым...
- Нет, мэм, Вы ошибаетесь, - пытаюсь мотнуть головой, но её прикосновения настолько непривычно приятны, что я замираю, улыбнувшись, - Моё имя Андреас. Андреас Картер, - стараюсь вести себя как можно более непринуждённо и естественно.
- Нет, - она отдёргивает руку, неловко спрятав её за спиной, - Ты - Николас, - повторяет несколько раз, словно в бреду и шумно вздыхает, - Я не могла так обознаться... У тебя глаза твоей матери. И волосы...
Женщина замолкает, отводит взгляд, но не спешит уходить. Я чувствую, что не могу ей солгать.
- Мэм, - произношу осторожно и вежливо, - Вероятно, я Вам просто кого-то напомнил. Но меня зовут Андреас, и я не знаю человека по фамилии Келли, - смущённо развожу руками.
- Тебе сейчас двадцать три, - по-прежнему не глядя на меня, она не спрашивает, - уверенно утверждает.
- Да, мэм, - киваю.
- Прости, - женщина зябко кутается в тонкую шаль, накинутую на её плечи, - Я, должно быть, выжила из ума, - она снова вздыхает, - А ... как зовут твою мать?
- Не знаю, - и снова я предельно честен, - Я воспитивался в приюте.
Ощущаю смятение и неловкость на грани стыда.
- В приюте? - теперь она смотрит мне прямо в глаза, - пристально и пронзительно, - И никто из родных тебя не разыскивал?
- У меня их нет, мэм. Никто, - отрицательно качаю головой, совершенно ошарашенный её вопросом.
- Ни.., - она осеклась, - Извини, Андреас, если тебе так привычнее, - сейчас она улыбается, ласково и открыто, - Ты можешь не верить мне. И не поверишь. Но я - сестра твоего отца, Летиция Келли.
На какое-то время я лишаюсь дара речи, непонимающе уставившись на неё.
- Знаешь, давай встретимся здесь же. Завтра. В восемь вечера.
Я медленно киваю.
- Понимаю, как тебе сейчас тяжело, - женщина берёт меня за руку, - Приходи. Я расскажу тебе всё, - она отпускает мою руку и, не дождавшись ответа, уходит, скрываясь за невесть откуда взявшимся сумеречным туманом, а я, не верящий ни в какую чертовщину, отчётливо улавливаю в прохладном воздухе удушливый запах серы. 

Отредактировано Marcus Volf (30-07-2018 02:25:57)

0

14

Форум: [районы-кварталы]
Текст заявки: Я ищу партнёра на проект, где нахожусь достаточно давно. Марина на этой площадке моя вторая роль, но с учётом того, что первый профиль заморожен ввиду отсутствия основного соигрока,то она остаётся единственной. Меня интересует мужская роль с ориентацией гетеро (не буду скрывать, хотелось бы в пару). Ищу взрослого игрока, сюжеты, истории и игры, поэтому пол роли не играет, отлично отношусь к кроссполу. Я довольно старый игрок, поэтому не разделяю манчикенство, Марти Сью, не прихожу в восторг от БДСМ, чернухи в худшем её восприятии. Мне нравятся обычные люди и эмоции. Если Вам интересно копаться в образе, ходить по краю, выводить персонажа на яркие проявления человечности, пробуждать в нём что-то сложное, неуёмное, создавать ситуации и писать до дрожжи в пальцах от напряжения, то буду искренне рада знакомству. Давайте вместе сочиним то, что может быть интересным.
Марина писалась под влиянием книги Анны Гавальды "Просто вместе" и мультсериала "Дарья", поэтому в анкете можно найти к ним отсылки.  Я не хотела бы ограничивать Вас конкретным образом или внешностью, потому что это не играет особого значения, лишь бы Вам было комфортно в выбранной шкуре.  Но мне нужен персонаж, который сможет либо показать Лиссе, что иногда стоит выбираться из ракушки, доверять людям, скажет, что ошибаться может и больно, но не смертельно, как разбитые коленки, либо более закрытый, более "в себе", чем она, для того, что бы Марина попыталась раскрыть его и через этот рычаг изменилась сама вместе с Вашим персонажем. 

Ваш персонаж: Если коротко, то Марине не так уж повезло с семьей как многим другим детям: жёсткая прагматичная мать, которая была больше женой, чем матерью и которая не смогла пережить ухода мужа, а потом и его самоубийства, всё чаще припадающая к бутылке, отец-мечтатель, всю жизнь мечущийся между женой и любовницей с младшим ребенком, нашедший выход на крыше многоэтажки. В подростковом же возрасте Марина на почве стресса довела себя практически до анорексии и чудом вернулась к жизни. С 17 лет живет отдельно от матери и зарабатывает на жизнь как получается. В данный момент она фотограф в фотоателье и мечтает когда-нибудь открыть свою выставку.

анкета

[БИОГРАФИЯ]
«Ты живёшь так, как идут ногами по дну»
А.Гавальда

Детство Марины сложно назвать лёгким. Отец, ежесекундно сбегающий в мир своих грёз от серых будней уличной действительности, неутомимый фантазёр, сказочник, любитель странных песен Леонида Агутина и верящий, что этот человек когда-нибудь докажет всем, что шедевры блатняка -не примета хорошего вкуса, заслушивающий касеты, привезенные по большому знакомству из-за границы с ABBA, Синатрой, Рэем Чарльзом и рассказчик самых добрых историй в мире. Мать, слишком сильно любящая своего мужа, до безумия, что от этого маленькой крохе становилось так страшно, что она часами запиралась у себя в комнате, сразу как только смогла дотягиваться до дверного шпингалета. Хотя нет, постойте, давайте же попробуем начать с самого начала. Ольга Заборина и Николай Богданов поженились сразу же, едва успев стать совершеннолетними, тем более, что повод был более, чем основательный: на свадебных фотографиях их было уже трое: влюблённый жених, уставшая от праздничной кутерьмы и непрекращающегося токсикоза невеста, а так же то, что скрепило их союз крепче клятв в вечной любви. Они были слишком разными для того, чтобы их брак оставался на плаву вечность. Утончённый Николя, как его в шутку называла Зоя- сестра Ольги, обожающий до дрожи музыку, цветы, краски и свою старую копейку, доставшуюся ему в качестве подарка от деда в день бракосочетания, просто не мог долго оставаться счастливым с Олей , постоянно подверженной неврозам дамой с крайне лабильной психикой. Её раздражало всё: громкие звуки, яркий свет ночью, запах краски, шелест бумаги, всё, кроме Коли. Ради него она могла терпеть многое, точнее, делать вид, что всё хорошо. Однако, ничто вычурное не может быть вечным, и в один прекрасный день всё полетело коту под...Впрочем, это всем известное место. Всё началось с пустяка - Ольга выключила музыку и попросила мужа перестать отстукивать ритм ногой по паркету. Всё закончилось катастрофой: в одно утро он собрал вещи, поцеловал дочь в щёку, отвёз в школу и больше никогда не заходил в квартиру дальше гостиной. Он ушёл так тихо, как об этом пишут в книгах. Ушёл совсем, сказав, что полюбил другую и уходит к ней и их совместному ребёнку, что ещё не успел родиться. С этого самого дня в жизни Марины всё перевернулось, став с ног на голову. В тот же самый вечер мать оставила девочку перед телевизором, а сама наглоталась таблеток, опустошив аптечку и умудрившись через силу запить всё это дело водкой. И нет, проблема вовсе не в любви к спиртному, вот уж оно-то, скорее всего, было для верности: однажды краем уха она услышала, что ударная доза медикаментов, запитая алкоголем, не оставляет никаких шансов на реинкорнацию, но, видимо, информатор ошибся. Пара недель на больничной койке - чудом спасённая Ольга вернулась в дом. И всё бы ничего, классика жанра, но её чудо звали Марина. Девятилетняя дочь, вошедшая в комнату к матери с плюшевым медведем- подарком отца на недавний день рождения, испугалась и убежала к соседке- Нине Ивановне, что вызвала скорую. Увиденное настолько сильно потрясло малышку, что тарабанив по деревянному  полотну на лестничной клетке, она кричала, как оглашённая, несколько раз падала и продолжала что-то выкрикивать, глотая слёзы в то время, когда мать в квартире закатывала глаза и несла бред про утраченное счастье. С этого момента мы начинаем отсчёт истории формирования характера Марины Богдановой. После выписки матери малышка думала, что их жизнь изменится, но она даже не могла представить себе, насколько именно. И без того нервная Ольга стала курить. Много курить. Если задуматься, то Марина едва ли сможет вспомнить мать без сигареты в руках, так она пыталась успокоиться, но, видимо, не действовало. Скандалы вошли в повседневность и очень быстро стали обыденностью. Мари доставалось в буквальном смысле за всё: не вымытую посуду, брошенную утром тарелку на столе, одежду не по погоде, плохие оценки в школе, нежелание общаться вечером с матерью, как впрочем и с другими людьми, но больше всего за отсутствие аппетита. Более того, каждый вечер Оля крушила всё, что попадалось под руку и рассказывала дочери о том, что её отец- предатель, у которого есть другая семья и новая маленькая дочь, поэтому ему больше никто не нужен, однако, каждую субботу он открывал дверь, молча забирал перепуганную малышку с собой и увозил на машине в сказку. Ровно 8 часов в неделю девочка чувствовала себя счастливой. Трижды она пыталась сбежать из дома, но ни одна попытка не увенчалась успехом. К 15 годам брюнетка почти перестала есть, доведя себя до крайне изнемождённого состояния, а дальше хуже: два года её водили по врачам, заставляли есть, что ещё больше усугубляло ситуацию, взращивая стойкое отвращение не столько к продуктам питания, сколько к акту принятия пищи - Марина не получала от процесса никакого удовольствия, поэтому вполне могла ограничиться двухразовыми перекусами по мере пробуждения чувства непомерного голода, но впихнуть в себя нечто большее даже не просите. Ежедневные скандалы сменились на гробовое молчание. Ей просто было нечего сказать матери, а та в свою очередь сжигала себя изнутри и досаждала бывшему мужу звонками с жалобами на дочь. Всё, что нужно было для счастья девушки- это чудо и, оно случилось. В пятнадцать судьба преподнесла подарок, несравнимый ни с чем другим - в дверном проёме возник мужской силуэт с дорожной сумкой наперевес. Николай вернулся. Ад стал немного терпимее. Теперь можно было сбегать к отцу и часами слушать с ним музыку, просить рассказать о художниках, странах, городах и просто помолчать. Посещения школьного психолога наконец дали результат, сдвинувшись с мёртвой точки: девочка начала разговаривать. Теперь она говорила обо всём: воспоминаниях, эмоциях, встречах, событиях, а самое главное, она наконец стала есть. Жизнь Мари перестала так сильно отличаться от будней сверстников. Однажды девочка даже победила в конкурсе, отправив по настоянию отца свою серию фотографий "скользкие улицы", получив в качестве приза дополнительный балл к сумме проходных на фотокорреспондента. Это был лотерейный билет и Марина сорвала большой куш. Больше всего этому был рад отец, неустанно всем сообщающий, то его девочка непременно станет великим творцом прекрасного. Но этого не произошло. Аттестат был далёк от медали, поэтому единственное место, в которое Марина могла пойти- ПТУ. Выбор специальности  поверг в шок отца, но  ему пришлось смириться с мыслью "это всего лишь этап". Так Марина стала часовщиком по ремонту часов. Параллельно бегая на курсы в фотостудию неподалеку и практикуясь при удобном случае. Отец даже купил дочери в кредит первую и единственную на данный момент камеру. Однако, она где-то в недрах гаража нашла его старый  "Зенит" , а при помощи всё тех же барыг на барахолке просроченную пленку. Руководитель фотостудии даже отдал старые реактивы и залежи никому ненужной фотобумаги в век новых технологий. Марине же это всё казалось какой-то магией. Она могла часами  сидеть в лаборатории Николая Ивановича, играясь в ванночках с проявителем, закрепителем, фиксажем, что жалела о новых возможностях. Впрочем, когда-нибудь, она непременно откроет маленькую выставку большой фотографии, напечатанной вот так просто, но с душой. Потом. А сейчас это волшебство. Не мешайте.
— А потом однажды утром он устал… Очень, очень устал и упал с крыши…
— Упал или прыгнул?
— Он был деликатным человеком — он упал.
А.Гавальда

Через год Николай упал с крыши многоэтажки, осматривая строящийся дом. Никто не знает, как именно это случилось, но Марина отчего-то до сих пор уверена в том, что это не было случайностью, скорее суицидом от усталости, безысходности и неизбежности. На похоронах Мари не помнила себя от горя, а Ольга ежеминутно оглядывалась, выискивая в толпе ту, что забрала у неё мужа, но так никого не смогла отыскать. После процессии брюнетка закрыла дверь отчего дома навсегда, взяв с собой не так много, как обычно это принято, делать в подобных случаях, работала кем придётся в свободное от учёбы в ПТУ время, поселившись в небольшой съёмной комнате коммунальной квартиры- это всё, на что хватало её дохода. Общежитие при наличии прописки в Энске ей не дали, поэтому приходилось выкручиваться.  И с головой ушла в обучение фотографии, то единственное, что осталось в наследство от отца. Просто ей отчаянно хотелось оправдать надежды Николая. Впрочем, в последний год ей кажется везёт: Марина наконец сняла квартиру напополам с девушкой и кажется это идеальное попадание в цель. Ненавязчивый быт, где никто не претендует на звание "сестра" и не лезет в душу. Тут всё просто: можно за одну ночь проговорить дольше, чем за весь месяц, а можно так же молча греть руки о чашку с перманентно остывающим чаем. Здесь никто не интересуется семейными делами и это к лучшему. Потому что говорить о том, что Ольга спивается и продает то немногое, что осталось в родной двушке Марине не хочется. А Римма не спрашивает. К лучшему, опять же. Впрочем, когда Лиссе становится особенно грустно, она уходит бродить по улицам с фотоаппаратом под музыку из наушников-вкладышей в поиске новых кадров. Разыскивать в отражении окон и луж осколки жизни, что бы утром вновь прийти на работу и снимать вечно недовольные лица людей "на паспорт" и говорить заученное "наклоните пожалуйста голову чуть влево. Не так сильно"
Характер:Верная. Она искренне считает, что преданность- самое редкое, но оттого и лучшее из человеческих качеств. И поэтому никогда не изменяет самой себе и собственным идеям, считая, что жить нужно так, что бы на собственное отражение в зеркале не было противно смотреть в сумраке тихих вечеров. Искренняя. Умеет не только слышать, но и слушать собеседника. Кстати, слушать любит намного больше, чем говорить. Целеустремлённая. Понимающая. С "особым" чувством юмора. Из-за игр с интонациями  сложно понять когда девушка шутит, а когда говорит абсолютно серьёзно. Ей нравится вводить оппонента в оцепенение, создавать неловкие ситуации из-за его разгулявшейся фантазии, что бы потом смотреть как заливаются краской лица после  "вскрытия карт". Упрямая в работе, даже малость фанатична. Заинтересовавший проект будет тормошить брюнетку, лишать сна и покоя, но двигаться неумолимо к цели. Её фотопроекты не всегда понятны обывателям из-за отсутствия розовой романтики и обилия геометрии, чётких линий, симметрии в повседневности. Её вдохновляют серые многоэтажки, похожие на ульи с пчёлами, пустынные дороги ранним утром, заброшенные стадионы с прогнившими заборами-коробками. Во всем этом чувствуется некая обречённость. То, что переполняет саму Марину, но не всегда находит выход.
Минусы: Ранимая, хотя старается держать марку и никому не показывать обиду. Слишком принципиальная: её научили "как правильно" и забыли сделать поправку на обстоятельства. Интроверт. Никогда не устраивает истерик, не любит делиться мыслями,всё переживая в себе: любую дверь закрывает безмолвно и только один раз.Не верит в то, что люди способны меняться и не даёт "второго шанса".

Пример вашего поста:

Пример поста

У меня нет огромных мечт, я просто хочу,
чтобы хоть один человек на Земле меня понял.
Элементарно понял и не предал,не ушел.

    Вот уже несколько дней как Вика была вне больничных стен и привыкала. Как оказалось, жизнь по эту сторону иная: без белых халатов, шарканья проходящих ночью по коридору, суеты,криков буфетчиц "На завтрак!", заставляющих невольно подпрыгивать на месте от неожиданности, хотя казалось бы, к ним давно стоило бы привыкнуть и перестать пугаться... Без всего этого здесь было сложно и непривычно пусто. Она плохо помнила первые несколько дней в реанимации. Говорят, что сознание вернулось только на следующий день. Искра не знает. Не помнит.  Но верит тому, что говорят. У неё нет других вариантов, да и разве стал бы кто-то лгать? 
    Она так хочет забыть тот вечер, которым обязана приездом в больницу, что иногда запрещает себе думать о том, что произошло, но  попытки так себе. В начале это получалось. Монотонный размеренный звук аппаратов в реанимации и размытые белые потолки, с неровными мазками известки  помогали засыпать. Они внушали спокойствие, цикличность, стабильность. Пока монитор рядом с кроватью пищал, можно было не бояться. В больничном боксе Вика ощущала себя в безопасности. Слабость была настолько сильной, что девушка то и дело проваливалась в сон. Ей передавали записки от родных, чаще всего это были родители. На тумбочке рядом появлялась новая бутылка с водой и огромная пачка влажных салфеток с забавными жирафами на упаковке, детские. Остальное не принимали. Реаниматолог говорил, что здесь это ни к чему, а вот если переведут в отделение... "Если"! Игорь не писал, но она знала, что приходил. Чувствовала.  Помнила, как скрипели колеса по бетонному полу у тележки с аппаратом УЗИ, холод геля на коже, от чего разбегались мурашки, как маска на лице с увлажненным кислородом мешала дышать, но убрать её не было сил, да и к чему? Если надели, значит надо. Вика знала, что мешать нельзя.Вика терпела. Каждый раз, закрывая глаза, она проваливалась в вязкую пустоту, обволакивающую тело мгновенно. Сны не запоминались. Никакого коридора или голосов в конце тоннеля. Ничего не было, только пустота, сквозь которую изредка прорывался писк монитора.
  - Жидкости в брюшной полости нет. Селезенка целая. Ей повезло.- доктор вытирал датчик одноразовой голубой салфеткой и суетливо крутился на стуле,- Ручка есть?
***

В тот вечер она возвращалась от подруги, было зябко и девушка подняла ворот куртки, посильнее затянув на шее теплый шерстяной палантин. Уши покраснели от мороза, потому что шапку потеряла где-то на парах, не заметив пропажу вовремя, а поиски в коридорах не дали результатов. Спасало только то, что Юля жила через пару домов от Зиминых и бежать было недалеко. Вика вскользь посмотрела на двор и не заметив ни души, ускорила шаг насколько ей позволила это сделать натертая левая пятка. Капроновый носок предательски сполз и давал о себе знать тупой болью, усиливающейся при попытке ускорить шаг или перейти на бег. Новую обувь лучше всего разнашивать с тонким , едва ощутимым капроном, поэтому несмотря на начинающуюся зиму, девушка украдкой от матери выбежала из квартиры постукивая недавно поменянными новыми набойками. Сейчас она радовалась этому решению, потому что по ощущениям мозоль не был содран, значит до завтрашнего дня можно успеть исправить ситуацию. Главное только разуться и незаметно пройти в комнату. Она видела в арке два мужских силуэта,один из них был с сигаретой, но не придала никакого значения. Рассмотреть кто это в сумраке невозможно, да и не к чему. Главное дойти до дома и снять уже эти чёртовы сапоги. Быть может даже несколько дней придется походить в прошлогодних,зато уютных.Алый огонёк сигареты погас, появилась искра, говорящая о том, что его затушили о кирпичную кладку арки.
- Притормози!- раздался глухой голос впереди. Вика подняла голову и увидела как двое, стоявших ещё совсем недавно по разным углам теперь оказались рядом и преградили дорогу.
- Простите, Вы мне? Можно я пройду?- где-то внутри теплилась надежда, что это они так, между собой, или по телефону. Мало ли, а у неё воображение разыгралось. Однако, резкий удар сзади по голове не оставил никаких шансов. Ноги подкосились и рефлекторно вытянув руку в сторону стены, Вика постаралась не рухнуть, однако в следующий миг чье-то ребро ладони резко ударило по локтю, оставив без поддержки. Она пыталась открыть глаза, но резкая боль в висках не давала этого сделать. Вика упала, приземлившись на колени и тут же ощутила удар тяжелой подошвой ботинок в живот, от чего согнулась, обхватив его руками. Сумка сползла с плеча и мирно легла рядом на обледеневший асфальт. Следующий удар пришелся в лицо, в область подбородка, после чего были ещё и ещё, но боль перестала носить локальный характер и разлилась по всему телу. Она не могла закричать, потому что голос от страха и оглушающей пульсации в голове, пропал совсем, оставив в одиночестве. Кажется их было трое, но это неточно. Она не слышала их голосов, только чувствовала удар за ударом, от которых слюна вытекала и перемешивалась с соленой, прогорклой на вкус кровью. Перед глазами были разноцветные круги. Сложно сказать сколько это длилось, но на какое-то мгновение Вика подумала о том, что это конец. Что потом её найдёт отец, возвращающийся из магазина, или мать, выносящая мусор из дома, потому что жарила рыбу и вопреки всем приметам не оставит мешок до утра.
- Привет Андрею. В следующий раз мы возьмем тебя прокатиться. Ты же любишь лес?- всё тот же глухой голос, отдающийся далёким эхом в ушах, сквозь непрерывный звон,затем более сильный удар ботинком в висок, а дальше темнота.
***

   Вике и правда везло. Перелом правой руки, ключицы справа, не требующие вытяжки, только жесткой фиксации. Перелом правой голени без смещения, прооперированное металлоостеосинтезом, оставившим в напоминание тонкий, ещё красный шрам, удаление мениска и ушивание разрыва подколенных связок всё так же справа. Тяжелое сотрясение головного мозга, на удивление без гематом под оболочками, а так же множественные ушибы, синяки, ссадины по всему телу.
- Для футбола ты конечно потерянный игрок, в балете тоже думаю,- травматолог Алексей Иванович улыбался держа в руках  рентгеновские пленки возле кровати,- Но, не забывай: шахматы тоже спорт! А  остальное можно и по телевизору посмотреть.

Вика стояла на пороге, стараясь вглядеться в темноту прищуриваясь, но это было почти безуспешно: никаких четких контуров, всё ещё достаточно размыто. В дневное время проблем не было, а вот в сумерках Вика всё ещё ориентировалась хуже. Оставалось довериться слуху. В районе дивана раздался скрип пружин, затем тень в его стороне дала понять, что Игорь сел.  Услышав голос брата, Вика выдохнула и вошла в комнату, стараясь не задевать ничего, однако, возле дивана она всё же споткнулась о стеклянную бутылку, но та накренившись вбок, прокрутилась на паркете и уперлась горлышком в диван, а дном в стопу девушки. Вика аккуратно поставила её в сторону и по весу отметила, что она не совсем пуста. "Интересно, это первая за сегодня?" Витающий перегар в воздухе говорил об обратном, но это было не важно. Вика забралась на диван с ногами, устроившись подтянув колени к груди и положила голову на плечо Игорю. Надо было что-то сказать, но рассказывать о кошмаре, мучившем уже столько ночей- было  с одной стороны страшно, с другой лишним. Он всё знал итак. Врачи перед выпиской всё подробно объяснили и даже сунули бумажку с "очень хорошим специалистом". Вика надеялась, что Игорь её выбросил, хотя не была так уверена. Руки предательски дрожали, когда натягивала футболку вниз до пяток и она сильнее сцепила их на ткани.
- Обними меня. Пожалуйста. Я ненадолго. Немного посижу с тобой рядом и всё. Тебе же рано вставать...Знаешь...- тут голос дрогнул и стал тише, перейдя на полушепот. Ей хотелось рассказать ему всё. Что бы он знал как было страшно там, вечером, и потом, уже в больнице. Как страшно здесь, когда его нет. Как она боится услышать дверной звонок и увидеть в домофоне тех, из снов и недавней яви.Как боится за него всякий раз, когда закрывается дверь, потому что если им нужен Андрей и они добрались до неё, то следующим может стать Игорь, а это намного страшнее, потому что без него не будет её самой. Но говорить об этом на ночь казалось неправильным,- Я боюсь за тебя. Будь осторожнее, ведь они могут вернуться.

+2

15

Форум:
MEMORY LANE
Текст заявки:
Заявка
Внешность: Justin Hartley, Jesse Lee Soffer и др.
Возраст: 33-35
Профессия: Детектив отдела насильственных преступлений

Давай признаем честно: ты был ко мне несправедлив. Когда меня перевели с патруля в ваш отдел и назначили твоим напарником, с гибели твоей предыдущей напарницы прошло всего три недели. Ты считал, что это не мое место. Постоянно всем своими видом и поступками давал понять, что я недостойна занимать ее стол и прикрывать твою спину на заданиях. Не скажу, что меня это сильно ранило, ведь я тоже не из робких: я не намеревалась упускать такой шанс и умывать руки только потому, что ты меня терпеть не можешь. Эта работа стала для меня жизнью. Кроме нее у меня ничего не было. Я ее заслужила и была готова бороться со всеми сложностями, которые встанут на моем пути. Однако, несмотря на то, что я понимала всю трагедию ситуации и первый месяц часто спускала на тормозах эти глупые попытки указать мне на место, в конце концов, это просто начало раздражать. Если честно, я даже не понимала, в чем именно дело. Неужели все еще в том, что я заняла место человека, который стал тебе так близок? Или проблема в том, мы просто слишком разные и не можем слышать, понимать или хотя бы пытаться понять друг друга? Не знаю. Но чем больше проходило времени, тем явнее становился факт, что нас нужно развести и дать других напарников. Однако сержант был иного мнения: в его глазах наш тандем если не был заезженным штампом «хороший и плохой коп», то это свойственное нам обоим слепое упорство, смекалка, готовность к рискам и гармония «огня» и «льда» действительно шли на пользу делу. И, правда, против этого ничего нельзя было сказать. Мы могли препираться и скандалить между собой, но когда дело касалось работы, твоя излишняя эмоциональность и вспыльчивость во время операций/задержаний/допросов хорошо охлаждалась моей сдержанностью и холодным разумом. Спустя несколько месяцев мне даже начинало казаться, что ты меня ценишь и что твое уважение все-таки заслужено мной. Конечно, ты не упускал случая поддеть меня, а я продолжала тебе подыгрывать, но вместе с тем все чаще думала, что это просто твоя маска. Ошибалась я или нет, до сих пор не знаю. Приди и расскажи. Расскажи однажды и то, что смерть твоей напарницы причинила тебе так много боли и заставила замкнуться, потому что ты ее любил и потому что она погибла из-за тебя. Потом ты не мог так легко жить дальше и смириться с тем, что ее место заняла «неопытная девица, которой впору бы штрафы выписывать». Возможно, услышав это за парой стаканов виски, тогда и я расскажу тебе, что у нас много общего. Я тоже пережила смерть любимого человека. В этой работе я пыталась забыться и, наверное, должна сказать тебе спасибо за то, что ты заставил меня из кожи вон лезть, лишь бы доказать, что я не глупа и что я заслуживаю это место. Ведь ты знаешь, что за все время работы я ни разу не подвела ни тебя, ни команду. Какими бы не были наши отношения, я тебя прикрою, хоть и рискну поймать пулю.


Я не мастер писать заявки, поэтому прошу сразу: пойми и прости хд Все описанное выше - сухой костяк для создания действительно насыщенной и интересной линии, которую будем обсуждать и наполнять более яркими фактами уже вместе. Станут ли эти двое близкими друзьями, будут ли существовать в этих колких отношениях или, может, вспыхнет какая-то симпатия/влечение, потому что он увидит в ней прошлую напарницу - разберемся. Скажу одно: меня тянет к сложностям и противоречиям, и этот персонаж мне очень нужен и дорог. Очень надеюсь на эмоциональные, динамичные эпизоды с кровью, опасностями и адреналином. Внешность можно сменить. Биография полностью на тебе - делай его таким, каким захочешь, главное поскорее порадуй своим приходом. По всем вопросам жду в лс, буду рада все обсудить/рассказать и обменяться пробными постами http://vk.com/images/emoji/270C.png
Ваш персонаж:
Джиллиан Брукс, 30 лет. Детектив полиции. Одна воспитывает маленькую дочь и заботится о младшей сестре-наркоманке, пытаясь направить ее на путь исправления. Также с недавних пор помогает восстановить жизнь и потерянную память бывшему жениху, что 3 года считался без вести пропавшим на войне. По характеру весьма холодная и отстраненная, имеет внутренний стержень и до последнего пытается казаться и быть сильной, т.к. ненавидит жалость к себе.

более подробно о характере

Брукс тех скрытных людей, которые никогда не афишируют подробности своей частой жизни и тем более не показывают переживаний по этому поводу. Она привыкла быть сильной. Категоричной. Выражение сожаления даже со стороны друзей и близких всегда находит в ней негативный отклик и вызывает раздражение. Нытье и самобичевание точно не по ней. Порой бывает слишком жесткой и слишком холодной (в особенности на работе ее довольно трудно застать иной), однако, несмотря на это, Брукс не лишена умения общаться с людьми. Улыбчивость и доброжелательность с теми, кто действительно располагает к себе и ведет себя искренне, ей вовсе не чужда. Другая сторона этого: она умеет видеть слабости и правильно подбирать слова и рычаги давления. Если того требует ситуация, как, например, работа под прикрытием, с легкостью надевает чужие маски, но в реальной жизни презирает тех, кто притворяется и лицемерит. Всегда и во всем старается поступать правильно, руководствуясь прежде всего разумом, а не эмоциями. Пожалуй, лишь исключительные случаи, связанные с важными для нее людьми, способны повлиять на то, чтобы она преступила через свои принципы и, зарекаясь больше не наступать на эти грабли, сделала это снова.
К людям привязывается очень долго и до последнего прячется за своей броней независимости, защищающей ее от каких-либо переживаний и боли. Потом, как правило, это оборачивается тем, что любые потери, предательства и разрывы выбивают ее из колеи и заставляют срываться на всех, кто попадается под руку. Раненый зверь, которого загнали в клетку, - понимайте, как хотите. Возможно, поэтому у нее мало действительно близких друзей. Но их, кстати, она оберегает и делает все, что в ее силах, если возникают даже какие-то мелкие неприятности. Не умеет быть безучастной.
Будучи незнакомым с Брукс, можно впечатлиться ее умением достойно держаться на людях. Даже в этом холодном образе в ней живет легкость, которая привлекает и порой располагает к себе. Возможно, это благодаря тому, что она не из тех кто увиливает, бросает пыль в глаза или пытается казаться тем, кем не является. Она говорит, что думает (нередко в саркастичной форме), вне работы делает, что хочет, и не беспокоится о том, какую критику эту вызовет.
Умна и справедлива. Привыкла доверять своей интуиции и не боится пойти против толпы, если в чем-то убеждена. Минус: в этом, как и во всем, слишком упряма и настойчива, и в какие-то моменты просто перестает слышать окружающих. Плюс: в работе это уже не раз помогало защитить от тюрьмы невиновных и найти зацепки там, где их было трудно заметить.

Пример вашего поста:

Пример поста

so open up your eyes, so they can look in mine and see a small reflection
and when you close your eyes
I PRAY THE THOUGHTS INSIDE ARE BEAUTIFUL AND TRUE


// plumb - always //
В этой жизни едва ли можно быть в чем-то уверенным. Нужно всегда оставаться сильным и быть готовым к совершенно любому исходу, который, даже являясь положительным, скорее всего не упустит шанса выбить тебя из колеи. Возвращение Райана это лишний раз подтвердило. С того дня, как он вернулся в мою жизнь, а все попытки начать ее заново полетели к чертовой матери, я будто изо дня в день проходила испытания на прочность, чтобы доказать эту простую формулу и подтвердить: без стального стержня внутри жизнь тебя на раз растопчет. Подтверждала. Доказывала. Сама себя убеждала, что могу и что меня ничему не сломить. Но, черт возьми, это только на словах все до омерзения идеально – так, будто эта борьба даже приносит удовольствие, а результат дается не так уж и сложно. На деле же уже тошнит от этого. Все эти внутренние громкие фразы и принципы, за которые я рывками, на остатках сил цепляюсь мертвой хваткой, лишь бы устоять на ногах, - последнее время все чаще бывают мгновения, что хочется резко все выпустить из рук и спустить с цепей все эмоции, что до сих пор были загнаны в свои строгие рамки. Закричать. Зареветь. Разбить что-нибудь. Что угодно – как еще люди высвобождают все, что закипело на душе? Потому что иначе становится невозможно терпеть эти нескончаемые удары. Раз за разом. И следующий – еще сильнее. Но, черт бы меня побрал, в какой-то момент всегда срабатывает стоп-кран! Находясь грани и стоя буквально в шаге от того, чтобы спустить с души эту лавину чувств, наконец, не скрывая ни отчаянной боли, ни разрывающего бессилия, в последнее мгновение будто все замораживается. Просто «стоп». Внутренний голос снова твердит: терпи. И снова по кругу. Снова до точки кипения, во время которой никого не окажется рядом.
Сейчас был этот самый момент. Первый удар – нападение и не высвобожденная злоба. Второй – страх за Райана. Третий – спутавшаяся с отрицанием и печалью надежда. Слишком много всего. Переполняя изнутри, эти чувства словно действительно разрывали меня на части. По ощущениям будто катастрофически не хватало глубокого вздоха, после которого на душе бы почувствовалось облегчение, а этот груз исчез. Но нет. Не помогало. Как не помогала себе и я, когда вновь пыталась искусственно настроиться на отчуждение и «успокоиться», выстроив от всего свою чертову стену. Отчего-то сейчас это просто не работало. Хаотичные и едва уловимые мысли совершенно сбивали с толка, лишь подпитывая этим взволнованность, и я не могла это взять под контроль. И все стало еще хуже, когда Райан попытался объяснить и ухватиться за те вспышки памяти, что вдруг его посетили.
Едва услышав звук его голоса, я, не поворачивая к нему голову и по-прежнему держа в руках флакончик, устремила пустой взгляд в одну точку. Каждое его слово отгремело в моей голове ответной волной воспоминаний и обрывков фраз из прошлого. Уверена, несравнимо с его ощущениями, но меня будто саму на считанные секунды отбросило в те эпизоды, когда он что-то рассказывал и об учебке, и о своих товарищах, многие из которых фактически умирали на его руках… Туманно вспоминая это и слыша, как трудно в этой растерянности ему давались слова, я почувствовала, как по телу пробежал неприятный озноб. Тяжесть этих эмоций волнами исходила от него, проникая в мою душу и обволакивая в вязкий кокон. Казалось, будто отрицание и неверие теперь лишь тусклым, чуть заметным лучом пробивалось сквозь этот поток и все еще отражалось в глубине моего взгляда. Но и в нем же небольшой, такой же едва заметной искрой жила надежда. По крайней мере, те минуты, пока я снова не перевела взор на Райана, а он не произнес:
– Но я всё ещё не помню тебя.
Тогда мой взгляд застыл, а сердце до боли сжалось. Больше на лице не отразилось ни единой эмоции. Ни дрогнувших губ, ни хмурой морщины на лбу. Ничего. Если приглядеться, лишь за холодной пеленой, которая покрыла мой взгляд, можно было увидеть печаль от принятия этой реальности. Паршивое чувство. Головой понимаю: я должна радоваться тому, во что с трудом сейчас верю – что он вспоминает и что не все потеряно. Люди проживают десятки лет, так и не восстановив часть своей жизни, сколько бы они не пытались, поэтому можно с уверенностью сказать, что на наших глазах происходит практически чудо. Черт подери, понимаю я это! Но этой фразой обо мне Райан резким рывком отвлек меня от положительных мыслей и, как мне показалось, будто нарочно оттолкнул и поставил на место – снова указал, что он другой и что не стоит так отчаянно надеяться и выпытывать неподвластное ему. Но я и не собиралась. Ни выкладывать на его плечи груз своей надежды, ни нарочно подталкивать к тому, чтобы что-то вспомнить. Только хотела понять и убедиться в том, что все это правдиво. Оттого в груди тут же потух едва зажженный огонек, а вместо него осталось лишь неприятное проедающее ощущение. Будто тлеющие угли прожгли след. Взгляд медленно и отчужденно опустился куда-то на уровень его груди, а затем я снова повернулась в профиль. На миг в голове словно образовалась пустота – ни единой мысли, лишь попытки огородиться от эмоций, что становились все неприятнее и тяжелее. И извинения тут вряд ли могли бы помочь. Да и они были не нужны. Поэтому единственное, что я смогла сделать, услышав их, это просто понимающе кивнуть и печально ухмыльнуться.
– Но, знаешь, что сильнее всего? – после паузы Райан попытался сказать что-то еще, а я, будто насытившись предыдущим, почувствовала, что уже не хочу ничего слышать. Достаточно. Тяжелый вечер. У обоих уже есть, что переосмыслить.
– Райан, – покачав головой, я уверенно поворачиваюсь к нему лицом в попытке прервать, но не успеваю. Он что-то говорит про тоску. Про фотографию, которая все то время оставалась с ним, и эти слова бьют меня под дых. То, как уверенно и небезразлично он об этом рассказывает, ковыряет в сердце свежую рану и болевые импульсы тотчас распространяются в груди. Не могу. Я из последних сил пытаюсь раскопать себе силы держаться, но ледяная мимика словно дает трещину. Хмурые брови сходятся над сопереживающим взглядом, что впился в лицо Райана, а дрожащие губы плотно сжимаются. Хочу, но не могу это слышать. Внутренний голос будто подсказывает: это не может быть правдой. То ли дело в том, что это слишком желанно, чтобы так легко поверить после всего произошедшего. То ли все из-за того, что произносит это не тот прежний Райан, который, приезжая в увольнение, уже взглядом мог подтвердить правдивость этих слов, а нынешний «чужой», с которым слишком отчетливо проведен барьер… Сложно. Внутренняя защитная реакция поначалу со штыками отрицает абсолютно все, что хоть немного может подарить мне ложную надежду. Она же и уверяет: этот человек не может быть уверенным в своих словах. Однако новая стена не успевает выстроится, как все приводит к одному – я поддаюсь. Это оказывается сильнее.
Не веря в произнесенные Райаном слова, которые еще эхом звучат в подсознании, я все так же не отвожу от него прикованного взгляда. В нем уже знакомо блестит боль и неверие, и в какую-то секунду мне хочется лихорадочно покачать головой или вскочить с места, однако я успеваю лишь прикрыть глаза, как ощущаю на щеке горячее прикосновение. Взгляд тут же распахивается и с напряжением бегло скользит по его лицу. Все происходит слишком быстро, и вдруг застывает лишь на короткое мгновение, когда я неожиданно чувствую на губах поцелуй. Душа замирает, на секунды дав ощутить забытое трепетное чувство тепла, но оно тут же смешивается с удивлением. Я будто не успеваю все осмыслить. Шок. Взволнованное сердцебиение сеет в мыслях новый хаос, и в голове только и крутится:
Какого черта…
Мой изумленный растерянный взгляд встречается со взглядом Райана, а на приоткрытых губах застывает немой вопрос. Но я даже не понимаю, что хочу спросить. Не понимаю, что чувствую и что происходит.
– Что… – не успеваю произнести, как Райан поспешно встает и хватает футболку.
– Я лучше пойду, – также быстро произносит он, в ответ на что я вскакиваю и следую за ним.
– Райан! – делаю буквально несколько шагов к холлу, чувствуя, как в душе накалилось напряжение и что мне действительно необходимо это объяснение, но вместо него через пару секунд слышится лишь шум захлопнувшейся двери. Далее минута тишины. Я растерянно стою посреди комнаты, а взгляд хаотично падает на предметы интерьера. Мысли мелькают одна за другой, а мгновения вечера вспышками всплывают перед глазами, заставляя меня вновь пропустить через душу насыщенную гамму чувств. В какой-то миг это словно доходит до градуса кипения. Шумное дыхание сбивается. Сердце неумолимо стучит груди, посылая по телу дрожь, а угнетающая тишина будто физически давит на меня.
Черт подери! - Руки судорожно запускаются в волосы, пока я меряю комнату напряженными шагами, а затем взгляд падает на письменный стол, стоящий у стены. [float=right]
I won't always be this strong and I won't always be the one
But I will always love you more each day
[/float]Короткая секунда – я оказываюсь около него и резко смахиваю с поверхности груду бумаг, документов и каких-то безделушек. Все с шумом разлетается по комнате, и с этим взмахом из груди молниеносно высвобождаются все эмоции, что висели на душе тяжелым грузом и буквально душили меня, продолжая тянуть вниз. Из губ вырывается вздох, и я чувствую на щеках слезы. Голова словно вакуумная – разум точно отключился, дав мне сполна насытится этой отравляющей гаммой, из-за которой больно изнывало сердце.
– Сукин сын! – размазывая на щеках влажные дорожки, я переместила одну ладонь на лоб и с силой сжала пальцы. Будто физически чувствовала, как внутренний стальной стержень, благодаря которому я могла уверенно стоять на ногах и находить в себе силы справляться с очередными испытаниями, был сломан, а место надлома изнывающее болело. Отвратительнейшее ощущение. Я будто не могла найти себе места. Хотелось уйти, куда-то сбежать от этого безжалостного наплыва, но понимала, что любые попытки будут тщетны. От себя не скрыться. Только и делала это в течение последних недель, убеждая себя, что не спутаю прошлое и реальность и смогу держаться на расстоянии вытянутой руки. Однако день за днем этот самообман затягивал меня все глубже, и привел именно к этой минуте, когда было противно от бессилия и мерзкой жалости к себе. И именно это убивало еще больше: я злилась не на него, а на себя. Это всегда сложнее.

out of nowhere you came from a little dust and a little rain
and when I looked down at your face, it showed to me the truth and grace

I WILL ALWAYS TRY TO KEEP YOU VERY SAFE

Неудивительно, что эта ночь была практически бессонной. Вместе с покидающим беспокойным чувством в груди, зудящие мысли попросту не давали сомкнуть глаз, порождая все больше и больше вопросов. Я не бросала отчаянных попыток понять, каково это. Вновь ставила себя на место Райана, в воображении стараясь хоть чуть-чуть приблизить себя к этому состоянию, в котором теперь прошлое не только покрыто тяжелым туманом, но и неожиданными вспышками появляется перед глазами, полностью выбивая из колеи… И это было страшно. Но больше по-прежнему совершенно дико, сложно и непонятно. Даже обычная попытка представить подобное сводила мозги набекрень, плавно направляя мысли в соседнее русло. Вперемешку с воспоминаниями о вечере мелькали и другие вопросы: что он вспомнил? Не исчезнет ли это из памяти завтра? Может ли быть, что уже утром перед его глазами появится общая картина, которая откроет ему не только ужасы и реки крови, но нечто более светлое? От мысли об этом сразу становилось не по себе, и я оказывалась на грани между надеждой на это и необъяснимым страхом. Я не готова. Даже при тоске по прошлому, которая шла из глубины души и сегодня снесла меня своей силой, я не готова полностью впустить это прошлое в реальность или столкнуться с тем, что буду вынуждена во многом объясниться. Не отрицаю – в глубине души хочу увидеть в глазах Райана прозрение и почувствовать, что все стало по-прежнему, но разумом понимаю, что при возможности оттянула бы этот момент и что даже при полном восстановлении памяти появляется слишком много «но». Нам обоим понадобилось слишком много времени и сил, чтобы привыкнуть к новой жизни. Теперь все по-другому. А я, плюс ко всему, отвечаю не только за себя – это, кстати, еще одна причина для усилившихся размышлений и снова пробудившегося внутри голоса, которого стало сложнее игнорировать:  он должен знать.
От беспощадного вихря мыслей, кружащих в голове, мне не удалось избавиться даже во сне. Заснув, когда на улице, кажется, уже светало, я то и дело резко просыпалась, ощущая, как взволнованное ужасом сердцебиение постепенно успокаивается, а тело отпускает страх. И так несколько раз. Удивительно даже, что я не запомнила этих снов. Казалось, они были такими хрупкими – на грани с реальностью, однако, когда наконец прозвенел будильник и я подняла себя с постели, в памяти остался просто белый лист.
Ощущая себя абсолютно разбитой и уставшей после тяжелой ночи, по-честному, я не ждала от этого дня ничего хорошего. Даже несмотря на то, что трещины внешней оболочки будто начинали заживляться и я уже более трезво рассуждала, призывая взять себя в руки, сердце все так же было не на месте. Смотрела в зеркало и сталкивалась с привычным спокойным взглядом, а в это время в груди будто изнывала рана. Когда в комнате вдруг раздался сигнал смс, стало очевидно, что не зря. Будто предчувствовала, что это лишь начало.
Прочитав это раннее сообщение от Райана, я мгновенно напряглась. В мыслях сплошной строкой пробежало несколько вопросов, а изнутри словно начало потрясывать. Что еще он мог вспомнить? Вспомнил ли? – два первых и главных вопроса, которые застыли в моих глазах с неприкрытым волнением, и, не став тратить время, уже через двадцать минут я выехала к указанному месту.
Могилу Картера мне довелось посещать дважды, и оба раза относятся к тому темному и полному боли времени, которое я бы предпочла не вспоминать. Ровно, как и, к моему стыду, нежелание возвращаться туда, что тут же прочувствовалось при нынешнем визите спустя несколько лет. Жуткое и неприятное ощущение, пробуждающее в памяти много болезненных эмоций из прошлого. Стоило мне приблизиться к кладбищу и вдалеке увидеть силуэт Райана, как вокруг шеи будто обвились невидимые крепкие пальцы, из-за которых стало сложнее дышать, а сердце изнывающее сжалось.
Черта с два. – Внушая себе уверенность, я медленно подошла к плите, возле которой стоял Райан, и остановилась рядом. Усилившееся волнение выпрашивало выяснить, в чем дело.
– Райан? – негромко произнесла я, направив к нему спокойный взгляд. Церемонии и приветствия не требовались. Я все еще не знала, что происходит и что можно ожидать, потому далее последовала короткая пауза, которая при всех этих обстоятельствах и здешней атмосфере казалась особенно тяжелой.
– Я волновалась за тебя. – Без резких эмоций промолвила я, выдерживая привычную прохладу, однако она не убавила искренности. Очередная пауза. Мой взгляд падает к надписи на плите, и вырывается непроизвольный выдох. Чувствую вину за то, что с того раза, как узнала о смерти Райана, больше здесь не появлялась.
– Что происходит? Почему здесь? – вдруг произношу, пытаясь отвлечь себя от нахлынувших мыслей, и вновь поднимаю свой взгляд. Открытый. Внимательный. Лишь серый оттенок взволнованности, идущий из глубины души, нарушает его привычную безмятежность, и я ловлю себя на мысли, что, дожидаясь ответа, тщетно пытаюсь прочитать его по лицу. Но единственное, что очевидно: все это безжалостно изматывает его. Во взгляде будто прослеживается отчаянное желание покоя, который я хотела бы ему дать, но, боюсь, сделать это не в состоянии.

0

16

поднимаю

Текст заявки: Краткость — сестра таланта, и всё такое, а то слишком много текста обычно в никуда...
90% того, что это будет М+Ж, где я ищу М. Остальные 10% отдам сумасшедшим идеям почемубыида. Я неизлечимо больна графоманией, поэтому спидпостинг и «очинформативныепостыв4к», а также орфографические ошибки типа -тся/-ться и надеть/одеть для меня сродни уколам пенициллина на воде в задницу. Поэтому пишу в среднем от 8 тысяч символов. Что касается частоты? Зимой предприняла попытку уйти с ролочек, но хобби на то и хобби, что им х о ч е т с я заниматься, однако реал у меня жесткий [врать не хочу и не буду: работа по будням (стараюсь не сдохнуть), а по выходным стараюсь выбираться в люди (чтобы опять же не сдохнуть в 4х стенах от лени)], поэтому могу предложить игру темпом в 1-2 поста в неделю.
Относительно внешностей и идей. У меня есть в голове «возрастные» тандемы, которыми очень хочется поиграть (в порядке от «очень хочу» до «не горит, но можно»): Джен Энистон/Брэд Питт, Эллен Помпео/Патрик Демпси (цены вам не будет, если возьмете Джесси Уильямса... а мне уж подберем хд), Джеймс МакЭвой/Кира Найтли (возможно Джесс Честейн), Роберт Дауни-мл./Гвинет Пэлтроу, Николайн Костер-Вальдау/Джесс Честейн. Предложения внех только приветствуются.
Относительно сюжетной линии. Если честно, это будет зависеть, наверное, от ваших границ. Могу с вами в юмор, могу в дичайший ангст и драму, психологию и романтику и тд. Только без того, где надо сильно забивать голову — на работе хватает этого. Ну, то есть хотите семью, где дочь по бабам, а сын не очень, и что с этим делать — пожалуйста; хотите хотите амнезию и эгоистично воспользоваться этим — с удовольствием; хотите драму с большой семьей/отсутствием семьи — да ради бога; хотите усыновим пол-форума — г*вно вопрос. Ну, понятно, что со мной весело, да? хд В общем да, со мной и поболтать, и поиграть можно. В личное пространство не лезу, уходы по-английски не понимаю, честность очень люблю, долгое мусоливание анкет и прочее подавляет вдоху.
Приходи в ЛС! Обещаю смеяться над твоими шутками, а ты пжлст посмейся над моими, даже если они не смешные хд

Пример вашего поста:

где-то осень '17 это было

Быть степфордской женой на самом деле невероятно сложно: нужно следить за тем, чтобы в доме был идеальный порядок, чтобы к приходу мужа была готова горячая еда, чтобы дети были послушными и воспитанными, чтобы окружающие люди видели только идеальный газон перед домом и всегда чистые окна, чтобы одежда была выглажена и без единой торчащей выбившейся ниточки, чтобы само олицетворение семейного очага, то есть жена, всегда было одето с иголочки, сочетая в себе внешнюю кротость и спокойствие пастельных оттенков тканей. Быть степфордской женой означает быть всегда идеальной во всем, быть послушной и не говорящей глупостей, которые могли бы опорочить мужа в глазах жаждущих сплетен и скандалов соседей. Быть степфордской женой — знать, что за спинами все и всех обсуждают, но нет места сказанной правде в глаза этому человеку. Быть степфордской женой — лживо улыбаться тем, кто считает тебя глупой женушкой и блондинкой, которая ничего из себя не представляет кроме хороших волос и аппетитных форм. Но быть степфордской женой человека, погрязшего давным-давно в криминальной сфере намного сложнее, ведь день за днем нужно засыпать с мыслями «а не убьют ли тебя завтра» и «Господи, спасибо, что я прожила еще один день». Она так и не научилась засыпать спокойно, не пряча при этом ножницы под подушкой…
Бонни Доусон было двадцать два года, когда состоялся тот самый серьезный разговор с отцом, обескураживающий и меняющий всю жизнь на корню. Она только-только закончила учебу в университете, но так никогда и не приступила к работе по специальности. Потому что навязанный родителями брак перекроил все цели и стремления. Казалось бы, это смешно — существующие до сих пор браки по договоренности, но такова действительность. И Бонни, воспитанная в послушании и уважении к родителям, уроженка небольшого городка, так и не посмела возразить, наивно полагая, что любовь к мужу придет со временем, совсем как в старых любовных романах, которые были тайно взяты у бабушки и прочитаны в старом сарае отца. Джонатан Доусон казался ей идеальным мужчиной: красивым, высоким, образованным, таким воспитанным и галантным, который придерживал двери и подавал руку, помогая выйти из машины, даривший цветы и говоривший комплименты, даже видя Бонни в простом платье в клетку; он обещал ей путешествия, говорил о прекрасном доме, который построит специально для нее, о «шоколадном» ламбрадоре, рассуждал, какими чудесными будут их дети. И всё было действительно так — кажущееся со стороны нереальным и приторным. Джонатан Доусон с легкостью запудрил мозги еще ничего не смыслящей в жизни девушке, суля золотые горы и бесконечную любовь. Бонни никогда не задумывалась о том, чем конкретно занимается ее муж, даривший бриллианты и позволяющий ей покупать дорогие платья, лишь украдкой слышала разговоры на банковскую тему и сделала определенный вывод. Она больше не хотела быть девочкой-пацанкой из маленького городка и старалась превратиться в идеальную жену, она хотела стать такой, чтобы все вокруг завидовали Джонатану, чтобы она сама чувствовала к себе зависть оттого, какими прекрасными были ее жизнь и семья. С такими мыслями Бонни жила около трех лет, пока вся чудесная, как сахарная вата, ирреальность не растаяла на собственных ладонях. Однажды, волею случая внезапного возвращения домой, она стала случайным свидетелем сцены, где на полу в кабинете мужа лежал избитый и весь в крови неизвестный мужчина, и больше испугал не факт лежащего безвольного тела, а то с каким равнодушием смотрели на это все находящиеся в кабинете люди, в том числе и Джонатан, взгляд, означавший обыденность, словно так происходило день за днем. Бонни в страхе кричала в спальне, обвиняя мужа во всех смертных грехах, убеждая позвонить в полицию, и в конечном итоге всё закончилось тремя сильными пощечинами от Доусона и его последней брошенной фразой, чтобы Бонни не смела открывать свой рот. Затем на поверхность показались и другие тайны, случайно или намеренно — уже не так важно. Череда ничем не прикрытых измен, ведь больше не требовалось изображать любовь к жене и поддерживать лживую идиллию брака. И Бонни пыталась уйти, поняв, что чаша терпения переполнилась: клятвенно обещала молчать и уехать в другую страну, сделать что угодно, лишь бы получить долгожданный развод, так наивно и глупо, не веря, что находилась в этом голливудском фильме; она получила один ответ — ничего не было правдивого с самого начала, а вся история от знакомства до настоящего момента была гнилой и обреченной, а все потому, что отец Бонни, задолжавший денег Доусону, откупился молодой дочерью, чтобы не получить пулю в висок за собственные долги. «Либо платишь ты, либо твой отец» — с этой фразой в голове Бонни живет уже пять лет. Всегда стоял выбор: жизнь отца или заточение в браке с Доусоном. Ответ очевиден, верно? Даже если ненависть к родному человеку превышает родственную любовь.
— Пойдем. — Но Джонатан попрежнему придерживал двери и подавал руку. Бонни вкладывает свою ладонью в руку мужа и выходит из машины, чувствуя как его пальцы крепко сжимают кисть. Она почти чувствовала заинтересованные взгляды соседей в спину, вылезших на дороги, чтобы посмотреть будущих жильцов, которые сейчас направлялись к разрухе, имевшей название «будущий дом». Джонатан не обманул: он действительно строит для них дом, даже отдав бразды правления и руководства Бонни, позволяя ей сделать семейное гнездо, устраивающее обоих; купил большую территорию, чтобы жена смогла организовать сад позади дома по своему усмотрению, и подальше от посторонних соседских глаз, на глазах которых по обыкновению будет разыгрываться представление идеального брака. Кругом работающие строители, снующие туда-сюда по территории; валяющиеся бревна, мешки с цементом, брусья; рабочие разговоры со специфической лексикой; а впереди только готовый фундамент большого дома. — Познакомимся с архитектором, посмотрим, что он в итоге нам предложит. — Джонатан ушел вперед в поисках того самого архитектора, с кем и вел всю переписку о строительстве дома, чередуя со звонками. Такими делами занимался всегда Доусон, Бонни оставалась только «женская работа». Бонни оглядывалась по сторонам, осматривая ландшафт и уже обдумывая, как можно будет всё обустроить в будущем. Снующие рабочие заставили поежиться от внутреннего дискомфорта, словно она мешала им своим присутствием. Слишком много людей, среди которых муж не наблюдался в клубах летающих по воздуху опилок и рабочей пыли. Пробираясь по мягкой траве на каблуках (что было не легко, явно паршивая идея согласиться на эту поездку с мужем в таком виде), Бонни успела сделать, наверное, от силы десять шагов, прежде чем почувствовала, что земля буквально уходит из-под ног — тонкие каблуки провалились сквозь травяной слой, уходя в землю и заставляя Доусон терять равновесие. По инерции взмахнув руками, словно желая ухватиться пальцами за неосязаемый воздух, она была уже готова к тому, что упадет, растянувшись на земле перед десятком рабочих. А после она непременно получит нравоучительную пощечину от мужа за то, что позорит мужа на глазах у посторонних людей. Но катастрофы не случилось: вместо этого Бонни почувствовала крепкие мужские руки на своей талии, аккуратно поддерживающие со спины и не дающие упасть.
— Простите, — пробормотала в попытке выпрямиться. И, наконец, вытащив каблуки из земляных ям, держась как за опору за руки незнакомца, Доусон оборачивается. — Простите, по глупости надела туфли на каблуках. Не думала, что так… мягко. — Бонни виновато улыбалась, при этом несла откровенную чушь — так было всегда, когда терялась в компании какого-либо человека. А она терялась сейчас. И не могла понять от чего больше: от серьезности взгляда напротив или от теплой улыбки.
— А, вот ты где. — Голос Джонатана словно окатил ледяной водой с головы до ног, заставляя поежиться и даже сделать шаг назад. Вся легкость и какая-то теплота, привносившие оптимистичные оттенки в настроение, куда-то испарились. — Вы уже успели познакомиться? Нет? Это моя жена, Бонни Доусон. — Джонатан переводил взгляд с жены на мужчину и обратно, улыбаясь одной из своих лживых добродушных улыбок. Бонни знала уже их все. В этом человек не было ничего добродушного и не отравленного. — А это наш гениальный архитектор, Клайд Мэттьюс. — Секундная пауза. — Ха, жаль у вас фамилии не Паркер и Бэрроу, была бы идеальная парочка грабителей. — Джонатан смеется собственной шутке. Бонни поднимает взгляд на архитектора и улыбается: ей было плевать на шутки мужа, но каламбур ситуации и вправду поражал и вызывал улыбку.
— Приятно познакомиться, мистер Мэттьюс. — Она протягивает руку в ожидании, когда их ладони соприкоснуться в приветственном жесте, чтобы секундой позже ощутить шероховатость и сухость кожи. Клайд Мэттьюс наверняка не чурался работы наравне со всеми или много работал руками дома, потому что его ладони не были такими идеальными и нежными, как у Джонатана, который ничего не делал сам. Только через кого-то.
— Итак, Клайд, что вы придумали для нас? — Он ни к кому не обращался уважительно в обращении, считая себя выше других по положению. И Бонни честно боялась представить, что ее муж делал с теми, кто высказывал что-либо против его слова и манеры поведения. — Моя жена хотела бы дальше сотрудничать с вами, этот дом — мой ей подарок, пусть она сделает его таким, как в своих девчачьих мечтах. — Джонатан снова смеется, заставляя Бонни поджать губы и отвернуться, ища взглядом что угодно, за что можно было бы уцепиться и хотя бы на мгновение исчезнуть из области досягаемости этого разговора. Ей было неприятно, как эти слова принижали ее достоинство в глазах абсолютно незнакомого человека, помогшего ей несколькими минутами ранее. Все чаще хотелось достать те самые ножницы, лежавшие изо дня в день под подушкой ночью, и воткнуть их в горло собственному мужу. Если бы только не страх собственной смерти от рук его подчиненных, кишащих словно тараканы в их нынешнем доме в другой части города. Все чаще мысли, что когда-нибудь ценность собственной жизни будет ничтожна мала, чтобы решиться на подобное.

0

17

up
Форум: RECORD
Текст заявки:
Имя: Маркус Паркер // Дориан Росс
Возраст: 25-28 y.o.
Профессия: это ты мне лучше расскажи
Отношения в целом: конкретно - пасынок (сын пропавшего мужа), по сути - очень близкие и очень далекие люди
Внешность: Kit Harington

Небольшое отступление: в первую очередь я ищу своего игрока, образы второстепены, но важны. Если у вас тоже в голове картины диалогов наших героев, если вы тоже сравниваете и анализируете их поведение в повседневной жизни, если вас уже подташнивает от одного вида Мэри Сью, и если между красивой историей с экшеном, как в фильмах, и правдиво-жгучей жизнью с её слэнгом, бытовыми вопросами, бедностью и человеческими слабостями - вы выберите второе, то прошу, не пройдите мимо, уделите минуту вашего беглого взгляда и попробуйте проникнуться в атмосферу страха, одиночества и слабости этих двух душ.

***

- Знакомься, это мой сын Маркус, - сказал человек, который был мне мужем. Ты был слишком воспитан, чтобы не выдавить из себя почти естественную улыбку, но руки не протянул, лишь сделал вид, что рад знакомству.
Именно таким я помню его. Сделал вид, что понимает, принимает, прощает. Его фальшь была почти незаметной, и ему удалась бы эта игра, если бы наша с отцом работа не обязывала знать психологию людей. Я допускаю тот факт, что в глубине души он очень бы хотел впустить меня в свой мир, но у него будто на подсознательном уровне отторжение к представителю женского пола, стоящему рядом с его отцом, хотя я никогда не спрашивала о других женщинах.
Я не собиралась становиться ему матерью. Будем честны, я бы проиграла, ещё не успев начать. Меж тем я все чаще думала об этом непонятном мне субъекте, который не намерен был мириться со сложившимся положением дел. Я искренне пыталась понять: почему в его глазах я не достойна быть там, где я есть? Нет, он мастерски справлялся со своей ролью послушного и кроткого сына, но его острые взгляды говорили о том, что мне здесь не место.
В самом начале я пыталась обмануть их (и себя в том числе) в том, что эту тягостную стадию отношений надо пережить, и мы привыкнем друг к другу. Дальше я даже стараться перестала: мы чужие люди, которые в силу обстоятельств по утрам варят себе кофе на одной кухне.
Мы осторожны, оба, и если так случилось, что нам пришлось заговорить друг с другом, мы тщательно обдумываем каждое слово (правило Миранды безусловно нам подходит: "Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете, может и будет использовано против вас").
Мы слишком вежливы, чтобы говорить дурно друг о друге, хотя бы просто потому, что мы ничего друг другу не сделали. И не делаем. Ничего.
Я не лезла в душу, не делала шагов навстречу, убеждая себя, что ему это подавно не надо: у него своя жизнь, свой мир, свой путь. Я до сих пор не вижу своих ошибок в общении с ним, но я чувствую кислый привкус вины, когда прохожу мимо его спальни с чуть приоткрытой дверью, где он сидит один. У меня нет детей, но это не значит, что я лишена материнского инстинкта, и сердце ноет, когда я вижу, как мы медленно, но верно строим стену, которая разделяет нас. В этой истории три составляющие: я, ты и наш занавес, за которым мы прячем свои души.

2016 год стал для нас роковым - мы на законодательном уровне меняли свои судьбы.

На часах было 3.42, когда я узнала, что моему мужу были предъявлены обвинения в шпионаже. МИ-5 выдвинуло условие: либо мы остаёмся в Англии (но из-за сложившихся обстоятельств, которые я объясню уже лично, это означает смертный приговор), либо Эйва (будущая Анна) ищет мужа сама (вероятность его найти была равна 1%, но тогда я думала не способах его найти, а о пули в моей голове). Я выбрала второе по принципу "из двух смертей выбирают меньшее".
Мне пришлось рассказать тебе почти все, чтобы убедить тебе, что нам пора уезжать из этой страны (иного способа тебя убедить я не увидела, я допускаю, что ошиблась).
После многочасовой встречи с представителями службы безопасности, мы вышли из кабинета другими людьми. От прежних нас не осталось ни следа, теперь мы Анна Вагнер и Дориан Росс, женщина и её племянник, из Ливерпуля, которые решили попытать своё счастье в Америке, куда Анну пригласили переводчиком в бюро. Нам пришлось стереть наше прошлое в порошок. Не знаю, как Дориана (я долго повторяла это имя, чтобы говорить его как можно естественнее), а меня трясло как на электрическом стуле. Мы потеряли все, что любили, всех друзей, родственников, и они потеряли нас. На Хайгейтское кладбище можно увидеть две недавно зарытые могилы: Эйвы Беррингтон и Маркуса Паркера.

Теперь мы одни в этой чертовой Америке, и, признаться, я боюсь. За себя и за тебя. Там, за дверью нашей новой съемной квартиры (судя по её внешнему виду, в ней происходила не одна война), я хожу по-другому, ем по-другому, смотрю по-другому, и не мне тебе рассказывать, как сложно жить другим человеком. Я помню, как мы были на кухне вдвоём, я за столом, ты у плиты, и молчали. Я потеряла родителей, друзей, мужа; ты лишился всего, толком не понимая из-за чего, а мы просто сидели на кухне и молчали. И у меня попросту нет сил строить дальше нашу великую стену. А у тебя?

Ваш персонаж: Анна Вагнер, 35 лет, недавно переехала в Америку в поисках пропавшего мужа, живёт вместе с сычом-пасынком, с которые ой как не простые отношения.
История про несбывшиеся детские надежды, про болезненную привязанность, про "не о ней я мечтала" работу, про одиночество, про служебный роман, про потери, про скрытую депрессию, про переезды из собственной жизни.
Пример вашего поста:

Пример поста

Свет викторианского торшера мягкой тенью ложился на всё пространство комнаты, интерьер которой выполнен в соответствующем стиле. Высокая кровать стояла в конце, в самом тёмном углу, прячась от суеты, солнца и чужих взглядов. Уютный полумрак дополняла тишина, ненавязчивая и естественная, мягким пледом окутывая всё вокруг, а ровное сопение двух людей, дремавших на шелковых простынях, было самым громким звуком в этой небольшой обители.
Легким движением руки она коснулась его гладковыбритой щеки, медленно проведя фалангами пальцев по скулам, которые даже во сне были напряжены. Не открывая глаз, он взял ее за талию и притянул к себе, но она мягко и чуть настойчиво упёрлась ладонями об его грудь, на что, в свою очередь, мускулистая рука еще сильнее обхватила почти всё её тело, и под давлением (а может поддаваясь) Анна, словно прирученный зверь, прильнула к его горячей и твёрдой груди.
- Нужно вставать, - в шепоте еле слышна тревога, не успевшая скрыться за маску будничной меланхоличности. Образ "на выход" уже за столько месяцев был отработан вплоть до интонации и мимических морщинок, но душа, которая каждый день подтверждается насильственному вранью, рвётся к своему истинному лицу. И когда, как не утром, люди особенно чисты, искренни и уязвимы?
Слова, как легкая дымка от сигареты, повисли в воздухе, слоем тумана оседая где-то между немым вопросом и сонным ответом. Анна сильнее сжала губы, кусая их изнутри, коря себя за сказанную нелепость. Зачем вставать? Кому это нужно? И еле слышно фыркнув, отвечая тем самым на свои же вопросы, она запустила руку под мятое одеяло, водя всей ладонью по его тёплому животу, и невинно коснувшись мизинцем чего-то очень горячего. Не один десяток детей родились после такого невинного прикосновения мизинцем по чему-то очень горячему. Но время людской похоти закончилось, той, которой они предавались раз за разом в круговороте их чувств и боли, целуя распухшие от укусов губы так, будто это их предсмертное желанием перед окончательным аккордом их безупречных, но таких мнимых жизней. Вот! И прозвенит финальный звонок этой неправильной, но такой рваной истории любви, жертвами которой стали трое: лгунья, антагонист и пока еще не определившийся, но уже мертвый Робин Гуд. Еще одна диснеевская сказка в соавторстве со Стивеном Кингом обещает стать  бестселлером со следами от пепла, рома и слез. Но пьеса еще не сыграна, опера недопета, а зрители не зевают, в мысленном потоке размышляя о своих бытовых делах. На часах 5.34. В комнате двое, не считая предательский рассвет.
Его ровное дыхание сбивало её с толку. Спит иль врёт? Возможно, есть несколько минут, чтобы вылезти из кровати и остаться незамеченной. И еще не начав выполнять свой кошачий план, как она вскользь бросила неаккуратный взгляд и увидела его полностью открытые и предельно внимательные глаза, которые обычно бывают у детей и сумасшедших. Ни намека на сон, даже легкой пелены на глазах от сновидений - её поражало это умение быть бодрым даже во сне.
- Давно не спишь? - она смотрела на него с той стереотипной наивностью, которую обычно приписывают легкомысленной девице, пойманной за непристойное поведение. Как бы тщательно не был бы отработан образ, подобное поведение было результатом горящей спички, которой проводили вдоль её голого позвоночника, поджигая мелкий волосяной покров. Напрячь один неверный мускул - ожог, сделать одно неверное движение - поджог. Для гарантии выполнения точных действий могут подлить бензин. От одной этой мысли она едва вздрогнула и всем сердцем полюбила этот чертов рассвет. Сегодня 156 день, когда она открывает глаза в теле Анны Вагнер, и каждый раз она уверена, что это будет последний.
- Ты голоден? - на нарочно перевела стрелки на Кейна, давая себе небольшой перерыв, чтобы привести свой антураж в нужный ей вид, надеясь, что этот безобидный вопрос отвлечёт мужчину от её скромной особы. Нежный взгляд, сосредоточенное выражение лица, загадочно приоткрытые губы - все эти признаки искренней заинтересованности внимали каждое его слово. Самой Анне было противно смотреть на себя со стороны, но отнюдь не из-за глупости, которая ведёт упорную борьбу с самоуважением, а из-за фарса, которому приходится подчиниться, в особенности перед мужчиной, который держал её за невидимые психологические вожжи; который на несколько мгновений давал ей жизненно необходимый кислород.
Какое безрассудство! - кричат они: совесть, страх и инстинкт самосохранения. Конечная станция - смерть, но игра заключается в промежуточных остановках.
Приступ утренних рыданий уже был в районе гортани. Её каждодневный ритуал, который отступает только после горсти разноцветных пилюль. Панацея 21 века, как порно и алкоголь. Водку пить с утра вредно и противно (и не профессионально), особенно натощак, а таблетки под грифов "только с рецептом" дают надежду на правильность поступков.

Господь, не забудь смиловаться над сыновьями и дочерьми грешными, ибо они (не) ведают, что творят.

Анна сдавалась ему каждый раз. Он причина её кошмара, в который превратилась вся эта паутина. Он убил Эйву Беррингтон, а вместе с ней еще и пару тройку посредников. А теперь они обнимают друг друга, как любовники перед финальной сценой их пламенного, но скоротечного романа. И уже не было сладких грёз, планов на такое далёкое, но счастливое будущее, морщин, внуков, семейных ужинов. Ничего, беспросветная пустота, жизнь в один день. Анна приняла этот крест и с бесстрастным спокойствием повесила его на грудь. Надежда убивает изнутри; она же хотела уйти с высоко поднятой головой, вещая, что каждый должен нести свой собственный рок. Никто не помнит, как ты родился, потому что память занята только концом фильма.
- Ты чего молчишь?

Отредактировано Алиса в Стране чудес (19-06-2018 21:26:33)

0

18

не актуально

Форум: SACRAMENTO
Текст заявки: приветствую от всего большого сердца. ищу свою расчудесную семью, в которой очень нуждаюсь.
Мира, Энни и Нейтан Кингсли.

подробно о Мирьем

Внешность: в идеале meryem uzerli, но не принципиально. сойдёт любой рыжий или блондинистый птенчик.
Возраст: 30 лет
Описание заявки:
Мирьем, ты свет моих очей и результат моих тяжких трудов. С момента твоего рождения, я всегда был с тобой рядом, наблюдал и радовался твоим первым шагам, дарил тебе игрушки, которые ты так хотела, на те деньги, что зарабатывал в подростковом возрасте, водил тебя в школу, защищал от плохих компаний, надеясь, что жизнь твоя будет куда счастливее моей. Начнём с того, что наша мать относится к женщинам "древнейшей профессии", и что мы с тобой не кровные брат с сестрой. Пока мы перебивались с хлеба на воду, ты росла совершенно этого не понимая и не зная печали. Я так и не осуществил свои мечты, но я стал работать и помогать тебе осуществить свои. Ты всегда была веселой и неунывающей, радость и счастье приносила в моё сердце, когда обнимала меня, только я порог квартиры перейду. Наши отношения куда больше братско-сестренских. Я люблю тебя не только как сестру, но и как дочь, которая свалилась на меня в двенадцать лет. Не такая уж и большая разница в возрасте, но обстоятельства дали о себе знать. Все мои мысли о лучшей жизни для тебя вливались в усердную работу. Я мечтал о том, что ты обретешь то, чего не мог обрести я -друзей, высшее образование, настоящую любовь. Я начал откладывать деньги на твоё обучение в ВУЗе с тех пор, как ты поступила в среднюю школу. С такой радостью ты возвращалась домой, делилась со мной тем, что узнала, упрашивала играть. Ты, конечно , не знала, что я был смертельно уставший и часто на меня обижалась, когда я не уделял тебе столько внимания, сколько бы тебе хотелось. Ты закончила университет, жила с мамой до тех пор, пока она не преставилась, а после обзавелась толпой женихом, которые не могли устоять перед твоим очарованием и звонким, как колокольчик, заразительным смехом. Ты частый гость в моей квартире. Хотя какой же ты гость - ты та, которую я жду каждый день. И та, кто будет меня ждать с работы ни смотря ни на что. Ты - мой повод вернуться живым из глубин шахт. Моя сестра. Моя дочь.

Заявка полностью: http://sacramentolife.ru/viewtopic.php? … 5#p2497125

подробно об Энни

Внешность: lily james
Возраст: от 18 до 23
Описание заявки:
хрупкая, ранимая и слишком эмоциональная. ты бы точно сошла за свою, в моей семье. мирьем, моя сестра, только номер два, удивительное сходство. но вот захочешь ли ты стать частью моей семьи? кто бы мог подумать, что моя первая связь с девушкой даст два крохотных зеленых побега на моём семейном дереве. если бы я ещё был в курсе.
маму ты умела радовать. приходила на выручку, помогала по дому, всегда была вежлива и постоянно улыбалась, как бы жизнь ни била. ты ищешь в людях всё самое хорошее, даже если ничего хорошего в них и нет. однако есть в твоём тихом омуте и пару чертей. настоящие дамские хитрости - слёзы и щенячьи глаза, которые заставляли каждого подчиниться твоей воле. а получать то что хочешь ты любишь слишком сильно. многие пользуются твоей наивностью и открытой душой, предают и часто обижают, оставляя на сердце раны. каждый разлад и громовые тучи вокруг тебя сопровождаются слезами и желаниями убежать куда подальше. однако, потом, полностью успокоившись, как ни в чём ни бывало ты готовишь в голове план мести, который быстро претворяешь в жизнь. и теперь нанесённые раны внутри уже не болят, а всё твоё естество поёт, наслаждаясь справедливой расправой за твои переживания.
тебе всегда нравилось слушать истории из маминой молодости. но зачастую ты была слишком навязчива. и последний разговор с маман на тему "какой был наш папа?" обернулся скандалом, который ты не смогла пережить спокойно. в тебя швырнули мою старую куртку и отправили в сердцах восвояси. ты не знала что делать. но идея быстро посетила твою голову, как только ты накинула мою куртку на плечи. найденная во внутреннем кармане полароидная фотография дала старт твоему путешествию в калифорнию. но тобой двигало не только желание найти меня, но и доказать матери то, что она была не права. а может своим поведением она сильно задела тебя и ты решила тоже сделать больно в ответ?
самое главное, насколько ты обрадуешься тому, кого увидишь в открытых дверях?

Заявка полностью: http://sacramentolife.ru/viewtopic.php? … 6#p2550248

подробно о Нейтане

Внешность: alexander ludwig, alexander vlahos или кто-то ещё
Возраст: от 18 до 23
Описание заявки:
старший. а значит всегда идёшь вперед. а как иначе? за тобой сестра и мать, которые нуждаются в защите. один отчим, второй, и оба оказались конченными. прости, на самом деле, за это. если бы всё обернулось иначе, возможно, тебе не пришлось бы взрослеть так рано. так же рано, как и мне. но в связи с обстоятельствами, я даже не знал, что вы во мне так нуждались, что вы существуете. я был тебе нужен как никогда, когда ты рос, правда ты никогда не признаешься в этом себе настоящему. с возрастом каждый вопрос энни, твоей младшей сестры, о моей личности, заставлял тебя внутри закипать. не безосновательно, в принципе. свою внутреннюю ярость ты вымещал на льду, когда забивал победные шайбы. а самое грустное, что никто так с трибун и не сказал тебе "я горжусь тобой, сын". а ведь я правда гордился бы. чем больше ты узнавал меня с рассказов матери, тем больше желал быть на меня непохожим. но, если быть честным, ты похож на меня даже больше, чем ты думаешь. и когда сестра после очередного скандала ушла на мои поиски в калифорнию, ты решил сделать всё,чтобы вернуть её. пусть даже выйти со мной на встречу. искра, гнев, вспышки необузданной ярости. как она могла? как он мог? а так ли ты хотел, чтобы меня на самом деле не существовало? или в глубине души ты правда рад распознавать мои черты в своём лице?думаю, этот вопрос будет долго тебя мучить, пока ты избиваешь меня в моей же квартире.

Заявка полностью: http://sacramentolife.ru/viewtopic.php? … 6#p2552702

Что касаемо самих требований к игрокам - жду активности. Не очень запредельной, 2 поста в неделю вполне хватит. Если можете больше - я буду только рад. Мой игровой опыт - 11 лет, подстраиваюсь под любые посты, от 1 и от 3 лица соответственно. Гарантирую актив в игре, а так же общение на любые темы в реале, если будет скучно. Графикой обеспечу, если в этом будет нужда.

Ваш персонаж: Алистер Кингсли, 43 года, профессия: шахтёр, сын проститутки и химика. Семья была весьма бедной, а после рождения Мирьем совсем опустилась на дно, заставив тем самым Алистера начать слишком рано взрослеть, ломая спину на работе с отрочества. Вместо развлекаловок и бурной молодости, посвятил свою жизнь работе и воспитанию сестры, стараясь обеспечить её светлое будущее, забив на своё собственное. Дети внебрачные, о которых он до сей поры не знал. Живёт один, в маленькой квартире с собакой, имеет большие проблемы с лёгкими. Пьёт, курит, матерится. Любит рыбалку. Внешность - Till Lindemann.
Пример вашего поста:

Пример поста

Я даже не думал, что обычный вечер в стрип-клубе сделает меня самым счастливым человеком на свете. По крайней мере на несколько минут. Я слишком зачастил наведываться в это место после работы. Разгружаешь мешки со стройматериалами, тащишь на горбу ящики и  мебель, а вечером стараешься снять усталость во всём теле. Смешно. Мне всего тридцать четыре, а я, словно, познал всю эту ебанную жизнь, все ещё худшие стороны. Но я никогда никому не жаловался и не показывал то, как мне тяжело. Я должен трудиться ради своей сестры, для меня это было чуть ли не целью жизни, ради которой я готов был терпеть все круги ада. Но были в моём аду и искушения. Кэт.
Не передать словами мои эмоции в тот день, когда я впервые увидел её. Главное правило - смотри, но не трогай. Садиться на колени и раскрывает передо мной все свои прелести, а я, как послушный школьник, только и думаю о том, чтобы растерзать её тело своими ласками и потрогать её. Эта мысль настолько засела в моей голове, что я каждые выходные приходил в клуб, лишь бы краем глаза взглянуть на неё, представляя, как буду скользить пальцами по её тонкой талии. Но все мои фантазии относительно Кэт оставались лишь грязными мыслишками, которые рождались в моём мозгу, когда я видел её и дрочил. До этого дня.
Я не помню, кто из нас начал первым. Либо она сама положила мои ладони на свою грудь, желая узнать насколько они могут быть нежными, либо я набрался наглости и провёл пальцами там, где не следовало бы, чтобы ощутить то, что мои желания взаимны. Алкоголь часто давал мне распускать руки, но был ли я пьян? Вряд ли. Я помню всё, от тихого приглашения "зайти ко мне", до её свисающих надо мной черных кудрей, закрывающих свод белого потолка. Никогда ещё я не был так искренен и раскрепощён в постели с женщиной. Да и те, что были со мной до Кэт не имели даже никакого смысла для меня - проститутки со стажем, развлечение на пару минут с закрытыми глазами. Своей же танцовщицей я насладился полностью, примечая каждое изменение в её лице, запоминая каждый грациозный изгиб её тела, которым я овладевал вчера.
С этой же мыслью я проснулся с утра. Я не знал как мне теперь быть. Я не чувствовал перед ней ни смущения, ни какого-либо рода неудобства. Но засевший в моей голове вопрос "что делать?" оставался для меня открытым, как людная проходная, в которой я и искал ответ, среди множества решений.
Я чувствую запах твоих сладких духов. Ты всё ещё здесь, но на противоположной стороне кровати я не почувствовал твой силуэт, моя рука лишь провела по пустой простыни, ощущая теплый след от твоего тела. Приподнимаюсь. Голая и прекрасная, ты идёшь по следам нашей похоти, ища чем бы прикрыться. А я то думал, что только мужчины сваливают на утро. Век живи, как говориться. Я глядел на отражение твоего лица в зеркале, напротив кровати. Наверное, тебе не по себе от того, что мы вчера учинили здесь. Я оскалил зубы в надменной ухмылке, понимая, что вчерашнее приключение было, скорее, исключение из правил, и более повторяться не должно. Кажется, ты почувствовала на себя мой взгляд и обернулась, сдержанно меня поприветствовав.
- Что, уже готовишься выпорхнуть, птичка? - я откидываю одеяло и медленно иду к тебе, такой же нагой, как и ты, не стесняясь и ни о чём не жалея, - Ничего, я всё понимаю. И даже готов тебе это простить.
Только вот, как теперь мне ходить любоваться тобой томными вечерами с девяти до полночи?

Отредактировано orihame (24-07-2018 10:00:53)

+1

19

Поднимаю.

Форум: Phoenix
Текст заявки: Вот ссылка на заявку на форуме.
Дублирую сюда.
Ищу подругу и напарницу в дуэте. Внешность: Hirai Momo / Minatozaki Sana.

Биографию до переезда в Америку или же встречи с моим персонажем оставляю на Ваше усмотрение (за исключеннием одной вещи, о которой будет упомянуто ниже).
Что же касается непосредственно взаимодействия, то тут может быть два варинта: либо познакомились во время обучения в музыкальном колледже, либо уже после его окончания, но тогда нужно будет себя как-то проявить, чтобы будущий продюссер группы заметил персонажа.

Отношения вначале не очень заладились, как минимум потому, что Эринелл не больно шла на контакт с другими людьми и старалась по-минимуму с ними как-либо взаимодействовать. Поэтому требовалось как-то выманить её из своей раковины. Жёстким способом, чуть ли не навязывая своё общество (или ещё как-то), или мягким, пытаясь как-либо заинтересовать её и сделать так, чтобы она сама пошла на контакт, - выбирать Вам, я не против и того, и другого варианта.
Выясняется, что обе девушки - японки, и у них обоих была нелёгкая судьба. Вот только одна [Момо] смогла как-то справиться со своей ситуацией, заимев тем самым бесценный опыт для дальнейшей жизни, а вот вторая - не смогла, до сих пор переживает утрату и потому живёт словно обособленно ото всех. Но со временем, общаясь и проводя больше времени в кругу новоявленной напарницы, Эрин смогла понемногу раскрыться перед ней. И чем больше она доверялась ей, тем больше та ощущала некоторую ответственность за девушку. Просто потому, что она нуждалась в помощи, нуждалась в том опыте, который был у [Момо], и обе это прекрасно понимали. И именно подобного рода взаимоотношения помогли девушкам найти контакт друг с другом, чтобы в дальнейшем стать друг другу практически сёстрами.
Одна подруга училась чему-то у другой. Например, Ри перенимала некоторую раскрепощённость, нужную для публичных выступлений и не только, а [Момо] познавала прелести ламповых посиделок и заодно училась готовить разные вкусняшки. Каждая была всегда готова поддержать другую, чтобы не случилось. Со временем даже научились читать между строк, слышать истинное значение тех или иных словосочетаний друг друга, что позволило обмениваться какой-нибудь личной информацией, не предназначенной для чужих ушей, не боясь при этом, что кто-то посторонний уловит скрытую истину.

Этот персонаж представляется мне ярким, возможно даже чем-то взрывным. Не сказать, что девушка привыкла получать от жизни всё благодаря деньгам и связям семьи, но она и не тихоня. Она ей нравятся шумные компании, весельё. Влипать во всякие приключения, как же без этого. Правда до определённого момента все её приключения были вполне себе безобидные..но не всегда же людям везёт. И именно это неожиданное своей остротой приключение меняет что-то в жизни девушки и её саму. После чего шумные компании становятся средством для заполнения некой пустоты у себя в душе, а танцы вместе с пением - способом проявить себя, доказать прежде всего самой себе, что она существует. И со временем у неё это получается, как удаётся и отойти от неприятных воспоминаний и их влияния на настоящее. Только вот слабое ощущение нехватки чего-то в жизни не даёт покоя..и лишь после встречи с Эрин и налаживанием отношений с ней, девушке кажется, что это чувство постепенно затихает, словно в своей напарнице она нашла некоторую отдушину.

Прошу прощения за немного сумбурный рассказ - заявки явно не моё. х) В принципе, всё можно будет обговорить, потому что это просто зарисовка персонажа, как его вижу я. И я всегда открыта для предложений, вопросов подозрений, воззрений...)
Без графики, если что, не оставлю, одену и обую, плашки подгоню. хд
Особых требований к соигроку у меня нет: пост примерно раз в неделю, может в две (всякое в жизни бывает, работа, дом и прочее), если чаще - шикарно; не пропадать просто так - я всегда выслушаю, особенно если вдруг есть какие-то претензии ко мне (мало ли); размер постов любой, как пойдёт (могу и 10к при желании выдать); ну и желание развивать персонажа, само собой. с:
Ваш персонаж: Анкета
Вокалистка и участница дуэта. Мастер по приготовлению вкусняшек (а особенно - горячего шоколада, мм~). Человек с неприятным прошлым, преследующем до сих пор, отчего имеет трудности в общении, но благодаря этому познала цену жизни родных и близких, а также своей собственной.
Пример вашего поста:

Пример поста

Чего больше всего ей хотелось? Славы? Признания её талантов или же её самой другими людьми? Может быть, денег? Ведь сейчас зачастую именно деньги решают всё.. Честно говоря, даже самой Эрин было сложно ответить на этот вопрос. Не потому, что она не знала, чего хотела. А потому, что её самое сокровенное желание попросту невозможно было исполнить в этом мире.. Посему оставалось только проживать свою жизнь так, чтобы, представ перед взором самой смерти, перед глазами пролетели лишь светлые, хотя бы самую капельку, моменты. Чтобы не было сожаления за свои поступки. Чтобы с близкими больше не случалось ужасных ситуаций.. Как тогда… Она хотела насладиться той жизнью, что ей предоставила судьба, встать с колен под непосильным ей пока грузом печали и утрат, и сделать близких ей людей хоть капельку счастливее, чем сейчас.
   А ради этого нужно было стать сильной, не только внешне. Ведь, если сильна только оболочка, видимая всем, то душа, личность и всё остальное, что составляет человека внутри, под гнётом суровой реальности быстро распадётся, сгорит дотла, без возможности потом восстать из пепла подобно птице Феникс. Она, эта оболочка, не будет способна защитить душу от моральных травм, от переживаний, плохих воспоминаний, незавидного отношения окружающих.. Ведь абсолютной защиты не существует, к сожалению, или может к счастью, кто знает. Потому наверняка себя уберечь полностью от влияния внешнего мира, а следовательно – от постепенного разложения сознания и души, не представлялось возможным.
   …В одиночку.
   Тем не менее в кругу людей, близких в той или иной степени, защита была более совершенна, ведь это были люди, которым не совсем безразлично твоё состояние, настроение, мысли и переживания.. Конечно, каждый из них старался в меру своих возможностей и желания, защищая от нападок извне или же просто стараясь сгладить углы при соприкосновении с реальностью, притупить острие недоброжелателей, вонзающеея в плоть и сознание. У Ри было не так много этих людей и не все могли поддержать в трудный момент в связи с большой занятостью. Правда, большая занятость была в основном у самой девушки, в основном не позволяя думать о чём-то отстранённом лишь до того момента, когда она не останется в полнейшем одиночестве или же тет-а-тет с членом семьи или другом.
   Так было до того момента, пока новый темп жизни не стал постепенно..приедаться. Нет, не надоедать или становиться скучным. Скорее просто какая-то часть действий была доведена практически до автоматизма, освобождая тем самым немного (или даже порой почти полностью) сознание во время подобных действий. А это означало лишь то, что больше времени становилось для каких-то скрытых ото всех переживаний, самокопаний, прокручивания вновь и вновь не очень приятных моментов. И под этим новым углом неожиданно находишь новых людей, способных пускай и немного, поддержать, защитить, укрыть ото всех даже на пару минут. Кто не будет смеяться или осуждать, выносить на всеобщее обозрение какие-то личные моменты. И на работе Ёшиока смогла найти даже двух таких людей: свою напарницу и телохранителя. Пускай она и знала второго всего пару недель, но что-то ей подсказывало, что этот человек не подведёт её, а последние полчаса только уверили её ещё сильнее в этом.
   Вывести их из здания она доверила Шеппу, стараясь, если по пути им кто-то вдруг попадался, не привлекать к себе внимания и одновременно выглядеть естественно, ведь, как известно, неестественность наоборот только привлекает к себе лишнее внимание. А капюшон позволял скрыть от посторонних глаз почти половину лица, создавая еле ощутимую и такую же хрупкую защитную пелену. Руки на плечах лишь усиливали это чувство защищённости, давая надежду на то, что в ближайшее время, хотя бы несколько часов точно, всё будет хорошо.. Ведь он согласился переночевать вместе с девушкой, хоть и немного не так понял её первое предложение, чем вызвал лёгкую улыбку на губах и позволил мыслям на несколько секунд отвлечься от копания и переработки всего, что было связано с недавними событиями. Ну и..ей были попросту приятны его внимание и некоторая забота. Тем более сейчас.
   Колокольчик, как её время от времени называла подруга и напарница, молча послушалась парня и села в такси вместо служебной машины. Как ни прискорбно это замечать, но подобное действие было выполнено на автомате, и было одной из множества привычек, что подарила ей работа. Потому лишь сейчас, пожалуй, она осознала, как опасно постоянно механически совершать подобные повседневные действия, ведь преступники могут этим с лёгкостью воспользоваться, если захотят. И ещё раз, только уже лишь мысленно, поблагодарила Демиана, кладя голову ему на плечо и прикрыв глаза со слабой улыбкой в ответ на его поглаживания, пускай и сквозь капюшон они чувствовались несколько хуже. Но ей всё равно было очень приятно и тепло. Настолько, что в пути она успела слегка прикорнуть, пусть и дорога и не занимала много времени.
   Лёгкое прикосновение к своему плечу вывело юную особу из полудрёмы, а переход из этого состояние в состояние бодрствования сопровождался еле заметной дрожью всего тела и озирающимся взглядом, немного заспанным. Осознав же, где они, она поблагодарила таксиста и расплатилась с ним, оставив довольно щедрые чаевые, после чего вышла из машины вслед за телохранителем и не спеша направилась к дому, в котором снимала квартиру. Краем глаза высматривая незнакомых людей по пути к двери подъезда, Эринелл немного успокоилась и, открыв дверь ключом, нырнула в приятную прохладу подъезда. Эта обстановка вывела окончательно её из состояния дрёмы, позволив вновь мыслить трезво..ну, насколько это было возможно в её эмоциональном состоянии. Довольно быстро преодолела пару лестничных пролётов и вот уже стояла напротив двери, ведущей в квартиру, о которой знают лишь единицы.
   Было ли ей страшно? Может, на самом деле ей только казалось, что об этом убежище знали лишь пара человек? А на самом деле «нужным» людям уже давно было известно об этой второй квартире, где начинающая звёздочка пряталась ото всех и пыталась отдохнуть хоть немного.. Именно под властью этих мыслей её рука дрогнула, коснувшись дверной ручки, и явно не спешила ту поворачивать, боясь застать в последнем оплоте спокойствия недоброжелателей. Ключи, сослужившие уже свою службу и открывшие дверь, вдруг выпали из руки и подобно огромному колоколу ударили своим звоном при соприкосновении с плитой в полнейшей тишине подъезда по ушам. И именно этот звук вывел Эри из некого подобия транса. Потому она подобрала ключи, затем, чуть закусив нижнюю губу, всё же повернула дверную ручку и отворила дверь, сперва только немного, аккуратно заглядывая в коридор квартиры, а потом практически нараспашку, делая пару несмелых шагов внутрь.
   – Шепп.. – Шёпотом позвала она парня, стараясь не показать, что голос еле заметно дрожит, как и всё нутро..да и тело в целом. Дрожь распространилась по всему телу против воли бедной девушки, питаясь страхом и не самыми радужными мыслями, что роились в тот момент у неё в голове. Она не хотела думать и вообще верить в то, что здесь, в её убежище, мог кто-то поджидать с отнюдь не добрыми мыслями, к тому же времени после неудачного похищения прошло мало, преступники не должны были так быстро опомниться и предпринять меры.. Если только, конечно, они всё заранее не просчитали и не подготовили запасные планы… И именно эта мысль приковывала к месту и почти подкашивала, из-за чего Рин и пришлось подпереть стену рукой, не желая упасть. – М-можешь посмотреть.. – Губы почти не шевелились, голос тоже практически пропал, испарился, встретившись с гложущим девушку страхом, потому оставалось лишь надеяться, что тот всё же сможет разобрать этот тихий шёпот или же даже сможет сам обо всём догадаться, прочитав в широко распахнутых глазах тот самый страх, сковавший всё тело, и просьбу. – ..Нет ли тут кого?..
   Она понимала, что вероятность нахождения в доме кого-то постороннего крайне мала, ведь вряд ли сегодняшние преступники продумали всё настолько тщательно. Но поделать ничего с собой не могла. Страх уже подступил настолько, что незаметно перешёл в некоторое подобие панической атаки, которая охватила пока только сознание, не добравшись своими склизкими, противными щупальцами до нервных окончаний в мышцах. И сейчас была вся надежда лишь на Демиана, что он поймёт просьбу и уже через пару минут вернётся к ней в коридор с хорошей вестью, прогонит этот страх..и будет охранять её покой сегодняшней ночью.
   Ей было стыдно. Стыдно за свою слабость, за такую слабую собственную защиту перед тем же страхом и неизвестностью. Стыдно перед ним, перед Шеппардом, что так просто отдала свою жизнь, защиту о ней, в его руки, взвалила на его плечи такой груз, а сама была готова распластаться по полу под тяжестью вездесущего страха и немощности. Да, она старалась быть сильной. Правда старалась. Но, когда дело доходило до вопроса о чьей-то жизни из её близких либо же о её собственной, она ничего не могла с собой поделать.. Перед глазами сразу же всплывала та сцена во всех красках и подробностях. И только в самый критический момент, когда острие ножа уже коснулось нежной кожи на теле человека либо же дуло пистолета, что было чернее ночи и почти олицетворяло собой бездну, было направлено, а чей-то палец плавно и почти небрежно лёг на курок.. Только тогда в ней мог проснуться дремавший где-то в глубине подсознания инстинкт самосохранения.
   А сейчас..сейчас ей приходилось полагаться только на другого человека..даже не близкого, но уже успевшего спасти её жизнь и увидеть то, чего порой девчушка не позволяла видеть родным и друзьям, предпочитая держать большую часть эмоций при себе, не позволяя им выплыть наружу.

+1

20

Текст заявки: Его звали Дик Дайвер, и он — лучшее, что со мной случалось.
Мне было семнадцать, когда, жарким июньским утром, выходя во двор к завтраку, я увидел Ричарда. Тогда я решил, что моя жизнь кончена.
Вам забавно, друзья мои? Значит, ваша юность либо не наступила, либо вы уже забыли, каково это — умирать от тоски по неосторожным прикосновениям, томиться в сладком ожидании первого поцелуя, трепетать от жажды первой близости. И, как бы вы ни были решительны, даже получив от сверстников неумелые робкие ласки, вы не сможете ими насытиться. Это сродни покупке стаканчика газировки с сиропом из придорожного автомата. Он подарит вам приятный вкус и освежит, но удовольствие это будет недолгим.
Дик — совсем другое дело. Он был точно глоток чистой родниковой воды, которая бьет холодной упругой струей под умело сложенными чашечкой руками. И я хотел сделать этот глоток во что бы то ни стало.
Я сделал. Я запомнил каждую деталь нашего стремительного, пылкого сближения. Каждую деталь того волнующего лета.
По утрам он вставал, завтракал тостами с апельсиновым джемом, пил кофе и отправлялся в город. В те дни, когда я работал, он заглядывал в кафе, и мы дурачились, точно два актера в плохой комедии, изображая незнакомых друг другу посетителя и официанта. Он всегда оставлял мне щедрые чаевые, хотя знал, что в деньгах я не нуждаюсь. Это была игра.
Мы могли часами валяться на вечернем пляже, пересыпая в руках теплый песок. Он струился меж пальцев, и я никак не мог уловить момент, когда он, Дик, прикасался ко мне. Всегда первый. Всегда легко, невесомо, незаметно. Если он хотел, его теплые сухие ладони могли быть настойчивыми ровно настолько, чтобы у меня не осталось сил к сопротивлению. Но он предпочитал другую тактику, куда более коварную, и делал все невинно, словно только намекал, а не говорил. Если бы его действия можно было облачить в звук, это был бы шепот.
Яркий калейдоскоп событий разбился на цветные осколки с наступлением осени. Но теперь, в памяти, стоит мне повернуть его так или эдак, я вижу их — наши бесценные дни, часы, минуты.
Знойное июльское марево. Холодный шипучий сидр. Прохладную глад озера Мичиган. Умопомрачительные запахи трав. Всполохи фейерверков в ночном небе над городом. Теплые поцелуи на веранде кафе. Пальцы на клавишах, нервно вспоминающие Шуберта. Его джинсовая куртка и запах одеколона. Старый «шевроле» на стоянке у кинотеатра под открытым небом. Звездная россыпь светлячков в лесу. Тлеющие угли костра. Ладони. Темнота. Полуприкрытые глаза.
...его звали Дик Дайвер, и он — лучшее, что со мной случалось.
Пример вашего поста:

Пример поста

Лето в Гринтауне — как сахарный леденец. Поначалу тебе кажется, что ты никак не можешь его распробовать, потом наступает кульминация тягучего, приторного вкуса — как солнечное марево, а в конце на языке тает хрустящей корочкой его остаток. А ты ловишь себя на мысли: И это все? Неужели?
Кристофер любил первый день лета. В первую очередь просто потому, что любил лето, во вторую — потому что в этот день он родился. Дело было не в подарках, не в празднике, который он устраивал редко, а в самом факте — в этот день он чувствовал себя особенным. Это его день. И лето, если так подумать, тоже рождалось в этот день.
Утром, собираясь на работу, Крис надел подаренную матерью розовую рубашку. Джинсы подвернул на треть, потому что было слишком жарко. Повезло же родиться в штате, где при холодных снежных зимах бывает такое лето!
В кафе было пусто. Самый разгар буднего дня не способствовал потоку посетителей. Кафе на берегу озера — живописно, но не слишком прибыльно, если оно находится на окраине. Даже те, кто уходил с работы на ланч, делали это в центре. Сюда же забредали лишь редкие зеваки и те, кто в городе был проездом.
Пользуясь такой возможностью, Крис расстегнул рубашку и красовался с голым торсом, отшучиваясь с коллегами. Ими, к слову, были всего две женщины. Первая — хозяйка кафе, которая сама же готовила — мисс Бетти. Полная, добродушная  и жизнерадостная, она никогда не лезла за словом в карман. Вторая — Алисия, на два года старше Криса, которая устроилась связующим звеном между ним и мисс Бетти, то помогая готовить, то разнося заказы.
— Решил привлечь к нам молодых девиц? — мисс Бетти подмигнула, наливая себе колы в высокий стакан.
— Постепенно подвожу вас к мысли, что скоро сбегу плавать, — улыбнулся Крис.
Она ушла, а он вышел на крытую веранду, которая выходила прямо на пляж, и с завистью посмотрел на воду. Для купания она еще холодная, но как смотрелась! В жарком полуденном зное прибрежная зелень казалась рыжеватой, а песок — золотистым. На раздуваемой неспешным ветерком глади воды играли частые блики. Сидеть в четырех стенах в такой день было просто преступно.
— В честь дня рождения мы с Алисией отпустим тебя на пару часов раньше, вот тогда и плещись, — мисс Бетти прошла мимо с подносом свежих фруктов. — Не забудь только, у нас для тебя еще подарок.
Крис состроил жалобную гримасу, и она прищурилась, потрепав его по волосам.
— Ну иди, иди, пройдись, но недолго, потому что...
И тут звякнул дверной колокольчик, и в кафе вошло четверо взрослых с тремя детьми, видимо, устроившими совместные семейные гуляния. Крис возвел глаза к потолку и отправился на кухню, чтобы успеть глотнуть чего-нибудь освежающего, пока они рассядутся.

+5


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC