Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 81 страница 89 из 89

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

81

Форум: BEAVERS & MOOSE
Текст заявки:
Рейнарду двадцать шесть.
Кенси пытается выскользнуть подобно птице из его рук, он же крепко держит хрупкие плечи в своих ладонях. Ее крылья забрали дети во дворе. Кенси, перестань. Детка, успокойся. Внутри шторм, срывает деревья, закручивается в смерч. Он ненавидит ее родителей. Она смотрит на него огромными глазами – ее охватило безумие. У него нет ничего более ценного.
- Давай бросим все, - говорит Кенси. – Плюнем на все, и уедем. Далеко-далеко. За край света, Рей. Я стану самой любящей женой. Мы будем самой-самой счастливой семьей во всем мире. Наши дети будут ходить в обычную школу с самыми обычными детьми, с самыми обычными учителями. В самую обычную школу. У тебя будет самая обычная работа, и у меня. Пожалуйста.
Он мотает головой. «Пожалуйста», - она вся натянута как струна, которая вот-вот лопнет. «Нет, Кенси, так нельзя». «Можно». «Нет, Кенси», - он притягивает ее к себе, после нескольких секунд молчаливой борьбы, она вырывается. Кенси – тихая сосредоточенность. Кенси – выдержка. Кенси – каждый шаг на грани фола. Кенси читает Набокова, Кенси без ума от Фицджеральда и Виана. Кенси курит настолько изящно, что он готов смотреть на это вечно.
Рейнард готов ее оберегать, но не готов менять свою жизнь, не готов разрушать все к чертям собачьим, хотя он может, но Рейнард не любит тратить силы попусту. Ему двадцать шесть. За плечами Кембрижд. Акции Apple, купленные на бирже. Дей-трединг приносит неплохие деньги компании. Они инвестируют в тяжелую промышленность, в новые технологии, вливают деньги в страны третьего мира – получают неплохой откат.
Кенси спешно сбегает по ступенькам – перестук каблуков, юбка ее светлого платья колышется из стороны в сторону. Сердцу так тесно в груди. Они встречаются глазами, когда она выбегает на улицу, чуть не спотыкается. Волосы разметались по лицу. Кенси, к чему эта агония?
Кенси рвет сцепление. Кенси скрывается в закате.
Через четыре месяца у них свадьба, приглашены все кто не попадя. Рейнард даже не видел полный список. Всем занимаются их родители. Он сказал только, что хочет видеть друзей. Кенси никого не хочет видеть – у нее нет друзей, спасибо родителям. Они до сих пор живут врозь. Она приезжает на пару часов днем к нему в офис, вечером – домой. Тоже ненадолго. Он даже не знает любит ли она его хоть сколько-нибудь или же это попытка убежать?
Следующий месяц от Кенси никаких вестей. Ее мать убита горем – она переоделась в черное, козыряет своим горем направо-налево, умело, как профессиональный картежник. Рейнарду тяжело без Кенси. Может быть он все-таки готов изменить свою жизнь? Свадьбу пока не отменяют, молчат. Кенси ищут по всей Канаде, ищут и за пределами Канады. У отца Кенси начинаются проблемы – его обвиняют в отмывании денег. Свадьбу все-таки отменяют.
Рейнард не может найти себе места. Родители подыскивают новую партию.

Мой персонаж

Зубная щетка. Расческа. Платья. Вместе с вешалками. Стейнбек. Сэлинджер. Буковски. Макиавелли. Учебник по экономике – непонятно, зачем. Передумала, заправляя за ухо прядь, убрала. Косметичка с грохотом на книги. Не застегнула – тени рассыпались, орошая бежевым, коричневым содержимое небольшого чемодана на колесах. Туфли упали сверху. Она торопливо распахивает дверцы полок и шкафов, берет самое необходимое, кидает без разбору в чемодан. На полу пузырьки с кремами, тюбики с духами; пахнет розами, корицей, отдушкой порошка; провода, компьютерная мышь; макбук уже в сумке; топот шагов; полотенце, нужно не забыть полотенце. Дорогая, подожди, - взгляд сквозь, - Пожалуйста, успокойся, - хватает за плечи, она вырывается; первые попавшиеся бусы упали рядом; наушники. Если сейчас выехать, то к утру доберется. Куда? Куда-нибудь. Не важно. Не звоните. Не спрашивайте. Видеть не хочу. Знать не желаю. Никогда не было. Вздох. Сердцу в груди так тесно.
         
           - ТЫ НИКУДА НЕ ПОЕДЕШЬ! - кричит мать, раскинув широко руки в стороны.

          - Отойди, - тихо, спокойно, без тени в голосе, без блеска в глазах. Сердцу в груди так тесно и больно – тянет к земле. Кружится в голова, - Отойди, - отталкивает в сторону. Мать мечется в пароксизме, как птица, находящаяся на заре своей жизни. Далее следует плохая пантомима: мать всплёскивает руками, корчится, съезжая медленно на пол по стене, и безуспешно пытается разродиться рыданиями – не получается – дрожат только плечи, слез нет. У Келси больше нет сил смотреть на это. Мать краснеет то ли от стыда, то ли от тщетности попыток – непонятно.
         
          Ключи от хонды, которую заботливые родители подарили на день рождения почти три года назад, в кармане. Лишь бы золотцу было удобно ездить на учебу. Художественная и музыкальная школы – лишь бы золотцу было интересно. Репетиторы – лишь бы золотце окончила школу на отлично. Каникулы в Париже каждое лето – лишь бы золотце свободно владела французским. Апофеоз: вот тебе хорошая партия для замужества, Келси-золотце.

          Надоело.

          Она курит на задних дворах школы с шестнадцати. Иногда травку. Прячет от матери презервативы, потому что мать до сих пор уверена в том, что ее Келси в двадцать один еще девственна. Отпрашивается ночевать к лучшей подруге Палмер. Мать Палмер звонит матери Келси в десять сообщить, что «с девочками все в порядке, они готовятся ко сну». Они же тусят на вечеринке – первый курс. В два ночи оттуда Келси и Палмер забирают заботливые копы; обе в хлам. Мать с отцом недовольны – Келси больше нельзя общаться с Палмер. Теперь Келси забирает из университета мать – целый год.

          Надоело.
          Надоело.
          Надоело.

          Она нарочито громко, нарочито сильно хлопает дверью, оставляя мать так и сидеть на полу наедине с ее попытками выдавить из себя хоть одну единственную более-менее искреннюю слезинку. На самом деле это полный провал – Келси должна была стать успешным экономистом после того, как окончит национальный университет на отлично, в двадцать семь Келси родила бы первого внука, за воспитание которых взялась бы ее мать – Бриджит, – Келси нельзя, у Келси карьера. В тридцать Келси подарила бы своим родителям еще и второго внука. Параллельно она должна получить ученную степень. Куда без этого?

          Чемодан почти ничего не весит: в нем три платья, несколько книг, немного хлама, туфли. На кредитке немного средств, но этого достаточно для того, чтобы устроиться на первое время. Где-нибудь далеко-далеко. Счастливо-счастливо. Как можно дальше. Как можно дальше от людей. В ближайшем банкомате Келси обналичивает все, что есть на карте – пластик отправляется в урну, телефон туда же.

          - Полный бак, пожалуйста, и пачку винстона, - она на заправке в тридцати милях от Квебека, кассирша вежливо улыбается, - забыла, еще кофе, - Кенси хочется снять с нее эту лицемерную улыбку своей матери. Кенси видела эти улыбки с момента своего рождения. В восемь она начала их ненавидеть и улыбаться так же – лишь бы никого не обидеть. «Кенси, ты должна уважать в людях людей. Ты должна показывать им, как важно для тебя их существование. Но еще искренней улыбайся полезным людям, Кенси» - Не улыбайтесь больше – зубы кривые, - она забирает пачку сигарет, свой кофе, и выходит под звуки кондиционера и гнетущие недоумение. Кенси хочется тишины – она выкручивает усилитель на максимум, чтобы вся Канада сотрясалась. Лента шоссе теряется где-то впереди за горизонтом. Кенси не обращает внимания на указатели, вдавливая педаль в пол. Ее колотит еще три часа – она в жизни не уезжала за пределы Квебека без родителей. Страшно. Страшно интересно. Она в растерянности, но не в силах остановиться. Вперед ее гонит невидимая рука отца-бизнесмена, который по ее возвращения только покачает головой из стороны в сторону: - Кенси, детка, нельзя так делать – скажет он, обнимая ее рукой за плечи, они пройдут в гостиную, он опустится напротив нее в кресло, - Детка, разве мы чего-то тебе не дали? Мы обеспечили тебя всем, чтобы у тебя было приличное, светлое будущее, - он похлопает широкой ладонью по своему колену, глубоко, задумчиво вздохнет, - Нет, Кенси, ты несправедлива к своим родителям – она гонит вперед так, будто за ней гонится сама смерть. Потому что Кенси больше не может жить в клетке, ей – двадцать один, и она совершенно не знает, что такое жизнь, что такое трудности, не знает, как выживать на копейки, не встречала ни разу рассветы в лесу, не гуляла босиком по траве; у них в доме идеальная чистота, у нее в комнате ни пылинки; завтрак, обед, ужин – по расписанию. Ее жизнь стерильна. Жизнь для душевно больных людей, для которых сгладили все углы - не дай бог расшибутся в припадке. Кенси едет до самого заката. Кенси едет до самого рассвета. Останавливается только пару раз, чтобы заправиться. Останавливается раз десять, чтобы выпить кофе. Покурить. Хотя, плевать, курит она в салоне, опустив низко стекла. Она не чувствует усталости. Чем дальше от Квебека, тем больше в ней сил, тем больше ее захватывает бескрайнее чувство эйфории. Она дышит полной грудью. Ее глаза блестят, и она вместе с «зе киллерс» орет «I'm the man, come round. No-no-nothing can break, you can't break me down», срывая связки, бесконечно повторяет один и тот же трек.

          P.S. Она уже две недели в Уотерлу. Сняла комнату-развалюшку у старушенции на краю города. Устроилась в цветочный магазин – пока проблем от нее больше, чем пользы. Кенси учится делать букеты и выращивать цветы. По вечерам Кенси покупает себе пиво, смотрит сериалы и мелодрамы с плешивой семидесятилетней соседкой, от которой несет рыбой.

          Кенси наслаждается своим распадом.
          Кенси счастлива как никогда.

Пост (давнее)

Ей всего лишь пять. На щечках играет приятный детский румянец. Русые волосы крупными локонами спадают на худенькие плечи и так забавно подпрыгивают, когда она бегает по длинным коридорам темного гимнасия, то попадая в светлые цветные пятна, ложащиеся кляксами на каменный пол (солнечный свет всегда красиво освещал сложные витражи), то исчезая в темных пробелах, сливаясь со стенами, воздухом, гобеленами. Она все еще влюблена в это место, в своего мастера. Эти чувства искренни, наивны и прямолинейны до безобразия.
Ей всего пять. Но она уже отодвигает в сторону кукол и серьезно, подстать взрослым, пытается смотреть на этот полный непредсказуемости мир. Она уже умеет читать и не преминет при любом удобном случае процитировать кого-нибудь из историков или философов Статеры. Даже если не до конца понимает значение фразы или не знает смысла какого-нибудь слова. Ей кажется, что так она становится на шаг ближе к своей цели. Только она еще не догадывается, что лучше быть ребенком. Жизнь химеры коротка. Она не понимает всей трагедии происходящего. Лет через семь-восемь ей будет просто хотеться стать ребенком. Но не сейчас, сейчас она увлечена этой бестолковой игрой.
Она уже убивает. Спокойно. Впитывая, поглощая в себя чужую жизнь. Она верит, что все эти существа спят. Спят где-то глубоко внутри нее, где-то далеко в эфире, и совсем близко – руку протяни. Они как будто повсюду. Ведь мир состоит из магических потоков. Она на днях узнала, что то, что они (взрослые) все называют простым словом «жизнь» нужно обязательно было делить: теперь жизнь для Айрэ – это «искра» и «жизненная энергия». «Искра» - это душа. Она не забирает души. Она помогает им всем присоединиться к Великому потоку эфира, где нет страданий, где нет мрачной Статеры с ее изъеденной войной землями, чтобы самой стать сильнее. Она поглощает жизненную энергию для того, чтобы стать взрослее раньше. Хотя бы на одно единственное мгновение. Это ее желание порой  маниакально. Но куда больше ей нужно стать взрослее для того, чтобы помочь Шевер`Диму. Не важно для чего, не важно, зачем. Она всецело преклоняется перед ним. Она беззаветно его любит, как своего создателя, как своего дорогого родителя. И разве не будучи взрослой она может быть куда полезнее?
Солнечный день. Он в самом-самом разгаре. Она иногда поглядывает на часы. Айрэ любит часы. Их мерный стук заставляет ее засыпать скорее, просыпаться и считать каждую секунду, подолгу наблюдать за тем, как скользит секундная стрелка. В этом что-то есть. Она еще не понимает до конца, почему часы в ней вызывают столько восторгов. Ей просто это нравится.
Иногда шелестят страницы. Широко распахнуты шторы. Откуда-то издалека доносится городской шум, но ей это неинтересно, ей интересно то, что описано в этой книге, где она еще половину не понимает. Она думает, что как только она станет старше, то обязательно перечитает ее.
«Хроники Великой войны».
Но сейчас ее куда больше волнует время. Айрэ любит точность. Она относится к ней очень скрупулезно. И в силу своего возраста ценит в разумных существах умение сдерживать свои обещания. Демон обещал ей показать «завтра» что-то удивительное. Она любила сюрпризы и потому никак сейчас не могла сосредоточиться на «Хрониках», пускай они и были написаны простым языком специально для нее.
Она ерзает на стуле, иногда подпирая рукой голову и смотрит мечтательно в потолок. Что же это могло быть? Ну, что же это могло быть? Она со вчерашнего вечера об этом думает. И это не дает ей покоя. Но она не могла показать нетерпение мастеру. Она же взрослая и должна поступать по-взрослому, чтобы он поверил в то, что на нее в самом деле можно по-настоящему положиться.
И эти часы. Сегодня она ненавидит их, потому что время идет так медленно. Она иногда вскакивает со стула, хлопает громко книгой, подбегает к двери, прислушивается, не слышно ли шагов. Тишина. Вот незадача. Поникнув, Айрэ возвращается к своему месту. Открывает книгу и пытается вновь начать читать. Безрезультатно. Так повторяется несколько раз. А потом девочка теряет всякий интерес к происходящему, но ровно до того момента, пока не раздался-таки, наконец-то! Стук в дверь.
Шевер`Дим опоздал на несколько минут. Айрэ надула губы. Посидела так несколько мгновений. Опять послышался стук. Она спешно поправила свое чудесное платье в бантах. Медленно подошла к двери и отворила.
По-детски деловито оглядела демона. Подперла ручкой бок и выдала:
- Мастер, Вы опоздали, - тяжелый вздох слетел с губ, она покачала головой и кудри опять смешно взметнулись, - Ну что же мне с Вами делать? Вы такой взрослый и такой бестолковый.

Отредактировано Elliar (25-06-2017 14:37:56)

0

82

Поднимаю

Форум: SACRAMENTO
Текст заявки: Очень жду этих персонажей. Нужны нам (и в частности мне!) как воздух!

Заявка на дорогого мужа

имя: Майк Эйвери | Mike Avery
внешность: Майкл Маларки | Michael Malarkey
возраст: 28-30 y.o.
о персонаже и отношениях:

Наши отношения с самого начала были не самыми простыми. Говорят, я всегда тебе нравилась. Не знаю, действительно ли это так, ведь все мое внимание было сосредоточено совсем на другом парне из вашей неразлучной четверки друзей, да и ты, как мне казалось, женским вниманием никогда обделен не был. Еще бы, хорошие манеры, притягательный взгляд, умение проявить и показать себя.
Как мы с тобой познакомились? О, это было очень давно… Я даже и не вспомню, сколько мне было лет. Такое чувство, что мы знакомы всю жизнь, что совсем не лишено логики, ведь впервые встретившись в гостиной моего дома, куда мой брат притащил свою любимую ораву друзей, мы были еще детьми.
Ваша четверка была кучкой неразлучных друзей, которые постоянно умудрялись найти приключения на свои пятые точки, экспериментировали, мечтали о будущем и просто жили, наслаждаясь каждым моментом. Мы с сестрой хоть и были девчонками, но быстро нашли с вами общий язык, влившись в компанию и став ее неразрывной частью.
Время шло, мы взрослели. Первые ссоры, первые слезы, первая любовь. Конечно же, не обошло это и нашу компанию. Джилл сошлась с Максом, а я безумно влюбилась в Седрика, с которым у меня и завязались отношения на долгих пять лет моей жизни. Ты же всегда был моим хорошим другом, на которого можно было положиться и который никогда не бросит в беде. Именно это и сыграло ключевую роль в наших дальнейших отношениях.
Когда Седрик уехал из Сакраменто, оставив меня одну с разбитым сердцем, я закрылась в себе, погрузилась в учебу и забила на всю нашу компанию, от которой и так остались крупицы: Джилл уже на протяжении двух с половиной лет жила в Сиэтле, Седрик уехал, бросив не только меня, но и вас, а я просто не желала ничего. Именно ты спас меня, упрямо вытаскивая в жизнь. И у тебя получилось.
Спустя пол года битвы за спасение меня от меня самой же ты был вознагражден по праву не только моей искренней благодарностью, но и моим пониманием того, что быть с тобой – это единственный правильный выбор. Наши отношения привели к свадьбе, которую мы сыграли пол года назад.
Что мы имеем сейчас?
У нас общий дом, счастливый брак. Я осуществила мечту, и теперь веду передачу на центральном канале Сакраменто. Ты совместно с Максом и моим братцем раздолбаем открыл небольшую сеть «Moondust», состоящую из двух ресторанов и одного бара. Последний, кстати, твой любимец, поэтому по большей части ты занимаешься именно им. Вечерами мы собираемся там с Максом и Куртом и обязательно затеваем что-нибудь из ряда вон выходящее, прямо как в детстве. Все вроде бы идеально, но… Сначала возвращается Джилл, привезя за собой кучу проблем, а за ней появляется и Седрик…
Нас ждут испытания. Справимся ли мы?

пожелания:
Персонаж очень нужен. Очень-очень-очень нужен! Буду любить, обожать и пылинки сдувать. Идей для отыгрышей куча, еще кучу придумаем, я уверена.
Брак наш будет трещать по швам, я буду метаться, пытаться решить, что делать, но в итоге пойму, что все мои чувства к бывшему возлюбленному остались в прошлом, а мое настоящее и будущее заключается лишь в одном мужчине – тебе.
Мы будем помогать Джилл разбираться с кучей проблем, которые она привезла из Сиэтла, пытаться помочь ей и Максу разобраться в своих жизнях, будем наставлять моего брата на путь истинный, путешествовать, разбираться с собой и друг другом. Мне абсолютно не важно, парень ты, или девушка, мне важна эта роль и то, как ты будешь ее отыгрывать. Какие-то моменты мы можем обсудить, что-то, возможно, откорректировать. Главное – желание отыгрывать этого персонажа и не забрасывать его. Прошу обратить внимание, что наличие хороших манер и заботы к близким совсем не означает, что Майк – зануда и примерный мальчик. Сарказм, чувство юмора, умение вляпываться в передряги и выбираться из них – все это его составляющие. Он – мужчина. Сформировавшийся, умный и четко знающий, что он хочет от этой жизни, стремительно топающий к своим целям. Из персонажей нашей компании у нас уже имеется Макс и Джилл, находимся в процессе поиска Седрика и Курта и очень надеемся собрать всю компанию. Планы огромные, так что приходи скорее, стань частью нашей большой раздолбайской семьи!

Заявка на внезапно вернувшуюся бывшую любовь

имя: Седрик МакМиллан | Cedric McMillan
внешность: Пол Уэсли | Paul Wesley
возраст: 28-30 y.o.
о персонаже и отношениях:

Как мы с тобой познакомились? О, это было очень давно… Я даже и не вспомню, сколько мне было лет. Такое чувство, что мы знакомы всю жизнь, что совсем не лишено логики, ведь впервые встретившись в гостиной моего дома, куда мой брат притащил свою любимую ораву друзей, мы были еще детьми.
Ваша четверка была кучкой неразлучных друзей, которые постоянно умудрялись найти приключения на свои пятые точки, экспериментировали, мечтали о будущем и просто жили, наслаждаясь каждым моментом. Мы с сестрой хоть и были девчонками, но быстро нашли с вами общий язык, влившись в компанию и став ее неразрывной частью.
Время шло, мы взрослели. Первые ссоры, первые слезы, первая любовь. Конечно же, не обошло это и нашу компанию. Джилл сошлась с Максом, а я безумно влюбилась в тебя, и в итоге у нас завязались отношения на долгих пять лет нашей жизни. Я уже практически заканчивала университет, рисуя в своей головке планы счастливого совместного будущего, которое нас ожидало, но не тут-то было… Именно тогда ты объявил мне о своем решении покинуть Сакраменто. Предложить поехать с тобой? Как-то такой вариант ты не рассматривал. Впрочем, после отъезда ты не только оборвал связь со мной, но и со всей компанией. Я была в полном шоке, абсолютной депрессии. Мой сказочный мир со светлыми планами на счастливое будущее рухнул, и отчаяние захватило с головой. Но меня спасли.
Наш общий друг Майк был рядом, заставил меня вновь увидеть в этом мире свет и найти яркие краски. Он вернул мне вкус к жизни, а затем и завоевал меня. Пол года назад мы поженились, и сейчас я практически наладила свою жизнь, выстроив ее заново.
Не знаю, что тобой двигало, но ты решил вернуться в мою жизнь, оцепив ее по всем фронтам. Мне приходится контактировать с тобой каждый день на работе, так как ты устроился к нам на канал. Ты внезапно решил наладить отношения со всеми в компании, и кажется, что все, кроме Майка, более менее лояльно относятся к твоему возвращению. Я замужем, при чем замужем за твоим некогда другом, но тебя абсолютно это не останавливает в желании вернуть меня. Ты спутал мне все карты, и я не знаю, что мне делать...
Ты или Майк, вот в чем вопрос?

пожелания:
Персонаж нужный, ожидаемый, важный! Буду любить, обожать, сдувать пылинки, холить и лелеять. Ребята тоже будут (обещаю!).
Идей для отыгрышей вагон и маленькая тележка. Еще вагон придумаем, получится поезд :)
Сразу говорю, отношения будут сложные, далеко не со счастливым финалом воссоединения. Я буду метаться между мужем и тобой, меня будут захватывать прошлые чувства, будет куча драмы. В итоге я останусь с мужем, ведь именно ты позволишь мне понять, что я действительно полюбила его за это недолгое время.
Помимо наших взаимоотношений мы будем развивать и ветку с нашими друзьями. Мы будем помогать Джилл разбираться с кучей проблем, которые она привезла из Сиэтла, пытаться помочь ей и Максу разобраться в своих жизнях, будем наставлять моего брата на путь истинный и, конечно, возвращать тебя в компанию, налаживая наши дружеские связи. Ты получишь наше прощение и снова обретешь вторую семью.
Мне абсолютно не важно, парень ты, или девушка, мне важна эта роль и то, как ты будешь ее отыгрывать. Какие-то моменты мы можем обсудить, что-то, возможно, откорректировать. Главное – желание отыгрывать этого персонажа и не забрасывать его. Из персонажей нашей компании у нас уже имеется Макс и Джилл, находимся в процессе поиска Майка и Курта и очень надеемся собрать всю компанию. Планы огромные, так что приходи скорее, стань частью нашей большой раздолбайской семьи!

Ваш персонаж: Камилла Эйвери (внешность Candice Accola) - милая девочка блондинка, желающая каждый день доброго утра с центрального канала Сакраменто. Болтливая, взбалмошная, общительная девушка, в голове которой мыслей больше, чем она успевает озвучить. Благодаря этому на первый взгляд может показаться абсолютной дурочкой и простушкой, не имеющей за душой ничего путного, но первое впечатление частенько оказывается ошибочным, не так ли?
В случае с Камил это лишь то, что она показывает в первую минуту знакомства. Пообщайтесь с ней поближе, и Вы поймете, что она достаточно умна, целеустремленна и таит в себе большую кучу сюрпризов.
Подробнее в лс!
Пример вашего поста:

Пример поста

Скарре. Теплый, уютный, родной. Таким он стал для меня, когда мне было шестнадцать, я стояла в коридоре клиники пластической хирургии и тряслась за мать, которую никогда не могла понять. Прошло столько лет, а ничего не изменилось. Вот я стою посреди своей квартиры сломленная, потерявшая всякую надежду, незнающая, куда мне идти и что делать, а он пытается стать моим спасательным кругом, маяком во тьме, который выведет к свету.
Так не хочется говорить ему, что спасти меня уже невозможно.
Я не готова расстраивать его, он же действительно переживает за меня. Кричит, потому что я, дура набитая, чуть не совершила роковую ошибку в своей жизни. О чем это я? Если бы я ее совершила, жизни у меня уже бы не было.
Но ее у меня и так больше нет. В какой-то момент девочка-эгоистка, любимица отца, принцесса для брата, встретила парня, влюбилась и... Не разбилась вдребезги, а изменилась. Выпустила наружу настоящие эмоции, успокоилась, стала заботиться о ком-то, кроме семьи. Кто-то кроме этой семьи вообще стал для нее важен. Но правда в том, что не разбилась девочка только в начале. В итоге парня, ставшего для нее целым миром, у нее отобрали, и девочка теперь не знает, как ей жить.
Ну почему все так? Когда-то я потеряла мать, потому что той просто захотелось мужика помоложе, денег побольше, ну а на семью стало плевать с высокой колокольни. Она бросила отца, оставила нас с братом и за все это время даже позвонить ни разу не удосужилась, чтобы поинтересоваться, как у нас дела. Мне было семнадцать, но спустя четыре года раны все равно кровоточат. Она же мама. Несмотря ни на что, она моя мама, которая мне нужна, сколько бы лет мне ни было.
Только Шон знал об этом, только ему я могла признаться в том, как тоскую по ней. Он пришел в мою жизнь, перевернул ее с ног на голову, заставил меня меняться, чувствовать себя любимой и необходимой. Он дарил необъяснимую веру в себя, в него, в наши отношения. В то, что я вообще способна на отношения.
До него я почему-то боялась серьезности. Да даже не почему-то, я вполне знаю, что заставляло меня плевать на всех, бросать и просто не желать чего-то такого, что длилось бы больше месяца. Знаете, такая ловеласка в юбке. Копия своего братца-бабника, меняющего девушек как перчатки. Хотя его тоже можно понять, у него были те же самые мотивы.
Я, так же как и Лиам, пыталась избегать боли всеми доступными способами. Нет отношений - нет привязанностей, нет привязанностей - нет боли. Вполне логичная цепочка, которой я и руководствовалась, пока внезапно Шон не ворвался в мою жизнь ураганом, заставив поверить, что бывает как-то иначе. Что ты можешь быть уверена, тебя не предадут, не бросят, не вонзят нож в спину. Он показал мне новую жизнь, только ей не суждено было продлиться долго.
Жизни без боли нет, и вот я снова в персональном Аду.
Шон Паркер, конечно же, не виноват в том, что его убили, но разве мне было от этого хоть чуточку легче? Его не стало. Не стало не просто в моей жизни, его не стало совсем. И от понимания этого хотелось выть волком, вывернуть душу наизнанку, царапаться, биться, кусаться, бежать непонятно куда, лишь бы только боль внутри прекратилась. А она не переставала жечь.
Я все делаю по инерции. По инерции собираю сумку, киваю невпопад на возгласы Хейдена о том, как я пыталась обвести его вокруг пальца, слышу его злой голос, потом более мягкий, когда он понимает, что напугал меня. Мое состояние сейчас явно его пугает. Сложно винить парня, ведь и меня оно тоже пугает. Я не знаю, как с этим справиться. Я чертов психолог, который не знает, как себе помочь. Девочка с кучей тараканов, которая всегда справлялась с проблемами других, но никогда не была в силах справиться с собой. Поздравляю, Алекс, ты вышла на новый уровень. Я не знаю, что делать.
- Подожди минутку, - вдруг опомнившись, выдаю я на пороге своей квартиры, смотрю на парня, а потом возвращаюсь к столу на кухне. Хейден не заметил ее, увлеченный моей выходкой с таблетками, но я ни на секунду не забывала, что она здесь. Хватаю бархатную коробочку и кидаю ее в карман своей куртки, а затем возвращаюсь к Скарре. - Все, идем.
По дороге к машине я не особо вникаю, что он говорит. Да и в машине, если честно, тоже. Все это кажется таким абсурдом: Хэллоуин, костюмы, какие-то праздники. Я сомневаюсь, что вообще хочу куда-то идти.
- Я буду Джокером. Нарисуешь мне на руке улыбку? - вяло отшучиваюсь я и предоставляю полету фантазии Хейдена решить все за меня. Дело опасное, но какая к черту разница, если я все равно никуда в итоге не пойду?
Усмехаюсь на фразу о счастье, но спорить не хочу. Он милый, он пытается помочь мне, нужно быть благодарной. И я благодарна, но переть против факта, что мое счастье лежит в гробу и оттуда уже не вернется, я не могу. Это реальность. Суровая. Болезненная. Моя.
Хейдену ли не знать, какого это? Мы не можем пережить такие катастрофы бесследно. Может быть поэтому он здесь? Что слишком хорошо это знает?
- Я полностью доверяю твоему выбору. Только... я очень тебя прошу, не кофе. Шоколад. Двойной, - смотрю на вывеску кафе и понимаю, что именно это дикое и необъяснимое желание во мне просыпается. Черт знает сколько дней я нормально не ела и не пила, но сейчас я до одури хотела горячего шоколада. Говорят, что шоколад - это источник гормона счастья. Уж не знаю, сколько мне его нужно выпить и съесть, чтобы вернуться в прежнее состояние, но шоколад мне внезапно стал необходим.
Находясь рядом со Скарре, пока я еду в этой машине, неосознанно начинаю замечать реальность и жизнь за окном. Мысли и пустота внутри никуда не уходят, но срыв парня на меня за мою же выходку подействовал отрезвляюще. Он прав. Какой я к черту психолог? Я чуть не наглоталась таблеток из-за своей боли, не подумав о том, что могу причинить боль другим. Я сломалась из-за случившегося, но оказалась настолько эгоистичной, что чуть не сломала еще троих людей. Что бы было с отцом? С моим дорогим Лиамом? Что бы было с Хейденом? Он уже потерял однажды, а теперь чуть не потерял вновь. Я не имела права так поступать. Я не имела права причинять боль другим только потому, что сама ею заражена. Шон бы не был рад такому моему поступку. Так может я хотя бы ради него постараюсь выстоять?
Но как?
Черт подери, как?
Телефон Скарре разрывается, он начинает оправдываться, и внезапно я выдавливаю слабую улыбку.
- Ну меня бы в этом списке все равно не было, со мной ты не встречался. Но любопытно. И вообще... - я скрещиваю руки на груди и смотрю на него в упор. - Ты мне за шоколадом собираешься, или как?

0

83

поднимаю
Форум: Manhattan
Текст заявки:
Имя персонажа: Элизабет <Лиз> Томпсон / Elizabeth <Liz> Tompson
Возраст: 25-27
Внешность: Джанет Монтгомери / Janet Montgomery
Род деятельности: шеф-повар в ресторане европейской кухни "Eden"
Отношения с персонажем:
Самые что ни на есть сложные.
Классическое столкновение бывших любовников ака соперников, оба похожи - оба идут на всё для достижения цели, и вопрос, кто же из них пойдет до последнего всё еще открыт. Нил не оставит её выходку безнаказанной, она же готова к ответному удару. Мэддокс до сих пор не может понять, что он испытывает к Лиз: ненависть, разочарование (в ней или в себе?), любовь, больную одержимость местью или просто взыграло мужское эго? Прошло уже 2 с лишним года, а отпечаток предательства все еще больной мозолью ноет.

Описание персонажа:
Молодая, амбициозная, горячая телом и душой - такую точно нельзя не заметить. Но есть в ней еще что-то - она умеет мастерски располагать людей к себе, знает, что и кому сказать, вселяет доверие. Но все ли это искренне исходит от нее? Ради выгоды пойдет на подлость и плевать, что ей скажут вслед. Подозреваю, что сама не может полностью разобраться в себе: имитируя чувства, возможно, и сама в них верит до поры до времени - отчего люди к ней тянутся, но при удобной возможности, словно по щелчку, тут же забывает о привязанностях и обо всем хорошем, что вас связывало. Крепкая духом, но нуждается в защите и поддержке, как любая женщина, хоть и никогда не попросит и не покажет того. Не могу точно сказать, но вероятно, что-то ее поменяло в прошлом, ибо как можно объяснить такую противоречивую натуру: с одной стороны это добрый и понимающий человек, а с другой стороны она уже оборачивается спиной, когда ей это нужно. Может, у нее тоже есть такая история предательства, или просто я хочу видеть в ней человеколюбие? Образованная, с хорошим чувством юмора, может и в бильярдную треснуть по пиву, и на выставку Моне сходить. Упряма, но не горделива, а так же не считает общепринятые рамки морали едино правильными. В целом, создает приятное впечатление, интересный собеседник и неплохой друг, если ваши интересы не пересекаются.

Ваш персонаж:

досье

- Говорите, нет предела совершенству? А как же я? – иронично усмехаясь, мои ирландские корни напрочь лишили меня интриги перед собеседником.
- Однако, прежде чем стать таким идеальным, потребовалось немало усилий. – Театрал во мне просыпается и вальяжно рукой указывает на соседнее кресло в гостиной, - Присаживайся, бери блокнот, ручку, диктофон… Мой монолог будет долгим.
- В середине лета ’85 года, в пригороде Дублина, Гласневин, появился на свет маленький Кристофер Мэддокс, ныне тебе известный как Нил Мэддокс. Уже интересно, правда? – хитрая ухмылка вырвалась невольно, а я тем временем продолжал.
- Он рос старшим братом в большой ирландской семье бывшего музыканта и учительницы младших классов, хотя его появление на свет отнюдь не было запланированным. Помнишь те года? Лихие 80-90е? – будто бы предаваясь ностальгическому порыву прожившего те годы, я едва выдержал паузу.
- Его мать закрутила роман с одним из тех рок-музыкантов, которые так и норовили покорить мир своими хитами как U2. Ах, да, забыл упомянуть –  Боно рос в нашем городе и учился в одном классе с моим дядей Нилом Маккормиком. Я думаю, ты знаешь, кто это, а если нет, то позволь, просветить тебя. Мой дядя был одним из первых участником группы U2, но его исключили буквально за несколько недель до создания коллектива. А вот брата, Айвена, хотели оставить в составе, но дядя, разгневанный и полный амбиций, решил за него и втайне отказал Боно. Итог ты и сам знаешь – мировая популярность и все девяностые под лозунгом и скандированием имени Боно, - кивком головы я указал на фото в рамке, висевшее у меня на стене, где я с Боно, где я и вся группа U2. Да, гордости моему голосу в этот миг было не занимать.
- Когда я рос, мне все говорили о необычайном сходстве с дядей Нилом, хоть он и являлся некровным родственником мне. Для справки: моя мать – сестра жены Нила Маккормика, но я всю жизнь называю его дядей. Ты спросишь в чем сходство? Во-первых, покуда я учился и развивался, мне никак не удавалось найти себя в чем-то, все мне давалось легко, а это было скучно и совсем неувлекательно. Я думал, что я лучший, и лучший я во всем: в девять лет я научился играть на гитаре, брал уроки фортепиано, занимался атлетикой, ходил в кружок по рисованию и лепке – все это я умудрялся успевать, а еще и помогал матери по дому. Она, к слову, была очень доброй и, можно сказать, слегка меланхоличной особой, которая нуждалась в мужском решении и физической помощи. Отца я толком не видел. И не потому, что он бросил семью или был пьяницей, хотя это и не считается в Ирландии пороком, - отсалютовав, я промочил горло пинтой пива и продолжал, - а потому, что он всюду пропадал на разного рода подработках. Пропустив все свои возможности к личному развитию в молодости, он был необразован и брался за любую работу, чтобы прокормить многодетную семью. Кстати о ней. Моя мать – Мила Мэддокс, уроженка Шотландии, переехала в Ирландию вместе со своей сестрой Глорией в ’75 году, отец – Уилльям Мэддокс, ирландец, всю жизнь провел в Дублине, средний брат – Винсент, младше меня на 5 лет, сейчас живет с матерью в США, но мы перестали общаться, как только я покинул родные края. Наши отношения довольно натянутые, он считает, что я оставил семью в тяжелые для нее времена, - легкая задумчивость вдруг накатила на меня и уголки губ едва заметно опустились на мгновение. - И младшая сестра – Брук, сейчас она заканчивает школу в Лондоне и мечтает перебраться на большую землю. Мало что знаю о ней, я оставил дом, когда ей исполнилось семь. Но все равно пытаюсь хоть как-то участвовать в ее воспитании по средствам Интернета и, честно признаться, я души в ней не чаю, - искренний трепет в голосе было бы трудно скрыть, за ним же последовала не менее искренняя улыбка.
- Вернемся ко мне. Итак, в школе у меня была блестящая успеваемость, но моя неусидчивость и буйный нрав не дали мне с отличием закончить ее. Преподаватели таким образом думали, что проучат меня, напугав отрицательными оценками в аттестате, если я не исправлю своего поведения, однако перспектива золотой медали показалась мне скучной и неинтересной, ибо для достижения ее мне не стоило приложить многих усилий. Сейчас-то я понимаю, что можно было и примириться, тогда бы бесплатное обучение в Англии было в кармане, но кто не жалеет об ошибках юности? – вздох светлой грусти и ностальгическая усмешка вновь прервали монолог на несколько секунд.
- Таким образом я остался в Ирландии и сменил имя при получении паспорта на Нил Мэддокс. Почему? Ты вообще слушал, что я тебе тут рассказываю? – негромкий смех прокатился по комнате, а журналист так и не ответил, только коротко кивал время от времени.
- С дядей мы были очень близки, он фактически заменил мне отца. Его рассказы о несостоявшейся музыкальной карьере, знакомстве в тот же период с моей тетей и матерью, его работе в издательстве и нынешней работе на телевидении – все это меня вдохновляло, я хотел быть таким же как он. Хоть дядя и нечасто гостил у нас, его влияние оказалось куда прочнее, чем нравоучительные речи отца. В 2004 году он выпустил книгу «Я был двойником Боно», которая имела колоссальный успех и принесла ему немало денег. А годом ранее случилось несчастье – у отца обнаружили рак легких, неоперабельный, и все последующие несколько лет я помогал матери ухаживать за ним, лишив себя возможности на образование. Иногда меня брала злость на него – почему он сам загубил свою жизнь и продолжает это делать с нами? Ведь я бы мог попробовать себя в любом колледже Великобритании! Я лишь утешался тем, что мой брат, Винс, воплотит свои мечты и станет успешным человеком в будущем. Средний Мэддокс был очень привязан к родителям и поэтому очень тяжело перенес смерть отца в 2006 году, ему только стукнуло 16, можешь представить бурю эмоций подростка, который потерял горячо любимого родителя? – мой взгляд упал на семейное фото, и я взял его в руки, немного покрутив. Полминуты тишины, которые, как кажется, должны устремиться в нормальную скорбь по отцу, но в этот момент я будто снова пережил те вспышки негодования на несправедливость жизни.
- Крестный, он же дядя Нил, предложил мне финансовую помощь с обучением в штатах и обещал даже помочь с проживанием. Представь моё ликование! Не все потеряно, подумал я. Отец ушел, мой брат достаточно взрослый, чтобы помогать матери, а я… Я наконец получил то, чего так желал – возможности. Недолго думая, спонтанно, через несколько дней я уже был в Нью-Йорке. Мне скоро 22, я полон энергии, словно мне снова 10. Дядя, как и обещал, помог мне с жильем и оплатил мое обучение в колледже на юриста, а через два года я сам поступил во Французский кулинарный институт, так сказать, для души. Именно на первом курсе колледжа я нашел в себе страсть к кулинарии. Кто бы мог подумать?! Все эти законы, конституции, истории государств, навыки дипломатии, этики и делового общения наводили сплошную тоску, поэтому я, желая развеять эту тягучую скуку, нашел себе занятие. Не сказать, что у меня сразу все получалось, но это только и подтрунивало мой неуёмный пыл. Пару раз я спалил кухню на съемной квартире, за что дяде пришлось вывернуть карман, и это не только ради кухни, но и для особых ингредиентов в приготовлении мною экзотических блюд. Ну и терпения у крестного! – одобрительный смешок снова вырвался при упоминании о дяде. - Спустя несколько месяцев он пригласил меня домой и предложил «не мучать себя и не переводить еду», а устроиться в какое-нибудь заведение, где мне все предоставят. Предостерегая мои амбиции, он посоветовал не прыгать сразу выше головы, а начать с чего-то непримечательного, вроде уличных кафешек. Разумеется, я его не послушал и оббивал пороги лучших ресторанов Нью-Йорка, где мне тыкали уставом кухни в лицо с пунктом о том, что для принятия на работу поваром необходима лицензия, то бишь диплом с рекомендациями из высшего учебного заведения. Думаю, вопрос о решении поступать во французский кулинарный институт сам собой отпал, не так ли? – ирония была и есть моим лейтмотивом по жизни, оттого некоторые друзья или простые собеседники часто могли чувствовать себя некомфортно, но только не этот журналист. Мы похожи: его не интересует ничего сейчас кроме его работы. Мне нравится.
- Закончив колледж, я уже имел некоторый опыт повара, официанта, посудомойщика, уборщика и даже грузчика – тут с конца нужно начинать мой карьерный рост, как ты понимаешь, - ну и самоиронией, конечно же, я обделен не был. - И как я только всё успевал?
- Искренне скажу, что параллельная учеба в кулинарном была сущим адом –  уйма криков на практике, перенос тонн еды и безграничное количество ненужной информации на обоих специальностях. Собственно, венцом всего этого безобразия стал мой диплом с отличием, по профессии, которую сулил мне институт, и теперь я повар, а по призванию универсальный работник ресторанного бизнеса. Это и стало моей идеей фикс – я хотел и до сих пор мечтаю о собственном ресторане на Манхеттене. Забыл упомянуть, что финансирование дяди прекратилось, как только я окончил колледж, поэтому продолжал снимать квартиру я уже на вырученные от подработок в кафе деньги, и хочу отметить, что весьма удачно с этим справлялся. Мое природное упрямство и желание достигнуть поставленной цели – истинная движущая мной сила, даже не знаю, что будет, когда я все-таки открою свое заведение. Если честно, мне страшно, - натянутая улыбка была частично самозащитой, потому как мне не особо хотелось сейчас углубляться в дебри психоанализа.
- Ну продолжим. И вот я снова на пороге ресторана, который первым тогда отшил меня, а значит он был в топе среди заведений Нью-Йорка. Теперь уже они смотрят на меня с высокомерной оценкой, а не с равнодушным презрением и пренебрежением. Это уже что-то. И я начал работать поваром на холодном цеху. Дальше меня повысили до горячего, следом я стал помощником шефа, и тут случилось то, что можно вновь пометить «ошибкой юности», хоть это и было почти два года назад. Повстречалась мне одна девица-красавица по имени Лиз – само очарование, русоволосая, хрупкая и бескорыстная, думал я. Она была достаточно моложе, но кого смущает в наше время разница в возрасте, скажи мне? И не то, чтобы я не влюблялся раньше, был зажатым девственником или отъявленным Казановой, нет, просто на первом месте у меня всегда стояла моя цель и моя работа, немногие дамы могли делить второе место в моем сердце. И случай с Лиз был исключительным именно потому, что впервые я пренебрег работой ради женщины, едва не лишившись должности. Не буду даваться в подробности наших отношений, не хочется. Сразу к сути: я шел на повышение до шефа кухни, нас было двое, как ты догадался наверняка – она и я. Я разве не упоминал, что мы познакомились на работе? Извини, увлекся, со мной частенько бывает. Как по итогу оказалось, она заранее спланировала нашу близость, скомпрометировав меня и главное правило кухни – никаких отношений между работниками. Знала же, мерзавка, что со мной тягаться ей бесполезно, - доля обиды была едва уловима в моем повествовании, но очевидно, что эта часть истории была крайне болезненна – я не люблю признавать свои ошибки.
- После того случая я обратился к владельцу и попросил перевести меня в зал, на что он резко ответил, мол, придется карабкаться заново с низов. Мое негодование описать невозможно. Я – один из самых талантливых кадров, который от повара почти дослужился до шефа за полтора года, а он хочет отправить меня мыть полы? За все годы я научился контролировать свои эмоции, когда того требует ситуация. Знаешь, как тяжело этот самый контроль дается ирландской крови? Лучше не представляй, все равно не поймешь. Но как я упоминал ранее, главное для меня цель, и это лучший мотиватор контроля. Владелец, он же Николас Холден, поставил меня официантом, к моему великому удивлению, однако все это время я был неформально подчиненным Лиз, потому что она как шеф кухни считалась выше. То был тяжелый для меня период, когда мне приходилось проглатывать все обиды, весь гнев и сублимировать эти порывы в усердную работу. Разумеется, в выходные я развлекался, у меня есть друзья, есть подруги, девушки, но всё это как расходный материал, который помогает мне не замылить глаз, как говорят, не потерять навык. За полгода я показал себя как лучший работник, отличающийся скрупулёзностью, педантичностью, организованностью и высоким уровнем такта в общении с гостями ресторана. Холден, к слову, незлопамятный и довольно рассеянный персонаж, поэтому о том романе он не помнил уже через месяц после моего так называемого перевода. Именно поэтому через семь месяцев я стал администратором зала, и это значило, что отныне Лиз должна считаться со мной и моими требованиями. Следующий мой шаг… Догадываешься? – ехидная улыбка и хитрая искра во взгляде на журналиста предшествовала беззлобной усмешке. Когда тот понял, что я закончил свой рассказ риторическим вопросом, прошло почти с минуту. Он встрепенулся, очевидно пробудив себя от долгого рассказа и задал очередной вопрос:
- А как бы ты мог охарактеризовать себя как человека? Какой ты руководитель? Друг? Возлюбленный?
- Настало время для провокации? Узнаю норов медийных зазноб, - я слегка разочарованно покачал головой, наивно полагая, что до таких банальностей не дойдет, но это газетный бизнес и тут нет места для чести.
- Что ж, пожалуй, скажу в нескольких словах, и заранее предупреждаю – дальше ни на какие конкретизирующие вопросы отвечать не стану. Ты наверняка знаешь о статье про вторжение в частную жизнь? – не пытаясь давить на парнишку, я просто пожал плечами и продолжил.
- Что касается меня как человека, то я скорее приверженец старого уклада морали, поэтому слово для меня не пустой звук, никогда не обещаю того, чего не могу исполнить или, как правило, обещание и есть для меня стимул достичь должного. Противник насилия как меры воздействия, но не законченный пацифист. В бурной юности не раз приходилось применять силу в решении ирландских конфликтов. Скорее всего меня поменял Нью-Йорк, я сковал себя и свою природу в рамки общественных идеалов, потому что того требует моя цель. Не назвал бы себя серьезным и зрелым человеком в целом, потому как не переношу скуку на клеточном уровне и всегда готов поддержать чьи-то спонтанные, порой и безумные предложения, если только это не отразится на моей репутации. В общем-то я обычный парень из Ирландии, которому не чужды ни веселье, ни выпивка, ни девушки. Основное правило – не быть помехой на пути к успеху.
- Какой я друг? Стоит спросить у моих друзей, не думаешь? Хотя объективно судить, полагаю, я бы и смог, но больно уж провокационный вопрос, посему просто дам некоторую справку. Мы в Ирландии все живем как одна большая семья, поэтому понятия дружбы крайне важны. Так будет понятно? Что до руководителя и возлюбленного, то здесь та же параллель – спросить бы лучше у моего окружения. Скажу, что не терплю ханжества и недоверия в отношениях. Считаю, что есть три основополагающих успешного союза – честность, она же доверие, понимание и уважение. В работе не терплю ленивых, само собой, безответственных и несобранных людей. Короче, описал те пороки, которые есть во мне, - добродушный смех наконец разбавил очередную браваду.
- Ну и напоследок, скажи пожалуйста, есть ли у тебя вредные привычки?
- Первая поправка к Конституции США, приятель, помнишь? – я встаю и протягиваю руку своему гостю. – Думаю, на этом интервью можно закончить, - он, чуть помедлив, поднимается с кресла и пожимает мою, утвердительно кивнув головой.
- Спасибо, мистер Мэддокс. Это был крайне увлекательный рассказ. Перед тем как публиковать я пришлю Вам отредактированный материал, как мы и договаривались. – Жестом указав, что его провожать не стоит, он еще раз кивает и исчезает из моей гостиной.

Пример вашего поста: Здесь сама заявка с постом, в котором мой персонаж описывает историю наших отношений с Лиз

0

84

Форум: Ссылка на заявку
Текст заявки:
Разыскиваю игрока в пару м-м, чтобы сыграть драматичную, но в целом добрую и чувственную историю.
Я случайно вместо заявки набросал некое подобие анкеты, но необязательно следовать всему, что написано, можно лишь взять за основу прописанный образ.

Кай, 24 года, воспитатель в детском саду (к примеру), внешность Логана Лермана

— Это будет нашей маленькой тайной, правда, Кай?
У Кая большущие голубые глаза, лицо тёти Лилиан отражается в них, такое красивое. Кай ничего не отвечает, ему семь. Слабый, молчаливый, говорят, что он это перерастёт. Он любит тётю Лилиан, она всегда такая добрая.
— У меня для тебя кое-что есть, идём-ка? — говорит она и протягивает ладонь. Руки у неё всегда горячие, с аккуратным маникюром. В её доме всегда пахнет душистым перцем и кремом для рук. Кай хорошо помнит узор на обивке дивана, он не симметричный, но повторяется снова и снова, и кажется, что тут или там закорючки складываются в грустные рожицы. Тётя Лилиан угощает Кая горячим шоколадом в белой кружке с резным ободком.
— Ты ведь умеешь хранить тайны?
Кай не отвечает. Иногда он хочет, чтобы тётя Лилиан умерла. Когда её выписывают из больницы, его наряжают в праздничный костюм. Ей никогда не везло с мужчинами. Кай улыбается. Он такой хороший мальчик. Любит слушать и сочинять истории.
— Из тебя выйдет отличный писатель, Кай, — говорит тётя Лилиан. — Не разбуди сестру.
Её хоронят в Сочельник. Так много снега. У тёти Лилиан была тяжёлая жизнь. Кай плачет.  Он просыпается в больнице и не может вспомнить ничего из прошедшего дня. Он просто потрясён, такое случается — так говорят.
Не разбуди сестру.
Что если это его вина?
Кай ходит в школу и читает книги. Пишет самые лучшие сочинения и эссе. Он прилежный ученик, но стеснительный и никогда не поднимет руки. Когда он выходит во двор, тётя Лилиан ждёт его у ворот. Ждёт у дверей дома. Машет рукой. Кай плохо спит. Ночник на стене светит всё ярче и ярче. В кабинете доктора он ничего не может объяснить и не может вспомнить, почему кричал.
У Кая добрая семья. Если он хочет сидеть дома, то никто ему не запрещает. Они смотрят фильмы и играют в карты. Кай умный и добрый мальчик, он со многим может справиться сам. Когда у него появляется друг, он учится в средней школе. Мама часто приглашает Питера в гости — он с охотой соглашается. Питер всегда носит одежду с длинным рукавом и терпеть не может спиртного — у него проблемы в семье.
Когда Питер прыгает с крыши, заканчивается последнее школьное лето. Доктор говорит Каю, что ему будет полезно вести дневник. Кай пишет карандашом в тетрадке: здравствуй, мой дорогой друг. Но это не очень-то помогает.
Кай не выносит несимметричных узоров. Не любит, когда его касаются, совершенно не умеет целоваться и выбрасывает всё, что напечатал на старой машинке. Он учится в педагогическом — всё такой же неприметный тихоня и хорошист. Любит джаз, любит детей. Со временем приступы беспамятства случаются всё реже. Иногда он ещё видит её. И плачет без особых причин.
Он в порядке.

Ваш персонаж: Анкету на моего персонажа можно прочесть вот здесь. Я не придумывал сюжет пока, у меня редко что идёт по плану, хочется вдохновиться соигроком, наляпать неожиданных поворотов и вместе их них выкручиваться, ссориться-мириться, расходиться-страдать-сходиться, спасать друг друга, поддерживать, любиться до дурноты, и пока всё это не надоест.
Играю небольшими постами от 2,5 до 4 тыс. символов, чем больше постов в неделю, тем лучше, третье лицо. Хочется хороших художественных текстов, в которых присутствует не только сюжет, но и стиль, и персонаж. 22+, пожалуйста. Очень рад общению вне игры и об игре, приветствую откровенность, если что-то не нравится.

Пример вашего поста:

Пример поста

Если бы Пауль Целан не был евреем, стал бы он поэтом, например? А Майкл Джордан — баскетболистом, не будь он чёрным? Если бы Эдвард Мунк в детстве не потерял мать и сестру, нарисовал бы он свой «Крик»? А если бы троюродный дядюшка Итана не был бы биполярным, как и прабабушка и ещё десятки людей в его роду, выскочил бы он сегодня на проезжую часть, пока горел красный свет? Вопрос риторический, как и тот, почему этот назойливый парень в ярко-красной кепке раздаёт именно ярко-красные флаеры цвета крови и страсти, а не жёлтые, например, и почему эта дамочка с тучной фигурой надела сегодня именно красную кофточку, а её жалкая псина с налитыми кровью глазами облаивала уличного попрошайку с красным стаканом в руке.
И даже если ты в своей жизни режиссёр, то хватит тебе таланта, чтобы снять годную картину на априори говённых декорациях, которые возврату и обмену не подлежат? Возводить абсурд в искусство и ждать Годо, сидя на месте в стёртых сапогах, уже давно не ново, да и к тому же на тебе никаких не сапоги, а кеды и даже не стёртые, а на руках часы на кожаном ремешке, которые слишком медленно тикают, и десяток разноцветных браслетов, и ты похож на голубого больше, чем вся эта улица вместе взятая, с вывесками, приглашающими пожрать дешёвых бургеров с протухшей горчицей, запить всё это кофе с приторно сладким сиропом и тут же сдать медицинские анализы, на случай если у тебя завёлся бычий цепень или сифилис.
Впрочем, у тебя всегда есть шанс написать дешёвый ситком, в котором все будут смеяться над твоими несмешными репликами и вести себя неестественно, словно не люди, а выжатая из них слизь. Не искусство, зато ширпотреб — людям нравится. И если, например, ты чуть не угодишь под колёса машины, и водитель обзовёт тебя ебанатом, а патрульный, просто по воле сценария оказавшийся рядом, остановит тебя, чтобы спросить…
— Сэр, вы разве не видели, что горит красный свет?
… что ты должен будешь ответить?
— О, простите. Конечно, я видел. У вас всё?
— Могу я увидеть ваши документы?
— Нет, совсем никак. В другой раз, я очень спешу. К тому же вам бы тоже стоило уйти в тенёк, знаете. Вам не жарко в этой форме? Сегодня, кажется, градусов тридцать.
— Я вынужден попросить вас пройти со мной.
Так вот, возвращаясь к сути вопроса, если бы троюродный дядюшка Итана был абсолютно здоров, страдая разве что приступами гастрита после ведра сожранных курячьих крылышек, то можно ли было бы расценить сложившуюся ситуацию как опасную, а непривлекательного офицера с испариной на лбу подозрительным? Как бы поступила в такой ситуации его прабабушка, если бы носила в свой косметичке вместо лития помаду и леденцы? Например, сочла бы она возможным угнать притормозившую машину, водитель которой вышел только на минутку, чтобы стереть с лобового стекла птичий помёт, и сбежать на ней от назойливого патрульного с маниакально-антихристическими замашками?
Вопрос риторический?
Ветер из открытого окна развевал укладку, сотворяя из Итана богоподобную голливудскую диву, спустившую гонорары на кокаин и вынужденную сниматься в ситкоме. Оставалось только закурить для полноты образа, но, прошерстив карманы, Итан понял, что снова где-то проебал зажигалку. В машине пела Кэти Перри и воняло чипсами с луком. Быстро пощёлкав радио, Итан оставил себе Бон Джови, а чипсы вышвырнул на улицу, чтобы не воняли. Порывшись в бардачке и едва не съехав на встречную полосу, Итан не нашёл даже спичек, но зато услышал звук полицейской сирены и, высунув руку из окна, показал ей фак, сильнее вдавливая на газ.
Он бы мог уехать в Новый Орлеан и вспомнить те время, когда на спор с дебилами-одноклассниками пробирался в стрип-клуб во французском квартале, но ситуация подсказывала, что роуд-стори — это прошлый век, а он не Джек Керуак, и экшн — то, что нужно приличному ширпотребу. Словом, у него заканчивался бензин, и шанс найти в этой тачке хотя бы пару долларов клонился в сторону нуля. Очередные поиски увенчались сомнительным успехом — Итан обнаружил опасную бритву в резном футляре, при правильном обращении служащей заменой деньгам и вежливым репликам.
Когда он, остановившись на ближайшей заправке, выскочил в магазин, патрульная машина маячила на горизонте, а в телефоне звякнуло смс от мамы, в самый подходящий момент решившей поинтересоваться, принимал ли Итан сегодня лекарства. При такой бдительной опеке можно было предположить, что наверняка лекарства очень помогали троюродному дядюшке и пулю себе в висок он пустил в качестве бунта против христианства. Но развивать эту теории не было времени.
Итан быстро заскочил в магазин на парковке. Внутри было бы тихо, если бы не звук приближавшейся сирены. Кроме продавца — только чудный ангелоподобный мальчик. Интересно, а были ли в роду у Итана голубые?
— Привет, — он миловидно улыбнулся мальчику.
Резной футлярчик бритвы аккуратно выглядывал из-за пояса. 

Отредактировано Топса (Сегодня 11:40:15)

+1

85

обговаривается

Форум: http://jumpstreet.rusff.ru
Текст заявки: Я в поисках человека, который наставит меня на путь истинный. Ты тот, кто заставит меня переосмыслить свою жизнь. Человек, которого я ласково кличу "папочка" и не потому, что ты мой отец, а просто, чтобы позлить. Мы познакомились в клубе, я не знал, что ты мой преподаватель, так как часто прогуливаю пары, а если и прихожу, то тупо сплю. и что же я сделал? Попытался склеить тебя, точно, но ничего не вышло. Собственно, я бы и забыл об этом случае, но приближались экзамены, а у меня слишком много прогулов и надо было отчитаться почему так получилось. Вот тогда я чуть не поседел, когда осознал, что клеился к своему преподавателю, думал ты вышвырнешь меня из универа даже не выслушав. Но нет, ты поступил по другому. Ты решил меня исправить и мы стали общаться чаще. Сначала просто молча сидели в кабинете, а потом начались разговоры. Я рассказал о своей безответной любви к лучшему другу, который не замечает этого, рассказал о том, что даже не хотел идти учиться на юриста, а просто выполняю волю отца. Ты единственный кто меня понял, дал дельный совет и, в какой-то мере, даже утешил. Но при этом именно ты заставляешь меня учиться, ругаешь меня, когда я веду себя в своём привычном стиле, а ещё ты иногда вытаскиваешь меня из участка, где я уже почти как дома. И пусть ты слишком правильный, серьёзный и сдержанный, я научу тебя веселиться, ведь так весело тебя злить и смотреть, как ты пытаешься не наорать на меня. А уж как ты возмущаешься, когда я пытаюсь подкатить и намекаю на нечто большее чем просто общение.
Собственно, хочу такого серьёзного мужчину, который будет пытаться сделать из меня нормального человека, а не придурка, коим я сейчас являюсь. Обещаю не быть послушным, дразнить "папочкой" и пытаться споить. Ориентация на выбор будущего игрока, можем попробовать что-то из рода больше чем друзья, а можем так и остаться наставником и учеником. Характер так же можно изменить, главное, чтобы остались такого рода отношения.
Главное приходите, я вас уже люблю
Ваш персонаж: Оливер Сандерс, 20-тилетний раздолбай, учится на юриста, часто прогуливает, а в полицейском участке вообще почти прописался.
Пример вашего поста:

Пример поста

Мой истерический смех не хотел утихать, даже когда Лили стала трясти меня, угрожая расправой. Вот честно, не был бы я пьян, испугался б до усрачки. Обычно сестра вытягивает меня из всего дерьма и уже потом, когда мы одни, отчитывает и вставляет люлей. Но видимо то, что она тоже оказалась за решеткой, не очень бодрило, вот и решила на мне сорваться. Не спорю, я виноват, но хули она носит с собой всякую подозрительную травку. Сама попалилась, так что фактически я не виновен и тоже жертва, это ведь меня не вытащили, ещё при этом наорали и угрожали отпиздить. И как я только докатился до такой жизни? Вроде ж всё было отлично, работа, лучший друг, почти получение диплома. Когда же всё пошло по наклонной? Могу поспорить, что это было в тот момент, когда Монти, мой друг кстати, предал бедного меня, эта меркантильная тварина променял меня на бабу. Нет, вот как можно променять дружбу, что длилась с горшка в детском садике, на тупую пизду, просто на дырку между ног. До сих пор не могу простить ему этого, даже не звонил этому блядонтию, чтоб меня вытащил, потому что он наверняка развлекается сейчас со своей дыркой там, мудозвон херов. Вообще вся эта фиговина была бы не важна, ну, есть тёлка и есть, но блять, есть одно "но", я влюблён в этого мудозвона, причём уже охренеть как долго. Да, пидор я, а что поделать, моя голубая душа отказывается смотреть на кого-то так же, как на этого придурка. А он ещё и нос воротить стал, когда узнал, что я из радужных. Ну, бля, вот что за друг такой блять, ну, я ж не признался ему в вечной любви и не попросил трахнуть себя, он просто увидел, как я сосался с мужиком. Спалился, конечно, сам виноват, знаю, но я был пьян и как-то не смотрел по сторонам. А этот пидор как узнал, так сразу на тёлке своей помешался. Мудак.
Но ващет это всё *ня, главная проблема сейчас, это вырваться из этого херово пахнущего дерьмом места. Но что ж блять делать, из-за моего длиннющего языка и сестрюни, что носит с собой подозрительную фиговина, мы заперты вместе в этой клетке. Как выбраться - туды знает. Подкупить мента отсосом не получится, уже предлагал блять, за решёткой теперь сижу. Хотя алкаха из меня почти вышла, проблевался же, но мир всё равно немного трясло, хотя может это из-за того, что меня собственно только что пиздец как трясли, как я ещё снова не блеванул - не знаю.
Хм, может предложить мусору сестрюню трахнуть? Да ну, я ж ему яйца потом отрежу и в глотку запихаю нахрен. Себя ему предложить? Тоже не вариант, просидеть в этой мусарне пятнадцать суток тоже не особо хочется. Что делать не знаю, звонить Монти я даже под страхом смерти не стану, моя обида всё ещё в силе, даже скорее не обида, а просто больно где-то в том месте, где должно быть сердце. Мне больно осознавать, что уже не я являюсь главным в его жизни, а кто-то другой и этот кто-то без члена, с сиськами и дыркой между ног и в голове. Аррр, какого чёрта я сейчас думаю об этом. Надо решать как выбраться, а я всё про этого мудака и его пизду. 
Вздохнув, мне пришлось встать, ибо жопы не чувствовал, всё же пол холодный. Встав, меня слегка покачнуло, мда, резкие подъёмы всегда так действуют, а если учитывать ещё и алкоголь в крови, то всё становиться ещё хуже.  Хотя, вроде отпустило, стоило мне только закрыть глаза и ухватиться за стенку. Да, в следующий раз буду подниматься плавнее. Открыв глаза, я посмотрел на Лили, она стояла задом ко мне и о чём-то думала, видимо тоже решала, как нам выбраться. В мою же сторону, она даже не смотрела. ой, да больно надо мне оно. Фыркнув, я тоже отвернулся к стенке и стал лазать по карманам. Мусора идиоты, телефон забрали, а остальное нет, поэтому сейчас у меня есть в наличии презервативы, три мятные конфеты и открывашка. туды знает откуда это всё, но оно надо. Мятную конфетку я кинул в рот, открывашку сунул пока назад в карман, а вот презервативы, одни я достал и вертел в руках, раздумывая, что же с ним сделать. И тут мне в голову пришла "гениальная" мысль, для меня по крайней мере. Я решил, что не плохо бы устроить полицейским горячий приём по возвращению. Раз уж мы и так за решёткой, то ничего такого нам не сделают, правда? Как говорится - сгорела жопа, гори и член. 
Напевая какую-то мелодию, я аккуратно вскрыл упаковку с презервативом, вытащил его и направился к карявому умывальнику. Вода там, конечно, помойная, но мусорам и вода такая же, подумал я и набрал в презерватив воды этой говняной. Получился такой шарик с водичкой и смазкой заодно. А это значит, что если правильно кинуть его, то он может ещё и поскакать, прежде чем лопнуть. Мухахаха....
Предаваясь своим дьявольским планам, я даже не заметил, что сестрюна меня пялится. Заметил это только когда повернулся, Лили смотрела на меня, видимо не понимая, что я делаю. Улыбнувшись во все свои, пока ещё целые, зубы, пояснил:
-Месть, это та херня, которую подают сразу же, - и громко рассмеялся. Бля, походу алкоголь на меня действительно действует херово. Почему, я вместо того, чтобы придумать как нам выбраться, собираюсь сделать ещё хуже. Но ведь нас всё равно не выпустят, а забрать некому, значит можно и порадовать себя, унижая этих петушков.
Подмигнув Лили, я аккуратно, на цыпочках, направился к решётке, дабы подкараулить возращающегося полицейского. Мухахаха, только вернись засранец.

Отредактировано Джун Поттер (Вчера 16:10:14)

0

86

стремительно обсуждается

Текст заявки:
Учеба окончена, и вот я здесь.
Не буду долго растекаться мыслью по древу, вроде "я ищу в первую очередь человека, а потом соигрока" и "надеюсь, что мы сможем общаться" - ну, это очевидно. Если у нас сюжет пойдет, то и шутеечки, и общение сами собой подъедут.

У меня есть примерный образ персонажа, но вот конкретно сюжета или образа того, кто мне нужен, нет. Хочу м+м и что-нибудь умеренно(нет)-трагичное. Хочу, чтобы меня забрали к себе и играли.

Внешность: matthew bell или dylan o'brien (как раз мода на него вроде бы спала)

тот самый образ

Школьник/студент, фанат 60-ых, душой и сердцем живет там. В наушниках крутятся вперемешку beatles и led zeppelin, разбавленные мягким и сонным голосом Моррисона; он ходит в наушниках большую часть времени, открыто признавая, что пользоваться колонкой - дурной вкус, пусть даже люди слушают вокруг откровенное дерьмо.
Ночами он пересматривает Общество Мертвых Поэтов и ни за что не признается, что ему, как и всем вокруг, нравится Назад в Будущее. Он просто помешан на собственной исключительности, но не считает себя лучше других - возможно, хуже, он какой-то бракованный, ненормальный. С социализацией у него плохо, он подозрительный и недоверчивый, и страдает от отсутствия общения. Впрочем, в этом тоже не признается "мне никто не нужен" и "одному мне намного лучше" - трудно в таком возрасте и в такое время держать мысли при себе, он переваривает их, сам в них переваривается, тонет в рефлексии, и как следствие - совершенно не умеет держать язык за зубами.
Никогда не избегает драки, но дерется плохо. Плохо и грязно, и совершенно не умеет останавливаться; шутит, что тормозов у него нет ни в чем, смеется и говорит, что, конечно же, тот разбитый нос местного забияки был чистой случайностью, а фраза про выдавливание глаз - обычной попыткой запугать. Его отправляют к психологу, и там он долго разрисовывает завитушками чистый лист и отказывается идти на сотрудничество. Возможно, бракованный. Но точно не больной.
Клубок противоречивых эмоций, скорее, все же школьник, для подросткового возраста это более типично.

# пишу как придется, от первого лица или от третьего, с использованием всяких тупых квадратных скобок или нет, это от персонажа зависит, от этого я еще не играл, поэтому точно не знаю, как пойдет.
# очень привередлив к форумам, на заметке есть два, но можем посмотреть вместе. Реал, мистика, способности - мне что угодно подойдет
# готов прийти к уже готовому персонажу, но только если буду уверен, что не иду просто "чтобы быть" - мне нужна игра, нужен сюжет, нужны эмоции.
Пример вашего поста:

Пример поста

VII.I Origins
Война началась.
Многие говорили об этом, судачили, как старые вредные женщины, перекрикивая друг друга, горячо убеждали себя и весь мир в том, что никакой Войны не будет. Когда Повелители Времени в последний раз с кем-то воевали? Миллиона и миллионы лет назад, когда все было совсем не таким, как сейчас, когда даже сама Спиральная Политика имела немного другой вид, когда наше Общество еще не было настолько идеальным, настолько до блеска отшлифованным и заржавелым внутри, отдающим гнилью при каждом движении - казалось, это смерть, в которой вот-вот зародится новая жизнь. Жизнь, которую будут отрицать и ненавидеть, о которой будут говорить с омерзением, как о любой жизни, родившейся в умирании. Жизнь, которой будут завидовать и которую будут пытаться затоптать, но которая, несмотря ни на что, выберется из полуразложившегося трупа и расправит крылья навстречу своей новой судьбе. Новой цели.
Первая Небесная война была с Йссгарот после закрепления Нити - и она была разрушительной, она была ужасной, потому что Йссгарот были настолько чужды нашему пространству, что делали с ним ужасающие вещи. Йссгарот не был злым (или не были злыми, историки до сих пор путаются и не могут точно сказать, был ли Йссгарот расой или единым существом со множеством разных тел), он был чужим здесь, с его стороны вряд ли все действия были плохими или ужасными. Нет, с точки зрения отдельно взятого галлифрейца, лишенного кожи, мускулов и костей, представляющего собой вытянутую в ровную линию, но все еще непонятным образом живую нервную ткань, Йссгарот был самым ужасающим и жутким из всего, что когда-либо могло существовать. Но именно в этом и была проблема. Он был настолько жутким именно потому что он не был злым.
Великие Вампиры, возможно, были злыми, но тоже только с точки зрения (тогда уже) Повелителей Времени. Вампиры хотели занять их место, Повелители Времени, разумеется, это место не хотели отдавать, и загнали наглецов обратно в их вселенную, из которой те нашли выход. И это была последняя война в истории Галлифрея. Все остальные войны, в которых каким-либо образом участвовали дети Галлифрея, касались неизменных точек истории, или их самих, детей, целей. Но никак не Дома.
И вот теперь, спустя миллионы лет застоя, шлифовки своих традиций, знаний, обычаев, на Галлифрей надвигалась Война. Враг был куда сильнее предыдущих противоборствующих сил, к тому же, он обладал темпоральными технологиями - это наводило панику, потому что это было прерогативой Повелителей Времени, потому что один только этот фактор помог бы им свернуть возможную войну еще до ее начала. Но теперь уже ничего нельзя было сделать. Война была объявлена - официально. На Галлифрее была объявлена милитаризация, в срочном порядке выращивали новых и новых ТАРДИС, по всей Спиральной Политике разыскивались лучшие стратегии для проведения войн. Она должна была пройти быстро и, по возможности, кровопролитно для Врага - основная идея борьбы заключалась в том, чтобы отнять у него знания о темпоральных измерениях, и инструменты для перемещений во времени или его изменения. Перепуганные насмерть галлифрейцы старались убедить друг друга, что это игра, фарс, смех - не будут же они, в самом деле, воевать, бороться с кем-то. Пара показательных боев, возможно, а потом бригада Небесного Агентства Вмешательства обнаружит родину Врага, и все эти игры в Войну будут закончены.
Что ж, возможно, так оно и будет. Но из всего можно извлечь свою выгоду. Галлифрей победил Йссгарот в Первой Небесной войне, но, тем не менее, маски членов Фракции Парадокс сделаны из черепов Мал'Ах

Мал'Ах - агенты Галлифрея, зараженные мутагенной биомассой Йссгарот.

кладбище поганищ действительно существует, кто бы что ни говорил, как бы они ни отрицали существование альтернативнях таймлайнов относительно своей расы. От победы или проигрыша Галлифрея в этой новой Войне Фракция только выиграет. И когда Война кончится, я сяду в кресло во главе стола, как единственный возможный глава Дома Парадокс.
И никаких других Домов больше не будет.
Но во всей этой шумихе, в этой панике, в этой всеобщей подготовке мне необходимо было найти Мастера. Я знал, что он был на Галлифрее в момент всеобщей мобилизации, но не собирался же он, в самом деле, воевать? Для меня это было и смешно, и я не собирался оставлять своего друга на поле боя, показушном или нет. Он не обязан отдавать какой-то метафорический "долг Родине", и уж тем более идти против Врага. Возможно, стоило рассказать ему свою идею - мне все еще льстила мысль, что он может пойти со мной. Не против ведь меня, правда? Мы с ним всегда стояли вдвоем против морали и принципов Галлифрея, пускай и с разных сторон, но
Но
Он не мог меня бросить в этом - он не будет участвовать в этой Войне. Я искал его хотя бы для того, чтобы удостовериться в этом.
- Привет, - говорю я, неловко улыбаясь и стоя на пороге своей ТАРДИС - если хочешь, входи, я не буду против. Я смотрю на него, такого возмутительно молодого, и так забавно становится - мы будто в очередной раз подгадали регенерации. Внешний возраст один, но, как всегда, абсолютно разные. Именно это мне в нем нравилось, именно поэтому он был моим лучшим другом - и лучшим врагом.

Отредактировано Хэнди (27-06-2017 22:11:31)

0

87

Форум: Himawari Gakuen

Текст заявки:

И для начала мини-тест:
Ты смотришь азиатские дорамы? Ты знаешь, кто такой Хван Тэ Ген? Джой из Ред Вельвет милашка, правда?

Если ты отвечаешь на все тремя "да", то заявка именно для тебя. Если же вышеописанное тебе ни о чем не говорит то спасибо, что прочитали, нам очевидно не по пути. Хотя, все возможно!
Как видишь, ролевая есть, на другую никакую я не пойду. Ролевая вообще не в Корее, а в Японии и школа. Да-да, именно так. Ролевая возродилась аки феникс после длительного перерыва и туда уже вернулось много старых игроков. Игра не быстрая, игроков не много, но те, с кем завязан требуемый персонаж - очень интересные и постоянные.

Итак, если же эта заявка тебя заинтересовала, то приступаем к самому интересному.
Молодой Хван Тэ Ген в полном рассвете сил судорожно ищет себе партнершу. Да-да, сам ищет! Просто прошлая от него сбежала =_= Но он персонажа он так просто не отстанет!

Мой характер. Ну, если ты смотрела "Ты прекрасен", то имеешь представление о характере принца всея Кореи. А тут все это, только запертое в чужой стране в школе в свои 22, да еще и не имея возможности выступать. А все почему? Потому что мы с группой сбежали из Кореи из-за проблем с властями и сейчас укрываемся в этой школе. Одним словом, утрированная жуть.
(То есть, совсем утрированная. Могу обвинять людей, что они северокорейские шпионы из России, которые хотят подорвать атомную бомбу. Поэтому если вам нужна игра, где все построено по законам логики, где написанные посты ничем не отличаются от лабораторной записки "Поведение человекуса в комнате", то нам тоже не по пути. Юмор, господа, юмор и гиперболизация. От этого еще никто не умирал, зато настроение подымалось у многих)

Еще, что любят указывать нынче: посты пишу регулярно, если игра весело идет, то хоть каждый день могу. Посты пишу не самые большие, не люблю лить лишнюю воду, но если тебе комфортно - готов читать хоть главы из Войны и Мира. Отвечать все равно буду постами где-то по 1,5-2,5 к знаков.

Твой персонаж. Там, вообще-то, даже профиль уже имеется. Для  некоторых это, конечно, может стать проблемой, потому что персонаж уже успел поучаствовать в квестах и придется ознакомиться с некоторыми обязательно, чтобы понять, что к чему.
А вот тут есть, собственно, заявка из срочно нужных.

Желаемая внешность: Joy (Red Velvet) или что-то аналогичное на ваш выбор. Мне не принципиально

Отношения. У сей девочки появились некоторые отношения со мной, самым красивым и уникальным. Конечно же, не по моей воле, что ты что ты! Просто ты меня узнала и начала шантажировать, мол, либо я с тобой встречаюсь, либо ты меня выдашь. На основе этого и проходит вся наша игра. Скажу по секрету, что ты мне, конечно, тоже начинаешь нравиться, но тут не будет сопель и цветочков, потому что сам я вряд ли хоть как-то разбираюсь в том, что происходит у меня в голове.
Связь со мной - лс тут или просто приходи на Хима

Ваш персонаж: Великий и Прекрасный

Пример вашего поста:

0

88

поднимаю

Форум:
http://neondrive.rusff.ru
Текст заявки:
Ссылка
двадцатка, - у каллума ремингтон эм восемнадцать семьдесят пять, сорок четвертый калибр, в барабане стоически выжидают пьяного погрома две одинокие пули; на каменных скрижалях фрэнсиса вместо «не прелюбодействуй» заточкой выведено: отъебись от меня.

идиот, - не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего, - каллум, блять, пошел нахуй.

понимаешь, малыш, - вкрадчиво раскладывает он. три пустых кружки из-под бад'а разгоняют кровь, и язык развязывается стремительно быстро.
понимаешь, как все непросто. как непросто быть взрослым мальчиком, - каждое ударение на фрэнсисе - душное имя героя из «the rise and fall of ziggy stardust and the spiders from mars».
работа - это, в первую очередь, профессиональные отношения, - цокает языком и подкуривает второй лакки страйк за последние пять минут, - в которых твой труд оплачивается. как давно ты видел свою заработную плату, крошка?

цикл падений и падений, в которых слепая любовь к боуи сменяется болезненным отчаянием.
каллум заламывает фрэнсису руки и липко шепчет на ухо: еще один раз, малыш, и кольт питон моей мамаши размажет твои мозги по берлинской стене.
каллум - спиленный датчик геолокации техасского полицейского департамента и «это есть у меня в айфоне, а заебы копов я в рот ебал».
каллум ставится по вене и трахает фрэнсиса; фрэнсис знает, что это каллум, когда трубка его телефона не звонит, затерянная где-то в каменных джунглях нью-джерси, каменных джунглях атланты, каменных джунглях бостона и бронкса.

в настоящий момент ты просто принадлежишь мне с четверга по воскресенье, - пара сухих щелчков пальцами и его кожа грубо зажата между большим и ребром указательного, - а я великодушно накидываю еще пять долларов за минет.

фрэнни - ручная шавка каллума, настоящее имя которого даже не знает; да и похую ему все это. по ху ю.

каллум, - позднее объясняет фрэнсис,  - мечта любой девчонки пубертатного периода прямиком из девяностых, - к а л л у м, - его истинная любовь - гитара и затертая кожаная куртка, метамфетамин и фотоальбом «как не надо бить татухи», выгравированный на жесткой коже. и он не может жить без своего байка.
он относится к нему, как к живому человеку.
относится, как к ребенку.
мне необоснованно весело смотреть, как нежно он проводит тряпкой по бензобаку.
смешно, понимаешь?

фрэнни, - пальцы гуляют по карманам в поисках таблетки метадона, - бабское, блять, имя. бабское. возможно, это судьба.
он говорит: возможно, это правильно, что ты отсасываешь у меня.

говорит: мы поговорим о  т в о и х  желаниях тогда, когда сумма твоего долга будет покрыта хотя бы на четверть.
очень, - самодовольно хмыкает, - очень. оченьоченьочень нескоро, солнышко.

каждый следующий вечер каллум расставляет акценты: а пока я хочу, чтобы ты брал глубже и держал свой симпатичный рот на замке.
хочу, чтобы ты работал. делал коктейли, разливал пиво или чем ты там занимаешься. ты официант?

каллум стучит указательным по циферблату ролекса: тик-так, детка, тик-так, твое время уходит. поводок короткий, - жертвенно накинутая на шею удавка.

вся проблема фрэнсиса заключается в глубокой влюбленности в каллума, но, черт, сучий ублюдок.

двадцать, - в руках четвертый за последний час бокал с пивом, - пятерка сверху. неплохие чаевые?


да. слэш, гомоебля, любовка, абьюз, ангст, все дела. посты от 3 лица, от 5к. го, я создал (а по всем вопросикам прошу в лс или гостевую).

upd. го крч ты невсратый, любишь тралировать людишек и пишешь норм. 
Ваш персонаж:

анкета

в двенадцать часов по тихоокеанскому времени мусороперерабатывающий завод коксов открывает свои двери, и фрэнсис скрипит подошвами по склизкому паркету. на лице отзвук билли джоэля; впрочем, слух режет так же мерзко, как натянутые улыбки, пойманные краем глаза. музицируем, - говорят. пике рубашки липнет к телу в духоте прихожей, залитой летним солнечным светом, а в голове складываются весьма простые составляющие и: блять, ну и дыра эта ваша огар окохэдор.

где параша? - совершенно по-свойски интересуется фрэнни, почти любезно выгибает бровь, а в голове: в ебучей филармонии я быстро установлю свой порядок.

простите, я имел ввиду: где можно отлить, у меня яйца гудят уже, - главное - наличие телика и спутниковой тарелки, пара пачек ксанакса в прикроватной тумбочке его новой мамаши, а монополизировать это не составит большого труда. ну, - говорит, - поссать. туалет, вот, туалет у вас ведь есть?

фрэнни, - объясняет мисс твидовый пиджак, перебирая файлы с документами. ничего важного, но помогает занимать пальцы, когда суставы ломит в стрессовых ситуациях, - ангельский ребенок.

способный мальчик, - фрэнсис блуждает по коридорам, но краем уха все еще вылавливает отрывки скомканных реплик, - смышленый, вы не ошиблись с выбором. ангел, святой отец говорит, что он ангел! просто слегка запутался. теперь на вас лежит большая ответственность, знаете?

ну, - мисс лак для волос «стойкая фиксация» кривит губы в сдержанно-неискренней улыбке, - наставить его на путь истинный.

привет, это резиденция кокс. си оу экс. да, через экс, как чарли.
но это не чарли. это даже не родственники чарли, хотя кто знает, туды пересчитаешь всех, кто прошел через эту ебанную школу жизни. для получения передержки нажмите «один», для получения вида на жительство в семье грязных оконных стекол оставайтесь на линии. ваш звонок действительно важен для нас.

когда вы попадаете в волчью стаю, - декламирует фрэнсис на ламберт-стрит, на такома-стрит, в селвуд парке и на двадцать девятой авеню, - перед вами встает неожиданно тяжелый выбор - плыть по течению или выгрызать себе значимую роль в семейной иерархии.

пока фрэнни вкрадчиво изучает библейские столпы порнороманистов, цитирует псалмы социально-грязных литераторов, собирает газетные вырезки, кто-то кого-то трахает, кто-то отбивает ритм шпильками по лестнице, а в голове тяжелое: туктуктуктук. ну, - говорит себе, - это одри, ее можно. она тут ненадолго. натягивает ее какой-нибудь сэм. или валентин. или джо, он тоже сгинет через пару месяцев. все, что останется - выжженный след на счастливой семейной фотографии и сухой отчет (они их пишут?).
вот только сам фрэнсис задержался, и каждое новое лицо в доме к его жизни липнет жвачкой.

чтобы удалить жевательную резинку с ковра, положи на нее лед и дождись, когда она затвердеет, - внушает панкам в ривер вью нэйчурал ареа, вокруг зеленые волосы, красные волосы, волосы с редеющими синими прядями; узкие брюки и рюкзаки, усеянные значками. плэсибо, систем оф э даун и куча дерьмового стаффа.
так же и с людьми, - кончик языка ползет вверх, каждая «л» мягкая. собственноручная термическая обработка свежего мяса, а затем один хлопок. всего лишь сквозное «бам», и больше его не существует; все еще склизкий паркет, правда, вновь еще более грязный и усыпан осколками.

порядки такие; в шестнадцать в «девилс поинт» виски не разливают. по правде говоря, в шестнадцать даже не пускают в «девилс поинт», но фрэнсис последние несколько лет на пике акта, в котором подрываются ценности истинного американского воспитания. во всем, конечно же, виноваты коксы. всего лишь наставить на путь истинный, - говорит мисс брошка-сова, и, бля, хуево вы справляетесь со своей задачей, мам, па.

так просто повелось, - исповедуется фрэнни, - все эти блядопитомники для подстилок с деньжатами, мне совсем неинтересно, вот и все.
гораздо интереснее отлавливаться на сливном бачке в эр эс с косяком в руках; в рюкзаке бутылка пива, куплена не без помощи фальшивых документов. получены не без помощи амигоса-нелегала из мексики, - родители истинные мастера своего дела, и бизнес их лишь процветает.  на этапе жизни, в котором одурманенное тело мотает от одного дома к другому, фрэнсис уже знает с кем дружить и за кого впрягаться; каждый ход продуман, всегда на шаг впереди и пользуется смекалкой, а еще от природы дарованной интуицией, что, собственно, в его кругах называется «задницей чую».

этот, - хмыкает, - отлетает. задницей чую - шпок.
что за мартин? - закатывает глаза от усталости, находит себя в компании веселых ребят с травой в отместку баталиям в семейной жизни; намек на «да похуй мне, что сброд, живущий со мной под одной крышей обо мне думает. и на отношение их ко мне тоже  п о х у й», - с мартином мы говна хлебнем.
задницей чую.

а через пару лет вновь тот же разговор и неловкое: помнишь мартина? я ведь и без него проебался. займешь сотку до следующих выходных? а полтинник? совсем нет? чао, рад был побазарить. наверное. надо будет словиться (никогда, к примеру), я напишу смс-ку.
а в голове: ну блядский потрох, тебя жизнь выебет.

через пару лет зассанная эр эс - лишь еще один этап. к счастью, пройденный. выпускной диплом со средним баллом близким к хуевому, а также почетная грамота истинного приемыша коксов, мгновенно адаптировавшегося к образу жизни в стиле «гноби или будешь загноблен». приятным бонусом ачивка, как самому пиздливому, но с упором на допиздевшегося. допиздевшегося перманентно; с синяками и ссадинами, но довольного.

есть во мне все же стержень. могу отстоять свою правду, сечешь? - гордится фрэнсис вновь побитый, но, ебанный в рот, все еще не научился контролировать агрессию. сущий ангел, - во главе угла слова святого отца. фрэнни - верующий стихийно; в один день молиться неистово, в другой же на хуях поносит все духовное, что когда-либо знал, - просто слегка запутался.
впрочем, - отрезает, - не моя вина, что мне не был задан правильный вектор. вместо этого, я знаю триста двадцать четыре богомерзких оскорблений и удар у меня, кстати, тяжелый; чем не повод для гордости?

в тот же год фрэнсис сидит в этой столовой уже девять лет, снова пережевывает овсяные хлопья, когда прилетает ожидаемое: молодой человек, освободите койка-место. не новая партия максов и скоттов, норовящих забраться под юбку клэр и мануш, а почти «избавление за ненадобностью».

ну, - на лице играет отсвет резкой смены синего на красный и обратно; и почему-то сигаретный дым, хотя фрэнни бросил еще пару месяцев назад. честно бросил, потому что дорого. пока не по карману даже данхилл.

понимаешь, это сложно, - у фрэнсиса евангелие на электронном носителе, записывай на диктофон и готовь шедевр для отбросов, нео-фанфикшен для потерянных, - у меня есть семья, вот только они все - те еще пидоры. типа, я пошлю открыточку на день рождения каждого из этих мразей, но радостнее мне будет узнать, что кто-то из коксов потихоньку догнивает от сифилиса. или спида. или рака. не важно, с удовольствием отобью чечетку верхом на их гробу.
или трахну труп.
или отпилю сраную башку и поиграю ей в футбол с муслимами.

да, малой, - покорно кивает заезжий пес, - хуевая у тебя родня, врагу такую не пожелаешь, блять.

когда у фрэнсиса мышцы сводит от прилива адреналина, в руках сама собой оказывается запечатанная бутылка хейнекена; цена накручена вдвое.
в руках сама собой оказывается бутылка, и фрэнсис замахивается так быстро, что этот жест не улавливают мутные пьяные взоры посетителей откровенно-рыгаловки с самым дешевым бухлом в районе.
после оглушительного треска наступает немая сцена, разрушенная неловким: блять, ну вызовите скорую. или чо там надо делать, туды знает.

в конце смены у фрэнни бока набиты, как в старые добрые времена под крышей грязной резиденции коксов с бесчисленным количеством спиногрызов и уже давно минувших порог совершеннолетия уебков; честно говоря, сильнее, и на лбу зияет рана от удара пивным краном.

охуеть потасовка, каллум нас выебет, - ну, не нас, а тебя - читается во взгляде. видимо, придется зашивать, но фрэнсиса это беспокоит едва ли, пока на лице покоится самодовольная ухмылка. в остальном, все более сносно, и едкие медикаменты жгут мелкие ссадины.

и под взглядом охранника, макающего ватный тампон в перекись, под молчаливым напором официантов, этот глупец вдруг громко смеется и говорит:

знаете, в чем заключается ценность семейных отношений?

говорит:

коксы - уебки все.
все до последнего.

говорит:

и я могу нести про них ровно столько хуйни, сколько захочу. но только я. больше ни у кого нет таких привилегий.

побои болят, ноют, зудят, но фрэнсису весело. пока врачи скорой помощи не подъехали, он заливисто, звонко смеется.
смеется и говорит:

но я. я ведь один из них.

Пример вашего поста:

Пример поста

дух америки - зиппо клик. секунда, и в голове эхом проносится назойливое. клац. клацклац. игриво его лицо вырывает из темноты тепло пламени, в носу стучит запах «шэврон» и истинного «бритиш блэнд». кшиштоф рвано мнет губами поролон и исключительно экспериментально глубоко вдыхает. от монро отличает отсутствие бордовой окантовки на бледной бумаге; от черчиля потуг прекратить кашель онкобольного с дислокацией за хуеву тучу дней от хосписа.

резиденция вуйцик открывает двери гостям для деловой встречи. все включено. на фуршетном столе стоганина, карпаччо и меттбрётхен. на повестке дня вопрос о целесообразности важного вложения капиталов в побочную ветвь семейного бизнеса.

вопрос о биомеханике и психологии здоровой дефекации, как средства утолить жажду азиатского либидо. распространять на территории крунгтепа.
вопрос об эксплуатации христианских мотивов в бдсм-порно. распространять на территории россии.

мой бывший бойфренд считал, - в двадцать два года глупышка тянет гласные и громко чавкает жевательной резинкой, наматывает прядь волос на палец и думает, что выглядит желанно, - что девушки с ампутированными конечностями, протезами и так далее чертовски сексуальны. не подумайте, что я ему не доверяла, но каждое утро проверяла, не отрезал ли он мне что-нибудь.

звезда ее потухнет так же быстро, - глазами кшиштоф отбивает автоматную очередь по мистеру вуйцику, - боже мой, неужели мне обязательно присутствовать?

отведай кулинарные изыски, мальчик, скромно улыбнись, держи марку. есче пенч минут и можна пшаишч. шорты у кшиштофа джинсовые и едва прикрывают бедра, сквозь выструганные китайскими детьми дырки можно заметить, что кожа там бледнее, чем на икрах. укор в глазах: какая кристалл забыла это в нашем доме? выглядишь, как дешевая пидорская подстилка. кшиштоф губы растягивает в хищной улыбке и уравновешивает образ белой рубашкой-поло. благослови, боженька, америку; мы благодарны тебе, господи, за все модные подаяния, подчеркивающие сексуальное равенство.

очец, - они - почти зажатые фигуры, со всех сторон седые волосы, из каждого выпивающего коньяк рта несет виагрой, - феминизм добился своей правды. теперь не только на женщин смотрят, как на пушечное мясо, сечешь? 

камаро в полной комплектации впитал в кожаные сиденья запах табачного дыма, синий металлик пошел царапинами. кшиштоф по-прежнему небрежно роняет горсти пепла на голые колени, инстинктивно раздувая грязь по душному салону. недолюбленное дитя резво пробегается пальцами по стеклу; под нос жужжит  «бэйби ай гат ми энд зэтс ол ай нид», мелодично цокая языком в такт.
кшиштоф напрасно запускает пальцы в волосы; повадки глупышки имитируют сексуальное и раскрепощенное нечто, шампанское легко бьет в голову. но ему все это на руку, пока потенциальная претензия на место в форбс открыта, в отличие от глупышки, кшиштоф сам диктует правила: говорит заученные фразы кому хочет, пишет кому хочет и спит тоже с кем хочет. «выглядишь, как дешевая пидорская подстилка» зло компрометирует своим поведением честное имя отца  и уничижает звание винши польски.

малыш, прости, ты не тесей, - глухо констатирует кшиштоф в микрофон; впрочем, кнопка вызова все еще неактивна, он шумно выдыхает отраву великих и откидывается назад, пока пальцы в темноте ищут сенсор. пара писклявых кликов и камаро умирает в тишине; гудки телефона тяжелые, давят кшиштофу на мозг, и на пару секунд парень в одежде кристалл устало морщится. в резиденции гуляют до рассвета, но это не тот исход, в котором кшиштоф меланхолично пренебрегает своим комфортом, убаюканный радиоволнами в одной из машин отца.

господин очаровательно не американец, не живет в кредит (и кшиштоф не будет удивлен, когда узнает о искрометно-бессовестном игнорировании уплаты налогов). господин трахается так, как не может ни один жеманный яппи, но «ой, я все еще не помню, как его зовут». господин стабильно крошка, малыш и красавчик, каждая буква звучит отчетливо, нарочито медленно; выразительно. едко с намеком на «ситуация всецело под моим контролем». хочешь бежать? беги, и я не буду тебе мешать; когда мне это будет нужно, я вызвоню тебя в жарких лесах гватемалы.

вуйцик выводит положение к тайм-ауту, чтобы вернуться и довести ситуацию между ними до новой точки кипения; по мозгам бьют стоны и крики кристалл, всхлипы глупышки нарочито-громкие и жалостливые, и кшиштоф удовлетворен своей способностью впитать модель поведения недальновидных нимфеток с одной единственной разницей.

кшиштоф традиционно проговаривает мысленно каждый раз, когда представляет перед собой измотанное годами лицо андрея.
проговаривает: спасибо, господи. спасибо за такую возможность.
кшиштофу впредь не скучно в этой социально-демографической яме, и он проговаривает: я могу вести себя подобно несмышленой бляди с сикс-флагс-паркуэй. я могу быть каждой капризной шлюхой, которую ты встречал в своей жизнь, но всякий раз я - хозяин положения.

кшиштоф в драных шортах из выцветающей джинсы, вытягивающий губы в стиле монро, целующий горячий фильтр, находит гордое оправдание даже самым глупым из своих поступков.

каждый не принятый вызов на телефоне господина не американца, господина крошка, господина солнышко он репетирует «я скучал», вкрадчиво повторяя до тех пор, пока не получается почти с отсутствием желчи в голосе.

милый, - легкие жадно абсорбируют испарения жженного табака; у кшиштофа на лице вновь появляется оскал.

кшиштоф не проведет ночь безвкусно из-за неосторожности человека, осмелившегося поднять трубку.
кшиштоф игриво закусывает губу, забывая о том, что на том конце его просиявшего лица не видно.
кшиштоф приторно, по слогам повторяет отточенное до крайней степени мастерства: я ску-чал.

я на тодд-стрит, - декатур-стрит, джэксон-стрит. я где-то совершенно один в такое позднее время суток. мне холодно и страшно.
а еще мне девятнадцать.
мне девятнадцать, и я сын мануша вуйцика, ты помнишь?

холодный металл зиппо-клик обжигает кожу, пепел от тлеющей сигареты вихрем поднимается под крышу салона. кшиштофу тепло, тело расслабленно после нескольких фужеров брюта; камаро в полной комплектации выглядит достаточно внушительно. и эта глупышка, глупышка внутри, она говорит, жалостливо скулит. нарочито громко, как та кристалл: забери меня?

едва слышно он добавляет: пожалуйста. голос вибрирует, кшиштоф прикрывает глаза.
голос вибрирует, кшиштоф чувствует ломоту. руки сводит раздражение и наивное непонимание того, насколько его звонок может прийтись нежданным. раздражение: я разорву тебя в клочья, если ты в течении пары минут мне не сообщишь свою геолокацию.

андрей пропадает внезапно, и это не заботит вуйцика, пока он не находит себя одного в темном переулке, в нежелании ставиться по вене в гаване.
андрей одним необдуманным поступком кладет начало своего существования в качестве цепного пса кшиштофа.

если не хочешь меня забирать, - клац. смыкает зубы и напряженно выдавливает:
скажи адрес.

кшиштоф томно выдыхает в микрофон, шепчет сладострастно: помни, что у меня есть свои собственные рычаги давления. ты же помнишь?
а еще мне девятнадцать, и я сын мануша вуйцика. скромнее, крошка, скромнее, если не хочешь, чтобы твоя подтянутая задница стала собственностью якудзы. быть в личном пользовании у кшиштофа не так уж плохо. я-же-люб-лю-те-бя, - смеется вуйцик.

0

89

Текст заявки:
К сожалению, так часто бывает не знаю, как у вас, а вот у меня постоянно такая засада. Находишь соигрока близкого тебе по интересу. Находишь площадку готовую вытерпеть весь перфоманс в действии. Обсуждаешь и обсуждаешь сюжетную линию и все возможные отыгрыши. Даже возможные побочные сюжеты уже ваяешь... И тут, как тот самый гром, который при нашей погоде, совершенно не среди ясного неба: "Знаешь, я немного не готова в такой сюжет. Да и вообще, я никогда не играла на ролках. Сольюсь-ка я, пожалуй". И что вы мне прикажете делать в этой ситуации, когда уже настроился и загорелся? Конечно же искать нового, надеяться и верить. Можно, конечно, еще поплакать, но, это планировалось делать исключительно в игре.
Итак, я вновь в поиске.
Уже на протяжении полугода я очень хочу поиграть скулшутинг (для тех, кто в танке, скулшутинг - стрельба в учебных заведениях, по причинам известным одним лишь стрелкам). Я дважды приходила на хорошие и интересные платформы, и дважды соигрок "морозился". Поэтому, если вы загорелись, но чувствуете сомнения - пройдите, пожалуйста, мимо. Третьего раза, я просто не переживу. Для тех, кто все же решится - расскажу немного о сюжете:
Двое парней (погодки), переживают не лучшие времена своей жизни. Неугодная школьная иерархия загнала приятелей на самую низшую ступень социального взаимодействия, и теперь они - не самые популярные ученики в школе маленького городка. Бесконечные издевательства и оскорбления со стороны более популярных и успешных одноклассников провоцируют в приятелях гнев и агрессию. Которую, согласно старой школьной традиции, сначала выливают на более слабых, потом на порче чужого имущества, а потом... А потом и вовсе решают расправиться со всеми теми, кто не пустил и не пускал их в свои круги.
И, вот, как именно они создавали план, как приобретали арсенал оружия, какие препятствия возникали на их пути - я и хочу поиграть. Конечно же, стоит упомянуть противоборство характеров, кои у парней весьма неоднозначны. И, безусловно, приводят к самым болезненных взаимоотношениям, как для самих ребят, так и для окружающих.
Пы.Сы.: Думаю, стоит сказать, что ищу я соигрока не в пару М+М.  Да и с данным сюжетом, подобная пара будет неуместной. Оба парня – гетеросексуальны, и исключительно гетеросексуальны. Один из них даже имеет небольшой опыт свиданий и отношений с противоположным полом. Это первое.
Они не социофобы, социопаты, мезантропы и ничего такого, чем сейчас любят клеймить «не таких». У парней есть свои круг общения, с которыми они проводят время. С которыми играют в боулинг, обмениваются книгами и музыкальными дисками, с которыми выпивают. Это второе.
Они не маньяки, не насильники и не психопаты. Это третье.
И последнее. Если Вы в моей заявке увидели отсылки к сериалу «Американская история ужаса» и вспомнили персонажа Эвана Питерса по имени Тейт – нам по пути. Этот мальчик писался с уже имеющихся настоящих школьных стрелков. Ну, а если Вы знаете с каких – то Вы именно тот человек, который мне нужен.
Спасибо, что прочли мою длиннозаявку.

Пример вашего поста:

Клик
Неудачный пост по ГП.

Малфой-младший часто называл Маркуса Флинта твердолобым болваном, не видящим дальше своего носа, и зацикленным только на одном. Он, как большой и сильный мул, день за днем переправлялся из отправной точки «А» следовал в последовательно изменяющуюся точку «В». Преград для него не существовало, а если  они и появлялись, Маркус разрушал их собственной головой. Да, его упорство и узость кругозора, полезна для спортсмена или воина, но, для министерского рабочего она вполне могла обернуться крахом. Он и сам часто шутил, что если палочку в его руках, заменить на меч или флейту, результат будет абсолютно одинаковым. Флинт не был амбициозным, претензионным или невероятно одаренным.  И, на что только надеялся его отец,  направляя молодого обалдуя в самый серьезный отдел магического регулироваия ?! Капитан, конечно, прикладывал максимум своих усилий, но все время его не покидало чувство, что где-то на старте его тренер не дал ему достаточно инструкции. Хотя, устрой отдела аврората, приносил ему удовлетворение.  И все у него было хорошо, ровно до сегодняшнего дня.
- Она была скрыта чарами, мистер Берк, - Маркус попытался оправдаться, но ситуацию его слова явно бы не изменили. Он привык к тому, что если его руководство начинает кричать, значит, оно планирует поменять стратегию игры. Парень нахмурился и посмотрел в лицо Кассиуса Берка. Флинт мог бы продолжить свои ответ, но его руководство, смерив парня испепеляющим взглядом, покинуло кабинет, жестом приказав следовать за ним.
      Они петляли по широким этажам и коридорам министерства сравнительно не долго – около двадцати минут. Этого вполне бы хватило, чтобы уйти через каминную сеть или «в окно». Маркус искренне желал нарушителям именно последнего, ведь тактом и разумом они явно не обладали. Хотя, судить, не его прерогатива. Он лишь выполняет программу, а мистер Берк пишет задание.
     Когда же перед его глазами показались два узких коридора, он настороженно выдохнул, пропустив мимо ушей угрозы руководителя. Он был зол, а может и напуган. Флинт был не в курсе, что там именно происходило в голове волшебника. Да и какая ему, нахрен, разница. Все его дело, не дать уйти предателям. Маркус кивнул в ответ, поймав сигнал руководителя. Сделав пару шагов, он обогнал Кассиула и остановился у правого прохода, ведущего к двери выхода. Стоит сказать, что архитектор, придумывавший тайные ходы самого большого магического строения в Лондоне, был человеком фантазией не обделенным. Иначе, как еще описать этот бред, из двух узких коридоров, которые у самой двери сходятся воедино? Парень жестом остановил Берка, указывая ему, чтобы тот заходил с левой стороны. Так у них было больше шансов, что они поймают воришек.
- Коллошоо! - громко рыкнул парень, направляя волшебную палочку на ноги волшебницы. Он застал беглецов открывающими дверь, но успел захлопнуть ее магическим хлыстом. Маркус сделал пару шагов вперед, и посмотрел в глаза волшебнице, так и застывшей у двери. Он знал, что уже сейчас к ним присоединится мистер Берк.

Более удачный пост тоже ГП.

Адель из тех людей, чью кровь горячит лишь звон золотых монет. Яркие демоны ее карих глаз выполняют свои ритуальный танец, едва порог ее кабинета переступают господа, щедро раздавая золото, как детские леденцы. И она принимает его, это жертвенное золото. Эванс знает, что с ее молчаливого участия будет проливаться кровь и ее это абсолютно не волнует, пока в карманах дребезжат маленькие металлические боги. Но, она охоча до денег, и все последующие размышления – бессмысленны. Женщина никогда не задумывалась, откуда у нее эта мания. Она просто жила одним днем догорая спичкой в рассвете первых лучей нового дня и воскресая, как феникс из пепла. Отдаваясь новому дню раз за разом, чтобы алчно принимать его подарки. В один из таких дней, судьба подарила Эванс стаю оборотней. Клыкастых, злых и безумных. Их привел  Фердинанд Шёрнер. Адель полюбила их всем своим черным сердцем, как производитель любит свое оборудование, как волшебники, любят своих домовых эльфов. Женщина даже проявляла своеобразную заботу, понимая, что их сотрудничество принесет много плодов. Ее смущал лишь один аспект, их готовность в любой момент вскрыть глотку любому кто хоть как-то посмеет навредить им. Эванс помнила этот пунктик, когда отправлялась с подопечными в неизвестность. За долгие годы работы в отделе поддержки – она видела сотни волчат в шкуре ягненка и она морально подготовилась к любому из исходов.
Ровно две недели омерзительная восьмерка жила лесом. Лес был их приютом, их охраной, их едой, смыслом их существования. Каждый день они проходили приличное расстояние, в поисках тех, за кого им заплатят и того, кто окажется нужнее всех. В глубине души, все она надеялись, что выпадет куш в виде Поттера. Но лучи закатного солнца каждого из лесных вечеров забирали у них эту надежду. Им попадались грязнокровки, бежавшие от правосудия, глупцы – не разделяющие мнения новой власти. И просто очередные идиоты. Всех их поймать не составляло огромного труда, но платили за них жалкие гроши, на которые можно лишь прокормиться. В такие дни у Эванс сводило зубы так, что она своими челюстями могла алмазы дробить в мелкую крошку. Ведьма прикладывала все усилия, чтобы не грохнуть одного из несчастных, появившихся на ее пути, волею несчастного случая оказавшегося не Великим Избранным.
Легко взмахнув рукой, Адель остановила оборотня, стоявшего от нее по правую руку. Они наконец-то напали на цель, за которую им достойно заплатят, и они наконец-то  покинут лес. Женщина уже давно мечтала о горячей ванне и стакане крепкого огневиски. Обнажая острые зубы, Адель наблюдала за Шелби и ее актерской игрой. Молодая волчица так правдоподобно выставила вперед руки вызывая жалость, что даже сама Эванс ей бы поверила.  Краем глаза, она видела, как напряглись мышцы на спине Малкольма. Сильный резвый – он был готов в одночасье порвать одного из беглецов в клочья. Ведьма настороженно перевела взгляд с поляны на синие глаза оборотня и легко покачала из стороны в сторону, давая возможность Грир подойти поближе. Им нужно было подкрасться ближе, избегая возможности трансгрессии.

+3


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC