Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Магические школы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Наказания:
• За любое нарушение - предупреждение.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Форум: http://dolorosa.rusff.ru
Текст заявки:

ИЩУ ТОВАРИЩА ПО НЕСЧАСТЬЮ
http://funkyimg.com/i/2AuTZ.jpg
Kristen Hager | 18-21 | нейтралитет | магглорождённая | стажёр в Св. Мунго

Основной текст заявки

Буду краток как на допросе и точен как не знаю где, сами придумайте. Софи Мэттью Дэвис, уроженка города Стерлинг (Шотландия), появилась на свет от родителей-магглов. До одиннадцати лет девочка росла, не подозревая о своей принадлежности к миру волшебников, а после достижения же указанного возраста - получила письмо из Хогвартса и отправилась покорять вершины мира магии. Распределяющая Шляпа отправила девочку в Рэйвенкло, и Софи заняла место на факультете стремящихся к знаниям остроумных чудаков. Спокойная, прилежная, открытая, но со своеобразным чувством юмора, она неплохо прижилась в Хогвартсе -  нашла и друзей, и врагов, хорошо училась. Довольно быстро решила, что её призвание - колдомедицина, поэтому усиленно занималась зельями, травологией и заклинаниями. Не всё всегда удавалось ей легко, но Софи природа наградила цепким умом и хорошими способностями, что всегда служило отличным подспорьем в учёбе да и в любых других ситуациях.
Единственное, с чем девушке не очень-то везло - это с личной жизнью Казалось бы, ерунда, но для девушки её лет это было настоящей катастрофой. Симпатичная, умная, общительная - в основном она привлекала, почему-то, тех ещё мудаков. Бывает, везёт так по жизни. Это нашло отражение в её характере - она стала более осторожной, более замкнутой с людьми, тем более - с незнакомыми, тем более - с мужчинами, частенько ожидая от них подвоха. В связи с этим к нынешнему времени в свои-то годы Софи решила закрыть для себя тему парней и всецело отдалась своей цели - стать колдомедиком. Благодаря усердным занятиям, настойчивости и отчасти везению, после окончания Хогвартса девушка стала стажёром при больнице Святого Мунго.
Однако в конце 1978 года в одно из полнолуний, когда было совершено нападение оборотней, Софи была ранена одним из них.
Она не погибла, но в следующее же полнолуние поняла, что сама стала оборотнем (где-то на момент настоящей игры). Она в одночасье полностью оборвала все контакты с семьей, опасаясь навредить кому-либо из них, отстранилась от своих друзей и размышляет, что же ей делать дальше - ведь теперь оставаться стажёром в Мунго она, скорее всего, не сможет.


Я излагаю всё сжато, чтобы вы не уснули в процессе чтения, к тому же, персонаж всё-таки не мой, а если кому-то вдруг станет интересно - задавайте вопросы, я придумаю ещё что-нибудь новенькое за мной не заржавеет.
Теперь попытаюсь пояснить к чему это всё я. Я планировал, что, возможно, Ремус и Софи были знакомы со школьных времён - общались или нет, это можно решить походу и конкретно, в целом, вижу разные варианты. В любом случае, мне бы хотелось, чтобы герои встретились в настоящем, здесь и сейчас, и как-то развить их сюжет в теме оборотничества. Может быть, Софи ушла из стажёров и устроилась на полставки в аптеку в Косом переулке? Там было бы легче всего пересечься, начать общаться и так далее,
пока до кого-нибудь из них не дойдёт, что они товарищи по несчастью (если они общались в школе - то у Софи догадаться шансов больше...). И тут уже Люпин мог бы помочь ей выжить в такой, прямо скажем, непростой и ужасный период. Тут же ещё Пожиратели, и Волд, должно быть, будет привлекать на свою сторону оборотней (тут и стараться ему не надо). Честно скажу, планы довольно обширные, интересные, игрой и вниманием не обделяемые. К чему приведут их отношения - предлагаю обсуждать в процессе (но их совместные гифки, это безусловно прелесть какая-то).
В общем, мне сейчас очень уж кажется увлекательной тема с оборотнями, так что если она вам тоже близка - приходите, всё обсудим, решим, подправим как вам нравится (кроме внешности, я знаю, что все обычно покупаются на внешность с кучей исходников, но что поделать, се ля ви, будем ждать и страдать - мне в качестве Люпина это полезно).

Ваш персонаж: Ремус Люпин, 18 лет, член Ордена Феникса и безработный оборотень.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ремус Люпин старался быть хорошим учителем. Впрочем, ему и стараться-то особо не приходилось – ещё в школе друзья в шутку обращались к нему «профессор», если дело касалось учёбы. Ему удавалось живо и интересно пересказывать даже лекции занудного Бинса – что там говорить об его любимом предмете – Защите от Тёмных Сил. И тем не менее, за последний месяц волшебник улавливал в своём поведении тревожащую тенденцию, на которую он бы не обратил особого внимания, если бы сам не участвовал в такой ситуации много лет назад, будучи школьником – он был предвзятым педагогом.
В теории Ремус знал, что все факультеты Хогвартса по сути одинаковы, разделение, привитое школе ещё Основателями весьма условно и существует лишь для удобства. Но почему тогда Салазар Слизерин создал Тайную комнату? Почему решил принимать только на свой факультет исключительно чистокровных волшебников? Люпин попытался приглядеться к остальным учителям – как они справляются с этой разрозненностью. Например, Снейп откровенно играет на стороне слизеринцев и использует любой шанс снять лишний балл с Гриффиндора. А Макгонагалл делает вид, что относится ко всем одинаково, но Ремус видел с каким трудом ей это иногда даётся. Остальные учителя действуют в зависимости от обстоятельств, но Люпин заметил одно – почти у каждого педагога в любимчиках был свой факультет. И многие недолюбливали слизеринцев, хотя и стремились это скрывать.
Ремус убеждал себя, что он не плохой педагог, что он ко всем относится одинаково – как и следует, но всё равно испытывал неприятные ощущения, когда видел, что толпа учеников, одетых в слизеринскую форму наполняет его класс. Началось ли это ещё со школы или он просто подчинился настроениям, которые витают в Хогвартсе? В любом случае, на долгие унылые размышления совсем не было времени, ребята выжидательно смотрели на учителя, ожидая начало урока.
Сегодняшняя тема была совсем лёгкой для третьекурсников – боггарты. Особых усилий, чтобы справиться с боггартом вовсе не требовалось, как и каких-то специальных знаний, только слова заклинания и умение сконцентрироваться, а особую опасность боггарты представляли только для людей с врождённой истерией или подвижной психикой. И тем не менее, Люпин решил, что среди ребят не помешает провести такое занятие - боггарты могут напугать неподготовленного волшебника, и лучше знать об их существовании и как с ними справиться.
Вскользь ознакомившись с программой по ЗОТС прошлых лет, мужчина пришёл в ужас – ни о каком фундаментальном образовании по этому предмету не было и речи, учителя точно так же сменяли друг друга год за годом, и Ремус вскользь, с неприятным ощущением в груди подумал, что, в конце концов, это ждёт и его самого. Хотя в проклятие, наложенное на должность, Люпин особо не верил. Программу следовало начинать для всех чуть ли не с первого курса, но для этого совсем не было времени.
- Лучшее оружие против боггарта – смех, и самый простой способ победить боггарта – превратить его во что-то смешное, - объяснял Ремус, но на лицах учеников было написано неподдельное удивление – ещё бы, раньше им редко доводилось участвовать в практических занятиях. Хотя о попытках Локонса в прошлом году Ремус был хорошо наслышан. – Итак, встаньте все в линию! – громко скомандовал он, наблюдая за тем, как ученики бестолково заметались по классу. Кто-то храбро выходил вперёд, а кто-то старался встать в конец очереди. Но в этом не было никакого смысла – всё равно каждый из них должен будет попробовать себя в схватке с боггартом.
- Отлично, отлично! – подбадривал Ремус ребят, которые успешно проходили свои испытания с боггартом. Некоторым из них не помешало бы научиться точней работать с палочкой, но всё это поправимо – в любом случае, с этим существом справиться было не так сложно, и все до единого проходили задание успешно.
Все до единого, кроме… Когда пространство перед шкафом вспыхнуло ярким пламенем, Ремус удивлённо вскинул глаза, чтобы обнаружить перед боггартом бледную как смерть слизеринку со стиснутой в руке волшебной палочкой. Да, Люпин знал – встретиться со своими страхами лицом к лицу очень непросто, но ещё ни один из студентов не провалил задание – почему она медлит? Огонь медленно продвигался к ученице, но она – то ли забыла нужные слова, то ли не поняла, что нужно делать. Выждав ещё одно томительное мгновение, Ремус понял, что нужно спасать ситуацию, хоть поначалу он и решил не вмешиваться – пусть всё будет как в жизни.
Но это не жизнь, всего лишь учебный класс. В один шаг преодолев расстояние до слизеринки, Люпин направил палочку на боггарта, тут же превратившегося в полную луну, и звучно крикнул:
- Риддикулус!

0

3

Форум: aurea mediocritas: delusion
Текст заявки:  виктор - выходец из семьи военных; стандарты дурмстранга, семья -  сделали свое дело. если вам будет нужен социотип - максим горький; виктор и лилс - дуалы. интровертен, сдержан, скуп на эмоции, предпочитает слушать, а не говорить; уверен в себе, в своих силах и в собственном достоинстве. не делает поспешных выводов - анализирует и изучает, скептик, провокатор, предпочитает добивать оппонента словами, но, если того потребует ситуация - добъет не только ими. я прошу вас не забывать о том, что виктор - не робот. он тоже человек и тоже может испытывать гнев, раздражение, ярость - просто это не так проявляется. важная деталь - нескончаемый собственник, но никогда этого не покажет.

сама заявка

victor, 26 y.o
GIF-анимация запрещена
louis garrel

» возраст и дата рождения: 26 лет, ноябрь 2000

» чистота крови: чистокровный

» занятость: стиратель памяти в министерстве магии болгарии;

» общее описание:

massive attack - live with me

ты лечишь меня, виктор.
с момента твоего появления в моей жизни,
с момента нашего первого обмена приветствиями,
с момента нашего первого поцелуя, спонтанных объятий во время въюги,
когда на моих губах таял снег, а твои губы забирали его - раз за разом,
забирая из моих мыслях все остальное - все то, что отравляло мою жизнь;
ты делаешь меня взрослой.
сгорая в эмоциях, которые не противоречат друг другу,
сжигая саму себя в потоке единых ощущений,
когда мне не нужно пытаться поглотить тебя - ты сам поглощаешь меня раз за разом,
без остатка, ты не оставляешь мне и единого шанса на то, чтобы оставить себя прошлую,
лилс из хогвартса, ты даешь мне силы стать полноценным человеком;

- мне не нужно тебя ревновать, лили, - лилс прижимается к ледяной стене и поднимает взгляд на виктора - в этом длинном темном коридоре [где температура ниже нуля, где все, что хочется сделать - это набросить на плечи что потеплее ] она чувствует себя взрослой;
- мне не нужно тебя добиваться, лили - она задыхается от его осознанного, вдумчивого взгляда, который пронзает ее насквозь; ей кажется, что он знает все ее мысли наперед и даже если она вздумает что утаить - он узнает [а он действительно узнает];
- мне не нужно водить тебя на свидания, - и это правда, потому что все, что им нужно - это их встречи без определенной локации, ей предельно важно ощущать его рядом, чувствовать крепкую, сухую ладонь, которая проходится по позвоночнику и рассыпает ее запал в песок;
- мне не нужно притворяться кем-то другим, - рядом с ним она - кроткая, под его словами льнет так, словно он - сильнейшее успокоительное; рядом с ним она - не плачет, не исходит на нервы, не злится и не выходит из себя в считанные секунды, рядом с ним она чувствует себя взрослой, слышишь, альбус?
- мне не нужно врать тебе, - виктор предельно откровенен, без лишних слов доказывая раз за разом, что только он - самый надежный, только он - не причинит вреда, не выпустит из своих рук; он не смотрит на других - ей этого и не надо, лили не видит других рядом с ним.
- тебе не нужно меня соблазнять, лили, разве ты еще не поняла? - единственной фразой в памяти впечаталось так, что все тело в реакции - от одних лишь воспоминаний. он сжимает ее шею сильнее, заставляя выгнуться до излома - навстречу, только чтобы быть ближе, теснее, глубже.
- тебе не нужно прятать от меня свое прошлое, - проходясь по болевым лилс, виктор вскрывает их, заходя так далеко, как она не позволяла зайти другим никому и никогда, он стирает из ее памяти то, что разрушало ее день за днем.
- тебе не нужно скрывать свои эмоции, - виктор молчаливо смотрит на ее истерики и гасит их одним лишь движением - сильным и слитным, он прижимает ее к себе и целует в макушку, проговаривая, - ты прекрасна.
- тебе не нужно убивать в себе змею, - ту змею, которая душит раз за разом при мысли об альбусе,
ту змею, которая сжимает так сильно, что дышать становится невозможно,
ту змею, которую она столько лет пытается убрать в себе и искоренить, - ты нужна мне такая, какая ты есть, лили поттер.

» факты о персонаже:
[!] виктор - выходец из семьи военных; стандарты дурмстранга, семья -  сделали свое дело. если вам будет нужен социотип - максим горький; виктор и лилс - дуалы. интровертен, сдержан, скуп на эмоции, предпочитает слушать, а не говорить; уверен в себе, в своих силах и в собственном достоинстве. не делает поспешных выводов - анализирует и изучает, скептик, провокатор, предпочитает добивать оппонента словами, но, если того потребует ситуация - добъет не только ими. я прошу вас не забывать о том, что виктор - не робот. он тоже человек и тоже может испытывать гнев, раздражение, ярость - просто это не так проявляется. важная деталь - нескончаемый собственник, но никогда этого не покажет.
[!] я хочу обратить особое внимание на то, что виктор - ключевой персонаж в жизни лили поттер; виктор играет важнейшую роль в дальнейших отыгрышах, а так же между сложными взаимоотношениями лили и ее братьев (ала и джеймса). перед тем, как взять данного персонажа - напишите мне в лс, нам нужно будет многое обсудить и понять детали, которых у меня не мало.
[!] отдельным пунктом хочу выделить соблюдение активности в виде игры - для меня не столь важно ваше нахождение во флудной зоне, играет роль то, как вы пишете и как раскрываете виктора. и да, все мы люди, поэтому 1-2 поста в неделю для меня является нормой, требовать ежедневных писем я не стану;
[!] прошу проникнуться и загореться им. без этого нам никуда не сдвинуться, не переплыть реки, не пройтись по выгоревшей земле, не придумать то, что будет связывать нас дальше. это очень важно, колоссально, катастрофически - ощутить.

Ваш персонаж: лили поттер. я думаю, что она не нуждается в представлении, хочу лишь отметить, что у Лилс и Виктора - очень сложные взаимоотношения и мне хотелось бы их развития, я приветствую пожелания будущего соигрока и буду рада совместным играм.
Пример вашего поста:

Пример поста

charlie winston – my name
john williams - theme from schindler's list

no sacrife can make atonement again
the blood is on your hands: you should be ashamed

ты топишь меня с беспощадной жестокостью - погружаясь на самое дно старой ванной с прорезью ржавого цвета, я все еще чувствую холод твоих рук, которые едва касаются моей кожи (тебе не нужно ничего делать, я все сделаю за тебя - на моей шее висит петля, а камень тянет глубоко на дно.) воздух медленно покидает все самые укромные углы моего сознания и сердца, но я все еще вижу твои глаза, которые всегда встают перед моим сознанием, куда бы я ни шел.
куда бы я ни шел, что бы я ни делал, где бы я ни был и с кем бы я не находился - я вижу твои глаза.
ты поджигаешь последнюю спичку из залежалого спичечного коробка - я знаю, что именно эта спичка вспыхнет тем долгожданным ярко-алым цветом. у моих ног находится целый мир из твоих попыток воссоздать этот цвет в наших взаимоотношениях и я совершенно уверен в том, что на этот раз получится (у нас никогда не получалось. мы могли искрить отвратительным оранжевым цветом, который низвергался на нас редкими каплями, но даже этот оттенок сходил на нет, превращая все окружающее пространство в темные оттенки) я опускаю глаза на твои губы перед тем, как мои волосы вспыхнут самым ярким пламенем в твоей жизни - я научился читать по твоим губам, агора.
я вижу твои губы тогда, когда в моей жизни исчезает любая надежда на спасение, я вижу твои губы в других, я вижу твои губы в самых прекрасных очертаниях стихотворных форм поэтов.
ты приставляешь к моему горлу нож - я улыбаюсь тебе той редкой улыбкой, на которую способны лишь дети. лезвие вжимается в кожу и я задерживаю дыхание, зная, что каждый мой выдох может оказаться последним. мои эмоции перед тобой обнажены до предела (совершенно очевидно, что лезвие будет повернуто на тридцать градусов, а самая острая часть придется ровно на сонную артерию) мы высчитывали это вчера и запах твоих волос мог вернуть меня в любое воспоминание из прошлого, но только не мою жизнь.
я чувствую твой запах, который является для меня амортенцией. все то, чего ты касалась, теперь уже не имеет никакого значения, но каждая из этих вещей способна стать для меня целым миром.
ты оглушаешь мои барабанные перепонки,
ты плавно снимаешь с меня скальп,
ты так красиво складываешь в узел петлю на моей шее,
ты пытаешься нажать на тормоз, но все же жмешь на газ,
ты выпускаешь мой пиджак у самого обрыва скал,
это все ты, агора.
агора ахо - и с твоим именем на губах я умираю. я так стремлюсь к тому, чтобы ты покончила со всем этим, что не замечаю самого главного - я уже давно умираю. я умираю, когда я смеюсь во время очередной удачной сделки и на абсолютном автомате выдаю набор аккуратно-связанных слов; умираю, когда возвращаюсь домой, находя свое отражение в многочисленных зеркалах чрезмерно большой, а от этого невозмутимо пустой квартиры; умираю, когда расплачиваюсь карточкой в супермаркете, когда посещаю выставки и светские мероприятия, когда принимаю из рук в руки стопку свежевыстиранных рубашек кипенно-белого цвета. я умираю от постоянного образа твоего имени в своей голове.
you won't forget my name,
you won't forget my name!

я всегда лгал тебе, когда говорил, что твои пальцы идеально подходят для игры на фортепиано, агора. ты всегда верила мне. твои пальцы - это гораздо больше, чем пальцы пианиста - твои пальцы могли оживлять меня. не просто дарить счастье друг другу. счастье - это самое кратковременная вещь, которую люди только могут заполучить. ведь мы пробирались к этому слову годами, го-да-ми, мы будем расплачиваться за это слово годами после. я всегда знал, что наше второе имя - меланхолия.

ты действительно думаешь, что они счастливы?
едкий дым прорезает воздух, когда я показываю ей на пару беззаботных людей, смеющихся над афишей рядом с остановкой.
иногда мне кажется, что счастье в глупости, агора.
и я действительно в это верю. мне все казалось, что формула этого слова будет выводиться очень долго и нудно - великими умами и стараниями тысячи людей, колоссальным упорством, но все же будет. и вот когда-нибудь, в далеком будущем, мы наконец-то сможем составить ее и жить по ней без боли и желчи внутри. без страданий и сожалений. на самом же деле все слишком просто - нужно лишь аккуратно изъять способность думать и мыслить, оставить в голове пустоту, которая будет нацелена на удовлетворение естественных потребностей и животных инстинктов. счастье есть - в отсутствии мысли.
счастье есть - оно находится в твоих глазах, агора.
мои пальцы смыкаются на ее талии и едва ли есть более нерушимый круг, чем кольцо моих рук.

я солгал тебе и сейчас. я брут, агора, все мои вены пропитаны осознанием неизбежности того, что все равно настигнет нас. я был твоим первооткрывателем - я им и останусь, я видел в тебе то, чего не могли видеть другие, находясь на расстоянии пары сантиметров от твоего лица; я лицезрел все твои поражения, я упивался твоими победами; я был с тобой тогда, когда и сам не верил в это, а теперь я бегу от тебя, словно ты - огонь, который может настигнуть меня, облитого с ног до головы бензином. я так отчаянно избегаю этой встречи, словно боюсь увидеть то, что происходит перед моими глазами каждую минуту последних месяцев, но, на самом деле, мы не переживем даже эту ночь.
stay right where you are;
don't be foolish to try any courageous moves

эти шаги - самое тяжелое, что мне только доводилось совершать в своей жизни. каждый из них равен одному месяцу нашей жизни, каждый из них равен самым прекрасным моментам наших дней, я помню все твои родинки, а их, как назло, слишком много, но даже при энном количестве, я бы смог составить карту под названием "агора". я ее и составил, ты же помнишь? мои пальцы сминают бумагу от этой карты в кармане и с каждым новым сжатием я сокрушаю все то, что мы так тщательно строили и возводили в ранг святых.
я никогда не верил в бога, но я верил в тебя, ахо.
эти шаги - самое болезненное, что мне только доводилось испытывать в своей жизни. я так упорно иду к тебе на встречу, что кажется, словно ветер врезается в мое естество с самым сильным сопротивлением на планете. я так яростно сражаюсь с каждым новым движением, что кажется, словно меня забрасывают землей откуда-то сверху - через пять минут я не увижу света и буду похоронен заживо.
я не совсем уверен в том, что ты помнишь каждый ноктюрн, который был сыгран тебе за множество лет, но точно уверен в том, что ты помнишь каждое письмо, которое я оставлял на твоем теле - а их было сотни.
агора?

0

4

Форум: Phoenix Lament
Текст заявки:
Кассиус Уоррингтон // Cassius Warrington
Стажер Визенгамота, 20 лет, лоялен ПС и взглядам отца.
http://s7.uploads.ru/OSAeJ.png
*посторонние изображения
Jack Falahee, Joe Keery, Tom Holland, Jack O’Connell, Max Irons, ваши варианты

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
LEAVE YOUR SHOES AT THE DOOR, BABY.
I AM ALL YOU ADORE LATELY.

♫ Imagine Dragons
– Hear Me

О Кассиусе:
Кассиус Уоррингтон – образец того, как нужно быть чистокровным аристократом для того, чтобы получать от этого удовольствие. Говорят, ЧСВ Кассиуса появилось на свет на пять минут раньше него самого, и правильно говорят: в детстве Кассиус соревновался в том, кто лучше выглядит, с павлинами в собственном саду – и всегда побеждал; в школе Кассиус стал председателем Клуба парнишек с баблишком и слыл трендсеттером быстрых свиданий, трехдневной щетины и современной метросексуальности; выбрав своей будущей профессией стезю законодательства, в свои восемнадцать он уже знал, что судить людей имеют право только он и Бог. Причем насчет Бога он периодически сомневается.

О семье и идеологии:
Как большинство аристократичных снобов нынешнего времени, Кассиус извалялся в идеологии Пожирателей Смерти, и это неудивительно: мысли о превосходстве чистой крови пришли к нему с молоком матери. Большое влияние на Касса имеет его отец – Алек Уоррингтон, Пожиратель Смерти и влиятельный мужчина современности. У них с младшим сыном всегда были особые отношения: Алек возлагает на Кассиуса большие надежды и сулит внушительное наследство, а Кассиус по привычке оправдывает ожидания родителя, потому что может. К культуре Темного Лорда Касса приучали с первыми бокалами винишка за обедом; к восемнадцати годам мир получил еще одного сильного последователя, способного не только осуществлять приказы Волдеморта, но и проводить грамотную рекламу общих ценностей среди своего окружения. Одной из первых жертв идеологической пропаганды Кассиуса пала в то время влюбленная в него Дафна.

О помолвке:
Эта светлая мысль посетила головы наших отцов года три назад за бокальчиком хмельного солодового и обратилась в пранк, вышедший из-под контроля: Кассиус Уоррингтон и Дафна Гринграсс должны пожениться после школы. Какое-то время нам было даже весело: ты привлекателен, я чертовски привлекательна, чего зря время терять. Мы довольно быстро сошлись на почве любви к самим себе, красивой жизни и управлению людьми, в основном потому, что оба классные и с ЧСВ выше Башни астрономии. Мы до сих пор остаемся красивой парой с обложки глянцевого журнала о богатых и знаменитых, хотя сейчас отношения наши носят чисто номинальный характер и статус полезного в обществе аксессуара. Вне публичной жизни ты шпилишь по пятьдесят девочек в неделю и внимательно следишь за тем, чтобы об этих похождениях не слишком часто слышат отец; я же потеряла всякий интерес к скандалам чаще раза в месяц, но периодически негодую, чтобы ты не расслаблялся и не забывал, что на Рождество и свой день рождения я принимаю дань исключительно украшениями.

ОТНОШЕНИЯ
Кассиус и Дафна – это не lovestory, это даже не story about love, но так уж сложилось, что в жизнях друг друга они сыграли не последнюю роль. Кассиус и Дафна – это про броманс отпрысков нынешней элитки, которые вроде бы неплохо смотрелись бы вместе, но что-то пошло не так. Это про закулисные интриги и публичный тандем с обложки Ведьмополитана. Это про парочку находчивых и хватких молодых людей, сомнительные идеалы и перспективы мирового господства. Это про розовое шампанское, павлинов на заднем дворе, гольф с попаданием в хипстеров и незапланированные цыганские свадьбы. Давай возьмем все популярные клише и проедемся по ним асфальтоукладчиком так же, как это делали в первом сезоне Королев Крика. Каждой Шанель Оберлин нужен Чед Рэдвелл, и я тебя жду верно и преданно.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Мне не важны ваши пол, раса и вероисповедание, то, как часто вы сможете радовать нас постами – тоже дело ваше, я одинаково хорошо уживусь как со спидпостером, так и с человеком, ценящим свой темп улиточки. Обязательные условия – заинтересованность в роли и умение в юмор, потому что иначе со мной не выжить. Тебя жду не только я, но твоя сестра, моя семья, твой хитрожопый соперник, возможно, не удержится от соблазна тебя поприветствовать и твой отец. Приходи самостоятельным игроком, приходи любить стеб и треш, приходи играть со мной в соперничество и лучший в мире тимбилдинг, приходи с преступным намерением захватить мир, и мы с тобой непременно найдем общий язык.

Ваш персонаж: Дафна Гринграсс, чистокровная наследница с любовью к баблишку, хорошей жизни и дорогим развлечениям.
Пример вашего поста:

Пример поста

- Четыре года прошло, а ты все такой же тоскливый. - скептично вздохнула Дафна, отпивая кофе из своей кружки с дельфинчиком и отправляя движущуюся открытку-приглашение в мусорное ведро. На ежегодную сырную вечеринку Стюарта Акерли из Отдела магического транспорта каждый раз приглашался строго ограниченный круг людей: министерские работники из бывшей прослойки аристократии. Дафну такая избирательность очень бесила: после Битвы за Хогвартс, выигранной Гарри Поттером, каждый второй замшелый полукровка искренне считал себя равным отпрыскам былой элиты. Другая часть замшелых полукровок поспешила развить в мире предубеждение против Слизерина и детей осужденных Пожирателей Смерти: с таким клеймом можно было не рассчитывать на значимую должность в Министерстве или любом другом мало-мальски приличном месте. Никто больше не хотел связываться с теми, кто в 80-ых катался на личном пони, пока остальной мир отстраивал экономику, и в 98-ом отсиживался в подземельях, пока наверху умирали какие-то благородные ребята. Кроме Стюарта Акерли, конечно.

Но Дафна урвала свое место в госаппарате, потому что была классная, и летняя стажировка перед 7 курсом зачлась ей если не в резюме, то кармически - точно. Прошлый босс мисс Гринграсс, когда та пришла просить о работе, оказался слишком робким и зассал нанять выпускницу Слизерина, даже проверенную опытом забастовки Отдела магического хозяйства. Но не зассал мистер Долиш, глава Аврората, очевидно, узревший свой лишний выходной в умении Дафны обрабатывать 15 жалоб в минуту. После того, как бывшая слизеринка заварила потенциальному боссу идеальный китайский белый чай, выиграла у него в покер и раздобыла два билета на единственное выступление труппы русского магического воздушного балета, сердечко Долиша дрогнуло. Так Дафна Гринграсс стала новым ассистентом главы Аврората.

***
наши дни

Дафна сжимала предплечье Барта чуть крепче обычного и лишь этим выдавала свое вящее беспокойство. ​К делам, которые вел ее жених, невозможно было привыкнуть, как и к постоянному чувству тревоги: Дафна знала, что Сэлвина обязательно обыщут на входе, но уповала на грозно-осуждающий взгляд ее спутника, когда кто-то попытается залезть и к ней под юбку, где в подвязке припрятана пара волшебных палочек на случай, если запахнет жареным. По крайней мере, во все прошлые встречи это срабатывало - еще ни разу их маленький обходной маневр не был замечен телохранителями шишек магического черного рынка, но Дафна была уверена, что бармен-гоблин который раз хитро поглядывает на нее не из-за того, что она ему понравилась.

- У меня дурное предчувствие, - Дафна говорила достаточно тихо, чтобы услышать ее мог только Барти, - Прямо как в тот раз, когда мы бежали из Англии. Ты ведь не сделал ничего такого, за что эти парни могут превратить нас в уток и зажарить с яблоками?..

***
месяц назад

Дафна снова задерживалась допоздна, перебирая бумаги на столе мистера Долиша: дела, повестки, протоколы на подписание, полуразгаданные судоку, колдография дочерей, потерянный пару дней назад сендвич с ветчиной... Пока мистер Долиш выгуливал любовь всей своей жизни на очередное свидание, Дафне предстояло подделать подпись начальника еще на двух стопках бумажек - в основном, справок, предписаний и новых утвержденных меню. За четыре года работы бок о бок это стало привычной практикой - у главного аврора страны и без того жизнь была тяжелая, чтобы бюрократией страдать, и Дафна с этим молча соглашалась, записывая каждый случай переработки себе в блокнотик. Как правила, в конце года за страницы из этого блокнота можно было выторговать неплохие отпускные и даже новую дизайнерскую сумочку, каких на зарплату ассистентки в ММ не купишь. Над мисс Гринграсс плотно нависал "стеклянный потолок", и безвыходность положения раздражала ее неимоверно - ее амбиции, воспитание и навыки требовали перспективы мирового господства, а не вот это вот все под соусом бесконечной бюрократической суеты. Без привычных ей грязевых ванн, массажа ступней, укладок и покупки новых дизайнерских платьев каждый раз, когда накатывает грусть, Дафна чувствовала себя ужасно. Жизнь обычного человека ей претила - потому что что вообще делают обычные люди, когда не работают, спят? Что уж там, даже полноценный десятичасовой сон был для Дафны благословением в последние четыре года...

К пятидесятой бумажке взгляд Гринграсс замылился окончательно - завитки выходили не такими строгими, линии - не такими размашистыми, жизнь - не такой уж веселой. Последние полчаса Дафна просто читала подписанные "Долишем" листочки, запивая безудержное веселье литром кофе. Отпуск по семейным обстоятельствам, больничный по уходу за ребенком, отписка от рекламного буклета новых метел от Салли Метелкинс... Но ничто из этого не сравнилось бы по важности с листком, обнаруженным Дафной сокрытым в середине стопки, с именем Барти в составе. Разрешение на арест.

"Подозрение в рекете, преступном сговоре, взяточничество, торговля темномагическими артефактами... Чегооооо?" - хмурилась мисс Гринграсс, пятый раз перечитывая доклад о боевых подвигах своего обожаемого жениха. В голове не укладывалось не сколько то, как ее Барти дошел до жизни такой - скорее, как он успел вляпаться в обвинение как минимум по пятнадцати разным пунктам? По скромным подсчетам Дафны, Сэлвину светило от двух до трех пожизненных сроков - но скостят до одного за хорошее поведение.

"Правда ли все это?" - недоумевало подсознание. Дафна даже проверила листок несколькими разными чарами - вдруг кто-то из коллег не очень умный и захотел смешно над ней подшутить? Но нет, бумага горела, не расслаивалась и не обращалась в кролика при ближайшем рассмотрении - выходит, возможно, подлинная. Впрочем, давно пора было задуматься, что после изъятия капиталов семьи на компенсации семьям погибших честно и праведно Сэлвин не смог бы содержать Саттерленд с минимальной прислугой и садом. Будь он чистым на руку бизнесменом, он не дарил бы привычные Дафне драгоценности с октариновыми камнями, не оплатил бы свадьбу по всем традициям на 300 гостей, не зачастил бы в Америку к дядюшке Муну, и без того обладавшему сомнительной репутацией. Дафна нахмурилась еще сильнее, и уже через пару секунд пулей вылетала из кабинета Долиша.

***

- Кто ты, черт возьми, такой? - на колени Барти, привычно расположившегося в гостиной Саттерленда, упал скомканный бумажный лист, на отвороте которого была едва видна печать Министерства. Обвинительный приговор еще никогда не смотрелся так лаконично и уместно - разве что еще лучше он смотрелся бы в мусорке с грифом "Чушь собачья". Но Дафна-то знала, чувствовала, что не ошибается. И даже плащ скинуть не успела.

"Лишь бы щеночков не пинал и детей не похищал, остальное - прощу. Наверное..." - молилась Дафна про себя.

Отредактировано hurricanes (03-01-2018 17:59:21)

0

5

Форум: HP: The Wheel of Fortune (3 поколение и мы классные)
Текст заявки:

ДЖЕЙМС СИРИУС ПОТТЕР

http://s8.uploads.ru/t/c20kb.jpg
Aaron Taylor-Johnson
Честно, я даже не буду притворяться, что пыталась сократить заявку. Нет, я выставляю ее под спойлер в том виде, как она есть на форуме. Чтобы Вы смогли полностью насладиться текстом, разумеется)

Полное досье

I  Ш А Г.  О  П Е Р С О Н А Ж Е.лишняя графика

Возраст персонажа: Восхитительные 24 года.
Принадлежность: АМС увидели тебя одним из организаторов Clipeum и я склонна с ними согласится. Однако, если ты решишь остаться вне политики, никто не будет тебя упрекать.
Должность:Ловец одной из профессиональных команд Британской лиги квиддича. В будущем, скорее всего, сотрудник отдела магических игр и спорта Министерства Магии.
Чистота крови: Полукровный волшебник.


Ах, мальчик-красавчик,
Сколько девушек вздыхает,
Сколько слёз проливают
Они, глядя на тебя.©

Звездочка моя, никто никогда не сомневался, что ты станешь выдающимся игроком в квиддич и продолжишь традицию нашей семьи, не только пополнив ряды школьной сборной, но и войдя в состав одной из команд Британской лиги. Татсхилл Торнадос тебе нравится? Мне очень. У меня даже шарф небесно-голубого цвета над кроватью и значок где-то в кармане сумки.
Сейчас твоя карьера в самом расцвете и я уверена, что ты наслаждаешься успехом на полную катушку. Главное, братишка, вовремя переболей звездной болезнью, не переборщи с погружением в соблазны всея мира, без потерь выпутайся из сетей встречающихся на пути красоток и не утони в огневиски. Впрочем, ты же в первую очередь спортсмен и профессионал, поэтому я буду верить в твое благоразумие. Или, по крайней мере, в умение вовремя понять, что ты идешь ко дну и снова выбраться на поверхность, взлетев еще выше на гребне успеха. Кажется мне, что в твоей жизни был такой момент, но, к счастью, закончился. Может быть, частично благодаря мне.

- Пошёл вон,- сказал ему Воланд.
- Я ещё кофе не пил, - ответил кот, - как же это я уйду?©

Какой же ты, милый мой, и с чем тебя едят?
Если твою глубокоуважаемую сестру постоянно достают тем, что она чертовски напоминает бабушку Лили, ныне, к сожалению покойную, то ты как две капли воды похож на нашего деда. Разумеется, того самого, чье имя тебе посчастливилось носить. Причем, дело не только во внешности.
Многие их старых профессоров Хогвартса почувствовали, что сходят с ума, когда ты впервые появился на занятиях, задавая вопросы в той же манере, что и Джеймс Флимонт Поттер. В манере, которую ты нигде не мог подхватить, разве что впитать через кровь, по наследству от отца. А увидев тебя наперевес с метлой, элегантно и хвастливо проводящего рукой по вихрам непослушных волос и улыбающегося девочкам на два курса старше, древняя мадам Пинс осела прямо на горку своих драгоценных книг. Тем более, что дело происходило в библиотеке и с метлы летели грязные капли, покрывавшие все вокруг отвратительными потеками. На твое счастье, старушка проработала в Хогвартсе недолго, иначе ты никогда не получил бы ни единой завалящей брошюрки из запретной секции, даже с десятком разрешений от директора.
В тебе, братишка, всегда было море холеного нахальства, обаятельной и немного раздражающей демонстративности, мужественности и несомненного таланта. Ты открытый, привлекательный, смелый и зачастую пренебрегающий правилами. Увы, не только школьными.
Цепкий ум позволил тебе легко освоить школьную программу и достичь высоких результатов по СОВ и ЖАБА. Там, где другим требовалось зубрить ночь напролет, тебе достаточно было лишь приложить немного больше усилий, чем обычно. Возможно, именно с тех пор ты и привык брать многое от жизни «с налета», так и не научившись ждать. При этом ты умеешь добиваться цели. Просто она должна стать для тебя действительно значимой, чтобы заставить выложиться по полной.
Никого не поразило, что твоей страстью с первых курсов стал квиддич и место ловца красно-золотых по праву вновь перешло к Джеймсу Поттеру. К пятому курсу ты стал звездой Хогвартса, а к концу седьмого уже имел предложение войти в запасной состав двух команд лиги.
Взрослея, ты становился натурой более глубокой и интересной, раскрывая внутренние грани. Несомненно, ты добрый и преданный, чуточку самоуверенный, отважный, умеющий и любить, и ненавидеть. Чуткости и такту ты учился долго, но зато теперь умеешь подмечать в людях то, что не всегда видят другие.
Что касается наших с тобой отношений, то, пожалуй, лучше всего о них расскажет кусочек из моей анкеты. Если решишь взять роль, конечно, обсудим подробнее. Уточню лишь, что по моей задумке, отношения эти стали проще и ближе. Мы по-прежнему периодически ссоримся и орем друг на друга, но ты ближе ко мне, чем кто бы то ни было.

Звезда Третья, но по значимости далеко не последняя

Третьей признанной звездой мира Лили (наряду с Молли и Флер) был ее брат Джеймс. Когда девочке исполнилось семь, старший из детей Поттеров уехал в Хогвартс, а сестрица проревела два дня напролет, тоскуя в звенящей тишине вмиг опустевшего для нее дома. Конечно, Лили любила и Альбуса, но именно Джеймс с ранних лет был ее кумиром и самым преданным другом. Он мог задразнить младшую Поттер до слез своими не всегда безобидными шутками, но и первым утешением в горе тоже неизменно становился он. За четыре года девочка написала брату, наверное, тысячу писем, ни одно из которых, вопреки ее тревогам, не осталось без ответа. И, конечно же, мечтала так же попасть на Гриффиндор. К долгожданным каникулам Лили готовила для Джеймса сюрпризы, тщательно продумывая их по нескольку дней, а брат по приезду учил младшую Поттер играть в квиддич. Ей одной доверяя прикоснуться к святая святых – своей метле новейшей модели.
Пока Джеймс осваивал азы волшебства, Лили «открыла» для себя Альбуса. Тихий, когда поблизости находился затмевающий всех своей неукротимой энергией старший брат, он оказался настолько интересным собеседником и хорошим другом, что сестра каждый вечер протаптывала дорожку в его комнату. Находя что-то совершенно новое в этой успокаивающей модели братско-сестринских отношений, где не было места чередующим друг друга ссорам и примирениям.

II  Ш А Г.  Л И Ч Н Ы Е  Д А Н Н Ы Елишняя графика
Связь с вами:
Для начала – гостевая и ЛС. Если сойдемся, открою все явки и пароли.
Пожелания и дополнительные сведения:
Это наметки, штрихи к цельной картине, которую мне хотелось бы видеть. Ты волен дополнять и изменять ее в пределах разумного. Все обсуждаемо, потому что в нашей семье решающий выбор остается за тем, чьей судьбы это касается. Делай персонажа под себя, но, пожалуйста, оставь в нем шарм, наглость и некоторое безрассудство. Ведь именно за это я так тебя люблю.
Приходи, моя звездочка, я очень жду)

Ваш персонаж: Лили Луна Поттер - бывший охотник сборной Гриффиндора по квиддичу, неудавшийся серфер, стажер в группе аннулирования случайного волшебства ММ, головная боль мистера Эрскайна Лестрейнджа и Ваша любимая сестрица по совместительству.

Пример вашего поста:

Пример поста

Ньюквей очаровывал. С первого взгляда на серо-зеленые скалы, розовые автобусы и переплетения узких улочек, с первого прикосновения обнаженной ступни к горячему золоту песка, с первого глотка сидра и вкуса Cornish Pasty под неумолчный рокот волн. И даже на исходе второго месяца, когда Лили уже начала фамильярно называть его Ньюки на манер местных жителей и завсегдатаев, это местечко все еще заставляло сердце юной ведьмы биться чаще.
Рыжая чувствовала себя здесь совершенно в своей стихии. Под ярким ли цветным навесом на пляже с освежающим фруктовым коктейлем в руке или на шумной вечеринке с карнавальными костюмами и танцами до упада. Подошвы туфель стирались быстрее, чем Поттер успевала покупать новые. Поэтому с некоторых пор девушка предпочитала танцевать босиком.
За пару выходных Лили успела выбраться с центрального пляжа в восточную бухту, где волны были поменьше, и взять несколько уроков серфинга. Отменное чувство своего тела и балансировка игрока в квиддич помогли рыжей устоять на доске и гораздо меньше сваливаться в воду, чем такие же новички. И все же ей приходилось сложно. Пыл юной ведьмы это, разумеется, не остудило, но для того, чтобы стать настоящим серфером, требовалось время. А именно его у Лили практически не было. Или же просто сердце Поттер было навсегда отдано квиддичу и никакой другой спорт не интересовал ее настолько, чтобы пожертвовать ради тренировки очередной тусовкой в местном клубе, партией в пул или прогулкой с симпатичным мальчиком в ближайшую деревушку за настоящими рыбными чипсами, которые не попробуешь больше нигде.
Праздная жизнь с необременительной работой, где от тебя никто не ждет ничего особенного, а друзей заменяют коллеги по работе, такие же свободные и наслаждающиеся каждым днем словно последним, как и ты сама – это именно то, чего хотелось Поттер весь прошедший год. Девушка ничуть не жалела, что променяла туманное болото Лондона на ветра и прибой шумного курорта. Но все же иногда ее уже начинало тянуть обратно. В те минуты, когда все были заняты рабочими делами, а рыжая скучала без клиентов под своим навесом, мысли девушки все чаще возвращались в Нору. А в глубине души пока еще слабо, но уже чувствительно, шевелилась мысль, что нельзя прожигать свою жизнь настолько бесцельно.
Однако расставаться с Ньюквеем Лили не спешила. Потому что нигде еще она не чувствовала себя настолько свободной и настолько собой. Эта легкость стала сказываться на всем облике рыжей. У девушки было чертовски умиротворенное выражение лица, расслабленная поза и ленивая яркая улыбка уверенного в себе человека, который знает весь свой ритм жизни на месяц вперед. Только загар никак не хотел приставать к Поттер. От солнца у нее лишь появилось несколько веснушек на носу, да кожа начала слегка золотиться.

Этим утром Лили клевала носом, вытянув длинные ноги в синих брючках, открывающих изящную щиколотку, и форменной футболке одного из самых дорогих отелей курорта. Плечи прикрывал темно-голубой свитер, который девушка периодически стягивала на шее под порывами свежего ветерка, ленясь надеть его целиком. Приоткрыв один глаз, рыжая помахала приятелю-серферу, ведущему клиента на урок, и снова погрузилась в дрему.
Услышав женский голос, интересующийся оборудованием, Лили тут же вскинула голову и с готовностью неспеша поднялась с раскладного стула. Окинув взглядом женщину, ведьма улыбнулась. Во-первых, несмотря на сонное состояние, у нее было хорошее настроение и делиться им со всеми доставляло Поттер удовольствие. Во-вторых, этого требовала работа, где вежливость и профессионализм занимали первое место.
- Доброе утро, - произнесла девушка приветливо. – О да, именно я здесь неразделимо властвую. Хотите покататься?   – То, что женщина выглядела чересчур респектабельно для серфера, совершенно не ввело Лили в заблуждение. Порою, именно такие холеные молодые дамы стоят на доске куда увереннее любого завсегдатая курорта с навечно приклеенным к лицу загаром и дредами на выгоревших волосах.
– Скучно,   - сообщила Лили с лукавым прищуром. – Но это большая тайна. Потому что на работе должно быть некогда скучать.
Ответив на приветствие бармена, грациозно плетущегося куда-то с двумя бокалами, украшенными зонтиками и кусочками фруктов, девушка сочувственного подмигнула ему. Зевал парень так же заразительно и со вкусом, как и сама Поттер, из чего можно было сделать вывод, что большую часть прошедшей ночи они провели в одной компании.
- Работа, как работа. Не хуже других,   - пожала плечами девушка, возвращая всё свое внимание потенциальной клиентке. – Так вы хотите что-то определенное или просто поболтать? Имейте ввиду, что в мои обязанности входит и то, и другое.
Ведьма снова улыбнулась, легко встряхнув волосами и с ленивым ненавязчивым интересом оглядывая женщину.

Отредактировано schatz (04-01-2018 01:02:49)

0

6

Соигрок найден

Текст заявки: Ищу не очень обычное! Напало вдохновение сыграть историю из одной чистокровной или не совсем чистокровной семьи, развернувшуюся между дядей (не обязательно в почтенном возрасте) и племянницей или старшим братом и сестрой (от двоюродных и далее, но не родными).
Идея такова: дядя/старший кузен является частым гостем в доме племянницы/младшей сестры, с детства вызывает у неё восторг и приливы типичной детской любви, получая взаимно и родственную любовь, и внимание, и маленькие презенты каждый раз:
  — Опять шоколад! Перестань ей его носить, у неё же все зубы повыпадают! — безобидно укоряет мать.
  — Да брось, она же ребёнок, как без сладкого? — улыбается он.
  А ребёнку тем временем 12, 15, 17... Ребёнок растёт и расцветает, и постоянный гость и любимый родственник внезапно осознаёт, что влюбляется в "маленькую девочку". И даже планирует просить её руки (чистокровные же, законом не запрещено, женимся на ком хотим). У девочки же паника, стресс и непонимание происходящего. Как же так? Ведь всё было так хорошо!..
  Далее драма (или не драма) разворачивается по наитию и нашему усмотрению.
  Что хочу от образов персонажей. Себе очень хочу взять роль женскую, племянницы/сестры (давно не игралось мне женскими персонажами). Внешность роли не играет, поэтому если у вас есть любимые образы или видите что-то определённое в данном случае, я в полной боевой готовности рассматривать и обсуждать. Факультет, дальнейший род деятельности и сторона тоже гибкие и подстраиваемые (единственное, не хотелось бы быть на стороне ПС). Дядю/кузена вижу, конечно же, старше года хотя бы на 4, максимум не ограничен. Род деятельности тоже меня мало интересует, как и политические взгляды.
  Предпочтительна, как вы поняли, чистокровность, но не обязательно из списка священных 28. Фамилия не обязательно одна и та же, мы ведь знаем, что чистокровные все друг другу где-то родственники (;
  Поколение любое: 1, 2, 3 — мне всё подойдёт. Есть на примете форум — божественно, идём! Нет — тоже отлично, найдём вместе! Если что, я люблю mybb и ко, спокойные дизайны, которые не застряли в эпохе первых ролевых, когда ещё никто ничего не умел делать в графике от слова совсем. И, ради бога, без кроссплатформ и кроссфорумов! Пожалуйста! Играть люблю относительно быстро (от 3 постов в неделю и более), но подстраиваюсь под ритм соигрока и не то чтобы страдаю, так что не пугайтесь. Пишу от 3к и более, если прям накатит (но если вы ограничиваетесь 3к, то не думайте, что не подойдёте, потому что краткость — с. т.). Люблю грамотность, но от её отсутствия тоже не сильно страдаю, содержание интереснее.
  Может, у кого-то завалялась в голове подобная идея, но вы её до сих пор не оформили. Или знаете того, у кого есть подходящая мысль, но он её пока ещё думает. Или я слепну с годами и не вижу/не нахожу вашу уже имеющуюся где-то заявку... В общем, звоните в рельсу, пока горячо!
Пример вашего поста:

Пример поста (из последнего, мужской персонаж)

У Гиббона правильные и приятные черты лица, мягкие интонации в голосе, и удивительно, что такое лицо и такой голос достались такому мерзкому человеку. Джон рассматривает своего палача и, увлекаясь изучением внешности стоящего перед ним человека, на короткое время забывает о страхе и о своём бедственном положении. Однако Уолтон не даёт надолго выпасть из реальности и напоминает о том, что здесь далеко не санаторий, отвязывая правую руку от стула. Зря только с узлом мучился, — пролетает в голове мысль, которая могла бы иметь интонацию досады, но не в этом случае, когда напрасная трата сил, положенная на возню с узелком, наоборот оказывается недостаточной. В другой ситуации было бы обидно помаяться и оказаться развязанным: зачем старался тогда? Но не теперь. Справься с верёвкой Джонатан на минуту пораньше, у него был бы шанс дать отпор Гиббону, а теперь его ладонь зажата в руке Пожирателя. Лучше от освобождения от верёвки не стало. Ожидая приведения в исполнении угрозы об отрезании пальцев, Смит покрылся холодной испариной, отчего рубашка на спине в миг покрылась каплями пота.
  — Этим ты всё равно ничего не добьёшься, — процеживает сквозь зубы целитель и пытается вырвать руку, но Гиббон держит её словно клещами. — Нельзя выпытать то, чем человек не обладает.
  Последняя попытка вырваться и заставить Уолтона думать, что Джон абсолютно ничего не знает. Но хватка мужчины сильна, особенно для ослабевшего за несколько суток пленника, да и убедительность, видимо, покоцалась под мешком, а потому Пожиратель в следующее же мгновение стискивает мизинец Смита и, приложив усилие, с хрустом ломает кость. Джонатан взвывает и зажмуривается от боли, сжав зубы, отчего те едва не закрошились. Он не открывает глаз, пока мучитель перебирает его пальцы, и ожидает новой порции боли, тяжело дыша и пытаясь совладать с собой. Глупо было строить из себя сильного героя, когда таковым не являешься, но Джон зачем-то старался, напоминая себе, что не он первый и не он последний; что были и другие, кто переносил пытки Пожирателей, причём в разы хуже, но всё равно не сдавались. Так почему он должен быть слабым, почему вдруг должен поддаться желанию прекратить этот кошмар и ради этого рассказать всё, что только знал? Правильно, нет для этого причин, а потому Джонатану пришлось выдержать ещё четыре перелома, три из которых были сделаны заклинанием, отчего боль меньше не становилась и по-прежнему вызывала крик. Голова кружится, воздуха не хватает, но саднящая рука не позволяет в конец обессилевшему Смиту снова потерять сознание, что стало бы для него спасением на некоторое время.
  — Я не знаю, — на выдохе сквозь зубы выдавливает из себя целитель. — А даже если и знаю, то ничего не скажу.
  Голос прозвучал негромко, но твёрдо, Джон уверенно посмотрел в глаза Гиббону (хотя это было сложно, потому что в глазах всё плыло), демонстрируя готовность жертвы стоять на своём вопреки истязаниям. Однако сработал сигнал, отвлекший Пожирателя от явно воодушевляющего его занятия. Скучать не буду, — мысленно бросил он Уолтону, вновь привязавшему руку к стулу и засунувшему в рот грязный кляп. Как только палач покинул подвал, Джон закрыл глаза, чтобы угомонить головокружение и выровнять тяжёлое и прерывистое дыхание. Лишь бы Гиббон был там подольше, чтобы удалось хотя бы отдохнуть от его омерзительного общества, да и, по чести сказать, ещё немного отсрочить новый виток пыток. Чем дольше оттягивался момент очередных истязаний, тем меньше хотелось их вообще хоть сколько-нибудь терпеть. Окликнутый вдруг по фамилии и откуда-то со спины, Джонатан вздрогнул, открыв глаза, и обернулся, но только наполовину: шея затекла и ужасно болела, будто его били по позвонкам. Чужая рука легла на рот поверх кляпа. Как будто я могу заорать. Джон фыркнул в ответ на требование не орать, затем пожал плечами на первый вопрос мужчины и глухо и коротко простонал на второй. Да и ему не хотелось знать или осмысливать варианты ответов на вопросы, гораздо больше ему хотелось освободиться, найти свою палочку и убраться отсюда поскорее. Он уже знал что делать. Левая рука, пока ещё остающаяся здоровой, нашарила узелок верёвок, пальцы быстро и лихорадочно, сбиваясь, царапая кожу о жёсткий ворс, принялись развязывать путы. Нервные окончания напрягались до предела, вызывая дрожь и затрудняя дело, но, повозившись, Джонатан всё же развязал узел и вырвал руку, испещрённую следами от бечёвки. Отняв от лица ладонь Аберфорта — именно им оказался спаситель, — Смит вытащил кляп изо рта, поспешно отвязал искалеченную руку, прижал её к груди и всё той же левой занялся узлами, сдерживающими ноги.
  — Вы ведь не один? — попутно шёпотом, потому что сил не хватало больше ни на йоту повышения тона голоса, спросил Джон. — Кого нам нужно будет спасти? Если этот псих быстро поймёт, что происходит, Вашему помощнику несдобровать... Мягко говоря.
  Смит поднялся на ноги, но тут же чуть не рухнул. Ему пришлось схватиться за мантию Дамблдора, чтобы устоять: голова закружилась сильнее, на миг в глазах стало полностью темно, слабость, которая гораздо меньше ощущалась, пока он сидел, дала о себе знать в полную силу. Переведя дух и придя в себя, Джон "устаканился" на своих двоих и левой ладонью прижал к себе правую руку, лелея её, словно это могло успокоить боль и вылечить пальцы.
  — Простите, мистер Дамблдор, — смутившись своей слабости, повинился целитель. — Из меня сейчас плохой помощник. Но я сделаю всё возможное.

Отредактировано Азазель (16-02-2018 22:19:02)

+2

7

Форум: Marauders: Royal Flush
Текст заявки: Чарли Аверил, 40 лет, полукровный/из семьи так называемых новых чистокровных, не отмеченных в официальном списке. В первой магической войне придерживается нейтралитета, но есть задумка на линию где его пытаются завербовать в ПС. Пресс секретарь министерства магии.
Внешность: Габриэль Махт.

история

Когда в сорок пятом году Дамблдор поверг Гриндевальда Чарли было десять, но если честно он совершенно этого не помнит. Впрочем, ровно как и его родители: отец отвечал за соблюдение протоколов безопасности в Гринготтс, мать занималась организацией светских шабашей, замаскированных под благотворительные вечера. Им обоим было чем заняться.
Нет, мистер и миссис Аверил, как и их сын, никогда не жили в воображаемом мире, напротив – они прекрасно осознавали свое место в мире реальном и полностью отдавали себе отчет, что магическая война (ни с Гриндевальдом, ни с кем-либо еще) никак не затронет их семью. Они не были магглоненавистниками или же фанатиками другого рода. Они были индифферентны ко всему, что не касалось лично их.
Таким же вырос и Чарли. Пожалуй, его можно было назвать эгоистом, пусть он сам предпочитал скрывать этот ярлык за такими терминами как «амбициозность» и «настойчивость», хотя стоит признать, что данными качествами он также обладал в полной мере: именно благодаря им он и был распределен на Слизерин. И именно эти качества позже привели его в мир прессы и политики. Ему нравилось быть в центре внимания. Нравилось уважение, которое испытывали к нему другие. Нравились кабинеты, которые становились все больше на каждой ступени его карьерной лестницы, по которой он так стремительно продвигался. И, конечно, ему нравилось движение: Аверил не мог продержаться ни в одной роли больше года, ему нужно было идти вперед, выше, дальше.
Это стало прямой причиной, по которой развалился его ранний брак: мужчине быстро наскучила рутина, а появление на свет ребенка и вовсе ввергло в ужас. Несколько лет он не мог привыкнуть к мысли о существовании Лидии и лишь по настоянию бывшей жены неохотно стал частью ее жизни. Его отношение к дочери, однако, быстро изменилось.
Нет, Мерлин, нет, не в один волшебный миг в который на Чарли внезапно снизошло осознание того, что это был самый прекрасный ребенок в мире, а вся жизнь, которую он вел до этого была лишь большой ошибкой. Любовь к Лидии в принципе пришла не сразу. Сначала появился состязательный дух, так свойственный мужчине: раз уж он был отцом, то черт с ним – он станет лучшим отцом в волшебном мире за последние десять, нет – сто лет. Потом, постепенно, дочь стала частью его жизни: он привык держать ее на руках, забирать на ежедневные прогулки, помогать с ребенком по выходным. И когда Лидия махала ему и Бердайн из окна поезда, Аверил поймал себя на мысли, что его жизнь уже не будет полной без нее.
Также постепенно вернулась в его жизнь и Спринг. Незаметно она стала человеком, к которому было удобнее и разумнее всего обратиться за советом, кем-то с кем можно было поговорить, когда выдавался свободный вечер. Семья не стала центром его жизни. Работа не ушла на второй план – но в его вселенной впервые появилось что-то важное, что-то помимо встреч с журналистами, множества речей и статей, выступлений и интервью.
И пожалуй ему интересно, куда это ведет его.

отношения

Как видите, в анкете я отношений как таковых не прописала, во всяком случае – в настоящем времени. Были женаты, общий ребенок, сейчас близкие друзья. Романтической линии между персонажами скорее всего не будет, так что можете приходить с новой пассией/искать ее среди обитателей рояля, но в любом случае мы потихоньку становимся пусть странной, но семьей, как ради Лидии, так и из-за теплых отношений, складывающихся между нами.
Я основную линию игры вижу в конфликте интересов: вся личность Бердайн строиться на стремлении к справедливости и поэтому она вступает в Орден (да и выбора у нее, как у магглорожденной, особенно нет). Чарли же – напротив, довольно эгоистичен по своей натуре, сосредоточен на карьере и соответственно полностью разделяет (ну и по роду деятельности – проповедует) официальную точку зрения министерства. Кроме того ему, как полукровке (вполне вероятно, что кто-то его мать была даже и чистокровной, но это нам лучше будет обговорить с администрацией по вашему приходу, в любом случае – в его семье были волшебниками все вплоть до дедушек бабушек) ничего не грозит, так что лично для себя особенно противостоять пожирателям он не видит смысла, да и в принципе взаимодействует и поддерживает приятельские отношения со многими, кто сочувствует Тому-самому, что естественно Берди нравится не особенно.
В общем – идей для игры у меня много, к какому бы развитию событий мы не пришли. Присоединяйтесь, очень жду!

Ваш персонаж: Бердайн Спринг. 38 лет, магглорожденная волшебница, член ордена феникса, работник отдела тайн. Любит справедливость, винишко и на данный момент активно занимается расследованием массового убийства магглов, произошедшего несколько месяцев назад, находясь в поиске того, кому нужно было прикрыть все это дело в министерстве. В общем скандалы, интриги расследования. Кроме того сейчас Бердайн как и ваш теоретический персонаж дико переживает, потому что ее доча решила забить на отличное место в пророке, которое нашел для нее отец, вместо этого подав заявки на стажировку в отдел тайн и аврорат. В общем все очень запутанно хд
Пример вашего поста:

Пример поста

Ситуация начинала потихоньку разъясняться, пусть многое и было до сих пор неясно. Маггл явно стал свидетелем передачи чего-то, встречи двоих людей, один из которых работал на министерство, второй же... второй мог быть кем угодно и пусть у нее, как наверняка и у Марлин были свои предположения, этим они пока и оставались - размышлениями, не подкрепленными никакими фактами. И маггл, постепенно начинавший впадать в какую-то прострацию, совершенно не помогал им прояснить хоть что-то дальше. Она чувствовала, что вот-вот последует примеру младшей коллеги по несчастью и тоже возьмет на себя роль плохого копа: раздражение начинало нарастать, как всегда в тех случаях, когда она понимала, что у нее очень мало возможностей докопаться до правды. Она всегда была азартной и любопытной, неудивительно, что Бердайн терпеть не могла заходить в тупик. А именно этим сейчас она и занималась: никакой полезной информации мужчина им больше предоставить не мог, причем скорее всего просто потому, что ее у него не было. Подавив совершенно детскую вспышку агрессии и столь же ребяческое желание со всей силы треснуть по чему-нибудь кулаком, она снова нацепила доброжелательную улыбку и покивала на очередное неразборчивое стенание Свонли, и все-же что-то из его жалобных попыток убедить их в ценности находки вновь заинтересовало ее. Один из друзей заинтересовался - неужели маг? Законы магической Англии никак не возбраняли общение волшебников и немагов, если конечно первый не решал вдруг рассказать второму о том, что он может мановением невзрачной на первый взгляд веточки поднять автобус или перенестись на другой конец Лондона, однако что-то здесь не сходилось. Если он был магом, то почему же, увидев портфель с гравировкой министерства на нем, той, что была знакома всем волшебникам, живущим в стране, он не конфисковал его или хотя бы не сообщил о своей находке в министерство? А может и сообщил, только я об этом не знаю. Она в очередной раз помянула Мерлина. Еще один тупик. Что-то подсказывало ей, однако, что маггла этого, учитывая все обстоятельства, она видит не в последний раз. Нужно будет попросить у Лин его контакты, может быть наведаться в гости. Это было бы чрезвычайно плохой идеей, но других пока не было. Что ж, об этом можно будет подумать и после. Пока же она вновь включилась в происходящее.
Что ж, хотя бы Марлин можно было во всем этом кавардаке гордиться, она чуть успокоилась и теперь вещала что-то магглу самым ласковым тоном на который, по опыту самой Бердайн, девушка вообще была способна. Да и прикрытие ее было неплохим, стандартным, действенным и проверенным временем: оно часто использовалась в тех случаях, когда свидетелей было слишком много и команда стирателей памяти оказывалась бессильна. Хотя вот дальнейшие ее махинации одобрить было сложно - практически на глазах у свидетеля блондинка начала процесс трансфигурации. Благо Спринг успела заслонить ее от глаз маггла, да и сам он кажется был не совсем в состоянии осознать, что перед ним происходило нечто необычное в данный момент, он врят ли заметил бы даже если бы оборотное зелье вдруг потеряло свое действие и к девушкам вернулся их облик. В конце-концов, не заметил же он, что из его рук вдруг пропал портфель, за который он так цеплялся еще пару минут назад. Если бы она не знала лучше, подумала бы, что кто-то швырнул в бедолагу конфундусом из-за угла. Но нет - они бы заметили. И все-таки никогда нельзя было быть слишком осторожным, так что она решила все же продолжать отвлекать его от действий второй девушки.
- Вы сказали ваш друг предупредил вас, - она аккуратно взяла его за плечи и попыталась поймать его бегающий в абсолютной растерянности взгляд, - не знаете, почему его так встревожил ваш рассказ?
Маггл помолчал недолго, видно прикидывая в уме возможные причины, вспоминая тот разговор и женщина с трудом подавила в себе желание схватить палочку и отлеггиментить его прямо здесь. Возможность была весьма соблазнительной и все же она не была тренированным специалистом, а значит могла нанести непоправимый ущерб. Каким бы непривлекательным ни был странный субъект, этого ей не хотелось точно. Наконец, он все-таки смог выдавить из себя ответ:
- Татуировка. Он стал странным, когда услышал про татуировку, - его голос внезапно окреп, женщина почувствовала, что пусть он и был растерян, в этом заявлении Свонли был уверен на сто процентов. Она почти физически почувствовала, как участился ее пульс.
Вот тебе и факты.
Вот и подтверждение тому, что она подозревала. Ужасно неприятное и пугающее подтверждение. Второй человек на той встрече принадлежал к разряду людей с которыми министерские чиновники явно не должны были вести дружеских бесед. Что ж, еще минуту назад она была готова отдать собственную палочку ради того, чтобы получить хоть какую-то дополнительную информацию - за что боролась, на то и напоролась. Подчиняясь призрачной надежде, она все же решила уточнить:
- Какая татуировка?
Маггл уверенно ткнул пальцем в свое запястье.
- Большая. Вот здесь.
Больше он не успел рассказать ничего - Марлин утащила его в сторону, всучивая лже-портфель и отправляя восвояси. Она предоставила ей прощальные формальности, между тем, удаляясь в сторону, невзначай подбирая портфель. Усталость начинала наваливаться на нее тяжелым грузом. Бердайн осмотрелась и, приметив в паре метров от них небольшую скамейку возле здания, к которому они трансгрессировали изначально, опустилась на нее, открывая портфель. Он действительно оказался пуст, но она помедлила, прежде чем закрывать его. Через пару секунд подоспела и Маккинон, с привычной ремаркой. Спринг покачала головой, все еще не поднимая взгляд.
- Такими вещами должен заниматься специальный отдел, ты же знаешь, - что-то не давало ей покоя, что-то казалось незавершенным, призрачная догадка прямо перед ее носом. Она вытащила волшебную палочку и чуть помедлила, прежде чем неуверенно направить ее на портфель, - Ревелио.
Один долгий, невероятно разочаровывавший миг ничего не происходило, пока наконец, секунду спустя что-то внутри едва заметно, но все же изменилась. На самом дне сумки появилась небольшая складка, которой раньше там не было. Женщина сунула руку в глубину портфеля и нащупала потайной карман. Ее мысли моментально метнулись в разные стороны, в основном сосредотачиваясь все же на одном - нужно было проверить, нужно было удостовериться, что там не было никаких заклинаний, чар, проклятий. Но все это пришло ей в голову уже секундой после того, как она вытащила на свет несколько листов бумаги. Листов со знакомой эмблемой и, что было еще страннее, заполненных знакомым почерком. Удивляло в основном потому, что почерк этот был ее собственным.
- Какого Мерлина?..
Это было единственным проходящим цензуру высказыванием, которое она смогла выдавить из себя. Этого отчета она не видела уже несколько месяцев, после того, как он был конфискован у нее доблестными блюстителями порядка. И она очень давно делала все возможное, чтобы вновь изучить его, найти в хранилище аврората, спрашивала у знакомых, рылась в бардаке их архива самостоятельно. Но чего она точно не ожидала, так это увидеть его в подобных обстоятельствах. Она вчиталась в едва знакомые, уже полузабытые предложения, стараясь сосредоточиться и начиная замечать, что в некоторых местах отчет был явно отредактирован. Кроме того - текст явно был бледнее, чем должен был быть, - это была копия. Оригинала в стопке не оказалась - она удостоверилась в этом, перебирая один за другим все листы, оказавшиеся у нее в руках пока, наконец, не добралась до последнего, привлекшего ее внимание больше всего. Его писала не она. Почерк был не знакомым. Вчитываться она не стала, вместо этого она спешно сунула всю стопку обратно в портфель и хлопнула застежкой, поднимая глаза на свою спутницу:
- Давай-ка трансгрессировать отсюда, - поднимаясь, она взяла ее за руку, но прежде чем они обе с громким хлопком исчезли с кладбища, повернулась к ней и хмыкнула, - к слову, да. С боевым крещением тебя.

0

8

Форум: HOGWARTS. PHOENIX LAMENT
Текст заявки:
Клеманс Мило // Clémence Milot
Владелец магазина в Хогсмиде «Бурлящий котел», Орден Феникса.
http://images6.fanpop.com/image/photos/35400000/Candice-candice-accola-35469118-500-200.jpg
Candice Accola

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
- родилась во Франции, в Париже, 15.06.1977 (20 у.о);
- мать Жаклин Мило (nee Лесаж) полувейла;
- отец Анри Мило магглорожденный;
- есть сестра Адель Мило (11.01.1980 – 18 у.о)
- Клеманс училась в Шармбатоне;
- на 6 курсе была на турнире Трех Волшебников в Хогвартсе;
- в Хогсмиде познакомилась с Томасом в 1994 году;
- после убийства Седрика на Турнире уехала обратно в Шармбатон. Родители были категорически против отпускать дочь учиться в Лондон, настояв на том, что обучение она должна закончить во Франции;
- после выпуска Клеманс уговорила родителей перебраться в Англию;
- вместе с отцом открыли магазин в Хогсмиде «Бурлящий котел», где торговали волшебными зельями и ингредиентами для них;
- через год после открытия магазина, произошло нападение в Министерстве магии, в магической Англии все были уверены в возрождении Темного Лорда.
- начались гонения магглорожденных волшебников, что угрожало жизни ее отца и матери, поэтому они слезно умоляли Клеманс уехать во Францию, но девушка отказалась. Осталась с Томасом в Англии, продолжает работать в «Бурлящем котле»;
- мать и отец уехали во Францию, но продолжают слезно умолять дочь передумать и вернуться на родину;
- сестра осталась с Клеманс, помогает в магазине;
- Клеманс Мило безумно любит заниматься зельями, помешана на ингредиентах и постоянно экспериментирует со снадобьями. Именно это и подтолкнуло ее семью открыть подобный магазин;
- она полувейла, сестра тоже;
- превосходно катается на метле;
- слишком самостоятельная, порой крайне противоречива.

отношения+доп.инфо

ОТНОШЕНИЯ
Это моя будущая невеста. Познакомились случайно в Хогсмиде, когда девушек из Шармбатона водили на экскурсию. Клеманс зашла в новенький магазин, поглядывала на экипировку и метлы. Услышала шум из подсобки. А там Томас, весь измазанный, после очередного взрыва и с дымящимися прутиками.
После были лишь переписки. Редкие встречи. Любовь получилась из воздуха, как будто полу-вейлы и правда могли зачаровывать.
После того, как родители девушки уехали, пара стала жить вместе, в квартире Уэйлов. Отношения можно раскрутить от любви до ненависти. Есть много задумок. Готов на любые предложения.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я вас очень жду и надеюсь, что вы примете меня и моего героя и будете холить и лелеять, как и я вас!

Ваш персонаж:

Томас Уэйл

Изобретатель, подмастерье в "Nimbus Racing Broom Company"
Характер у Томаса очень своеобразный и противоречивый. Никто не может определить: о чем он думает и что может сделать, грубо говоря, юноша непредсказуем. Его раздражают мелочи, да, можно сказать он в своем роде педант. Он упрям и тверд, усидчив – может часами сидеть на месте и заниматься тем, что нужно. В школе был одним из тех парней, за которыми гоняется мистер Филч по школе, жалуются учителя и неоднократно снимали баллы факультета. Самим собой себя чувствует только за очередным изобретением, в компании старых друзей или девушки, либо за чтением старых книг. Преданность Тома иногда переходит все границы, и он может быть немного надоедливым, но в свое время безумно романтичным. В школе был нарасхват, однажды встречался с тремя девушками сразу, но не вынес такого кошмара и расстался с каждой. По характеру он не тряпка и не размазня, может отстаивать свою точку зрения и никогда не отступит от своего. Томас очень суеверен, верит в различные приметы и предсказания. Именно поэтому в школе любимым предметом были предсказания.
----
Томас родился в семье волшебников *** и Гаррисона Уэйл. Он был не то чтобы не желанным ребенком. О нем просто не думали. Ни отец, ни мать. Никто из них, сильных и самостоятельных взрослых людей, не рассчитывал, что в один прекрасный момент в их жизнь ворвется кто-то еще. Их семья была не совсем правильная. Она была жесткой и сильной, будто мужчина в женском теле. Он – был ученым, который положил жизнь к ногам великой науке и исследованиям.
Когда в их семье появился Том, ничего в общем-то и не изменилось. Томас первые несколько лет жизни провел с матерью, под заменой ее на родственников и нянек, а после с отцом, пропадая с ним на работе и внимательно изучая все те волшебные премудрости, которые его окружали.
Отношения между Томом и отцом были куда дружелюбнее, нежели между ним и матерью. Семья разрушилась окончательно, когда отец написал статью. Мать дошла до безумства, забрав сына к своим родителям и оставив отца Томаса одного. Ему было 7, когда хлопнула дверь его дома, и мать унесла его далеко от родных мест, невзирая на его слезы, мольбы и крики возмущения. Характер уже тогда становился сильнее, чем полагалось. Том научился высказывать свое мнение и через какое-то время, мать сдалась, понимая, что навсегда разлучить отца с сыном невозможно; возможно лишь взрастить ненависть к ней самой. Она отпускала Томаса на месяц к отцу в Лондон, где ребенок проводил все свое время, увлеченно изучая магический мир. Мать не разрешала Тому что-то мастерить и изучать, боясь, что сын станет так сильно похожим на своего отца. Но окончательно уберечь от этого не смогла. Уже в 10 лет мальчик мог создавать летающие бумажные фигурки, с каждым разом улучшая свои навыки. Отец поддерживал, нехотя, но поддерживал.
В 11 лет, как и полагается юному волшебнику, Томас сел на Хогвартс-Экспресс и уехал в волшебную школу, о которой так много слышал от отца. Распределяющая шляпа направила мальчика на Гриффиндор, где он сразу познакомился с Чарльзом Уизли, который был старше на год и стал для юного первокурсника неким проводником в школе.
Школьные годы были самыми чудесными в жизни ребенка. Там он научился азам магии, там же характер его окончательно утвердился. Подростковая энергия плескала через край, Том знал наизусть каждый коридор в школе. На 4 курсе попал в школьную сборную по Квиддичу, первоклассным вратарем. Но после выпуска понял, что карьеру известного игрока в квиддич ему не построить и основательно взялся за изучение метел.
Сразу после выпуска Томас отправился по фирмам, работающим с метлами, чтобы предложить свои услуги. В это же время в одной из лабораторий, где работал его отец – произошел взрыв. Ужасная трагедия, унесшая ни одну жизнь. На семье Тома эта трагедия тоже оставила свой след. Отец попал в больницу и впал в кому более чем на три года. Том не понимал мать, которая совершенно не навещала отца, а в конце концов, воспользовавшись случаем, получила развод. Сложно было принять и тот факт, что у отца были новые отношения, и женщина, навещавшая его в больнице, была незнакома ему. Это будоражило в молодом человеке интерес и любопытство. Но где-то в глубине памяти всплывали моменты, где он мог видеть эту незнакомку и, в конце концов, Том успокоился, приняв эту женщину как друга своего отца. Они часто теперь вместе навещали мистера Уэйла, и Тому было не так одиноко. Ощущение пустоты отступило. Теперь он мог с кем-то поговорить, даже обсудить какие-то мелкие новости.
В конце 94 года отец вышел из комы. Это было невероятно радостным событием для молодого Томаса. Часы, проведенные рядом с отцом, помощь ему в реабилитации, стали, наверное самыми близкими, за все их время общения. Однако, при выписке из больницы, Гаррисон не ходил. Ноги не слушались ему, а Томас пытался насколько это возможно, облегчить жизнь отцу и изобрел для него удобное кресло, храня в сердце надежду на то, что когда-нибудь отец все же встанет на ноги.
Сейчас Томас работает подмастерьем в компании по производству «Нимбус», самостоятельно колдует над метлами в квартире отца, теперь его квартире. Помогает Ордену Феникса, в конце концов вступив совсем недавно в их ряды.

Пример вашего поста:

Пример поста

     Заметив расстроенность юной подруги, Том расправил плечи и постарался привести физиономию в должное для разговора настроение. Он понимал, что его грустная мига совсем не поднимет девушке настроение, а лишь ухудшит. А ему так не нравилось видеть, как она грустит или даже намеревается опустить уголки губ, отпустив с них очаровательную полуулыбку. - Все хорошо, - соврал он, - просто неудачный день, а точнее вся неделя, - Том тяжело вздохнул, но после сразу поспешил исправиться и натянул легкую улыбку на лицо. Врать ей он совсем не хотел, но выхода не было. Чувствуя, видя по выражению лица, что что-то в этом разговоре явно не чисто, Том положил руку девушке на плечо и снова убедил себя в том, что правильно сделал, что соврал. Точнее немного скрыл правду, ведь неделя действительно была ужасной. - А вот с тобой явно что-то не так, - сочувственно произнёс молодой человек, уложив теперь руки перед собой и устремив внимательный взгляд на волшебницу.
     Том слегка дёрнулся от такого эмоционального воскликнул девушки. Её голос разлетелся по пустому помещению, ударяясь о каждую стену. В этих словах Уэйл увидел себя, но зеркально, понимая, что он бы точно нашёл с кем пойти, но, к сожалению, вход в Хогвартс ему закрыт, увы. Том тяжело вздохнул, снова вспомнив о том, что мучило его на протяжении всех этих дней. Внутри что-то зашевелилось и, наверное, он бы сейчас выбежал из магазина и бежал бы долго-долго, пока не кончился воздух в лёгких. И кричал бы. От злости и ненависти. И вообще ругался, дрался и злился бы пуще прежнего. Благо сил не осталось бы совсем. Только рухнуть ничком в холодный снег и освежиться до замерзания мозга, до сводящих зубов. - Я.., -  он слегка растерялся, встретившись со взглядом девушки, молящем о помощи. - Я бы пошёл с тобой, но... нет, - Том резко оборвал себя на полуслове, - нет, я бы пригласил ту девушку из Шармбатона, честно, я бы так хотел оказаться там и пригласить её. Но её уже кто-нибудь пригласил и она приготовила прелестное платье, а я тут и ничего не могу сделать.. как же несправедливо! Я постоянно думаю об этом бале, постоянно представляю, как она с кем-то кружит в танце, с как м-нибудь статным студентом из Дурмстранга или Хогвартса. Все это время, с того момента, как я с ней познакомился, я думаю об этом. Кручу в голове. Это сводит меня с ума! - слова лились из него нескончаемым потоком. Все то, что он попытался скрыть, вылезло наружу. Стоило только нажать на больную точку, как из Уэйл начинали мгновенно сыпаться проблемы и возмущения. Как вулкан, который рванул от маленькой искорки. - Прости, - на выдохе произносит Том, закрывая лицо руками, - просто меня с ума сводит этот бал и все, что с ним связано... Ещё раз глубоко выдохнув, молодой человек Протер лицо ладонями, пытаясь отогнать дурные мысли, а затем, повернулся к Брианне, которая до сих пор ошеломлённая молча наблюдала за всем этим. - Насчёт твоей ситуации, - Том перебил девушку, которая явно хотела что-то сказать касательно его самого, а может даже отказаться от помощи, - подожди, я хочу тебе помочь, - уверил волшебник девушку, демонстративно, будто это придавало ему большего шарма, откашлявшись. - Итак. Он тебя не приглашает. Дать совет. Мужской. Хмм..., - Том на мгновение задумался, переваривая информацию и придумывая какой-нибудь гениальный план. - Слушай, ну, если мужской, то я бы на твоём месте сам бы рискнул и предложил пойти вместе, просто, как друзья, чтобы не было скучно. Может даже наколдовал бы какую-нибудь бумажную безделушку. Но, это - я. И я мужчина, как никак, а ты девушка. Тут нельзя подойти и пригласить самой. Это, знаешь, как-то странно получается. Хотя нет, знаешь, можно было бы и рискнуть. В любом случае найти оборотное зелье, чтобы создать какого-нибудь двойника студента было бы несложно. Ну, чтобы не пересекаться с ним больше и не ловит дурные взгляды, если он откажется, - Том засмеялся, но сразу же опешил, поняв, что шутка была отнюдь не смешная. - Извини, - сразу же извинился юноша и продолжил. - Знаешь, и все же я бы на твоём месте попробовал. Попробовал бы пригласить самостоятельно. Ведь вы пересекаетесь взглядами? Там, в Большом Зале? Он загадочно улыбнулся, будто все знал уже заранее и убедился в правильности своих догадок по отведённому в сторону скромному взгляду. - Оууу, - протяну Уэйлс, совсем не с целью подтрунивать или как-то обидеть, - это же хорошо, - приободрил он девушку, проведя ладонью по плечу. - Значит, есть шанс и им надо воспользоваться. Как считаешь? Волшебник кротко улыбнулся, стараясь не спугнуть. Юношеская влюблённость - это прекрасно. Особенно, когда она чиста и взаимна. На это время Том совсем забыл о своих личных маленьких трагедиях, переключившись на помощь другу. Ведь обычно так и бывает. Ты напрочь забываешь о своих бедах, когда что-то случается у человека, небезразличного тебе.

Отредактировано sstefanio (11-01-2018 10:26:28)

0

9

Форум: the lost prophecy
Текст заявки: Миссис Монтгомери, Верховный чародей Британского филиала Международной конфедерации магов.
Миссис Монтгомери Верховный чародей Британского филиала Международной конфедерации магов и моя новоиспеченная начальница. Данный пост миссис Монтгомери заняла сравнительно недавно — 1-2 года назад, так что кое-кто из злопыхателей все ещё могут намеренно не поддерживать или обсуждать её действия как главы, хотя женщина такого высокого статуса добилась сама и полностью его заслуживает;
× Отношение между Забини и миссис Монтгомери:
Хочу видеть сильную и невероятную женщину, ради которой захочется стать рыцарем и горы свернуть! Или не свернуть, но периодически делать намеки — это святое. Бытует слух, который сам же Забини и распустил, что он устроился работать в МКМ лишь потому, что тамошний начальник такая горячая женщина, как миссис Монтгомери. Хотя всё это ложь — когда он устраивался, она ещё не занимала такого высокого поста, конечно же. Тот факт, что Монтгомери старше Забини на двадцать с лишним лет, Блейза совсем не смущает и он периодически то подмигнёт, то между делом отпустит какой-нибудь изящный "комплимент". Конечно, всё в рамках приличий и ради веселья. Или нет. В лбом случае посыл я надеюсь понят. А ещё Блейз по истине восхищается миссис Монтгомери как руководителем и профессионалом, буду рад, если она могла быть его наставником, когда Забини только устроился в ММ. Или мы совместно можем что-то придумать, так как я открыт для предложений.
Пожеланий не много — приходите и играйте! Посты от третьего лица, желание развивать линию персонажей и конечно же внешность... не смогу видеть никого другого в роли прекрасной [и иногда ужасной] миссис Монтгомери. Дети, муж, родня, скелеты в шкафу — всё на Ваше усмотрение. Связь в лс или непосредственно на форуме))
Ваш персонаж: Блейз Забини, 28 лет, на половину итальянец, Дипломатический представитель в Италии от Британского филиала Международной конфедерации магов, имеет маленький нелегальный бизнес.
Пример вашего поста: поста нет, зато есть кусок анкеты.

Пример поста

"Дорогой, ты ведь уже взрослый и понимаешь, как сложно без отца. Правда, милый?" — несколько отстранено ворковала вдова Забини. А через некоторое время она уже стояла под венцом с другим мужчиной, которого теперь нужно было называть "папа" и конечно же, которого Блейз так не называл, а за глаза и вовсе величал нового мужа своей матери "дедуля", но явно не из-за теплых чувств. Это был третий муж его матери, и как оказалось позже — не последний. "Дедуля" имел скверный характер и то и дело пытался сделать из восьмилетнего Блейза "идеального молодого человека, такого, как его старшие сыновья". Блейз это ненавидел и искренне радовался, когда они хоронили этого скверного старика, уже через год. Не выдержало сердце, конечно же Блейз тогда ничего не понял, а черная парадная мания ему очень шла. Следующий период в жизни юного мистера Забини ознаменовался новым мужем его матери. На этот раз это был американец, невероятно богатый и на столько же глупый. Даже девятилетней Блейз не понимал, как можно быть таким недалеким? Американский папочка во всю баловал своего приемного сына, скорее всего в силу своего возраста — он был моложе Ирен лет на пять, так что когда по глупой случайности американец умер, Блейзу было как-то даже обидно, зато большая часть состояния как окажется позже, отошла именно Блейзу. Очередные похорон Блейз не застал, так как отдыхал в доме своей итальянской семьи и о случившемся узнал несколько позже. А потом он поехал в Хогвартс.
С поступлением в Хогвартс, у Блейза началась новая жизнь, по крайней мере стала она знаменоваться не свадьбами и похоронами, а курсами в школе. Поступив на Слизерин, Блейз знал, что там всегда будут его "друзья" — Малфой хотя бы, с ним они общались с самого переезда мальчика из Италии. Хотя и нельзя было сказать, что они были лучшими друзьями. Если обернуться назад, то Блейз никого из своих однокурсников не сможет назвать настоящим другом. И тем не менее, в Хогвартсе у него всегда была компания при необходимости, хотя уже тогда для него было более важны собственные амбиции, чем Малфоевские игры в превосходство. Чем старше он становился, тем меньше влияния на него производил Малфой, так что когда встал вопрос, на чью сторону вставать, Блейз быстро смекнул, что лучше придерживаться нейтралитета и сильно не светиться. Хотя конечно, его суждения не далеко уходили от суждений Пожирателей смерти и той песенки, которую так заливисто пел Драко. И всё же, Забини остался в стороне, а потом, как оказалось — выиграл. Пока Блейз учился в Хогвартсе, и почти каждое лето ездил в Италию, его мать обзавелась и "разобралась" ещё с тремя мужьями. Если в детстве Блейз и не понимал, то к пятому курсу разобрался, тогда то и состоялся неудобный разговор с матерью, по поводу "хобби" его матушки. Возможно именно из-за этого она и решила остепениться, и взять обратно фамилию сына и второго мужа, а может и задумала чего. И тем не менее, после войны они обладали невероятным состоянием, которого должно хватить ещё на несколько поколений. Но как бы там ни было, аристократами они не были. Зато и в связях с Пожирателями замечены не были, а что нужно для жизни, кроме состояния и "чистого" имени? Да и слухи о Черной вдове Забини как-то поблекли, после войны.

+1

10

поднимаю

Форум: Damoclis Gladius
Текст заявки:


Я разыскиваю тебя, потому что ты мой наркотик, мой маньяк, мой безумец; убийца и собственник, каких поискать еще стоит.


внешность на твой выбор
♪ Kehlani - Gangsta
Blaise Zabini
23, чистокровный, место работы на твое усмотрение, ты помнишь обо всем, но притворяешься, как и все


Когда мы не вместе - боль, пандемия, хаос; когда вместе - апокалипсис, взрыв ядерный.


Бог нам дал любовь, с ней словно крылья за спину.
И сошла с ума Маргарита вслед за Мастером.
Но людская зависть захотела украсть её.
Но навсегда осталась в сердце Мастера часть ее. ©

Здравствуй, Блейз, меня зовут Шанталь, и это триста сорок пятое письмо, которое я пишу тебе. Это триста, мать его, сорок пятое письмо, которое сгорит в ярком пламене, когда я поставлю точку. Я пишу тебе уже почти год, каждый день, обмакивая кончик пера в крови, и выводя аккуратные буквы на плотном листе пергамента. Триста сорок пятая попытка все тебе рассказать. «Безумная», - скажет кто-то, и окажется прав; «помешалась», - отвечу я, и тоже не ошибусь.
Я прохожу мимо тебя в Министерстве, сдерживая сильное желание броситься тебе на шею, и лишь играю роль, как и все, словно я забыла, я ничего не помню, а ты для меня всего лишь коллега, а не кто-то больше…
Помнишь, как я ходила за тобой, а ты отталкивал, злился? Это был шестой курс, праздник всех влюбленных, когда все должны сидеть в Хогсмиде, держаться за руки, целоваться и наслаждаться обществом друг друга; я иду в сторону запретного леса, одна, и в какой-то момент замечаю кровавые следы на снегу. А потом вижу тебя, сидящего на пне, меланхолично ковыряющего ножом в чем-то белом, покрытом кровавыми разводами, и уже не подающего признаки жизни. Ты всегда говорил, что тебя раздражает мой кот, но я и подумать не могла, что ты его
У б ь е ш ь

Я видела в тебе жестокого мальчика, который прячется за маской стороннего наблюдателя, высокомерного юноши, который не лезет на рожон, и предпочитает править из-за спины другого. Я словно помешалась; вид крови на твоих руках, удовлетворение во взгляде; образы преследовали меня во снах, я же преследовала тебя наяву. Ты всячески отталкивал меня, угрожал убить, покалечить, изнасиловать, если я не отстану, но я не отступала, упорно пытаясь добиться тебя; ты говорил, что тебя не интересуют аристократки с идеальными манерами, скучные до скрежета зубов; тебе осточертели все эти устои и традиции, ты готов спалить дотла все это светское общество, которое воспитывает своих детей сдержанными и высокомерными, и ты видел это все во мне, не зная, как еще от меня можно отделаться. Угрозы я не понимала, и постепенно сходила с ума от невозможности добиться твоего расположения. На столько отчаявшись, я не понимала, что творю, и вероятно виной всему наследственное сумасшествие, а возможно виной всему ты, но я убила твоего филина, вырезала его крохотное сердечко, и отправила тебе утренней совой, которая доставила посылку аккурат во время завтрака в большом зале. Я оставила записку, указав в ней, что так будет с каждым, кто окажется подле тебя. Ты посмеялся, и смеялся долго, до того самого тринадцатого июля, когда вновь получил на завтрак посылку, но на этот раз с человеческим сердцем внутри. Девушка, с которой я тебя однажды заметила; кем она была тебе? Подругой, любовницей, кем?; оказалась загадочным образом убита, и лишена сердца. Знаешь, что ты сделал? Наверное сейчас, ничего не помня, ты решишь что это письмо из Азкабана, куда ты меня и сдал, но… нет, папочка, ты промолчал; тебе стало интересно посмотреть на то, что будет дальше, сдержу я свое слово, или это всего лишь была единственная попытка что-то доказать. Ты завел отношения с другой, дразня меня, видя мой взгляд на очередном приеме, когда ты обнимал ее за талию, и что-то шептал на ушко, не сводя с меня насмешливых глаз.

— Ты умрешь за меня?
— Да.
— Слишком просто. Будешь ли ты жить для меня?
— Да.
— Осторожно, никогда не произноси эту клятву, не подумав. Страсть приводит к уступкам, а уступки к подчинению. Ты хочешь этого?
— Хочу. ©

Она умерла через три дня. Через две недели я убила еще одну твою знакомую. Через месяц в газетах появились сообщения о серийном убийце, и на меня объявили охоту, я была вынуждена прекратить убивать, но не собиралась этого делать, упорно стоя на своем, желая доказать тебе, что мои чувства действительно реальны и сильны. Ты боялся моей любви, я знаю. Ты не боишься клинка, или нацеленной в сердце волшебной палочки, но моя любовь тебя пугала. Пока ты не осознал, на сколько я безумна, раз готова ради тебя сдать себя властям. Ты знал, что это подстава; знал, что за твоей новой знакомой следят и выжидают, когда появится убийца, и ты знал, что я иду за ней, прямо в ловушку. И именно в тот момент, я думаю, ты понял, что я прошла испытания. Разумеется, ты меня остановил, и мы вместе убили толстого маггла на другом конце города, омывая себя его кровью, и доставая из теплого тела уже не бьющееся сердце, на котором мы дали друг другу клятвы, пообещав всегда быть вместе. И я точно знаю, что это ты убил моего первого мужа, подстроив все так, что он якобы упал с лошади; ревность?; и это ты убил моего второго мужа, в нашу с ним первую брачную ночь, когда он попытался меня изнасиловать, за что поплатился жизнью, умерев от твоей Авады. И яд из твоей коллекции свел в могилу моего третьего мужа; яд, а не драконья оспа, хотя и симптомы были те же. Ты, наверное, сейчас спросишь, что случилось с твоей первой женой, и я отвечу, что то же самое, что и с остальными. В ревности я очень опасна, а после того, как провела месяц в психушке, где мой мозг был фактически окончательно расплавлен, я совсем слетела с катушек, сошла с ума, помешалась еще сильнее на крови, на убийствах, помешалась на
Т е б е

Сейчас ты идешь по коридорам Министерства, взирая на всех свысока; молодой наследник богатейшей семьи, с безупречной репутацией, еще ни с кем снова не помолвлен, я же лежу в своей кровавой ванне, смотрю на коллекцию сердец, что оставляла позади по всей Европе, оставляя тебе послание, надеясь на то, что ты все помнишь, что ты поймешь, но… Письма, это все, что у меня осталось, и их я вынуждена сжечь.


факты

Ф А К Т Ы
о.1 - ты сумасшедший, и это не просто выражение, это проблема твоей головы, которую ты проблемой то и не считаешь;
о.2 - ты жестокий и беспощадный - можешь добиться любой своей цели, ибо твои методы отличаются от методов всех остальных;
о.3 - если что-то идет не так, как хочешь ты, и виной этому человек, или несколько людей, ты убьешь их, я уверена;
о.4 - собственник, в тот момент, когда мы вместе убили маггла, ты взял с меня клятву о том, что мои душа и мысли будут всегда принадлежать только тебе, и в напоминание вырезал на моей коже небольшую надпись "собственность папочки", чему я не противилась от слова совсем; в противном случае ты пообещал, что убьешь меня, если я посмею от тебя отказаться;
о.5 - все видят в тебе аристократичного юношу, совершенно не подозревая о дьяволе в твоей голове;
о.6 - по сюжету в 2000м году произошло массовое забвение населения, но Блейз адаптировался, не выдал себя, притворился забвенцем, и ловко играет эту роль по сей день.


Вышло на мой взгляд сумбурно, но если честно, я надеюсь, что все понятно. Сейчас в жизни Шанталь объявился Адам, хит-визард, который был в ее жизни и в прошлом; который упорно идет по следу, зная о том, что это она серийник; и он упорно домогается ее, добивается, и его не останавливают слова о том, что «Папочка тебя убьет, если еще раз хоть пальцем тронешь».


Ты счастливчик. Она дьяволица. © 


Мне нужна одержимость, зависимость, желание убивать каждого, на кого ты посмотришь, на кого я посмотрю; мне нужны больные, не здоровые отношения на грани, без сахара, ванили, и нежностей.

дополнительно

До этого заявка была без имени; затем я думала взять имя сокурсника с Рейвенкло, и расписать все на взаимной вражде факультетов, которая со временем переросла в зависимость на фоне безумия, но… На форуме есть мадам Забини, у нас есть Драко и Тео, у нас есть девочки со Слизерина, и Блейз ну просто идеально впишется в эту компанию.
На счет внешности у меня есть просьба – не делай его темнокожим, каким он был представлен в фильме. Я не возражаю, если Блейз будет иностранцем по происхождению, наркобароном по деятельности хд, да и вообще внешность на твой выбор, я в этом плане не придирчива совсем.
Детали обсудим вместе, и не смотри на то, что вверху я пишу, что Блейз все помнит, а ниже указываю, что он все забыл. Шанталь убеждена, что он забыл обо всем, но на самом деле он все помнит, но притворяется, как и все. Почему он до сих пор не воссоединился с Фоули – решим по факту уже; я придерживаюсь мнения, что он точно так же думает, что она все забыла, и мучается от невозможности снова быть с ней, снова убивать с ней, снова сходить с ума в ее руках.
У Шанталь есть двое детей, близнецы от первого брака, и есть такая мысль, что дети вовсе не от мужа, а от Блейза. Вот только он об этом не знает, и узнает ли вообще - решим по ходу, если оставим этот вариант, конечно, ибо я не настаиваю.
И да, скажу сразу, и это важно: играть мы будем рейтинг. Высокий. Убийства, расчлененка, кровавые игры, эмоции, и все, до чего дойдет фантазия.
Я пишу всегда по разному, но в последнее время начала грешить тем, что оформляю посты, да загоняюсь порой с размером; если вдохновение идет, то мой минимум - 10к, однако бывали посты и по 3-4к. Я не жду от тебя больших постов, но я надеюсь на грамотность, и знание элементарных правил русского языка. Меня не волнует, кто ты по ту сторону экрана; я не собираюсь, подобно всяким деффачкам, ходить и ревниво истерить тебе в личку, если увижу что ты с кем-то затеял игру. Я человек взрослый, игрок опытный, и подобной херней не страдаю хд
Их отношения отчасти напоминают зависимость Харли от Джокера, и Джокера от Харли.
Приходи, я буду тебя ждать столько, сколько придется хд
пс: личное общение для меня играет важную роль, поэтому будь готов к тому, что со временем попрошу асечку, или телеграмчик, или еще что-нибудь из того, что у тебя есть.

Ваш персонаж: Шанталь Фоули, 23 года, сумасшедшая, безумная, слетевшая с катушек, и как-еще-хотите-так-и-назовите девушка, которая уже четырежды вдова, имеет двух детей от первого брака, и сейчас работает помощником французского посла при Британском Министерстве Магии.
Пример вашего поста:

Пример поста

свежих постов в новом стиле за Шанталь нет; но есть пост за другого персонажа с отчасти схожим характером.

/гифы правилами запрещены, но они здесь есть да/
Если искра есть, некоторые скорей всего увидят ее тусклое свечение во тьме рано или поздно.
И если вы раздуваете эту искру, однажды она разгорится огромным,

полыхающим костром

Она вздрогнет, и закричит, на постели подскакивая, простыни сминая; даже на расстоянии будет слышно, как неистово колотится девичье сердечко в груди. Рука сама к клинку потянется, что под подушкой спрятанный, она ногами по постели задергает, к изголовью отодвигаясь; пальцы все никак не могут нащупать прохладную рукоять, и она буквально ощущает, как страх липким потом стекает по спине, острые когти впиваются в сердце и прорывают его, разгоняя страх по венам, сковывая конечности.
Золотые волосы в беспорядке, в глазах застыл ужас, сменяющийся обреченностью, когда подушка отлетит в сторону, и выяснится, что никакого клинка под ней не было. Взгляд метнется к тумбочке, но и там пусто; снова вернется к темной тени, что замерла у основания кровати, стоит не двигаясь, лишь зубы белоснежные сверкают, отражая усмешку злую. А вокруг тишина, казалось бы что весь дом уснул, и кричать совсем не было смысла, лишь сразиться попытаться; но сейчас она догадалась, что шансов у нее не было. Без оружия против исчадия ада не выстоять; голыми руками не добраться до сердца.

Не это ли ты ищешь, дорогуша?

Голос звучит насмешливо, луна на миг заглянет в окно, осветит комнату, и блеснет в ее холодном свете острие клинка, что в руке чужой зажато; блеснет игриво, будто бы дразнит, - подойди, да возьми, я же вот он, совсем близко, - но охотница не двигается, с немым шоком и ужасом уставившись на силуэт, что очертания в лунном свете приобрел, да слишком знакомым оказался.

Рваный вздох, она выдохнет сквозь сжатые зубы, зарычит яростно, и только попытается прыгнуть подобно тигрице, в жертву зубами вонзившись, но ее же клинком к стене пригвождённой окажется. Вонзится острая сталь в мягкую плоть, прорвет мышцы, и через солнечное сплетение, пронзая насквозь органы, позвонки задевая, вопьется в стену позади.

Девушка захрипит, кровь в горле забулькает, а тень, что человеком оказалась, медленно обойдет кровать, да приблизится; золотую прядку волос со лба влажного отнимет, пальчиками проведет; нежно, как тогда; скул коснется, кровь по губам размазывая. И она голову в ответ поворачивает, со взглядом темным встречается, глядит так отчаянно, пытается сказать что-то, да лишь слова в горле застревают, тонут в потоке темной крови. Она боли уже не чувствует, онемение во всем теле, обреченность, да из глаз слезы капают, оставляя кровавые разводы на щеках. Говорят, что перед смертью вся жизнь перед глазами проносится, но она ничего не видела, никаких картин о прошлом, радостных и печальных; осознавая, что ее прожитая жизнь и есть те кадры, которые она видит перед смертью; исход у всех один, и она жалеет лишь, что не всегда внимательной была, позволила ей усыпить свою бдительность, поверила этим глазам, да в сердце впустила.

Охотница снова хрипит, сгусток крови со рта сплевывает; жизнь вытекает из нее по крупицам, она уже чувствует ледяное дыхание смерти, что щек касается. Да только не смерть это вовсе, не старуха с косой, а

Кларисса,

что к лицу наклонится, дыханием обдавая, и поцелуй оставит невесомый на мертвых губах. Взгляд Хелен стекленеет, имя проклятое с губ окровавленных сорвется и растает, погружая комнату в тишину. Лишь стрекот сверчков за окном, да вдалеке где-то лягушки брачную песнь заведут; луна осветит уже пустую комнату, на миг луч коснется темного пятна на стене, но тут же померкнет, в следующее окно пробираясь.

А на заднем дворе дома невысокая рыжая девушка яму копает, да тело в нее сбрасывает; пригоршню земли кинет, и с тихим, - славься и прощай, - закидывать яму начнет, лопатой взмахивая в такт сердцу своему черному. На месте этом куст розовый появится, что рассветет лишь следующей весной, розы черные миру являя; и никто больше не увидит златовласую Хелен, вместо нее рыжеволосая Кларисса выйдет; утром следующим улыбнется солнцу яркому, да в путь отправится.

Считала ли она Валентина отцом? Биологическим, может быть; тем, кто ее породил, но не воспитал. Все, что она помнила о нем, так это бесконечные уроки, наставления, и жестокость, с которой он обращался к дочери, шрамы небольшие на спине оставляя, поначалу крик безумный из горла вырывая, а в последствии лишь шипение змеиное. И она смотрела на него своими черными глазами, смеялась в лицо дико, сопротивлялась, и вообще не поддавалась контролю, от того отец и отправил ее в Эдом, на поруки к той, чья кровь текла в жилах рыжеволосой девочки. К стулу привязав, посреди пентаграммы, да наставления последние давал, а она злилась, проклятиями сыпала, а после рыдать начала, надеясь, что таким образом заставит отца передумать.
Не сработало, слишком жестоким было его сердечко, и девочку в Эдом отправляют, лишь эхо по дому последние проклятия разнесет, да стихнет все вокруг.

Хелен касалась пальчиками шрамов Клариссы, и охотница с легкой печалью отвечала, что в той аварии потеряла всю свою семью. Хелен слезы сцеловывала, а Кларисса лишь улыбалась в ответ, да губами губы чужие ловила; счет шел на дни, она узнала уже почти все, что хотела, и была готова отправляться дальше.

Она помнила тот день, будто был он лишь вчера. Мама смеялась, и весь Эдом вздрагивал; Кларисса оставит свой клинок, прекратит сталь раскаленную к телу нежити прикладывать; нежити, что притащили демоны забавы ради; и отправится к Лилит. Она научилась себя вести подобающе, научилась эмоции сдерживать, да совершенно другим человеком выросла, нежели желал отец. Пытки все вытерпела, что кожу опаляли, сдирали мясо едва ли не до костей; и голос срывала не раз от крика безумного, да только привыкла со временем, послушной стала, и теперь к пыткам относилась как к развлечению, осознавая их неизбежность, но принимая смиренно.

В тот день она впервые узнала о том, что у нее есть брат. Младший братишка, что един с ней лишь душой, да и то не цельной, ведь ее душа давно в клочья изодрана; брат, что родился после нее, о котором до определенного времени не знал даже Валентин. И Кларисса в ответ смеялась громко, да только в сердце ее желание поселилось, брата узнать она захотела, себе заполучить; на зло Валентину перехватить его, чтобы не достался никому, кроме нее.

Она помнит, как обернулась зло, когда перешептывания по Эдому пошли, над пустынями слова разлетались, и она демонов казнила, что смели о брате ее говорить; да только перед этим слушала внимательно, запоминала, информацию по крупицам собирала, что образ в голове сформировывала.

И от того, каким она себе его представляла, ее желание становилось все невыносимее. Чистая душа, яростные взмахи клинком, безрассудство и отчаяние; всегда первый, клинок вонзает и к следующему оборачивается.

Ей захотелось до руки до его дотронуться; кожу опалить прикосновением, пальцы сжать, ногтями впиваясь.

И она мелодию яростную играет, клавиши едва не разлетаются в щепки под пальцами ее; а за окном оранжевое небо, да пустыни выжженные; где-то демон верещит, или, быть может, жертва его стенает; а Кларисса все о брате думает, сна лишившись, аппетит потеряв, да играет неистово, будто бы душу изорванную изливает, в мелодию жестокую ноты складывая. Ее сумка уже собрана, она отправится на рассвете, в тот мир, где цветет папоротник, а поля колокольчиками засеяны; где солнце встает на востоке, озаряя города своим теплым светом, обволакивая. Отправится в тот мир, где брат ее ждет; еще не знает о ней, но ждет, она чувствует это. И Лилит проход откроет, не обнимет на прощание, и Кларисса даже не обернется.

Любила ли она Лилит? Это был сложный вопрос, она не знала о любви ничего, лишь жестокость и боль, холодность и ярость, умение держать все в себе, маски различные примеряя. Она скучать не будет, окунаясь с головой в новую жизнь, прорабатывая легенду, да имя лишь оставляя. Фамилию сменит, скажет, что в отпуске, и с такой легкостью в доверие вольется, что сама удивится на мгновение.
Она роль будет играть мастерски, вылавливая в прохожих все нюансы поведения, и улыбаясь в ответ на очередную Ее шутку; руки нежно касаясь, да предлагая на ночь остаться; влюбляя в себя, чтобы информацию получить, забрать жизнь себе; личину примерить.
Смех солнечной Хелен, и Моргенштерн посмеется в ответ, интонацию копируя, следя за каждым движением рук, головы; запоминая слова и выражения, она ею становиться начнет, запоминая все рассказы о семье, о ее брате, и родителях, которые давно с дочерью не жили; мама погибла пару лет назад, а отец на задании секретном был, и она даже не знала, вернется ли он. Она была слишком идеальной, подходила по всем параметрам, и имела брата возраста ее Джонатана.

Наверное, но только наверное, лишь по этой причине Кларисса на миг испытала чувство сожаления, когда вонзила клинок в грудь юноши, нагнав его в Майами, и притворившись, что у нее новости для него от сестры. Он оказался противником достойным, но Кларисса все равно была быстрее, сильнее, смертоноснее.
И лишь после того, как его тело бездыханной грудой костей свалилось на холодную землю, Моргенштерн убрала тот самый клинок, что принадлежал Хелен, и покинула Майами, на этот раз держа путь в Нью-Йорк. Ее легенда доведена до ума, возможные родственники, которые могли бы узнать, устранены, и она, прислонив голову к иллюминатору, в задумчивости глядела на облака, размышляя над тем, каким стал Он.

Кто в его голове на данный момент; кто его окружает, и, самое главное, знает ли он о ней, о Клариссе; и что именно знает.

▪ ▪ ▪ ▪ ▪ ▪
/гифы правилами запрещены, но они здесь есть да/
Причинять боль тому, кого мы любим, — сущая чертовщина.

Нью-Йорк встретит холодом, вынуждая Клариссу приподнять воротник черного пальто, да поморщиться. За пару месяцев, проведенных в солнечном Лос-Анджелесе, она успеет привыкнуть к солнцу вечному, теплу и неге, но в Нью-Йорке придется адаптироваться к новому климату, игнорировать холод и ветер, не обращать внимание на дожди, да разведку вести на расстоянии, вылавливая прорехи в каждом из охотников, с которыми ей предстояло лишь познакомиться лично.

Она скроется среди деревьев, прислонится плечом к стволу дуба, и взглядом черных глаз будет следить за группой охотников, что в переулок сворачивают, за демоном крадутся. Она лишь мельком обведет фигуры троих охотников, но задержится на четвертом, всматриваясь внимательнее. Она не узнает его внешне, скорее почувствует, да кровь в жилах закипит, вспенится, растекаясь по венам яростью сокрытой, желанием.

Он был так близко, руку бы протянуть и ухватиться, но она скроется в тени, возвращаясь в свою квартиру, и шагами комнату меряя. День приближался, она оставит мысли о брате, и сосредоточится на другом охотнике, следуя за ним по пятам, даже не опасаясь, что заметит, обернется. Походка его была нервная, шатающаяся, и клинок Клариссы уже на изготовке, да только не на нефилима она нападает, а на противников его, пронзая сначала одного, а затем и с другим справляясь, плечо охотнику подставив, и в квартиру отводя свою.

Она в доверие втирается, улыбается очаровательно, плечиками передергивает, да завтрак на стол ставит, пальчиками едва уловимо его руки касаясь, взгляд смущенно отводя. Он оказался слишком легкой добычей, и возможно то дело в инь фэне, что разум отравлял; а возможно Кларисса слишком очаровательна, но охотник приглашает ее с собой, в Институт зовет, да не замечает черной вспышки, что на миг глаза освещает, пока девушка следует за ним, в двери проходит, улыбку на лицо натягивает искреннюю.

Хелен Блэкторн. — И ее рука утонет в его ладони, она ощутит легкое покалывание в пальчиках, и улыбнется максимально искренне, черноту души в глубине пряча. Едва ли не пожирая глазами брата, но концентрируя свое внимание на остальных, бегло расскажет о себе, утаив истинные причины; информацию впитает, словно губка, да только заметит некоторое напряжение между черноволосой охотницей, и братом своим.

Злость тугим комом в груди скатается, сожмется до размеров теннисного мячика, но Кларисса выдохнет, Джонатана на выходе перехватит, разговор заведет, улыбнется снова, до руки нежно дотронется; она совсем не огорчена его отказом от ужина, понимает, что есть девушка, да не настаивает, лишь другом быть хочет.

А в душе ураган из злых чувств, эмоции прорвались бы наружу, да стена у ее выдержки толстая, непробиваемая.

Она помощь оказывает, демонов убивает, с которыми еще в Эдоме пересекалась, да без жалости клинки в каждого всаживает, представляя лица вполне человеческие; инстинкты сдерживая, слабее казаться пытается, и снова улыбкой лицо освещая.
Она пытается быть ближе к брату; желает его как не желала никогда прежде, аж руки чешутся, пальцы колет, когда сдерживается, не позволяет себе лишнего прикосновения. От улыбки извечной сахар на зубах едва ли не скрипит, скулы судорогой разве что не сводит; она выдыхает лишь тогда, когда одна остается, глаза черным застилает, Моргенштерн рычит, да плиту зажигает, руки подставляя, наблюдая за тем как лопается кожа, и по телу мурашками боль проходит, в сознание стучится, о цели напоминает, о терпении.

Она полагала, что брат знал о ее существовании, но ни разу в разговорах ее настоящее имя не мелькало; никто не говорил о том, что у Джослин была еще дочь; все вели себя так, словно ее никогда не существовало, и Кларисса ярость сдерживала, желание убить всех подавляла, да с тошнотой боролась, когда снова приходилось быть милой.

Лишь с братом не притворялась, искренне наслаждаясь его обществом, слова подбирала утешающие, головой сочувственно качала, и понять пыталась, искренне так, но фальшиво.

Лишь однажды она едва не выдаст себя, когда до острого слуха донесется имя, родное, с губ его слетевшее. Она обернется слишком резко, брови вздернет, удивление имитируя, да вопрос задаст, ответ на который уже знает заранее.

А Кларисса… Это кто?

И поток мыслей унесет ее в невиданные дали, она сочувственно плечами пожмет, голову на бок склонит, улыбнется, а в душе все снова закипает.
Он найти ее пытается, спасти надеется, да только спасать не ее надо, а его самого; от всех этих глупых охотников, что не понимают истинной связи между братом и сестрой, не понимают, какой может быть жизнь, если они окажутся вместе.
И Клэри улыбается, до рукава его одежды едва уловимо дотрагивается, хотя инстинкты требуют обнять немедленно, к себе прижать и более не выпускать.

«Видишь, Джонатан, я уже здесь. Я сама тебя нашла; сквозь тернии к звездам прошла, к нашим звездам, что ярким светом сияют вдали. И теперь ты моим стать должен, единственным. Лишь я одна должна в твоей голове поселиться, вытолкнуть всех прочих оттуда. Посмотри же на меня, неужели не видишь, как мила и нежна Хелен, как смотрит на тебя понимающе. Неужели связь родственную не чувствуешь в каждом звуке ее голоса. В каждом прикосновении, что нежностью отдается в груди? Ты мой, Джонатан. И скоро ты сам об этом догадаешься. Кровь родную не выжечь из тела, она всегда к себе подобной тянется.»

И Моргенштерн молчит, по городу медленно идет, руки в карманах пальто спрятав. На ее губах улыбка жестокая играет, она давно уже план придумала, как соперницу устранить, да только они сами расстались, Клариссе даже не пришлось клинок в мертвое сердце всаживать, лишь в далеком лесу землю истыкала яростно, срываясь то на крик, то на рычание. Не иметь возможности прикоснуться к брату, рассказать все; это злило, из себя выводило, и глаза чернели, она едва сдерживалась, чтобы не убить Изабель во время тренировки, когда клинок Клариссы прошелся слишком близко от ее горла. Черноволосая охотница отравляла мысли брата, семена сомнения забрасывала, говорила о том, что не нужно искать сестру, что не спасти ее, а Кларисса лишь молчала, внимательно следя за реакцией брата на каждое слово; каждый раз, когда поблизости от разговора находилась. Злилась молчаливо, да дышать не забывала, лишь так справляясь с яростью, вспышками агрессии, что неумолимо подкатывали к горлу.

Она выжидает немного, и сама отправляется в его комнату; тусклый свет едва из-под двери пробивается, она постоит с мгновение, с ноги на ногу перемнется, дыхание яростное восстановит, да руку занесет для стука.
Но дверь сама перед ней распахнется, и Кларисса тут же спохватится, удивленно брови вздернет, улыбнется.

И демон в душе злобно хохочет, он бы в горло каждому вцепился, да брата бы утащил как можно дальше;

но внешне девушка спокойна, сдержанна, лишь плечики чуть поникают, словно скорбь душит изнутри; и она шаг в комнату делает, впервые оказавшись так близко к своей цели; осматривая бегло помещение, да рисунок на кровати замечает.
Покалывание в пальчиках, она сдерживает желание подойти и в руки взять бумагу, вглядеться в силуэт, попытаться найти сходство; но не делает этого, мимо проходит, на край кровати опускается, и буквально чувствует, как позади лист бумаги спину прожигает, каждой клеточкой его ощущая, но концентрируя внимание на брате.

Я… Да, если честно, я не просто так… Не мимо шла, и случайно оказалась, я просто… — Она плечиками передергивает, взгляд на мгновение отводит, вдох делает, будто бы с силами собирается. — Я понимаю, какого тебе. — Она губы кусает, взгляд печальный на Джонатана переводит. — У меня ведь тоже брат. Был. Младший, любимый. — Она врет искусно, слезы в уголках глаз собираются, но наружу пока не просятся. — Его убили у меня на глазах, я тогда приехала в Майами, где он был по заданию Института, но опоздала. Ты ведь знаешь, что члены Круга есть не только в Нью-Йорке. Брат отказался выдавать им местонахождение нашего отца, и они убили его. Пронзили сердце, я не успела ничего сделать, лишь к брату кинулась, да слишком поздно было руны наносить; слишком поздно было в погоню отправляться. Наверное, я здесь лишь потому, что они не узнали меня, иначе я последовала бы вслед за братом. И я понимаю, — пока она говорит, то нервно пальчики заламывает, ногтями в кожу впивается, нервничает, слезы по щекам растирает рукавом, — знаю, на сколько тебе тяжело, и что ты веришь в то, что сможешь сестру отыскать. И я сказать лишь хотела, что помогу тебе. Ты не должен быть один, твоя сестра должна быть рядом с тобой, и я верю, что она не такая, какой ее все считают. Мы найдем ее, Джонатан. В память о моем брате, о моем Марке, но мы найдем ее.

Кларисса поднимается с кровати, слезы еще катятся по ее щекам, она губы кусает, всхлипывает, словно воспоминания о смерти ее «брата» доставляют ей слишком много боли. А дьявол в душе лишь аплодирует стоя, да овации демоны кричат. Мама бы гордилась.

Она к стеллажу с книгами подойдет, проведет пальчиками по корешкам, читая названия. Врядли Джонатан прочел все это, некоторые книги, казалось, стояли тут со времен прошлого столетия, но Кларисса не эту цель преследует, глаза потемневшие прячет, ухмылку в улыбку превращает ласковую, задумчивую; вдох делает, оборачивается.

Знаешь, книги всегда меня успокаивали. Особенно Нишце. Марк любил его читать, когда ему было пятнадцать, хотя мне казалось, что такая философия весьма нелегка для столь юного ума. — Она снова взгляд на рисунок переведет, губы пересохшие едва мимолетно облизнет. – Мама всегда удивлялась, когда видела меня с книгой в руках. Говорила, что разве может что-то дельное написать явный шовинист, который при этом вожделел к родной сестре.

Она отвернется, но не так быстро, чтобы лишь вид сделать, что слезы скрыть пытается, да вдох глубокий в легкие впустит, успокаивая себя якобы.
А улыбка торжествующая едва ли броню не пробивает, Кларисса держится изо всех сил, мысли стараясь упорядочить, да взгляд опять на Джонатана возвращает, смотрит с лаской искренней, пониманием.

«Да, Нишце может и был шовинистом, но я разделяю его пристрастия. Он вожделел к сестре так же, как я вожделею к тебе, Джонатан. Если бы ты только знал, как тяжело мне приходится сдерживать агрессию, когда я вижу тебя то с этой глупой вампиршей, то с этой твоей охотницей, что оскоминой въедается в глаза. Лишь я должна владеть твоим вниманием, лишь меня ты видеть должен. И поверь, совсем скоро это случится; скоро все уйдут из твоих мыслей, останусь лишь я, всегда понимающая, заботливая и нежная Хелен, что в последствии превратится в Клариссу, от которой ты уже не сможешь просто так отказаться. Ты ведь не захочешь сделать мне больно, не так ли, Джонатан? Сделать больно своей родной сестричке…»

Отредактировано Anthrax (13-01-2018 10:07:10)

0

11

Текст заявки: День добрый! Сидела я, сидела и вдруг решилась, а почему бы и нет, а вдруг получится? Ещё с первого моего прихода в мир ролевых игр была задумка отыграть одну историю, и за годы игры было множество попыток подойти к ней с разных ракурсов, но так и не получилось  отыграть. У меня сейчас есть виденье своего персонажа и лишь обрывки, идеи, наброски по самой истории. История обсуждаема, изменяема, и всё, что вы хотите. Неизменна только основа. Я не из "быстрых" соигроков, но я очень хочу воплотить в жизнь эту историю, и поэтому обещаю не бросить игру. Связь со мной - ЛС для начала, мне приходят оповещения, так что не пропущу Вашу сову. А  потом определимся с Messengerом наиболее удобным. Заявка актуальна всегда, пока не будет сказано обратное. Ниже – в двух словах история моего персонажа и начало истории. Полную историю персонажа и мои дальнейшие задумки по истории вышлю при обсуждении.

Я всегда считалась самой обычной. Воспитывалась в католическом духе, ходила в обычную школу и совершенно не подозревала, что буря разразится в 11 лет. Хотя начиналось всё раньше, с первых проявлений магии и моего взросления. Наверно, ещё тогда моя мать почувствовала дух бунтарства, что рос во мне вместе с возрастом, и именно поэтому и засаживала меня за Библию, а также всячески ограничивала общение со сверстниками. С детства я была невероятно любознательным и бойким ребёнком, что совершенно не подходило тому образу, который надеялась видеть мать. В 11 я попала в Хогвартс, конечно же, после огромного скандала и всяческого противостояния дома, откуда ушла в 18 лет, сразу же после окончания школы. Окончила я, кстати, Когтевран, любознательность никуда не делась, вместе с упрямством сделав из меня вечную оптимистку-отличницу со светлыми мечтами изменить мир.
Вот только при всей уверенности единственная вещь, которая меня могла смутить - это внимание противоположного пола. Тут во всей красе проявлялись следы строгого католического воспитания, которое всё же дало свои плоды. За все свои 18 лет я никогда не влюблялась и считала себя рассудительной дамочкой. До того, как я встретила Вас.
Я тогда работала официанткой в одном из пабов в Косом переулке. Да, конечно, не работа мечты, но после ухода из дома мне срочно нужны были деньги, а устроиться стажёром в Аврорат было не так просто и быстро, вот я и ухватилось за первое поступившее предложение. Впервые я увидела тебя в компании друзей вечером. Вы прекрасно проводили время, не упуская случая отпустить шуточки по поводу симпатичной официантки, что заставляло меня отвратительно краснеть и еле сдерживаться, чтобы не учудить какую-нибудь пакость. Ты тогда просто улыбался и в основном молчал. Лишь уходя, извинился за друзей щедрыми чаевыми. Нет, я не влюбилась в тебя тогда. Ты же меня едва заметил. В следующий раз мы встретились вечером, через пару дней. Ты пил огневиски и что-то писал в небольшом кожаном блокноте. Кажется, это были стихи, а может я не права. Настроение у тебя было прескверное, и ты был один. Мы не говорили, лишь обменялись парой взглядов и дежурных фраз. А я запомнила взгляд серо-голубых глаз цвета неба. А потом ты встретил меня с работы и предложил прогуляться. Я тогда удивилась. "Ночью?". Ты лишь пожал плечами. Я не знаю, когда я в тебя влюбилась. Может, когда отчаянно вспоминала всё, что я знаю о лечении ран и порезов, с ужасом глядя на рваные раны на плече? Или раньше, когда мы впервые поцеловались? Или в тот первый вечер, когда мы просто молчали рядом? Я знаю лишь одно - я стала одержима. Тобой.

Ваш персонаж и основная информация:
Мужчина, я Вас не ограничиваю в возрасте, роде деятельности, имени, биографии - всё на Ваш вкус. Единственная очень важная вещь, его принадлежность - тёмная сторона. ПС или любые аналоги в зависимости от поколения и ролевой, которую мы выберем.
Ваш персонаж давно и безнадёжно влюблён в другую девушку, с которой вы расстались из-за её измены.
Мой персонаж для Вас изначально - попытка вылечиться, своеобразный антидот. К чему приведёт история - решим вместе. У меня есть разные задумки и мысли, которые нужно адаптировать непосредственно к определённому поколению/биографии и так далее. Просто жду Вас. Приходите.

Пример вашего поста: Пост невероятно старый и вообще нелюбимый, но первый, что попался при поиске.

Пам

Септима в общем и в целом до сих пор не могла определить своё отношение к этому неожиданному посетителю. С одной стороны, она была безгранично рада, что её скука немного рассеялась, с другой же этот визит не сулил ничего хорошего. Судя по тому, как этот паренёк обворожительно улыбался милой блондиночке на улице, девушек завоёвывать он любил, как и бросать, впрочем. Вектор внимательно окидывала его взглядом, искренне недоумевая, что так привлекало женский пол. Через пару минут она всё же поняла. Несмотря на то, что внешность его была не слишком выдающаяся и запоминающаяся, да и растрепался он после бега, и был почему-то нервным, она не могла не заметить приятные карие глаза и не совсем понятный характер, сквозивший в каждом его движении. По крайней мере, по первому впечатлению он был мужчиной, в полном смысле этого слова, да к тому же и ураганом. Кончики её губ тронула лёгкая улыбка. Нет, она не могла отказаться от удовольствия наполнить свою жизнь капелькой приключений. Разве не она просила пять минут назад проблем? За слова нужно отвечать, она знала это не понаслышке. Поэтому она усмехнулась, понимая, что покупать он точно ничего не намерен у неё в лавке. Такие книги не покупает. По крайней мере, не часто. Да и смотрел он с полнейшим безразличием на её полки. И разве покупатели влетают с такой скоростью в нужный магазин? Едва ли можно так мечтать о какой-то книге, чтобы просто лететь за ней. Именно поэтому-то Септима и позволила себе расслабиться, скинув привычную "вежливую заинтересованность". Откинувшись на спинку стула и отложив книгу, она, продолжая усмехаться, ответила:
- Да ну? И какую же книгу вы так хотели, что влетели в эту лавку со скоростью ветра, а затем вцепились в дверь, будто за ней как минимум стая дементоров или ещё каких-то опасных существ?
Она с любопытством наблюдала, как он дёргается на каждом шагу, практически не сводя взгляда с двери и периодами хаотически оглядывая помещение, будто он мог найти там что-то такое, чтобы успокоило его. Ещё пара минут и он уже направился к прилавку, на ходу пытаясь придать себе более приличный вид, что опять заставило девушку сдержать улыбку, ведь она заметила знакомое выражение, которое уже видела из окна, когда незнакомец обольщал блондинку. Несмотря на это, упускать момент ей не хотелось, слишком уж соскучилась она по нормальному общению, если его таким можно было назвать. Скрывать правду было бессмысленно, поэтому она спокойно кивнула:
- Есть немного. К сожалению, книги хоть и интересны, но живого общения не заменят.
Паренёк продолжал нервничать, хотя и периодами ей казалось, что он брал себя в руки. Но уж следующего его  действия она никак не могла предсказать, потому-то и слегка испугалась, когда он резко ухватил её запястье в поистине стальную хватку. Она уже через пару секунд упорно пыталась вырваться, правда, безуспешно. А вот незнакомец начал задавать поистине бредовые вопросы, особенно в подобной ситуации. Он не тронулся умом случаем? Нервный такой... Как там говорят? Мания преследования или что-то такое? Интересно, для волшебников это одинаково? Продолжая пытаться немного хотя бы отодвинуться, она произнесла:
- Ты сумасшедший? Немедленно отпусти меня..., - однако он её и не слушал, продолжая дальше взволнованно говорить то, что ввергало её в ещё большее смятение. Хмурясь, она покорно посмотрела на улицу, замечая там разъярённого мужчину. Затем Вектор вновь перевела взгляд на паренька, совершенно не понимая, что стоит предпринять в такой ситуации.
- Нет, ты смеёшься надо мной. Это невозможно... - последнее слово потонуло в звуке резко открывающейся двери. Далее все события пролетели за считанные секунды. До того, как она успела что-либо понять и осознать,  разъярённый мужчина уже успел сделать свои выводы, которые вызвали откровенное возмущение Септимы.
- Я? Какого чёрта вы вообще...врываетесь - от ярости у неё даже горло перехватило и она с трудом находила что сказать, совсем позабыв и о том, что незнакомец продолжает сжимать её руку. Лишь после того как незнакомец потянул её на себя, аккуратно привлекая к себе за талию, при этом напоминая ей о реальности недвусмысленной фразой. Септима с трудом понимала, почему позволяет всему этому продолжаться, но видно то ли она не успевала мыслить здраво, то ли сама слишком приключений хотела, кто его знает. Поэтому она и быстро достала палочку, на ходу произнося заклинание, первое пришедшее в голову:
- Bombycinum tomentum!
Нельзя сказать, что оно было сильно эффективным и полезным, но лучше, чем ничего. Сразу после этого она со всех ног кинулась к боковом выходу, увлекая за собой и "сообщника". В данный момент она почему-то была и рада, и разозлена одновременно. Странное чувство. Начиная задыхаться и продолжая пытаться не сбить никого по дороге, она негромко сказала:
- Когда мы куда-нибудь добежим, я тебя убью.
Конечно, произнесено это было с улыбкой. Но никто не спорит, что она не осуществит этот план хотя бы частично.

0

12

Форум:CREO AURUM
Текст заявки:


Daniel Parkinson
Дэниэл Паркинсон
http://gorabbit.ru/upload/resize_cache/iblock/1df/500_300_2/1dfe7ca319b8e46f022318bb2573de01.jpg
внешность: Jamie Dornan, Jensen Ackles или любая другая на Ваш вкус
28 лет и старше, чистокровен, основная деятельность на усмотрение игрока, Пожиратели смерти

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Основное: - У таких, как ты, все в жизни идет по плану и там нет места таким, как я…
Ты смеешься. Звонко. Заразительно. У тебя фрак, небрежно брошенный на спинку стула и куртка из драконьей кожи поверх рубашки, стоимость которой покрыла бы бюджет какой-нибудь маленькой африканской страны. У тебя ночь и скорость, увесистый кошель с деньгами и уверенное: «Даже если ты проиграешь, я все равно поставлю на тебя, Борджин». И приподнятая насмешливо бровь. У тебя улыбка – от которой по моей спине бежит предательский холодок и ямочка на правой щеке удивительно трогательная. Должность в министерстве высокая и кофе в тонкой фарфоровой чашке, с ломтиком лимона и ложкой сахара. Газета по утрам и вечно стучащиеся в окно совы. У тебя секретарша – наивная дурочка. Ты, говорят, с ней спишь. И не только с ней, наверное. Я делаю вид, что меня это абсолютно не тревожит, но ревную на самом деле, хоть и не имею на это права. У тебя на столе- идеальный порядок и канцелярские папки с делами, за которые тебе платят большие деньги. А еще вера в «чистоту крови и величие избранных». Таких, как мы.

У тебя голос чуть хриплый: - Глянь, это должно быть тебе интересно, - а я вздрагиваю от того, что ты снова подкрался незаметно, словно кот или апокалипсис. Ты закрываешь окно и присаживаешься прямо на краешек стола, и целуешь куда-то в шею. Кажется, тебе абсолютно наплевать на правила приличия. И все умные, давно заготовленные слова  у меня отчего-то теряются. Ты смотришь на меня изучающее-долго, и под твоим взглядом я, в который раз, предательски краснею, словно вчерашняя школьница…
Ты куришь, не вставая с постели. Пепел летит прямо на светлый ковер. От тебя пахнет ветром и морем. Ты декламируешь на память стихи, и ничего не говоришь, когда мое обручальное кольцо на тонкой цепочке бьется тебе о скулу… Ты укрываешь меня одеялом, и мне почему-то делается так благостно, спокойно и хорошо.

Ты гордишься мной – наверняка, хотя твое: «Ты можешь гораздо лучше, Борджин» доводит меня почти до бешенства…Ты закрываешь мне глаза ладонями, и я иду за тобой, словно ты мне и поводырь и пастырь мой. Themis – больше твое детище, нежели мое, но ты всегда даришь удивительные подарки. Или даешь право выбора, где и выбора то особо нет…И наливаешь в стакан виски на два пальца, открывая мне иную сторону и жизни и политики. Как говорят: Welcome to the real world, baby. И щедро платишь за молчание. Как там? Авансом тем, в кого верим?
Ты белозубо улыбаешься в камеру, кладешь совсем по хозяйски руки мне на плечи, и говоришь, что тебе все равно, что там о нас в свете болтают или будут болтать, ты просчитываешь каждый свой шаг, и наверняка только со мной так феерически облажался…ведь еще в юности решил никогда не влюбляться. Иногда ты спрашиваешь, почему мы не встретились с тобой раньше, а я молчу, накрываясь одеялом с головой. От него едва уловимо пахнет лавандой.
И знаешь, я действительно готова была все бросить, но «Вы всегда губите тех, кто Вас любит» - оказалось для меня достаточным аргументом, чтобы перестать даже пытаться все изменить. Надеюсь, ты когда-нибудь простишь мне эту непозволительную слабость. У тебя проливной дождь и нет зонта. У меня – закрытая дверь и голоса по углам. И платье траурное.

У тебя свадьба. И невеста – ну сущий ангел. И запонки изумрудные в петлицах. И история уже «не про нас». И губы – сладкие, как черешня в саду где-нибудь под солнцем юга. И глаза – говорящие лучше любых слов. И счастье – наверное, будет когда-нибудь. По крайней мере, мне бы этого очень хотелось.

Моя тьма, зовущая тихим шепотом, напевами пустыни и сиянием звезд. Мое несбывшееся "завтра", за которое я всегда буду благодарить богов. Сказка, с печальным финалом, о которой вспоминается иногда, и перехватывает на миг дыхание. Мое прошлое, которое могло бы стать лучшим настоящим, если бы только хватило смелости и сил...
Наша история вроде бы закончилась, но несмотря на это мы остались добрыми друзьями и даже вместе работаем - ты один из совладельцев юридической конторы и частый участник гонок. Когда-то тот, кто оказал огромное влияние на меня, как на личность, и подобно Пигмалиону слепил себе Галатею. Мы можем не видиться неделями, но я знаю, что если ты мне будешь нужен, то ты придешь. So do I.
Дополнительно: 
1. Я оставляю Вам на откуп биографию, характер и все прочие прелести, сами решайте, как ВЫ дошли до жизни такой.
2. Что касается хитросплетений наших отношений, предлагаю решать вместе, но на данный момент мне видится, что история любви в прошлом, но говорят, она не умирает?
3. По поводу лояльности. Дэниэл поддерживает Лорда, по крайней мере на момент нашего романа это было так.
4. Внешность. Дорнан чудесен, чего стоит одна его улыбочка, но если не нравится, я готова обсуждать.
5. Имя и фамилию можно сменить.
6. Графикой, клипами и прочими плюшками обязуюсь обеспечить.
7. Я буду просить у вас показать мне посты. Ибо мне не важно, сколько вы пишете, главное как. Вот иногда читаешь - и мурашки, и катарсис. А иногда- нет. А лучше, чтобы - да.


Ваш персонаж:

Ирменгард Юджиния Бёрк (урожденная Борджин), бывшая гриффиндорка, адвокат частной практики, гонщица и просто красавица.

Биография

«-Это просто возмутительно. Если бы не Ладислас, ноги бы моей не было в этом доме». «Интересно, стоила ли жизнь бедной Оливии этой австрийки?»  «Как думаешь, правда ли, что они теперь все прокляты?»- приглушенные голоса английской аристократии смолкают, едва огонь в ритуальной чаше вспыхивает ярче и пурпурные искры взлетают в небо, Терренс Борджин целует молодую супругу, и улыбается в колдограф. Юджиния фон Гемминген, а с нынешнего момента Юджиния Борджин незаметно смаргивает слезы». Ей было, в общем-то, не важно, что счастье их омыто чужой кровью, что семья новоиспеченного мужа едва ли когда-нибудь полюбит или хотя бы одобрит ее. Важно лишь, что он смотрит на нее так, как не смотрит никто на свете….И кажется, все было позади – скандалы, скитания почти по всей Европе, дурные сны и предзнаменования. Все закончилось. Сменилось радостью и счастьем. Но кто сказал, что оно будет длиться долго?

Девочка сидит на подоконнике в детской, жует зеленые яблоки и шоколад, болтает ногами и слушает тишину… В тишине, если подумать, тоже очень много звуков – вон первый желтый лист упал на землю, а на псарне завыли пегие гончие, в сундуке на чердаке снова копошится боггарт, по анфиладам комнат гуляет да свистит ветер, а в кабинете дед ходит из угла в угол, костеря на чем свет и невестку и сына. Девочке кажется, что он совсем обезумел, и она очень его боится. Но еще больше боится стать такой же. Девочке пять лет. У девочки ссадины на коленках, которые невозможно скрыть под белыми гольфиками – правый предательски сползает каждый раз. У нее платье муслиновое в мелкий цветочек – почти как у взрослой барышни, а темные волосы собраны в сложные косы. У нее старший брат – ему почти 11, он смышленый, бойкий мальчуган, что совсем скоро поедет в школу. Он днем учит ее летать на метле и заливисто смеется, отбрасывая с лица длинную челку, а вечерами обнимает крепко-крепко и рассказывает тихим шепотом сказки, о том, что все обязательно будет хорошо. Когда-нибудь. У девочки дедушка – с аккуратно постриженной бородой, шершавыми ладонями и колючим взглядом. И папа – наказание на дедушкину голову, что осмелился притащить в дом эту «клятую немку», которая спустя 10 лет сбежала-таки с любовником, и что удивительно – добилась официального развода, доказав что муж мало того, что бил ее смертным боем, так в минуты гнева еще и утрачивал разум. Правда это или нет, девочка не знает, в такие моменты бабушка всегда уводила и ее и читала им с братом сказки. У девочки мама – когда-то была. Девочка помнит ее ласковые руки и песни на древнегерманском языке, тягучем и странном. Девочка поет эти песни тем, кого давно уже нет, а потом закрывает ладошками уши – когда из всех углов ей начинают отвечать давно умершие. У девочки дар  - видеть мертвых и общаться с ними. Девочка – плод любви некроманта и медиума. Ее зовут Ирменгард Борджин. И она еще не сошла с ума. Пока…

Девочке семь лет. У нее неконтролируемая стихийная магия и все те же лица, глядящие из углов. Она боится их и укрывается ночами одеялом с головой. Дед запретил ей общаться с матерью, и она сначала горько плакала, а потом перестала – ровно с первым ударом по щеке. У девочки почти не осталось тех, кого она действительно любит – Ноа не в счет, она хранит его письма из Хогвартса в шляпной коробке под кроватью и отсчитывает дни до того, как он вернется домой. Девочка летает на метле – уже уверенно, раскидывает руки и ловит ветер, доводит гувернантку- француженку до обмороков, зависая в воздухе вниз головой. Девочку учат быть леди – преподают музыку, танец, языки и историю магии. Она старается, а как же иначе – не то заклятье кнута снова ударит больно… Надо только не забыть закрыть лицо…. Девочка жмется к бабушке – в своем новом платье она похожа на фею, но ей страшно – она не доверяет взрослым, собравшимся в парадной зале Борджин – холла, и почти не отпускает ее руки. Недавно она подслушала медикусов, те говорили, что бабушке недолго осталось. У нее жуткий кашель, а у девочки – страх…

Ей недавно исполнилось одиннадцать. Она гордо шагает по Бебель штрассе, держась за руку женщины, на которую поразительно похожа – это придумал Ноа – он совершеннолетний и, кажется, теперь может делать все, что пожелает. Зальцбургское солнце щурится в витринах щербатой улыбкой, а у девочки в кармане новенькая волшебная палочка, а в клетке – сова, в душе – ощущение всамделишного счастья, а впереди – долгая и наверняка счастливая жизнь. Так ведь сказала мама.У девочки дома – дождь за окном, собранный чемодан, переполошенные эльфы и окрики деда – мама говорит, что он хочет как лучше, но девочка не верит. У нее предвкушение – совсем скоро и она окажется в старинном замке, словно в сказке. Она шагает по подъездной дорожке и не может скрыть улыбки. У нее – вихрь аппартации, дежурный поцелуй родового перстня на дедовой руке, и бег по перрону. У нее  -  объятия Ноа и полное купе лиц – они все – теплые и живые, знакомые и нет. Она делится облаками и шоколадом, отвечает на чьи-то вопросы, что-то спрашивает сама, а потом проваливается в сон, и ей не хочется просыпаться. Но вот у нее замок, и сказка ожила. И руки почему-то дрожат. Она смотрит на брата за столом Слизерина и отчего-то беспокоится. Девочка идет к табуретке со шляпой, распрямив спину и плечи, словно на голове у нее толстенная книга, которая вот-вот упадет и придется все начинать сначала. У нее сердце замирает на миг, прежде чем по залу разносится громкое: «Гриффиндор». А у девочки улыбка – искренняя, словно никто никогда не причинял ей зла. За улыбкой ведь проще прятать смятение. Девочке прислали громовещатель. Он голосом деда увещевал весь большой зал, что она «пошла вся в мать» и что-то еще про  «семью и позор». Девочка не особенно-то вслушивалась в эти крики, продолжая скрупулезно разрезать творожную запеканку на ровные квадратики. У нее трансфигурация и полеты, а после уроков – большое озеро и толпа ребятишек, поиски выручай-комнаты и походы (украдкой) в запретный лес, там, говорят, родились детеныши единорога, на которых хотелось поглядеть хоть издали. У нее отработки за нарушение школьных правил, звонкий смех и открытый взгляд. У нее отвага, смелость и честность – прежде всего перед собой. 

Ей тринадцать, четырнадцать, пятнадцать – она любит замок, магию и своих друзей – удивительно, но со всех факультетов. Не участвует в противостоянии «Гриффиндор-Слизерин» почти никогда – разве что на квиддичном поле. Девочка – талантливый ловец, и очень собой гордится. Девочка бежит в дуэльный клуб, зубрит историю магии, а вечерами  пишет письма  - матери и Ноа – мелким почерком с кучей завитушек, у девочки-умницы, вроде бы – комплекс отличницы, но нет, она просто любит учиться, и тянется к знаниям, почти так же, как к людям. Она избегает тишины и любит тайны и загадки, тыквенный пирог и астрономическую башню – оттуда ближе к небу, а значит – к мечте. Девочка хочет профессионально играть в квиддич, хоть и знает, что деду придется это не по душе – он вообще считает, что ей не пристало интересоваться чем-то, кроме того, что свойственно благовоспитанным леди. Но какая из  нее леди, Моргана подери – все те же ссадины на коленках, кудряшки, рассыпавшиеся по плечам, значок старосты факультета и первая любовь к семикурснику с Рейвенкло – вроде бы взаимная. У нее походы в Хогсмид и каникулы в замке – чтобы лишний раз не показываться дома. Снег летящий за шиворот и птичьи трели по весне.

Ей шестнадцать. В окно спальни стучатся голые ветви клена, и снег мокрый липнет к стеклу. У девочки лицо в слезах, которые не может никак остановить. Стоит ей закрыть глаза, она снова видит, как закрывается входная дверь за тем, кто до сих пор был ей и надеждой и опорой – но она не могла винить в том Ноа – девочка бы тоже не согласилась выйти замуж за того, кто едва ей знаком…и не желала такого брату. Но отчего же тогда так плохо и горько? Девочка ходит по опустевшему поместью в одной рубашке и горящей свечой в руке. Разговаривает с ветром и думает о тех, кого давно уже нет. Девочка сидит в склепе и гладит ладошками белый мрамор – мертвые рассказывают ей свои секреты, и иногда ей кажется, что они гораздо лучше живых, их, по крайней мере, не стоит бояться. Девочке все еще шестнадцать. У нее огромные планы на жизнь, в той же шляпной коробке сложены рекомендации к тренеру «Торнадос», с которым Ноа познакомился то ли на Кубе, то ли в Перу, ключ от сейфа в Гринготс и все те же письма, перетянутые красной лентой. Ей бы только продержаться еще год, выстоять, не сломаться и она будет свободна, словно птица. У нее хорошие оценки, только прорицания и нумерология подкачали, и ей бы в министерство, но она хочет в небо, и подальше от этой страны убежать…Девочка верит в то, что все мечты ее сбудутся, как верит каждый в шестнадцать лет… У нее письмо от деда – и что-то там про «замужество» и «Бёрк» в одном предложении» И бокал с тыквенным соком, который сжала так, что пришлось потом вытаскивать мелкие осколки из ладони. Она словно бы учится заново жить – у нее, внезапно, вернувшийся отец, – которого и не надеялась увидеть. У нее новые платья и визиты, словно по учебнику этикета, у нее Кеган – с которым так легко придумывать, почему они «не должны быть вместе» и все еще есть надежда. У нее капельки французских духов на тонких запястьях – она почти совсем уже  взрослая и так похожа на маму. У нее запах виски, отцовские руки под платьем… тяжелая статуэтка и всплеск стихийной магии. Липкая кровь на руках и ненависть… видимо, они действительно прокляты.

Девочке семнадцать. У нее фата, зацепившаяся за терновый куст, и платье подвенечное, и помада на губах алая. У нее слезы на плече Ноа, розы в волосах и муж, которого, говорят, надо вроде бы любить. У нее ободок золотой кольца – как метка или гиря – оно чуть маловато и с трудом снимается. Она вроде взрослая, но все еще ребенок – напуганный и уставший. Нелюбимый ребенок нелюбимых детей. Ей семнадцать, у нее год последний – выпускной, и коробка с мечтами под кроватью. Она редко говорит о том с Бёрком и вообще с кем-либо. Ей очень хочется либо проснуться, либо заплакать. Но взрослые девочки не плачут днем и не спят по ночам. А она взрослая. У нее выпускной и огневиски из горлышка, билет на ночной рыцарь, метла и гитара, письмо для Кегана и рассвет … И  сны без сновидений и похмелье с утра.

Ей восемнадцать. Она научилась улыбаться в колдограф и не выглядеть глупо. Странно, но она даже ощущает себя красивой. Ей иногда кажется, что все это – сон, но у нее номер 9 на новенькой мантии, тренировки по три раза  в день, соревнования, сборы и небо. И Кеган – где-то там. У нее знакомства, города, страны, континенты и приглашение в национальную сборную. Она вроде как «восходящая звезда Английской квиддичной лиги», у нее мечта ожившая в руках и счастье. Но кто сказал, что оно будет длиться вечно?

Девочке девятнадцать. У нее больничная кровать во французском Париже, отведенный взгляд колдомедика и вопрос: «Я смогу играть»? У нее жесткий корсет и зелье для избавления от ошибки. У нее что-то там со спиной и жирный крест на спортивной карьере. Почти могильный. У девочки  страшные сны и нет надежды. Девочка научилась курить и играть в покер, чтобы как-то заполнить пустоту внутри. Ей кажется, что иногда она сходит с ума и боится засыпать. У нее свекор, изводящий ее нотациями и придирками, и плакаты с собственным изображением к началу сезона, которые порвала в клочья. Она тренируется, упорствует – но и австрийские колдомедики разводят руками. Может быть, когда-нибудь потом...Но все же знают, что потом – это такое страшное никогда?

Девочке двадцать – у нее не любовь, но вроде как душа родственная, и все впервые. У нее матчи с трибун, Лютный, и первая ставка. У нее хохот, и дерзкое: «ты что, правда трусишь, Борджин?» и полет за десять секунд, и первая выигранная тысяча, и идеи на миллион… Ей двадцать – у нее стажировка в министерстве в отделе магического законодательства, ироничное:  «Ты же не всегда будешь этим заниматься, Борджин»? –снова игнорируя статус и кольцо обручальное на тонкой золотой цепочке под теплым свитером. И кофе горячий в бумажном стаканчике на Бебель штрассе, и материнские руки – такие родные. У нее отчим  - задумчивый и серьезный, укрывающий ее пледом,  и старый сеттер на коленях. Брат и маленькая сестренка с голубыми, совсем как небо, глазами… У девочки семья. У девочки – дом. Это ведь место, где всегда ждут? Острая необходимость счастья и оковы навязанного брака. У девочки ночь звездная только на двоих и крики после. У девочки яд  в зеленом стекле и ни одной улики.

Девочке двадцать один – она научилась лицедействовать- смеяться и плакать, словно по взмаху руки. Если бы шляпа проводила распределение сейчас, то наверняка уготовила бы ей Слизерин. У нее овсянка на завтрак и грог на ночь, у нее поцелуи в губы и свист ветра в ушах. У нее счет в немецком банке, «липовые документы» и запасная палочка – так, на всякий случай. У девочки первое выигранное дело и собственная конторка в «Лютном», к которой долго подбирала вывеску – то ли на скопленные деньги, то ли в качестве подарка. У нее репутация – то ли бедно, то ли худо- но пока никто не указал ей на дверь. Некоторые жалеют, некоторые – восхищаются. Есть даже  те, кто ненавидит, или наоборот, любит. У нее муж, вернувшейся аккурат к похоронам отца, и предложения, от которых здравомыслящие люди не отказываются…У нее друзья, готовые подставить плечо и гриффиндорская святая вера в собственную непобедимость.

Ей двадцать два – у нее много дел и новая мебель в конторе по итальянским каталогам,  зелье сна без сновидений и баснословной стоимости метла. Тысячи галеонов выигрыша и забавное  «Fledermaus» на мантии вместо порядкового номера. У нее семейный склеп, тайны и страх потерять рассудок когда-нибудь. У нее дар, с каждым годом проявляющийся сильнее. У нее призрак девушки в синем платье, и хохот, пронизывающий до самого нутра: «Вы всегда губите тех, кто вас любит»…У девочки – «чужая свадьба», платье пурпурное, словно одеяние католического епископа, губы в кровь искусанные, и дрожащие пальцы при последнем аккорде вальса. Ей хочется плакать – но нельзя. Девочка сама так решила.

Девочке двадцать пять. У нее имя, узнаваемое едва ли не во всей Британии, особенно – в узких кругах. У нее кожа на предплечье чистая-чистая, хотя она могла бы поименно перечесть тех, кто «за идею и чистоту крови», но она, естественно никому о том не расскажет, потому что очень хочет жить. У девочки мантии строгие, шпилька высокая и костюмы от Таттинга, четкий профиль и расписанный чуть ли не по минутам день. У нее вечерами черный кот на коленях, липовый чай в пузатой чашке и огонь в камине. Чернила ночи, полеты и довольный вид. Объятия вскользь и легкая грусть о том, что «не сбылось». У девочки вроде как покой. И Кеган. И дом. Это ведь то место, в котором ждут? То, куда хочется возвращаться?
У девочки голоса по углам. Страх сойти с ума и пронизывающее «Вы всегда губите тех, кого любите». Может быть, они действительно прокляты?

Пример вашего поста:

Пример поста

Раскаты грома заглушали все иные звуки: и мерный ход часов, и дробный, ритмичный стук крупных, холодных капель в окно, и всхлипывания снующих туда-сюда эльфов, и плачь, доносившийся было из хозяйской половины, и шум закрывшейся только что входной двери. Ирменгард распахнула окно, впуская в дом майскую, затаившуюся ночь, пропитанную насквозь ароматами сирени, чубушника и жасмина, будто пергамент в лаборатории алхимика…В этих сгустившихся сумерках, ведьма желала разглядеть удаляющегося  по подъездной аллее мужчину. Она смотрела на него так, словно бы никогда более его не увидит, стараясь продлить миг до того, как образ истает в отравленный полынью воздух, разобьется красочным витражом ее юности, к которой никогда не будет больше возврата, перемежая вздохи с сигаретным дымом, увы, не имевшем более эффекта успокоения…
Это был первый раз, когда они поругались. Первый раз, когда брат не принял ее сторону, отвернулся от нее, и смотрел куда-то за окно, на зеленеющий сад, на едва подернутую рябью водную гладь озера — куда угодно, но только не в ее лицо, и голос его, нарушивший тишину, что вдруг немым укором повисла между некогда близкими людьми, прозвучал надломлено и глухо, словно бы он смертельно устал нести на своих плечах все бремя седой вечности. «Как ты могла, Ирменгард»?
Он давно уже скрылся за коваными воротами фамильного особняка Бёрков, а она все смотрела в густую, маревую мглу, да вслушивалась в ритмичный перезвон капель— дождь то утихал, то принимался заново выполаскивать с улочек грязь, словно кто-то там наверху, решил в одночасье смыть грязь и с людских душ…А в ее душе и вправду много было, не грязи даже, а черни, мазута, в котором измаравшись однажды, уже не сможешь никогда отмыться, как ни старайся, как ни убеждай себя, что это все во имя любви, и только во имя ее одной — грех навсегда останется грехом, низость — низостью, а предательство будет иметь такое же отвратительное послевкусие, как и в тот момент, когда ты его совершил, сколько ни заливай его вином с французскими корнями. Хлесткое, словно удар кнута, отрывистое, «Как ты могла, Ирменгард?» еще кружилось в воздухе легкими крупицами пыли и свежим запахом чужой туалетной воды, тенями непрошенными в зеркале, а девчонка только лишь вызывающе глянула на свое отражение: разве была ее вина в том, что она полюбила? Безрассудно, бездумно и без оглядки, полюбила настолько, что презрела мораль, совесть и честь, и сделала бы это снова тысячу раз, только бы испытать краткие мгновения счастья и покоя. Разве не заслужила их она, разменявшая из-за чужих ошибок на медяки свое детство и сполна заплатившая по семейным счетам? Разве много выпало на ее век радости? Так за что же порицают ее теперь: за то, что ее ладонь задержалась чуть дольше положенного в чужой руке, за то, что не смогла сдержать улыбки, едва встретившись с ним взглядом, за то, что не только позволила себе мечтать о несбыточном, но и имела дерзость попытаться что-то поменять в истинно слизеринской манере, не подставив в очередной раз левую щеку, после того, как правую опалило огнем от удара судьбы? Ей просто хотелось всамделишного, концентрированного счастья, а от того она не чувствовала себя виноватой — можно ли обвинять человека за то, что он хочет лучшего для себя?
А это «лучшее», казалось, было все ближе, словно сказочная жар-птица — протяни руку, и ухватишься за разноцветный хвост, исполнив разом все свои нехитрые желания. Оставалась лишь самая малость — поговорить с Кеганом, но удачного случая начать этот разговор все никак не представлялось — удивительно, но за эти пару дней они так и не встретилсь, то ли сознательно избегая друг друга, то ли нечаянно сторонясь — он занимался делами семьи, она же мечтала поскорее утратить родство и лишь делала то, что от нее требуют приличия — занималась домом, да помогала в приготовлениях поминального ужина. Вышло так,  что они стали совсем чужими, и это была не только ее вина…Но разговор так или иначе должен был состояться, в этом Ирменгард была уверена, иначе кто-нибудь обязательно расскажет историю на свой лад, переиначит и перекроит, а ей бы все-таки не хотелось расставаться с Бёрком врагами. Даже не смотря на то, что она сотворила. А может это была и вовсе не она, а слабое сердце Бёрка-старшего просто поизносилось от времени и не выдержало, по крайней мере целитель в своих отчетах написал именно эти строки…
Ведьма усмехнулась — усмешка в отражении настенного зеркала вышла кривой и фальшивой — могли ли они тогда, в далекие уже шестнадцать, подумать, что все сложится вот так: нелепо, неправильно и грустно. Что из закадычных некогда друзей станут друг для друга чуть больше, чем никем? А дождь меж тем утих — последние его капли срывались с черепичной крыши, падали жемчужинами в траву, чтобы там раствориться навечно, отдав свое тепло благодатной земле. Ирме закрыла окно, и в комнате стало вдруг тихо, словно из мира ушли все звуки, принялась расстегивать крошечные пуговки на манжетах простого черного платья — эльфов звать не хотелось, и даже не обернулась на звук открывающейся двери и замолкших, вдруг, на пороге шагов, так и смотрела в окно, словно искала в сгущающейся мгле слова, которые предательски не желали складываться в предложения. И от чего-то появилось предчувствие, что муж все знает, видит ее насквозь, как бы не хотелось ей укрыть многое из того, что произошло с ней за эти годы…Она обернулась… глаза цвета морской лазури смотрели с вызовом, как обычно смотрят на непримиримых врагов, но она не отвела своих, лишь выдохнула: — Ну здравствуй, Кеган.

0

13

Форум: CREO AURUM
Текст заявки:


Andre Cyril Meliflua
Андрэ Сириль Мелифлуа
http://funkyimg.com/i/2BbfT.png
Luke Evans [возможна замена]
49 лет, чистокровный, бизнесмен — зельевар, ММ

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ


Дорогая, маменька!

Мне прекрасно известно, как ты переживаешь из-за моего решения остаться еще на пять лет во Франции. Поверь, на это есть свои причины, но основная – скоро я выхожу замуж. Знаю, что ты уже распланировала мою жизнь на многие годы вперед, и это письмо, отправленное с Ноэль, преподнесет тебе разочарование… Поверь, это обдуманное решение. Мне никогда не стать миссис Булстроуд, и прошу простить меня, за то, что толкаю Вас с отцом на выяснение отношений с этим прославленным семейством. Выходить замуж по расчету, не для меня. Знаю, что тебя интересует имя будущего зятя, и также догадываюсь, что некоторые факты из его жизни приведут тебя, по меньшей мере, в замешательство, но…
Его зовут АндреАндре Мелифлуа, знаю, что фамилия вам хорошо знакома… Этот факт Вас успокоит, но… он был женат на девушке, которая не была чистых кровей, в последствии она умерла при родах. Так на свет появилась Деметра – прекрасная девчушка, к которой мне довелось прикипеть всей душой. Я приняла решение, что после свадьбы удочерю ее. Знаю, что всю остальную информацию, вы узнаете без особых усилий и затрат, но знайте что здесь с Андре и Деметрой я абсолютно счастлива. Без них моя жизнь не имеет смысла. Надеюсь, что вы меня поймете и сможете простить.

С любовью, ваша дочь, Араминта.


Основное: Он родился в семье, которой были открыты любые двери, а балы проводились чаще, чем семейные ужины. Французские аристократы старой закалки, у них все в жизни происходило по плану. По заранее продуманному плану. Но некоторые вещи были им чужды, и с этими вещами их ознакомил не кто иной, как старший и любимейший наследник.
• Родился в 1932 году недалеко от Парижа в фамильном имении рода Мелифлуа. Единственный сын блистательных родителей, есть две младших сестры.
• Обучался в академии Шармбатон, которую окончил с отличием. Долго стажировался за границей по специальности — зельеварение. Получил степень магистра наук.
• В 22 года женился на волшебнице полукровке, сей факт привел в ужас всех родственников. Только волей случая они не отреклись от непутевого сына, и не выжгли его с родового гобелена.
• В 24 года остался вдовцом с годовалой дочкой на руках.
• Спустя пару лет отец — глава рода решил уйти от дел, и передал бразды правления Андрэ. В распоряжении молодого мага оказались сотни магазинов по миру и десятки лабораторий во Франции. Направление бизнеса — «зачарованная» косметика.
• В 1960 году на одном из приемов, который устраивало французское Министерство магии, Андрэ познакомился с Араминтой Бёрк. Спустя год они сыграли свадьбу. От второго брака есть двое детей: сын Арман и дочь Амандин.
• В 1967 году были вынуждены переехать в Британию, у Араминты закончился контракт, по которому она находилась во Франции в составе делегации дипломатов.
• Именно в Британии Андрэ принял решение уйти в политику. Семейный бизнес развивался прекрасно, и как говорится, мужчине захотелось новых ощущений.
• Светлый маг. Волшебный потенциал крайне велик. Родовой дар - ментальная магия.

Отношения: Супруг. Любят ли они друга? Да, брак был заключен не по расчету. Как и у любой пары есть свои нюансы в отношениях, но компромиссы решают любые проблемы. Или не любые?

Дополнительно: Не хочу ограничивать будущего соигрока навязыванием каких-то идей. Хочется, что бы вы чувствовали себя комфортно с данным персонажем. Именно поэтому выше указаны только основные факты, на которые можно будет опереться при написании анкеты. Все остальное только на ваше усмотрение. Нюансы отношений и правил семьи предпочту обсудить персонально с вами. Вдвоем историю придумывать куда веселее.
В ожидании чуда, то есть Вас!)

Ваш персонаж: Араминта Камрин Мелифлуа (урожд. Бёрк) -  ММ, Отдел Тайн, подразделение "Отдел 13" — куратор сектора. Советник министра магии по волшебной безопасности. Слизерин, выпуск `53. Чистокровная.

родственники

Супруг: Андрэ Мелифлуа - глава рода, светлый волшебник, представитель французской волшебной аристократии, талантливый зельевар, владелец сети магазинов специализирующихся на "зачарованной" косметике.
Падчерица: Деметра Мелифлуа - дочь Андрэ от первого брака.
Сын: Арман Мелифлуа - родился в 1959 году.
Дочь: Амандин Мелифлуа - родилась в 1960 году.

биография

Кто мы и чего стоим? Вроде бы легкий вопрос, а вот над ответом стоит задуматься. Мы то, что в нас вложили родители, и то во что поверили мы сами. Нам довелось обратить себя в персонажей любимых книг, которые, также как и мы, родом из детства. Ведь мы не видели другой жизни. Нас не пускали за стены родовых имений. И только няньки и книги были верными спутниками в череде серых будней. Если гувернеры не исполняли роли лучших друзей, то ветхие страницы древних фолиантов поглощали нас, заставляя поверить в то, что мы стоим рядом со своими кумирами рука об руку, сражаясь за правду. Мы любили, и были любимы — так нам казалось. Любимый книжный герой, один против всего мира. Тот, кто готов положить свою жизнь на алтарь правосудия, если в этом будет необходимость. Биться до конца, и побеждать. Ведь проигрыш из родни бесчестию. Прошло много лет, а мы так и живем с адским грузом на душе, и небольшим томиком мемуаров в руке, который при необходимости окажется персональной библией со своими заветами и секретами.
Одним знойным августовским вечером у четы Бёрков родилась девочка. Уже не молодые родители, отчаявшиеся, когда-либо иметь потомство, были на седьмом небе от счастья. Отец пожелал назвать дочь Араминтой. Милое дитя — ее всегда и везде было много. Она была не из этого времени, она  была вне времени. Будучи единственной наследницей громкой фамилии, Антее приходилось мириться с желаниями своих родителей, и необходимость беспрекословно слушать отца и матушку ее сильно удручала. Герберт и Бельвина никогда не жалели времени на дочь, ведь она была поздним и долгожданным ребенком. Все самое лучшее только ей: все прихоти выполнялись по первому слову. Гувернеры и домовые эльфы приложили немало усилий, чтобы Антея могла чувствовать себя комфортно. Но не это нужно было девочке, ей хотелось свободы. Именно той, которой так дорожили персонажи ее любимых книг. Той, которая, как ей казалось, находилась за пределами поместья. Она научилась незаметно ускользать из дома, ведь чувствовать себя героиней одной из книг за пределами домашних стен было куда проще. Недалеко от дома находился лес с небольшим озером, которое казалось Араминте волшебным. На его берегах не редко можно было встретить детей (конечно же, маглов), которые, как и она искали свободы от назойливого родительского внимания. Они сдружились, как бы парадоксально это не звучало, ведь в столь юном возрасте делать различия между волшебниками и обычными людьми было бы довольно глупо. Но эта дружба окончилась также неожиданно, как и началась. В один из жарких июльских дней вся маленькая дружная компания решила искупаться в лесном озере, Антея, которая везде была первой, залезла в воду скорее всех. Это была ее ошибка. Ведь местный дух – келпи, только и ждал новую жертву. Уже, будучи схваченной, она заметила, что ее «друзья» бежали из леса, оставив ее одну бороться с демоном. Девочка лишь успела позвать своего эльфа, далее ее взор затуманился, и она лишилась чувств. Очнувшись дома и удостоившись взбучки от родителей (тогда же произошел первый всплеск стихийной магии — Антея запустила мирно стоящем на столике кофейником со свежезаваренным кофе в мать), она зареклась когда-либо иметь дело с маглами. Антея их возненавидела, и в дальнейшем пыталась вырвать этот корень зла из волшебного мира («Закон разрешающий травлю маглов»).
Время тянулось, словно в замедленной сьемке, казалось, что письмо из Хогвартса она ждала целую вечность. Заветный конверт в руках — Араминта счастлива, а родители предпочли бы оставить ее на домашнем обучении. Но разве они посмеют пойти против желания драгоценной дочери? И вот она уже в поезде, который через пару часов доставит ее в лучшую школу в мире. Распределяющая шляпа, как и предполагалось, отправила ее под знамена змеиного факультета. Талантливая юная волшебница, ее жажда знаний была необъемлемой. Библиотека Хогвартса казалась ей раем, только вот доступ в Запретную секцию оставался для нее пределом мечтаний до шестого курса. Но и эта проблема была решена простым росчерком пера.
Много друзей и шумные компании были заманчивы, но после инцидента с келпи, она не могла больше никому верить — ни чужим, ни своим. Антея была везде и нигде. Шумная и тихая, веселая и печальная, общительная и скрытная — слишком противоречивая характеристика для столь юной особы. Но печальный инцидент из прошлого заклеймил ее сердце навсегда. Окончив школу с отличием, она поспешила воплотить свои мечты в реальность. Ей так хотелось работать на благо родины и перенести свой книжный образ в жизнь, где как ей казалось, не хватало справедливости и рыцарства. Она не желала верить, что это эпоха рыцарей давно канула в лету.
Амбициозность Араминты просто не имела границ. Желая доказать свою значимость, она работала как проклятая  забывая есть, спать и отдыхать. Начав свою карьеру с обычного сотрудника министерства, уже через два года она оказалась в составе дипломатической миссии работающей на благо родины во Франции. Там она и встретила свою судьбу — Андрэ Мелифлуа. Галантный француз покорил сердце британки, хотя она до последнего отрицала сей факт. Она знала, что ее родители будут против их брака, хотя бы потому, что Андрэ уже был женат (его женой была маглорожденная волшебница, которая умерла при родах) и от первого брака у него осталась трехлетняя дочка. Женщину этот факт не смущал, она успела привязаться к ребенку, и казалось, девочка признала в ней родного человека. Но вот Герберт и Бельвина… Как оказалось они до конца дней не смогли простить дочери ее выбор.
Андрэ и Антея поженились, женщина удочерила Деметру став ей настоящей матерью. Спустя пару лет в их семье друг за другом появились Арман и Амандин, которые были еще теми сорванцами. Так ее жизнь окрасилась огромным количеством красок. Персональный список возглавила семья во главе с мужем, на втором месте оказалась работа, а увлечениям было отведено скромное третье место. Но это не расстраивало женщину, ведь ей нравилась ее новая жизнь, без детей и мужа ей не было бы места в этом мире.
Но рабочий контракт подошел к концу, и Араминта встала перед выбором: семья или работа? Ведь для того что бы продолжить работу и продвинутся по карьерной лестнице ей пришлось бы уехать из Франции. Ситуацию спас Андрэ — он согласился на переезд в Британию, таким образом, дав понять, что для него нет ничего важнее счастья жены, и, разумеется, семьи.
Вернувшись на родину, блага посыпались на Араминту, как из рога изобилия. Она стремительно продвигалась по карьерной лестнице, не замечая на пути никого и ничего. Сама того не замечая она предала свои идеалы, предпочтя справедливости — неуемные амбиции. Спустя долгие 20 лет после прихода в министерство она добилась немалых высот — став советником министра по волшебной безопасности.
Андрэ получил возможность расширить свой бизнес и связи, после переезда в Британию. Он талантливый зельевар, продолжал дело своего отца, такое как «зачарованная» косметика. На новом месте дело стало процветать, а хозяин начал получать немалые дивиденды. И хоть Андрэ и предпочитал заниматься только бизнесом, со временем он пришел к выводу, что политика сможет дать ему больше.
Дети подрастали, друг за другом начинали покидать отчий дом, хотя пока только на учебный год. Каждый из них был доволен школой, и новыми друзьями. Каникулы же и праздники семья старалась проводить вместе в своем новом доме. Традиции в семье были превыше всего.

Пример вашего поста:

Пример поста

Дело в том, что время на небе и на земле летит не одинаково. Там — мгновения, тут — века...
Все относительно. Впрочем, это долго объяснять.


Это не было стечением обстоятельств. Ну что вы. Это было закономерностью. Париж никогда и никого не располагал к случайностям. Город, который стал домом для неудачников и счастливчиков, отверженных и обласканных волей случая. Тех, чья любовь могла свернуть горы, и тех, в чьих глазах плескалась ненависть, адским пламенем испепеляя все живое в досягаемом радиусе. Это все имеется с излишком в любом мегаполисе, правда кидается в глаза не каждому страннику. Все отрицаемое хорошо познается вдали от привычной обстановки. Там где у человека не остается выбора. Никогда и ни в чем. [float=left]*gif-изображения запрещены в разделе ПП[/float] Страсти к авантюризму у девушки не отмечалось довольно давно, а если быть точнее, то с тех самых пор как она побывала в плену у кэлпи. Тот день сломал слишком много в ее юной головке, обрекая Араминту на извечные сомнения в настоящем и будущем. На предложение Андрэ, она не могла ответить никак иначе, чем согласием.
– С удовольствием, месье, - Антея улыбнулась, правда ее опять посетили некоторые сомнения. Больше всего ей не хотелось посещать маггловскую часть Парижа. Она не воспринимала абсолютно все, что касалось магглов и их жизни. Детское отрицание, которое переросло в отвращение, а после в ненависть. Прекрасно осознавая, что на месте этих обычных детей, могли оказаться и маги, она была уверена, что «свои» никогда бы не оставили ее на растерзание злого духа. Когда Андрэ трансфигурировал их мантии в маггловские пальто, то у Араминты не осталось никаких сомнений – мрачный Париж сегодня ждет ее. – Не сомневаюсь, месье Мелифлуа. У вас прекрасный вкус, - девушка мило улыбнулась, стараясь не показать своему спутнику замешательство и страх. Всего пара кварталов? Великий Мерлин, сегодня явно не мой день. Мысленно подготовится, было довольно сложно, а осознание того, что спустя не долгое время ты будешь находиться среди тех, кого презираешь, вводило Араминту в некий транс. Ведь если бы сейчас ей встретился на пути боггарт, он неминуемо обрел бы очертания тех детей, которые отправили ребенка на верную гибель. Молодой человек и девушка, шли молча, каждый думал о своем. Ей казалось, что Андрэ в какой-то степени любуется творениями не магов. Молча глядя на проезжавшие машины, и немногочисленных людей, которые сновали в разные стороны, у Араминты возникло состояние отрешённости, а страх сковал ее по рукам и ногам. Это было выше ее человеческих способностей, она обычная, со своими страхами и скелетами в шкафу. Безысходность, вот что ее окружало. Она давила и убивала.

Это не мои приключения, это не моя жизнь! Она приглажена, причесана, напудрена и кастрирована!


Они почти дошли до места назначения, об этом не преминул упомянуть Андрэ. Вокруг царило веселье, песни и пляски, странные костюмы и не менее чудные песни. Счастье витало в воздухе, но заразится им Араминте, было крайне сложно. Все еще напуганная, и растерянная она окинула взглядом все, что было вокруг. Уличные музыканты, которые находились здесь явно не по своей воле. Девушке было сложно поверить, что кто-то добровольно пойдет петь и плясать посредине улицы, ублажая народ. Правда им за это кидали некую мелочь, но не проще ли найти достойную работу? Араминта искренне не понимала их, считая лентяями. [float=right]*gif-изображения запрещены в разделе ПП[/float] Парочка занырнула в кафе, из которого был слышен аромат ванили и вишни. От этих запахов глаза Араминты буквально загорелись, не обращая внимания на стоящий в зале шум и гам, она проследовала за своим спутником. Андрэ явно был знаком с хозяином этого заведения, ведь для консервативных англичан объятия были верхом бестактности. Но прожив не так много времени во Франции, женщина поняла, что ничего нет плохого в таком выражении эмоций. Стоя за спиной у Андрэ она слышала весь их разговор. Ставки на лошадей? Это интересно, маги до этого додумаются не скоро. Предел их азарта – квиддич, не более. На лице девушки блеснула почти детская ухмылка. Возможно, она и была замечена хозяином кафе. От ответа и взгляда Андрэ, девушка который раз засмущалась, но решила поздороваться с хозяином заведения.
– Доброй ночи, месье, - она слегка наклонила голову. Андрэ быстро сделал заказ, а хозяин поспешил его выполнить. Присаживаясь за небольшой столик, к ним подошел официант с бокалами, и мирно расставив их, удалился, оставляя гостей наедине. С небольшой сцены звучала музыка, а приятный голос дарил ощущения спокойствия и беззаботности. Быть может у магглов своя магия. Атмосфера кафе быстро избавила девушку от привычных страхов, и она с интересом наблюдала за окружавшими их людьми.
– Очень уютное местечко, - девушка улыбнулась одними глазами, - часто здесь бываете? У их столика, как по взмаху волшебной палочки возник хозяин кафе с бутылкой Бордо. Разлив по бокалам алую жидкость он улыбнулся Андрэ, и поспешил удалиться. Взяв бокал, девушка поднесла его к носу, ощутив то, что называют терпким ароматом любви. Запах опьянял, и искушал, даря своей жертве иллюзорное состояние. Чокнувшись бокалами и поддержав слова своего собеседника, Араминта пригубила алый напиток, вкус которого и в правду был божественен. Правда, девушку мучали некоторые вопросы, которые как ей казалось не прилично задавать в данной атмосфере. Но она все же рискнула.
– Расскажите, что ни будь о себе, Андрэ, - Араминта с любопытством взглянула на собеседника, желая узнать что скрывают его прекрасные глаза, в которых порой еле уловимо читалась печаль.

Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица... Улыбайтесь, господа... Улыбайтесь...
Тот самый Мюнхгаузен (1979)

Отредактировано peeress fawkes (04-02-2018 01:21:15)

0

14

Текст заявки: меня очень давно не было на ролевых, в последний раз я играла, пожалуй, в феврале 16-ого. с тех пор, как я вижу, мало, что изменилось; разве что форумов, посвященных мародерам или второму поколению, стало еще меньше, чем было.
мне хочется найти постоянного соигрока, с которым мы были бы на одной волне — любили гарри поттера, любили канон /это я сейчас не о «проклятом дитя», ни в коем случае/, любили историю, в которую играем. и даже если пускай форума подходящего не найдем, давай найдем хотя бы друг друга!
я играю за женских персонажей, на первом и втором поколениях. я не люблю отыгрывать экшн-сцены и политические интриги, мне интересны отношения персонажей, как они развиваются, как они стали такими, какие есть сейчас. мне не нравится деление на хороший — плохой, я люблю полутона, люблю искать темное в светлом и светлое в темном. люблю сложные и запутанные отношения, хорошо обоснованную мотивацию и красивую визуализацию. я приветствую посты, написанные без заглавных букв, так как считаю, что в рамках ролевых игр это выглядит уместно и эстетично; сама могу писать как без заглавных, так и с ними.
я люблю, когда слог в постах красивый, а содержание понятно — это я к тому, что «лотосы распускались на ее хрупких запястьях и цвели алыми венами на смертельно бледном полотне ее тела» мне не подойдет, я не смогу получить удовольствие от такой игры, к сожалению.
меня немного коробит от неуместного, на мой взгляд, осовременивания первого и второго поколения, когда у магов появляются татуировки в целях украшения себя или когда кто-то из колдунов курит маггловские сигареты.
я вдохновляюсь гифами на тамблере для создания и дополнения образа персонажа, люблю, когда актер играл в каких-то костюмированных фильмах, чтобы можно было использовать эту графику для персонажа из вселенной гарри поттера.
я люблю фанатские теории, которые невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть каноном, люблю недосказанность многих второстепенных канонических персонажей.
про желаемые сюжеты я расскажу уже своему будущему соигроку /если такой найдется :с/, а пока перечислю очень коротко персонажей, которыми бы я хотела сыграть, и с кем:
I gen — mary macdonald // mr. mulicber, mr. savage;
             lily evans // severus snape
II gen — daphne greengrass // draco malfoy, astoria greengrass [интересует любовный треугольник здесь, хочется отыграть что-то такое, напряженное]
и напоследок хочется сказать, что я сейчас нахожусь в канаде, и мой часовой пояс будет отличаться от вашего, скорее всего :ссс надеюсь, что это не станет для нас сильной преградой.
а еще я люблю поболтать, спросить, как прошел день и перекидываться шуточками со своими соигроками :D

сейчас это будет похоже на «жди меня», но если вдруг это сообщение прочитаешь ты, реджинальд пеллеас сэвидж, и узнаешь меня, пожалуйста, прости меня, если сможешь. ты знаешь, за что.
если удача будет на моей стороне и ты правда это увидишь, то дай мне знать об этом, пожалуйста.
Пример вашего поста:

один из последних постов в эпистолярном жанре, лили поттер

сердце в груди дрожит при виде незнакомой совы за окном — в эти темные времена каждую минуту ожидаешь страшных вестей. медленно, стараясь не побеспокоить мирный сон джеймса, я выскальзываю из кровати и впускаю бурую птицу внутрь. мне хватает одного мимолетного взгляда на конверт, привязанного к лапке совы, чтобы узнать мелкий убористый почерк даже при свете неполной луны. почерк, которым были выведены заметки на полях моих учебников, старые летние письма и мелкие школьные записки на клочках пергамента, пропитанные иронией по отношению к методам преподавания профессора бинса.
непослушными пальцами я отвязываю письмо и отправляю птицу в обратный ночной полет, в смятении не задумываясь о том, что придется посылать ответ. или же я заведомо знаю, что писать ему не буду?... сажусь за стол. зажигаю свечу легким, но дрожащим взмахом волшебной палочки. принимаюсь читать.
ровные строчки мелькают перед глазами, то и дело дергая сознание за только им известные петли. временами я прикрываю глаза и останавливаюсь. я берусь за ответ не сразу. но я чувствую сердцем, что должна высказаться.

«дорогой северус.»

быстрым, легким росчерком пера. словно пишу ему каждый день.

«мне больно осознавать, что после всего того, через что нам довелось пройти вместе, ты всерьез полагаешь, будто являлся для меня никем. неужели я хоть раз давала тебе повод усомниться в моем отношении к тебе? и если в каком-то случайном моем жесте, слове или взгляде ты почувствовал это, то сейчас я прошу у тебя прощения. на самом деле, я хочу попросить у тебя прощения за многое. ты был для меня всем, северус.
прости меня за то, что я не вернула тебе книгу по зельеварению за пятый курс...»

мне просто хотелось оставить себе на память хоть что-нибудь о тебе.

«прости, что не разговаривала с тобой. прости, что отказалась от тебя так легко. ведь... кто я такая, чтобы считать себя лучше тебя в тот самый момент, когда взялась судить о твоих поступках? сердце тогда твердило мне обратное, но я его не послушала. оно говорило, и сейчас говорит мне: "лили, это не он, это не северус!" и это не ты сейчас стоишь по другую сторону баррикад, я знаю. я верю.»

переходя к следующей, еще более сложной части письма, я судорожно вздыхаю. к горлу невольно подкатывает комок — я чувствую, что скоро не выдержу.

«ох, сев.»

в бессилии роняю перо на гладкую поверхность стола; чуть дрогнул огонь на конце свечи; джеймс сменил позу в постели.

«как бы мне хотелось, чтобы ты не писал мне этого, чтобы я никогда не знала об этом! от этого только невыносимо больно, словно на месте души теперь бездонная пропасть, куда мне лучше упасть, чтобы забыться.»

слезы льются по щекам рекой, но я не замечаю этого. почерк становится все более угловатым, я оставляю на бумаге кляксы — непростительно для одной из лучших выпускниц хогвартса. необъяснимая злость к отправителю письма поднимается во мне угрожающей волной.

«зачем ты это делаешь, сев? о, я знаю! ты хочешь облегчить свою участь, избавляя свое сердце от непосильной ноши, от тяжбы сковавшей тебя тайны. есть в твоем поступке что-то эгоистичное, потому что...»

почему, лили? знаю ли я сама?
потому что это моя вина. несчастье северуса - моя вина.

«... потому что теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что совершила большую ошибку. я слишком хорошо понимаю, что поздно что-либо менять: ни твои, ни мои слова не впишутся в историю. и что бы я тебе ни ответила — это будет неважным. я понимаю это в отличие от тебя, сев. не сомневаюсь, что после того, как ты отложил свое перо, тебе стало легче. буду ли я столь жестока, чтобы посметь нарушить твой покой?
твое письмо подарило мне возможность не только раскрыть глаза на горькую правду, но и попрощаться с тобой по-человечески. не совсем так, как я бы того хотела, но и не самый худший вариант, правда?
пожалуйста, береги себя.
искренне твоя, лили.»

не перечитывая письма в страхе разорвать его в клочья, быстро складываю его в конверт и отправляю своей совой. успокоившись, спускаюсь в гостиную. пожалуй, я еще долго не смогу заснуть.

Отредактировано high hopes (23-01-2018 05:17:29)

+2

15

Форум: HP: University of Magic Arts
Текст заявки:

постороннее изображение
ГЕРМИОНА ГРЕЙНДЖЕР, 46 лет | HERMIONE GRANGER, 46 y.o.
http://sd.uploads.ru/Hs7Su.png
Rose Byrne

постороннее изображение
Министр Магии
Гермиона всегда была умна и талантлива. После военных событий она поступает на службу в Министерство, где показала себя с самой выгодной стороны. Ее имя становится известно не меньше, чем имя Избранного, поэтому после змужества она решает оставить свою фамилию, чтобы не возникало путаницы, а детям дать двойную фамилию.
Политическая карьера покоряется упорной Гермионе. Начав с отдела регулирования и контроля за магическими существами, где активная Грейнджер, как и когда-то в школе, занимается правами домовых эльфов, бывшая гриффиндорка уже к 2020 году занимает пост Министра Магии. Теперь она лидер магического общества Великобритании.
Ответственная должность занимает много времени и сил. Хорошо, что дети уже достаточно взрослые. Вот только мужу, оставшемуся в тени влиятельной супруги, внимания явно не достает.
Одновременно с этим в Министерстве готовится заговор по свержению демократичной Грейнджер с поста министра. Центр заговора - в отделе международных связей, но, погруженная в дела, Гермиона не в силах этого заметить, как и заметить сами признаки заговора. К счастью, в это непростое время, когда даже любимый человек не в состоянии ее понять, Гермиона, как и в прежние времена, может рассчитывать на помощь лучшего друга. Непростая ситуация и в семье, и в мире заставит их иначе посмотреть на отношения друг с другом.

постороннее изображение

Ваш персонаж: Гарри Поттер. Глава Аврората. Лидер Ордена Феникса. Несколько раз в год читает лекции в УМИ на факультете магической безопасности. Публичный человек.
После победы Гарри, Гермионе и Рону необходимо было закончить школу, чтобы в дальнейшем пойти по тому профессиональному пути, о котором они мечтали. В Лондоне они заканчивают 7 курс и сдают экзамены.
После дополнительного обучения Поттер поступает на службу в Аврорат, поначалу рядовым аврором. В 27 лет становится главой Отдела Мракоборцев.
Будучи самым известным волшебником своего времени, Поттер часто приглашается на различные мероприятия, программы, интервью и прочее. Как он не старался избегать этого, принятие некоторых приглашений было неизбежно. Такая слава пусть и не развила звездную болезнь, но высокомерие Поттер все-таки приобрел, задушив свою скромность. К счастью, со временем эта мания поутихла, но не умерла совсем. 
После победы ничто (кроме Рона) не мешает отношениям с Джинни. Вскоре она выходит за Поттера замуж. В этом браке появляются дети: Джеймс, Альбус, Лили. Все трое названы в честь самых дорогих и великих, на взгляд Поттера, людей.
Поттер почти полностью посвящает себя работе, особенно после повышения. Воспитание молодого поколения ложится в основном на плечи Джинни, что оказалось не таким уж хорошим выходом из ситуации.
Каждый год Поттера приглашают в Хогвартс провести несколько лекций по Защите от Темных Искусств. Аналогично приглашает УМИ несколько раз в год проводить занятия и мастер-классы.
Поттер активно помогает своему крестнику Тедди, который живет у своей бабушки Тонкс. Гарри чувствует двойную ответственность за него и вину за гибель его родителей.
Гарри охотно поддерживает дружбу с Роном и Гермионой, которые, к тому же, теперь стали еще и его родственниками. Более того, они еще и коллеги. Помимо них, он пытается держать связь и с другими друзьями: Невиллом (который стал крестным Альбуса), Полумной (которая стала крестной Лили), Дином, Симусом; исправно навещает Хагрида. С Чжоу Чанг также сохранились дружеские отношения.
Чем больше дел становилось на работе, тем сильнее отдалялся Поттер от семьи. Конечно же, он прекрасно это осознавал, но наркотическую зависимость от работы сложно преодолеть. Тому, кто всю школьную жизнь провел в вечном напряжении и борьбе, сложно потом жить иначе. Чувствуя свою вину, он старался уделять детям хоть немного времени, но этого им было мало. Отцом надо быть круглосуточно, а не только с шести до девяти. Особенно виноватым Поттер себя чувствовал перед Лили, которая раньше могла приятно отвлечь от работы своими играми. Будто извиняясь за свою занятость, Гарри балует дочь различными подарками и мелочами, но вряд ли это способно ее утешить. С сыновьями такой трюк не срабатывает совсем, поэтому общение с ними стало очень тяжелым.

Пример вашего поста:

Пример поста

Еще недавно Волдеморт был основной целью, первопричиной всего. И вот он пал, но проблем меньше не стало. Его приспешники рассеялись по всей стране, а некоторые даже и по всему миру. Но в Аврорате не гибла надежда поймать всех пожирателей, бывших и не очень. Их место за решеткой. Так или иначе, решать Визенгамоту, а задача авроров простая, схожая с функциями охотничьей собаки - словить и принести добычу.
Гарри еще проходил обучение, так что до боевых походов его не допускали, что вызывало у парня искреннее возмущение. Значит, Волдеморта лупить ему можно, а выбраться на поимку пары ослабевших пожирателей - кишка тонка? Так или иначе, правила есть правила, и он терпел, несмотря на то, что природное стремление влипать в приключения и рваться в бой никак не утихало.
Наконец, настал день, когда его допустили до "полей" - к работе на выезде, оторвав, в кои то веки, от учебников и нудной и монотонной практики. Однако пообещали, что это дело не будет особо захватывающим, как Поттеру хотелось бы, особенно после долгих месяцев затишье в его боевой биографии. Он уже мечтал размять задубевшие кости и как следует кому-нибудь накостылять, пусть даже его любимым экспеллиармусом, за который наставники в Аврорате били его по рукам. Но нет, вызов обещал быть быстрым и непыльным.
- Норберт Шафик, пожиратель смерти, - зачитывал дело старший из авроров, пока группа, назначенная на эту вылазку, собиралась в путь. В группе было трое: старший - Маккини, немного полноватый аврор лет сорока, с русыми, почти рыжими короткими волосами и объемной бородой, затем Никсон - барышня возрастом совсем немного под тридцать, черноволосая и суровая на вид, однако глаза горели огнем - ярости или веселья, в зависимости от настроения, и наконец Поттер - новичок восемнадцати лет, который при этом имел боевого опыта больше, чем некоторые из авроров. Наверное, поэтому многие здесь относились к нему снисхождением и давали поблажки, к чему он, собственно, не стремился. - Непосредственно в боях не участвовал, однако известно, что постоянно спонсировал армию пожирателей и способствовал Волдеморту многими способами, от предоставления материальных средств до распространения смуты в Министерстве.
- В общем, мутный тип, - заключила Никсон, натягивая длинные боевые кожаные перчатки. Гарри невольно загляделся на ее тонкие запястья и задумался. Характеристика пожирателя его разочаровала.
- Поттер, - у авроров было принято обращаться к друг другу по фамилии, так было быстрее, проще и понятнее, - всё понял?
Маккини явно заметил отстраненность парня и поспешил привлечь его внимание. Гарри кивнул.
- Да, сэр. Значит, мы просто придем к ним в дом и заберем его?
- Точно, парень. Нас, конечно, не приглашали, но мы не хреновы аристократы, чтобы соблюдать этикет, тем более с этими змеиными мордами.
Гарри усмехнулся. Ему нравилась простота Маккини. Даже не смотря на то, что он был намного старше, с ним легко было найти общий язык.
- Ну что, погнали, - скомандовал Маккини. - По метлам, парни!
Команда послушно оседлала свои метлы. Никсон, которая парнем отродясь не была, без возмущений уселась на свой транспорт и рванула впереди, Маккини и Поттеру оставалось только догонять ее. Впрочем, она знала дорогу лучше всех. Даже старший из группы рисковал заплутать, ибо ориентировался лишь на данные разведки, в то время как Никсон гораздо лучше представляла нужный им район.
Они начали снижаться, едва завидели вдалеке море. Замок Шафик оказался на скальном обрыве. Команда приземлилась неподалеку.
- Хорошо живут, уроды, - проворчал Маккини, кивая на замок и оставляя метлу возле каменного возвышения. Там же бросили транспорт Поттер и Никсон, следуя за старшим. В груди у Поттера начало ныть от волнения. Хотя до сих пор он относился к этому делу несерьезно, ведь оно казалось ему слишком простым, а преступник слишком неопасным и несерьезным, теперь, оказавшись на пороге его дома, он понимал, что все может оказаться не так просто. К тому же, это все-таки его первая вылазка с аврорами. И если он что-нибудь испортит, воспоминание об этом останется с ним навсегда. У двери он вздохнул, собираясь с мыслями. Надо сосредоточиться, чтобы не подвести команду.
- Не волнуйся, Поттер, - произнес Маккини, заметив его беспокойство. - Все бывает в первый раз. И лучше начинать с таких уродов, чем с уродов, которые не думая метят в рожу.
Да, Маккини умел успокоить. Гарри послушно кивнул, а Никсон задорно усмехнулась, так что Гарри даже удивился: кажется, он впервые слышал ее смех.
Старший развязно открыл дверь и зашел внутрь, оглядываясь и ворча, проклиная всех богачей и пожирателей вместе взятых. Следом за ним остальные. Сам он был из простой семьи, так что вся эта роскошь больше раздражала его, чем восхищала. Никсон же с интересом изучала оформление.
- Люстра отпад, надо будет сделать себе такую же, - произнесла дама-аврор, задрав голову.
Никто не спешил вперед, искать преступника, что заставляло Гарри раздосадованно нервничать. Он представлял, что они ворвутся, с шумом распахнут дверь кабинета несчастного и под его мольбы о пощаде перенесут его в Министерство... Но было слишком тихо.
Пока команда осматривалась, рядом обнаружился домовой эльф, с испугом уставившийся на гостей.
- Что хотеть уважаемые гости? - заметив на мантиях незнакомцев значки Аврората, эльф как будто сжался. То ли от страха, то ли от подобострастия.
- Хозяина твоего хотеть! - рявкнул на него Маккини. - Где он, пень ушастый?
- Джункус всё узнает, - эльф съежился и пропал.
- Нет, сволочь, стоять! - тщетно ворчал Маккини. Выругавшись, он поспешил вперед, жестом призывая остальных последовать за ним. - Этот гад сейчас его предупредит!
- Это было бы логично с его стороны, - не смог удержаться от комментария Гарри, спеша за старшим, который, к счастью, его не расслышал. Зато услышала Никсон, снова усмехнувшись.
Они уже были на втором этаже, где предполагали найти хозяев, когда эльф преградил им дорогу своим появлением.
- Господа желать чай? - растерянно произнес эльф, нарочно путаясь под ногами. Он, как и его хозяева, прекрасно знал, чем чревато сопротивление Аврорату.
- Пошел к черту со своим чаем, - раздраженно рявкнул Маккини и швырнул эльфа заклинанием в стену, и тот ударился головой и рухнул на пол. Впервые Гарри неодобрительно покосился на старшего товарища. Гермиона бы точно не одобрила таких методов,да и он сам, признаться, не в восторге был это видеть.
- Прости, - тихо и виновато проговорил Гарри, проходя мимо обессилевшего эльфа.
По взволнованным голосам они легко поняли, куда идти. Маккини уверенно рвался вперед, остальные еле за ним успевали. И вот он ворвался в кабинет, резко распахнув дверь заклинанием. Он был довольно вспыльчив, а возня эльфа его явно разозлила.
- Вас приветствует Аврорат, - немного нарушив привычный текст протокола, объявил Маккини. - Норберт Шафик, извольте следовать за нами. Обвинения зачитаем по дороге, неохота тратить лишнее время. Сопротивляться бесполезно, мы оба это прекрасно знаем, поэтому давайте без глупостей.
Согласно мерам безопасности, у всех троих палочки были в боевой готовности. Маккини не отрывал глаз от Норберта, Никсон уже сосредоточилась на даме, прижимавшую к себе девочку лет десяти. На последнюю отвлекся Гарри. Она не могла представлять опасности, но ему сложно было оторваться от ее испуганного и недоумевающего выражения лица. Сердце парня сжалось от жалости. Норберт, несомненно, преступник, но из-за него придется мучиться ребенку. Это воспоминание будет преследовать ее всю жизнь, и Гарри больно было понимать, что он станет этому причиной.

0

16

Все

Текст заявки: Я ищу игрока на конкретную роль: Алиса Лонгботтом.
У меня уже масса хэдканонов на тему семьи Лонгботтомов, все их сразу не вспомнить, но мы обговорим, постепенно все расскажу.
Я хотел бы видеть Алису (не Элис!) немного чудаковатой, непосредственной, но при том ответственной и смелой девушкой, которая может дать преступнику и с ноги, если потребуется, потому что она чуднАя, но не аморфная фея. К тому же, мне интересно играть Лонгботтомов в основе взрослыми, а не школьниками-подростками, что не отменяет флешбэков, разумеется.
И хотелось бы, чтобы игрок любил играть всякое: мы не будем зацикливаться на мур-мур и сплошная ванильная любовь ( таки они не только супруги с Фрэнком, но и боевые товарищи), не будем размазывать сопли и слезы около драмы, хотя серьезные моменты тоже интересно отыгрывать, но вас не должен пугать экшн, боевки и приключения.
С меня, собственно, Фрэнк Лонгботтом.
Все покажу и расскажу подробнее уже лично, касаемо площадки для игры тоже расскажу)
Пишу от третьего лица с заглавными буквами в положенных местах, не сую в текст картинки, чего хотелось бы и от вас. Писать стараюсь грамотно, но от опечаток не застрахован.
Пример вашего поста:

Пример поста

- Ну ты и скотина! – в сущности, это был достаточно емкий и многогранный ответ на все сделанные Элджи выпады. Обзывательства Фрэнка не слишком беспокоили, разве что при хорошем расположении духа можно было бы позубоскалить в ответ, а при плохом – дать умнику по печени. Но так, щадяще, всё в рамках братской любви. А вот задетая по касательной кончина отца ему не понравилась – далеко не обязательно лишаться кого-либо из родителей, чтобы взрослеть. Достаточно просто уйти из дома и начать жить самостоятельно – тут жизнь к тебе и постучится со всеми своими радостями и сложностями. Ну а уж выпад о том, что сам Лонгботтом занят был в основном собой, хотя и был подозрительно правдоподобным, но отклика в душе не находил – чай расписание-то он кузену не присылал, о всех своих мыслях и действиях не докладывал, чтобы так широким движением приписывать его родственной душой к малолеткам без инстинкта самосохранения. Он, возможно, собой и был занят, но знал, когда надо рвать когти ещё в школе. А когда вышел, то просто научился заставлять рвать когти всех остальных от него.
- Ладно, будем надеяться, – в этом они были солидарны. Этот замечательный праздник стоило бы отмечать всей семьёй на кургане Мэб, но никак не в палатах Мунго. Так себе место, да и буфет отвратительный, только со своим сюда можно. - Нет, вроде как остальное всё на месте.
Фрэнк поморщился, осматривая недавнее место задержания – толком не прибрались, ничего не оцепили. Напарника, как и злоумышленников, уже не было, но ликвидаторы заклятий или ещё не прибыли, или были сегодня так же завалены работой, так что где могло среагировать остаточное проклятие – хороший такой вопрос, который он себе задавал разглядывая выложенную крупными стесанными булыжниками улочку, змеящуюся и петляющую, как все те, кто размещал на ней свои лавки, лавочки и лавчонки. Мутное место. И грязное – даже в сухую погоду здесь находились какие-то лужи из жидкой грязи, было темно и странно пахло.
Лонгботтом брезгливо поморщился, хотя его вид и без того оставлял желать лучшего после ползанья на брюхе по всё тому же Лютному во время операции, но звук чего-то чавкающего под ногами или липкого у него вызывал с детства отвращение.
- Мне кажется, так себе идея, – он выразительно посмотрел на витрину с сушеными головами, но все же попробовал применить акцио. Попытка – не пытка, как говорится, но вместо собственной недостающей кисти он получил чью-то засушенную клешню. С акцио постоянно, конечно, были неудобства, когда не было прямого зрительного контакта с предметом, который желал получить. Получал то, что первое попадалось заклинанию или ничего не получал. - Не ерничай, а то уравняем шансы и добавим тебе заинтересованности – будешь тоже руку или ногу искать. Посмотрим, каким тогда ты будешь выдержанным, рассудительным и саркастичным.
Фрэнк совсем не собирался ничего подобного делать с кузеном, но поугрожать это не мешало. Даже если при этом Элджи знал, что угроза была пустой. Он со всей возможной аккуратностью переступил с раздавленной икры на относительно чистый участок догони и задрал голову, глазея на вывеску и витрину – ну зачем, зачем нормальному человеку вся эта дрянь? Он не мог понять, что должно быть в мозгу человека, чтобы украшать свой дом таким или же кому-то дарить подобное, но от него это сейчас и не требовалось.
- Ого, – Фрэнк присвиснул, когда мимо него пролетала чья-то голова и проводил её взглядом. - Господа знают толк в веселье. Добрый вечер, сэр, – он любезно сделал пару шагов в сторону головы, дожидаясь, когда за ней явится остальная часть тела. Вместо этого полетела следующая, на лету скорчившая оскорбительную мину и приземлившаяся на пару дюймов дальше, чем первая – традиционная забава Безголовой охоты, страдания и негодование Почти Безголового Ника, который до сих пор препирался с клубом за право вступить, ведь у него голова висела на каком-то лоскуте кожи из-за безалаберности палача, халтурно выполнившего свою работу. Ника понять было сложно, но можно, да и, в остальном, призрак Гриффиндора был отличным малым. - Сэр, – Фрэнк развернулся ко второй голове, краем глаза отмечая, что призраки выплыли из лавчонки и пялились на людей. - Веселого Самайна, господа. Не подскажете, я ищу свою руку… ну, то есть не ту, другую, – он продемонстрировал благородному собранию культю. - А эта вам к праздничному столу подойдёт, я думаю. Мне нужна не сгнившая, которую отщепило при аппарации.
- Мы ничего вам не скажем, – скрипучий голос звучал явно обиженным. - Мы не помогаем грубиянам. Вот в моё время такого не было, молодёжь уважала старших, прислушивалась к советам…
Слова слились в общий одобрительный гомон, напоминая концерт на паре десятков ржавых калиток одновременно и кастрюле, все торопились рассказать о «своем времени и распустившейся молодёжи».
- Элджииии, – очень тихо и душевно зашипел Фрэнк, не разворачиваясь к родственничку. - Погаси этот проклятый свет, они же иначе не расскажут ничего, кроме истории своей жизни и парочки жизней после жизни. Господа! Господа, мы извиняемся, что нарушили ваше веселье, но мы всё же очень хотели бы узнать…
- А эта рука что же, не нравится? А выглядит аппетитно! Ну давай её сюда. Была тут какая-то, забрали уже, светили тут тоже как полоумные, пришлось в них банкой кинуть, чтобы убрались и не мешали. Во-ооо-он туда ушли! – призрак тучного мужчины, явно любившего при жизни хорошо покушать, не отказавшегося и сейчас от старой привычки и умиленно смотревшего на угощение, величаво колыхнулся и указал на очередную мелкую лавочку, на вывеске которой красовалось безобидное «Диковинки со всех концов земли».
- Так, ну а этим-то зачем моя рука, – Фрэнк с сомнением оглядывал дверь, в то время как Безголовая охота снова занялась своими делами – там что-то опять звенело разбитым стеклом. Он громко постучал, потому как дверь была заперта, хотя за ней явно кто-то был – такой громкости скрип и шуршание точно уж было не списать на крыс. - Эй, есть кто-нибудь?
Внутри внезапно всё затихло, потом послышалась тихая ругань и снова всё затихло. Перед кузенами открылась дверь, но в щель, через которую на них уставился чей-то глаз (пол хозяина было не разобрать при таком освещении). Покупатели в аврорских мантиях тут явно были не в фаворе.
- Доброй ночи, – Лонгботтом уперся плечом в дверь, стараясь просунуть нос ботинка и не дать захлопнуть ее перед собой. - Скажите, не вы ли забрали из того переулка человеческую кисть?
Глаз в дверном проеме моргнул, сощурился и увеличился до носа, второго глаза и подбородка, который сильно выдавался вперёд.
- Нееет-с, сэр, – следом ещё показались пряди-пакли грязно-бурого цвета. - У нас есть только сувениры от сглаза в форме руки, засушенная рука мумии – на неё есть лицензия, вы не подумайте, мы честные люди, мы не занимаемся незаконными операциями! – ну и кое-какие ещё диковинки, а выходить-то мы сегодня вообще не выходили. Мы спать уж легли, люди стаарые-с.

Отредактировано Franco (02-02-2018 10:59:56)

+1

17

Форум: HOGWARTS. PHOENIX LAMENT
Текст заявки:
http://funkyimg.com/i/2BBii.jpg
Тадеуш Марек* // Tadeusz Marek
Частный детектив, нытик и король френдзоны. Лояльность на усмотрение игрока, но вряд ли уж он ударится в ПС.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

- Возраст 30 - 31 год.
- Окончил Дурмстранг.
- По происхождению поляк.
- В аналог аврората в родной стране не попал (не дотянул пару баллов), поэтому стал работать в частном порядке. Преимущественно, конечно, разыскивает потерявшихся домашних питомцев и помогает узнать, кто переписал бабушкино завещание, но пару раз действительно "выстреливал" раскрытием весьма запутанных и громких дел, которые местным законникам не давались. И оба раза - случайно. Ну так, знаете, пошел за хлебом - раскрыл "глухарь".
- Был нанят четой Деккеров для поисков сбежавшей дочери Каджи, сразу просёк, где и у кого искать (а именно - у её старшего брата Бастиана в Британии), но отчитываться о находке не спешит, потому что друзей ценит больше денег.
- Получает из Дании неплохие "командировочные", в ответ шлёт что-то типа "я на верном пути, уже вот-вот". И так каждую неделю. Удивительно, но старшие Деккеры верят (и, предположительно, будут верить как минимум до весны 1998 года).
- Любит поныть на тему всего на свете. Не очень везуч - постоянно где-нибудь споткнется, что-нибудь разобьет, наступит в единственную лужу на дороге и т.п. При этом всё равно чрезвычайно обаятелен и умеет располагать к себе людей.
- Высоко эрудирован, умён, знает интересные редкие заклинания, а так же тысячу и один ненужный факт (причем откуда знает - даже не вспомнит), но иногда может облажаться на самых простых вещах, например, забыть как вскипятить воду для чая, и очень этому факту сокрушаться, потому что обычно где-то в своих мыслях витает.

Отношения

От Бастиана: сложно сказать, как два очень разных ребенка могли вот так подружиться, но тем не менее, так произошло, и мы с первого курса очень хорошие друзья. Лучшие, на самом деле (да и других у Баста нет, можно сказать).
Сколько приключений повидали эти две задницы перечислять сложно. Есть мнение, что это именно Тадеуш причастен к тому, что, например, год назад после отмечания тридцатилетия, Деккер очнулся в Новой Зеландии.
Там, где они появляются вдвоем, воздух сразу начинает трещать от перекрикивания друг друга на польском или датском матерном, потом все счастливо напиваются и творят беспредел.
Впрочем, если Тадеуш опять забыл, как ставить чайник, Бастиан обреченно плетется тому помогать. И наоборот. Поляк способен вытащить задницу Деккера из таких передряг, из каких не всегда даже деньги и связи могут. И как-то ему это удается?
От Кадж: Тадеуш для Кадж олицетворение сладкой булочки с корицей. Она, кажется, знает его всю жизнь (познакомились, когда Баст притащил его домой в гости, ну и сдружились). История про френдзону - точно их история. Когда Каджи было лет 14-15-16, Тадеуш в нее возьми, да и втрескайся, а она не замечает. Честное слово, не нарочно, просто ей и в голову не приходит, что этот пряничек обаятельный молодой человеку и по совместительству бфф брата самой Кадж испытывает к ней что-то, кроме братской привязанности. Она и относится-то к нему, в принципе, как ко второму брату - чуть более блаженному, чем родной первый мачо на деревне, но к милому, доброму и родному. Кадж в принципе девушка не особо стеснительная, так что могла разгуливать перед Тадеушем и в одном полотенце, пока они втроем с братом собирались куда-нибудь итд
Когда Тадеуш является к Бастиану и ожидаемо обнаруживает у него Кадж, младшая Деккер безумна рада видеть старого знакомого (вполне допускаю, что после того, как Бастиан уехал из Копенгагена, мы с вами продолжали поддерживать хорошие дружеские отношения. началось все с дикой неловкости, потому что О НЕТ Я С ДЕВУШКОЙ, В КОТОРУЮ ВЛЮБЛЕН, А СПАСАЮЩЕй ЗАДНИЦЫ БАСТИАНА ДЕККЕРА РЯДОМ НЕТ, но я быстренько разряжу обстановку и мы с вами, я уверена, тоже пережили немало приключений, хоть и не таких, думаю, как с Бастом). ТАК ВОТ Когда Тадеуш обнаруживает Каджи у брата, он разумеется поддается на уговоры сиблингов Деккеров не сдавать контору и соглашается прикрывать их. Тадеуш счастлив, все счастливы.

Дополнительно для потенциального соигрока

* имя можно сменить, но помните, что персонаж - поляк. Можно и не поляк, но тогда вы уже не сможете так красиво орать "курва". Подумайте об этом.
** внешку менять не желательно, ну прям вот совсем, ну он же такой пряничек... Возьмите Барнетта - мы вас залюбим. А сестра у меня фотошоп-мастерица и будет заваливать вас графикой хоть каждую неделю. И я скромненько умею.

На день не приходить, капсом не писать (капсом можно и нужно орать мне в личку типа "эй, придурок, пошли играть!"), и все прочие вещи, которые и так все уже знают.
Пишем мы с сестрой от 3 до 6к в среднем, это оптимально, когда нет ненужной воды, есть на что ответить, и всё упомянули, что хотели. От третьего лица. К опечаткам и мелким ошибкам не придираемся, разве что можем указать на откровенную дыру в матчасти.
Очень любим хэдканоны. Очень любим пофлудить околовроленно. От вас этого не требуем, но если вы тоже так умеете и любите - было бы круто.
Приходите в гостевую, вызывайте древнее зло меня или Каджи, мы вас сразу схватим в охапку и унесем в какой-нибудь мессенджер (телега или вк лучше всего).
Сюжетная завязка у нас есть, несколько игр уже обеспечены, остальные мы обязательно придумаем все вместе, и как разовьется персонаж - зависит только от вас. Конечно же, к себе мы не привязываем и, наоборот, только любим инициативу и хотим, чтобы вы в неё умели и практиковали.
Бонус от Каджи: От себя могу с радостью предложить какую-нибудь драму драм (больше драмы богине драмы) с тем, как я e.g. попала в передрягу (я умею, я ж Деккер), вы вытащили мою сладкую задницу из нее, и мы как-нибудь выясняем, что Тадеуш бедняжка и страдает, а я его значит мучаю френдзоной. И посмотрим, во что это выльется. Игрой не обделю, скорей всего мы с Бастом в принципе не дадим вам больше ни с кем играть. (шутка)
Я могу долго продолжать, но постараюсь оставить хоть какое-то вам пространство для фантазии. Словом, приходите!

Ваш персонаж:
Заявка сразу от двоих игроков форума:
Бастиан Деккер - 31 год, 10 лет живёт в Британии, аврор (со сторонним приработком), первый вопрос, который задаёт, когда нужно что-то сделать: "а что мне за это будет?".
Каджи Генфудс (Деккер) - 26 лет, бармен в "Белой Виверне", в Британии с Рождества 1997 года. Сбежала от родителей, когда те пытались выдать её замуж по расчету. Обитает у брата на диване.

Пример вашего поста:

Пример поста
Бастиан

- Так и скажи, что ты растеряла мастерствооооо! – Бастиан прыгал вокруг Каджи, пребывая, очевидно, в самом наилучшем расположении духа, пока та вертелась перед зеркалом. – Мерлин, угомонись, это же не твоя свадьба. Ты даже не знаешь, чья именно. Наряжаешься так, как будто встретишь там свою судьбу. Хотя, конечно, я-то не против, встречай на здоровье.
Он поднял руки, потягиваясь, проворачиваясь вокруг себя и падая назад, поперек кресла, перехватывая заодно со стола открытую бутылку огневиски, дабы приложиться прямиком к горлышку.
Радиоприемник настроен на поимку какой-то маггловской волны и транслирует ставшую настоящим хитом песню широко известных австралийских рокеров шотландского происхождения, заставляя покачивать ногой в такт, трясти головой, стучать по невидимой воздушной ударной установке и даже воодушевленно подвывать солисту.
- Я на дорооооооге в ад! – Деккер перекрикивает радио, и это звучало бы зловеще, если бы он при этом не размахивал бутылкой, явно намекая, что его персональный ад находится где-то на её дне. – Брось, деткаааа, – он подскакивает обратно на ноги, пропевая своё обращение к сестре на мотив куплета, который как раз начался. - Расслабьсяяяя, даваааай, ты знаешь секрет успеха!
Он всовывает ей в руки бутылку, останавливаясь за спиной, опускает руки сестре на плечи, пытаясь растрясти под музыку, покачивая из стороны в сторону в такт, пока она не сдается и не начинает двигаться.
- То-то же. Пошли, ты сразишь всех наповал.

Точно неизвестно, кто и когда придумал эту штуку. Порой казалось, что она стара как мир. Так или иначе, Бастиан развлекался этим еще в Дании, в компании своих друзей, и, вероятно, когда-то тогда же, уже после выпуска, на старших курсах Каджи, показал и ей, как это работает. Он не знал, уходила ли она в такой же отрыв без него, или это было исключительно привилегией для него. Правда, мастерство и правда могло растеряться – года четыре они этим точно не промышляли. А тут вдруг, как гром среди ясного неба, после потраченной позавчера в клубе в честь приезда сестры развеяться, неприличной суммы денег, вспомнилось, что можно развлекаться абсолютно диким способом, да еще и бесплатно.
Суть была в том, что небольшой компанией (желательно, из двух-трех человек, потому что большее количество уже слишком заметно) они отправлялись в город, имея примерное представление о самых популярных ресторанах и отелях, в которых отмечают свадьбы. Идеальными были маггловские мероприятия с количеством гостей больше пятидесяти, а лучше – ближе к сотне. Так шансы на то, что половина гостей друг друга не знает возрастают. Но если вдруг что, конечно же, спасал старый добрый Конфундус или простое бегство в поисках другой, не менее шумной и щедрой на закуски и выпивку свадебки. Попутно можно было нацеплять мимолетных знакомств, нафлиртоваться, натанцеваться, «случайно» рассказать любимой бабушке невесты, что ты этой самой невесты бывший, и тебя пригласили чисто потому, что у тебя с ней был самый незабываемый в жизни секс (минут двадцать назад), а после слиться под шумок и продолжить где-нибудь в другом месте.
Итак, первая подходящая свадьба нашлась достаточно быстро, и уже достаточно далеко ушла от всех формальностей, вроде торжественных клятв или поздравления родителей, о чем говорило достаточно пьяное лицо шафера, который вышел покурить.
- Эй, приятель, Мэри не видел? – поинтересовался у него Бастиан, делая вид, что только что вышел изнутри, а не подошел со стороны, хлопая того по плечу и попутно вытаскивая у маггла из заднего кармана карточку-приглашение.
- Ты кто? – вылупился на него мужик, хлопая глазами и пытаясь сообразить, видел ли он этого высоченного среди молодежи на свадьбе. Очевидно решил, что видел. – А, так ты её троюродный брат, что ли, про которого она нам говорила?
Прекрасно, с именем угадал.
- Угадал! – он с притворной радостью потряс руку мужика, получил ответ, что Мэри где-то внутри и отправился «на поиски», утягивая за собой и Каджи, которая стояла неподалеку. Конечно же, никакая Мэри ему и нужна не была.
Торжество в зале уже даже перешло в стадию «никто не сидит чинно за столами, все шляются туда-сюда, танцуют и болтают». Идеальная стадия для того, чтобы незаметно примазаться.
Деккер кивнул бармену за стойкой, перехватывая из ряда выстроившихся тут же стаканов с напитками тот, в котором была прозрачная жидкость. Судя по можжевеловому резкому запаху – джин, судя по количеству и пузырькам – с тоником. Прекрасно.
- Кадж, мне нужна жертва, – он облокотился ей на плечо, окидывая взглядом зал. Искать девицу для запудривания мозгов самому было скучно.

Каджи

Уже добрый час Каджи вертится перед зеркалом, подкрашивает ресницы, меняет сережки, и каждый раз недовольно дует губы. Наконец, она расплетает ставшие слишком длинными волосы, взбивает их на макушке и отбрасывает челку назад одним движением головы. Бастиан, уже изнывая от нетерпения пляшет вокруг нее, поторапливая и подначивая.

- Я? Растеряла мастерство? Не смеши меня, дорогой мой, я даже с закрытыми глазами и без подготовки любую авантюру проверну ловчей тебя, - привычно парирует Каджи, но сама и впрямь немного сомневается в своих навыках, все-таки последний раз в таких забавах она участвовала много лет назад, с братом.

Бастиан, удивительно счастливый, совершенно не попадая в ноты, подвывает маггловской композиции, несущейся из колонок радиоприемника. Каджи смотрит на его отражение в зеркале и не может сдержать улыбки, пока поправляет помаду. Каким бы угрожающим не был текст песни, Баст, размахивающий бутылкой огневиски, выглядит уморительно. Он подскакивает к ней, треплет волосы и танцует так заразительно, что не поддаться этому веселью у Каджи нет сил.

- То-то же. Пошли, ты сразишь всех наповал, - она оборачивается на себя в зеркало. Раскрасневшаяся, с горящими глазами, предвкушающая классические веселые выходные по-Деккеровски, она уверена – сразит. Захватывая с туалетного столика солнечные очки и надевая их на манер ободка, а спешит за братом, мчащимся прочь из квартиры.

После полугода ношения маски чопорной аристократки в Копенгагене, Каджи с особенным наслаждением уходит в отрыв в компании брата. Думать о том, сколько денег они потратили вчера в клубе, не хочется, и сегодня они решают кутить за чужой счет.

Правилами этой забавы Бастиан поделился с ней когда-то давно, незадолго до выпуска, и с тех пор тусовать на чужих свадьбах стало для Кадж олицетворением легкого и бюджетного, а главное – увлекательного времяпрепровождения. С тех пор, как Бастиан уехал из Дании, она пыталась пару раз уйти в такой отрыв в компании друзей и подруг, но ни с кем это не было так весело, как Бастианом, которому, кажется, море по колено. Никто из других ее товарищей по забаве не осмеливался хватать престарелых гостей со стороны невесты за задницу, пока нашептываешь прогнозы на рост и падение акций на фондовом рынке самым своим развратным голосом или дарить жениху сладкий поцелуй, а после сообщать, что после того, как он поцеловал (якобы) сестру невесты (Кадж), навеки отлученную от семьи, он навлек на себя проклятье и никогда не сможет взять свою суженую в жены.

[np] Corey Hart - I Wear My Sunglasses At Night

Первое торжество Деккеры отыскали достаточно быстро. Бастиан молча сделал Кадж знак, чтобы та подождала его в стороне, а сам подошел к уже хорошо поддатом шаферу, о чем-то с ним разговаривая. Каджи с удовлетворением заметила, с какой легкостью Бастиан вытащил из заднего кармана мужчины карточку-приглашение. Да уж, брат явно не растерял навыков.
Где-то на уровне солнечного сплетения у Каджи скручивался тугой узел предвкушения и волнения. Из-за дверей неслась громкая музыка, и молодая волшебница позволила брату увлечь себя в зал, в самую гущу разгоряченных танцующих тел. Они остановились у барной стойки.

- Мне один «Оргазм», пожалуйста, - бросает Каджи бармену. На его слегка удивленный и заинтригованный взгляд она сладко улыбается и продолжает, - Бейлис, Амаретто и кофейный ликер, и я не откажусь от взбитых сливок сверху.

Бастиан получает от бармена стакан джина с тоником и, пригубив коктейль, облокачивается Каджи на плечо.

- Кадж, мне нужна жертва, - он лениво оглядывает зал. Каджи следует его примеру и осматривается, пока нерасторопный бармен готовит ей коктейль. В глаза сразу бросаются несколько вариантов – скромная серая мышка, жмущаяся у стенки (хотя и довольно симпатичная, надо признать); напыщенная красотка, сидящая за столиком и с выражением невыразимой скуки и презрения к простым человеческим забавам потягивающая вино из бокала (с таким-то лицом она отпугивает любых желающих подойти к ней) и симпатичная девушка, влюбленными глазами глядящая на шафера.

Каджи наконец получает свой шот и указывает на двух последних:

- Готова поспорить, тебе не хватит силенок закрутить с обеими, - ухмыльнувшись, она с наслаждением выпивает свой «Оргазм» и слизывает остатки взбитых сливок с губ. – Ну-с, а кого мне предложишь ты?

Диджей сменяет пластинку и призывает всех бесцельно снующих или, еще хуже – сидящих за столами и скучающих гостей, выходить на танцпол и зажигать. Песня действительно тянет танцевать. “I wear my sunglasses at night”, - поет солист и Каджи подмигивает брату:

- Это явно моя песня! Ну-с, ты выбрал мне объект? - игривый блеск в глазах уже не скрыть.

0

18

Форум: Crossray
Текст заявки:
В поиске семьи Поттеров-Уизли, а так же всех любителей третьего поколения, кто еще не перегорел желанием просто развлечься на ролевых и поиграть. Все очень просто хотелось бы найти компанию, с которой можно сообразить кучу интересных эпизодов.
Ваш персонаж:
Лили Поттер, младшая дочь Гарри и Джинни. На момент игры 21 год. В прошлом студентка Хогвартса и выпускница Гриффиндора, ныне работает на отца в аврориате. Не так давно ей стали поручать самостоятельные задания. Поэтому теперь постоянно попадает в различные интересные ситуации и набивает собственные шишки.

Пример вашего поста:

Пример поста

Этот день не был похож на все обычные дни, когда она вместе с братьями приезжала на каникулы домой. Летние каникулы самое прекрасное время в жизни ребят, когда можно было забыть об учебе и просто наслаждаться отдыхом. Однако летние каникулы в их семье, мало чем отличались от будней, которые они проводили в школе чародейства и волшебства. Все кому посчастливилось родиться в семье Уизли, в каникулы обычно собирались у бабушки с дедушкой, где все кузины и кузены весело проводили время. Вот такой вот маленький Хогвартс. Однако в этот раз все было по-другому. Не было шумных компаний, не было многочисленных родственников, не было всего того, чтобы говорило о том, что лето наступило. Наверное, потому что в следующем году ей больше не придется стоять на площадке платформы девять и три четверти и ждать заветного поезда, как в самый первый раз, когда она только там оказалась. Это были последние деньки, когда она провожала в школу своего старшего брата. В тот момент Лили очень завидовала ему, потому как он самый первый из них отправился покорять Хогвартс, школу о которой так часто рассказывал папа, школу, которая стала домом для многих волшебников. Она помнила, как стоя там она спорила с Альбусом о том, сколько Джеймс там протянет без родителей. Это был первый раз, когда ей было немного грустно. Однако тогда вместе с ней оставался ее брат. Хоть они теперь были не втроем, рядом с ней все равно был самый близкий и родной человек, с которым она могла играть и наслаждаться жизнью. Целый год пролетел, как один день. И вот они снова стояли на той самой платформе, однако на этот раз мама с папой провожали в Хогвартс Альбуса, и от этого на душе было тошно. Она и сейчас помнит, как ей хотелось запрыгнуть в поезд, не дожидаясь заветного письма и отправиться навстречу приключениям. Радости не было предела, когда наступила ее очередь покорять магическое заведение. Казалось, это было еще только вчера, а сегодня она уже взрослая, ей семнадцать и она с нетерпением ждет оценок за самый главный в своей жизни экзамен. Нервы немного сдавали, поэтому все утро Лили то и дело дергала родителей, с расспросами, когда же придут результаты и не забыли ли про нее в школе. В этот день она была словно маленькой девочкой, которой родители обещали купить куклу, о которой она всю жизнь мечтала. Братья, прекрасно понимая чувства сестры, то и дело подшучивали за ней, заставляя носиться по всему дому в поисках совы, которая по их словам могла уже давно прилететь и охотиться на мышей. "Успокойся, все будет хорошо". - То и дело мысленно повторяла Лили, пытаясь хоть как-то себя успокоить. Возможно бы, это был совершенно обычный день, если бы не результаты, от которых зависела ее будущая карьера. Еще обучаясь в школе, девушка решила, что после ее выпуска обязательно пойдет по стопам отца. Стать Аврором мечта чуть ли ни каждого мальчишки или девчонки, которые мечтали бороться со злом. Хоть сейчас и было относительно спокойное время, но враг не дремлет и неизвестно, откуда в следующий раз будут нанесен удар. Вдохновившись рассказами отца, она постоянно практиковала боевую магию и просила его с ней потренироваться. Только вот казалось отец, и вовсе не замечал ее стараний. Когда она рассказала о мечте своим родителям, ей показалось, что они не слишком обрадовались выбору дочери. Возможно, для единственной дочурки они желали другого будущего. Стань она целительницей или пойди работать в банк Гринготтс, радости на их лицах было бы больше. Авроры всегда подвергали свою жизнь опасности, взять бы хотя бы печально известных Нимфадору и Римуса Люпинов, которые защищали свои идеалы ценой своей жизни. Ей было жаль их до глубины души, только вот это сделало ее желание сильнее. Защитить свою семью и стать достойной дочерью своего отца, вот главные желания, которые на тот момент, да и сейчас управляли ее выбором.
- Мам ты поговорила с папой? - Нервно спросила Лили, обращаясь к матери. Девушка надеялась, что мама поможет ей убедить папу в том, что она сможет стать хорошим аврором. Она бы ее об этом не просила, если бы не от него зависело решение. Гарри, который к ее выпуску уже возглавил аврориат, не был настроен положительно в данном вопросе. Когда твой отец глава Авроров, а тетя Министр Магии, может случиться все что угодно, так что в подобных делах в ход шли все доступные средства. На вопрос дочери, мама лишь покачала головой. Так что теперь ей не оставалось ничего другого как дождаться результатов. Тогда станет ясно, сможет ли она исполнить свою мечту или она так и останется несбыточной фантазией. Возможно, когда отец увидит ее отличные оценки по нужным предметам, которые позволили бы ей претендовать только на эту должность, он обязательно передумает. Время тянулось и Лили казалось, что прошла бесконечность, прежде чем в стекло их дома постучали клювом.
- Пришли. Пришли. - Радостным воплем озарив весь дом, юная красавица бросилась открывать окно. Пока она бежала к окну, то пару раз стукнулась об предметы, которые так не вовремя преграждали ей путь. Самый счастливый момент в ее жизни, момент о котором она грезила с самого утра. И вот выхватив заветную бумажку из клюва и не слушая возгласы родителей и братьев, девушка затаив дыхание ждала. Впервые в своей жизни она боялась читать письмо, последнее письмо из школы магии, последнее письмо которое решит ее судьбу, последняя возможность вернуть все назад и хотя бы на минуту оказаться в детстве.

0

19

апд: актуально, пока не указано обратное. Писалось в драматическом настроении, поэтому количество драмы-драмы можно уменьшить.

Текст заявки:
Я пытался возвращаться на ролевые по Гарри Поттеру много раз, но каждая из таких затей оборачивалась провалом. В этот раз, надеюсь, всё будет иначе, ведь прийти я хочу не в одиночку.
У меня есть на примете форум по второму поколению. Есть идея, которая очень красочно впишется в его сюжет. Есть внешности и примерные образы персонажей. Есть желание играть и развивать их историю. Возможно, не очень быстро, но преданно и вдумчиво.
Основные моменты:
– Майкл Фогель (мой красавец) / Рашель Лефевр (ваша дама), для удобства персонажей буду называть их именами. Замена вряд ли возможна, поскольку сам сюжет продумывался под них и мне важна визуальная составляющая;
– Пара, которая и пара, и не пара, но когда-то окончательно станет парой. Если вкратце: он – бравый аврор, она – целитель в Мунго. Познакомились, как очевидно, в больнице во время лечения боевого ранения Майкла. Запали друг другу в душу, после периода ухаживаний начали стремительно встречаться и почти довели дело до свадьбы: Рашель ответила согласием на предложение руки и сердца, но потом грянула война и победа Темного Лорда. Смута, шаткое положение магического общества, пожиратели у власти, тяжелые времена у магглорожденных волшебников и революционеров. Майкл поддержал новый режим, чтоб не потерять работу, Рашель тоже так и осталась целителем в Мунго, но между ними была колоссальная разница: Майкл мучил, задерживал и убивал невинных людей, а Рашель – спасала чужие жизни. Из-за несоответствия взглядов разошлись, но вряд ли смогли друг друга забыть. И когда в больнице произошел взрыв, Майкл примчался убедиться, что с Рашель всё в порядке, и тогда оба поняли, что точку ставить еще слишком рано;
– Разгон от легких и светлых до эмоционально выматывающих отыгрышей с выяснением отношений в качестве изощренного способа пытки и самоуничтожения. И наоборот: от поведения классической семейной пары с частыми ссорами и дрязгами до моментов нежности, теплоты и щемящей тоски;
Короче говоря, если вы любите сложности в виде бытовой драмы, драмы отношений и проблемы морального выбора, если вы особым пунктом цените в отыгрышах эмоции и если вдохновлены этой идеей, напишите мне в личные сообщения, где мы обсудим все более детально. Очень жду и надеюсь.
Пример вашего поста:

Пример поста

Согласно издавна сложившемуся стереотипу мужчины не плачут, а переживают горе по-своему.
Билл, например, несмотря на внешнее спокойствие, внутри надрывно, хрипло, истошно вопит и судорожно хватает ртом воздух, пытаясь не задохнуться от нахлынувшей истерики. Душа вывернута наизнанку, а израненное, искалеченное сердце протяжно ноет и камнем падает вниз, стоит только подумать о том, что отца больше нет в живых. Совсем по-детски наивно хочется, чтобы в следующую минуту он вышел из Норы – живой, веселый и счастливый, но жизнь, увы, не похожа на маггловскую сказочку с хэппи эндом: в ней слишком много Бидлевской чернухи. Со Смертью не вступишь в торги: она забирает самых лучших. Семейство Уизли собирало по частям не только Артура, но и самих себя – потерянных и убитых бесконечной скорбью.
”Он прожил прекрасную жизнь. Был любящим мужем, хорошим отцом и настоящим примером для подражения", – гулким, противным эхом раздаются десятки голосов, сказавших сегодня эти фразы с безжизненными, бесцветными интонациями, намереваясь утешить, но на деле – только разозлив, оттолкнув, оставив наедине с горьким ощущением потери в молчаливом исступлении. Слова бессильны: бывают такие раны, которые не в состоянии излечить даже время.
Стены глухи, колокол нем, – Билл посмеивается, но этот смех получается искусственным. Натужным. Просто попыткой скрыть свои эмоции и хоть что-то сделать с отсутствующим самообладанием.
Аврорат бездействует. Аврорат не в состоянии ни предотвратить беду, ни защитить от нее, ни справиться с последствиями. Хваленые стражи порядка! Будь они хоть на йоту расторопнее, не нужен был бы Орден Феникса, не приходилось бы волшебникам жить в постоянном страхе за себя и своих близких. Принцип "спасение утопающих – дело рук самих утопающих" не стал бы единственно правильным и действенным. Утопия.
Билл делает глубокий вдох, но даже воздух – драккл его поберы, воздух! – кажется жестоким и кусающим. Сдавленным. Легкий ветер не делает этот вечер ни на каплю теплее – ощущения, будто всю существующую в мире радость забрали дементоры, оставив только горькое послевкусие.
Билл оборачивается и бросает беглый взгляд в окно кухни, где виднелись силуэты семейства Уизли. За что это всё нам? – то и дело спрашивал себя он, но ответа не находил. Билл раньше тешился иллюзией, что хотя бы жизнь Мари-Виктуар будет безоблачной, без серьезных потрясений, неудач и потерь. Тщетно. Ее эфемерное счастье угасает, как дотлевающая в руках Билла сигарета. Судьба-чертовка всегда вносит свои коррективы.
Рон, послушай! Ты  н и ч е г о не мог сделать. Ни-че-го, – он хочет найти слова, которые могут отрезвить, но сам не вышел ещё из какой-то странной полудрёмы. – Никто из нас не мог ничего сделать. Никто не мог предугадать. Я хотел бы – Мерлин, как бы я хотел! – но не мог. Мы не могли знать, что это произойдет. И сколько бы мы ни думали теперь "а если бы...", этого "если бы" не будет. Мы не в силах изменить прошлое, – Билл до боли сжимает кулаки, ненавидя собственное бессилие, и беспокойно выдыхает. Нервы-струны и без того натянуты до предела. В памяти проносится тот ужасный день: они с Флер ждали родителей к ужину, а дождались лишь патронуса с известием о убийстве. Солнечный день вмиг потускнел. Рот Билла мучительно искривился, а сам он, шатаясь, хватаясь за голову, не находя себе места, никак не мог поверить в реальность происходящего, не принимал ее за правду, рьяно всё отрицал. Пройти все 5 стадий принятия неизбежного всегда сложно. – Я знаю, папа всем нам нужен, но... – Билл осекся, так и не сумев сказать "его больше нет", – но маме мы нужны ещё больше. И если мы будем заниматься самокопанием, никому от этого ни лучше, ни легче не станет. Понимаешь?

Отредактировано brazil (08-02-2018 00:29:34)

+2

20

Форум: FBaWtFT: Empty Hollow
Текст заявки:
https://i.pinimg.com/736x/55/88/b4/5588b4826a3717083329c257302d5065--the-fantastic-fantastic-beasts.jpg
► Newton Artemis Fido «Newt» Scamander/29 лет/магозоолог, путешественник, писатель/Eddie Redmayne ◄

► ДОСЬЕ ◄

Наглая рыжая морда и немного обаятельная катастрофа мирового масштаба с полным чемоданом волшебных (ладно-ладно, фантастических) тварей, меняющая всю жизнь простых смертных, причем совершенно случайно. Эксцентричен и демократичен чуть более, чем полностью. Любит животных, а вот с людьми поблизости обычно чувствует себя не в своей тарелке. Является одним из немногих волшебников, которым доподлинно известно, что нюхли - это не только ценный мех мелкие вредители, но и нескончаемый источник финансирования всех магозоологических экспедиций. Один из первых официальных любимцев Дамблдора. Пуффендуец и это не лечится, хотя в истории влипает как истинный гриффиндорец, переходя дорогу всяким там Темным лордам и кощунственно сбегая с собственной же казни (и фактом дружбы с тем самым любителем лимонных долек тоже нервирует, как же без этого). В общем, мимикрию освоил сполна, методы взаимодействия с окружающим миром не очень.

Ваш персонаж:
Геллерт Гриндевальд, Тот-Кого-Следует-Называть-Но-Не-Следует-Призывать, величайший Темный маг всех времен до этого вашего Тома и личность уникальная в своем роде: кого еще могли отчислить из школы, пропагандирующей Темные искусства везде, всегда и всюду, за эти самые Темные искусства. Поговаривают, тиран, деспот и просто фантастическая тварь.
Пример вашего поста:

Пример поста

— Вероятно, — кивнул Темный, закидывая ногу на ногу. — И не исключаю, что так выйдет даже интересней. — Может, их с Персивалем методы и разнились, но подобные мелочи Гриндевальда не волновали примерно совсем и никак. Даже мадам президент все уже успела списать для себя на переработки, он ей и не мешал. А если и засветится в криминальных пластах населения магической Америки, то не в первой. Ни ему лично, ни мистеру Грейвсу — такая работа.
На него смотрит с три дюжины сугубо протокольных лиц. И еще одно — еще совсем недавно стажерское. Повысить Голдштейн до полноценного аврора было чьей-то очень безумной идеей — под пристальным надзором несущая справедливость со всеми сопутствующими была бы чуть более безопасна для всего аврората. Геллерт предпочитал не думать, что это мог быть самолично Грейвс. С другой стороны, если и был, то больше навредить его репутации не сможет и Темный. И так даже лучше.
В воздухе повисла вполне себе ощутимая напряженность — Геллерт тянул драматичную паузу, легонько перемешивая колотый лед раскачиванием стакана. Кто-то нервничал — он молчаливо злорадствовал. Кто-то за дальним столиком даже попытался ретироваться. Для начала непосредственно под столик. Он не мешал. Он вообще редко мешал творить безумства всем вокруг, наблюдать за этим процессом было уж больно увлекательным зрелищем.
Первым не выдержал Кобо — сильно загорелый гоблин с очень развитой предпринимательской жилкой, чем активно пользовался последние пару месяцев Геллерт. Разумеется, сугубо инкогнито. Кобо смотрит на Гелерта — Геллерт пристально смотрит на Кобо. Гоблин тушуется, но тут же гордо вскидывает голову и демонстративно усаживается за барной стойкой прямо рядом с так себе Грейвсом. В какой-то момент Геллерт ловит себя на мысли, что ожидает от так себе информатора свойского хлопка если не по плечу, то по руке — куда достанет. Впрочем, чувство самосохранения и, главное, желание обезопасить свой мелкий грязный бизнес на еще какой-то промежуток времени заставляет Кобо вежливо опустить голову и так же вежливо, а главное достаточно громко, поинтересоваться у главы аврората, какая же печаль принесла его сюда в этот раз.
Геллерт коротко вздыхает, холодно улыбается и смотрит на Тину с видом "не вздумай все испортить". После Кобо у него есть еще парочка вариантов, но первый из них уже скрылся под столом и сейчас трясется вместе с колченогим куском сбитого дерева, второй стремительно напивается, третий так и прорывается к запасному выходу, а четвертый старательно дрыхнет в трех метрах от него. Вот с этим сбродом и приходится работать, но ничего, Темному не привыкать.
— Поговаривают, у вас тут имеется уникальный товар, значительно сокращающий пустые траты времени на быт, а авроры — маги занятые, времени много у нас не бывает. Не вижу причин не помочь с выбором оного своей протеже. — Формально это было жестоко — очень жестоко — вздумай он назвать Тину своей любовницей, таращились бы на бедную девушку сейчас явно меньше. Но ведь никто не говорил, что будет легко.

+1


Вы здесь » Live Your Life » -Магические школы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC