Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Магические школы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Наказания:
• За любое нарушение - предупреждение.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Форум: Marauders. The Reaper's Due
Текст заявки: Ты успешный аврор, который добивался всего сам. Да, ты пошел по стопам отца, но без его помощи. У вас вообще с ним напряженные отношения, настолько, что однажды он тебя выпроводил из дома с вещами и тебе пришлось искать пристанище у бабушки. О твоей матери ты никогда ничего не рассказывал, но я знаю, что её нет в живых. Ты очень умный и хитрый парень, но Шляпа тебя отправила на Рейвенкло. Впервые я увидела тебя после своего распределения за факультетским столом. Мне показалось, что ты разбалованный родителями ребенок, что нацепил корону на голову. Но ты первый начал со мной общаться [а я не люблю напыщенных индюков], по началу я это делала неохотно, ради вежливости. Но с каждым разом ты открывал мне новые границы себя и мы стали хорошими друзьями. Твоя улыбка лишь маска, что скрывает твою истинную историю жизни. Ты, как и мой брат, всегда защищал меня, когда я не просила [потому, что сама кого хочешь защищу], но я была не против. Дальше дружбы у нас никогда не заходило, я считала тебя своим вторым братом. Но на четвертом курсе, когда мой парень зажимался не со мной, я очень была расстроена, я пришла к тебе в слезах. Мы сидели до утра на Астрономической башне, впервые тогда попробовала огневиски с тобой, хоть ты и был против, но я уговорила. И ты меня поцеловал. Я тогда решила, что это получилось случайно, но ты так не думал. На следующий день мы сделали вид, что ничего не произошло. Я продолжала учиться, встречаться, а ты продолжал быть моим лучшим другим и тайно влюбленным в меня. Ты выпустился, поступил на стажировку в Аврорат, мы продолжали общаться с помощью писем, а летом, иногда, мы с братом приезжали в гости к тебе [потому, что одну меня не отпускали]. И я уже забыла о том случае на четвертом курсе, а ты нет. Когда я уже сама прошла практику в "Пророке" и стала официальным работником, ты прямо мне сказал о своих чувствах. Я тогда сбежала, не хотела портить дружбу построенную за столько лет. А теперь... Теперь я понимаю, что была дурой. Я не знаю, что именно повлияло на меня, но я поняла, что не могу без тебя. Мы не виделись почти год, я не отвечала на твои письма, а ты не хотел наглеть и прямо заявляться ко мне домой. Иногда виделся с моим братом и интересовался, как у меня дела. Но Томас никогда не рассказывал мне об этом. И вот, спустя почти полтора года, я первая пишу тебе. Извини, у тебя тогда, оказывается, уже были отношения, но мое письмо их разрушило. Я не хотела, я не знала. Но теперь мы пытаемся вернуть наше общение, только уже немного больше, чем дружеское.

Ты весельчак, душа компании, тебя любил весь факультет, но ты не зазнавался никогда. Многие ходили к тебе за советом, как к старшему брату, и ты рад был помочь. У тебя тяжелая история жизни, отец тебя явно недолюбливает, почему? Это я оставлю на твоё усмотрение. Бабушка по маминой линии [у которой ты жил, соответственно], как и все бабушки, тебя любила всегда, но сейчас её уже нет в мире живых. Я верю, что мы сможем вернуть наше общение и построить отношения. Ты перспективный аврор, сильный дуэлянт, за что я тебя любила еще больше, в нашей паре в дуэльном кружке мы никогда не могли друг друга победить, от чего нас переставляли. Да, ты на три года старше, но иногда мы сами влазили в пару без разрешения.
Ваш персонаж: Amelia Wilde
Пример вашего поста:

Пример поста

Минуты тянулись бесконечно долго в тишине. Кажется, даже сова перестала дышать, чтобы не портить созданную атмосферу. Макс без скрытого любопытства смотрел на Хелен. Такое впечатление, будто он поступает в какую-то муз.академию и ждёт решения от приёмной комиссии. Настолько неловко и страшно вдруг ему стало. Почему неловко? Потому что Макс не знал, как она отнесется к этим строкам. Хелен определенно понравилась ему, и не хотелось, чтобы она решила, что эта песня написана от большой любви к кому-то другому. Хотя, о чём это он вообще? Может у Хелен есть парень, тогда почему она не с ним? Может, у неё есть тот, кого она любит, знаете, безответная любовь она такая — не щадит никого. От того и не хотелось навязываться к ней с внезапно вспыхнувшими чувствами. А к тому же, в стадии алкогольного опьянения он запросто мог себе надумать чего угодно. Лучше отрезветь и на свежую голову решить, что делать дальше. И вообще, нужно ли что-то делать. Во-первых, юношу пугал как минимум возраст Хел. Она ещё юная, а обычно в таком возрасте девочки не знают, чего хотят, кто им нравится больше и просто перебирают вариантами. Макс не хотел быть одним из таких вариантов. Никто не говорит, что Долиш именно такая, но проверять не было желания. К тому же, они слишком мало знакомы. Да-да, снова возвращаемся к этому моменту. Ну а как иначе? Именно на этом всё и завязано. Может, стоило проводить её домой, а потом пригласить в Хогсмид или Косой переулок и только после этого звать домой, нет? Да нет, глупость какая. Намного забавнее и веселее тащить незнакомую девушку к себе домой в первый же день, и это действительно так. Макс был вредным, но воспитанным ребенком, сколько себя помнит и это впервые в его жизни — втихую приводить кого-то домой, ночью, к тому же девушку. Если мама узнает об этом, он не отделается простым предупреждением. Не то, чтобы она была тираном, но черт — ей пятнадцать, ему восемнадцать, Лора сто процентов будет волноваться о будущих мини-Брайанах и тем, от чего они появляются. И ведь никак не объяснишь ей, что "мам, я не такой". Матери всегда видят то, что хотят видеть. Так было и с гитарой: они видели в нём последователя хотя бы одной из своих профессий, но Максу не была интересна ни ботаника, ни лечение других. Да, это несомненно было полезно, как для самого себя, так и для будущей жизни. Но всё же, он не видел себя ни в одной из этих сфер. В детстве он, конечно, мечтал связать жизнь с музыкой, в школе, со временем, переключился на другое. Его захватывала профессия аврора. Это должно быть очень интересно: работать с разными тёмными артефактами, сложными чарами, видеть другую сторону медали и быть частью тех, кто оберегает спокойные сны всех волшебников Лондона. Он был уверен в своём выборе и мечтал уже поскорее окончить школу, дабы поступить на обучение в Аврорат. И может было бы забавно дружить с Долиш, или немного больше чем дружить, если она, конечно не против, но Макс не хотел портить свои идеальные планы отношениями, лишь потому, что видел со стороны как это всё сложно — ссоры на ровном месте, скандалы, слёзы, нервы. Он не может распыляться на всё и сразу, а если забросит учёбу хотя бы не надолго — карьера мракоборца ему уже вряд ли будет светить. От того его и пугали все эти девушки, отношения и прочее. После выпуска — пожалуйста, флаг в руки и на все четыре стороны. Хотя, нет. Дальше ещё хуже. Курсы аврора не менее трудные, чем какие-то там экзамены к школе. Правда, юноша изучал много информации о грядущем поступлении, и слышал разные отзывы, но ещё никто не пожалел, что пошёл в Аврорат.
Но, конечно, во всех правилах бывают исключения, и Макс не закрывается целиком и полностью от противоположного пола, но старается держать дистанцию и дружить с ними. Хотя, многим нравится его игра на гитаре, да и внешне он не плох собой, но им ничего не остается, как просто кануть в списке друзей и не более. Да и к тому же, все они сейчас хотят одного — выпендриваться перед подругами, у кого парень красивее, похвастаться, кто кому что подарил и так далее. Среди всех друзей у Макс было только несколько настоящих, и первая из них была конечно же Софи. Единственная девочка, которая от ничего не хочет, дружит бескорыстно и радуется своему Дэвису, замечательные отношения. Вот именно таких друзей ему нужно побольше; когда надо и пинка под зад даст, и советом поможет, да и просто с ней интересно. Может и Хелен сможет стать для него таким другом, если, конечно, она не сбежит от него после сегодняшней ночи и не будет избегать в школе. Почему он так думает? А чёрт пойми тех девушек, что у них в голове. Хотя и парни не лучше. Тоже многое умеют дорисовывать в своём сознании. Вот, например, сейчас в голове Макса странные картинки всплывают и он вообще не понимает, откуда те взялись и почему именно сейчас. Это какой-то намёк, знак свыше или что вообще? Юноша всё так же продолжает глазеть на свою сегодняшнюю спутницу. Она такая забавная и милая, такое ощущение, будто она не в первые у него дома, как будто это он вообще к ней в гости пришел. И это, наверное, хорошо, что человек может так легко себя вести в новой обстановке — не стесняться, не скромничать. Зато Макс ведет себя как девочка, краснея и неловко себя чувствуя. Вот бы ещё понять, почему так. Может, потому, что незнакомая девушка лежит на твоей кровати, возле тебя? Как вариант, можно использовать. Интересно, а как сама Хелен себя чувствует? Может, ей тоже неловко, но она старается делать вид, что всё в порядке. Может нужно ещё алкоголя? Да, именно! Макс залпом осушил свой бокал, заедая крепкое спиртное лимоном и смешно скривил лицо. Мерлин, теперь он выглядит ещё глупее.
Гитара бережно покоилась на его ногах, стараясь не мешать лежавшей рядом девушке. Он наконец-то услышал её мнение. И, честно говоря, он в лёгком шоке. Да, может он просто себе цену набивает, но ему приятно. Наверное, всё и правда не так ужасно, как ему кажется в свей голове. В конце концов, Макс талантливый писатель, и это тоже может стать полезным в будущем. Хотя, о карьере писателя он никогда не задумывался, считая, что это трудно и лучше посвятить себя тому, в чём ты хорош, чем потом разочаровываться в деле, которое не вышло. Но ведь не попробуешь — не узнаешь? Макс ответственно относился к тому, что ему скоро предстоит ворваться во взрослую самостоятельную жизнь и уже всё давным-давно решил, поэтому считал лишним ненужные движения влево-право от своей цели. Макс жутко покраснел от её слов. Он не знал, в каком ключе это рассматривать, конечно, девушка в подвыпитом состоянии могла это сказать на эмоциях. Да, так и есть. Он тоже говорит, что любит Исиду, но как своё животное, или Фосетт — как лучшую подругу. В этой фразе не было ничего такого, из-за чего стоило бы нервничать так, как нервничает он. Ладошки вспотели, глаза забегали по комнате, в желании отвести взгляд от Хелен, чтобы она не увидела его смятение. Ну стыдно ему было, стыдно, за то, что такой парень взрослый, скоро школу закончит, а робеет перед пятикурсницей, как половина школы при виде Дэвиса. Но было приятно, что ей понравилось, если, конечно, она не соврала из-за вежливости. Тогда не очень приятно. Но Макс верил в искренность её слов и немного расслабился, растянул губы в улыбке и подал ей новую порцию текилы. В любой непонятной ситуации делай что? Правильно — наполняй бокалы, чтобы человек напился и не вспомнил о твоем позоре. Всегда срабатывало, вот только Долиш он не хотел спаивать. В общем, если девушка всё-таки говорила правду, от чистого пьяненького сердца, ему было невероятно приятно, даже захотелось ещё порадовать девушку. Но после того, как выпьют, да.
— Слишком много чести для меня одного. — с улыбкой произнес брюнет уже после того, как они выпили очередную порцию текилы. Не то, чтобы он был совсем пьян, но высокоградусный напиток давал о себе знать, да ещё и как. Он уже забыл о том, чём думал немного ранее, потихоньку начал привыкать к тому, что Хелен у него дома, и то, что спустя пять лет кто-то таки да услышал его собственные стихи. И это было чертовски захватывающе, адреналин бурлил в крови, ему хотелось сумасшествия. Какого-то глупого поступка, чисто ради веселья. Эх, была бы здесь Фосетт, она бы точно придумала как развлечься, но в этот раз Макс всё взял в свои руки.
— Вспомнил игру одну, — конечно, о ней вспоминают только при наличии алкоголя. Вдвоем это не так смешно, зато можно узнать побольше друг о друге, а им это как раз и нужно, — называется "Я никогда не...", думаю, ты слышала о ней. — и после того, как девушка утвердительно кивнула, он решил начать первым.
— Я никогда не целовался с парнями. — так себе начало, но он решил начать с элементарного. Конечно, Макс не пил, но было интересно, выпьет ли она. Скорее да, чем нет. Всё же, Хел была красивой и обаятельной, за ней в любом случае ухлёстывали парни. У него уже выработался список к игре, и он покорно ожидал её действия. Макс поставил гитару на пол, обперев ту об тумбочку, и сел на кровати по-турецки, внимательно наблюдая за девушкой, с широкой улыбкой. Время с ней летело молниеносно, Исида давно притихла, погрузившись в сон, что было удивительным потому, что она постоянно доставала его по ночам, но сегодня, похоже, решила дать этим двоим насладиться обществом друг друга. За что ей большое спасибо. Скоро начнёт светать, и Максу было интересно, насколько долго девушка будет не против находится в его компании. И что она скажет родителям, когда заявиться с утра немного выпившая (или много, как пойдёт...)? А может, Макс предложит ей прогуляться к утру, чтобы всё выветрилось. Почему бы и нет? Он искренне не хотел расставаться с ней, наслаждаясь её компанией. Ему давно не было так интересно и весело от общения и количества алкоголя, учитывая, что он вообще не особый сторонник этого (аврор должен быть правильным, но он ведь ещё не аврор?!). Да, количество алкоголя в его организме превышало доступную ему норму, которую парень сам себе поставил, но сегодня был особенный день, поэтому сегодня можно. Рядом с ней он чувствовал себя иначе, не так как всегда и это ему жутко нравилось.

0

3

Текст заявки:
Некоторые незакрытые гештальты долго не отпускают, та что сделаю еще одну попытку разобраться с ними. Хочу все-таки сыграть Андромеду Блэк (Тонкс) и ищу себе в компанию Теда. Давно хочется сыграть историю этой пары от начала и до конца – от подростково-юношеской романтики и поисков точек соприкосновения между двумя людьми из двух совершенно разных миров, через драму и борьбу вдвоем «против всего мира» и до самой гибели Теда. Если вы любите истории длинною в жизнь и всяческие семейные саги, думаю, мы сойдемся характерами).  Канон оставляет нам немало возможностей для трактовки характеров и биографии двух этих персонажей, так что тут я готова обсуждать и приходить к общему решению. Если вдруг найдутся желающие эпизодически поиграть Нарциссу и Бэлу, тоже буду рада. Не могу обещать сестрам прям полной и активной занятости, но несколько семейных эпизодов с удовольствием сыграла бы. Так что вдруг у кого-то сестры Блэк из разряда хотелок на время).
У меня есть один кросс, на котором можно играть все, что угодно, так что, если захотите, пойдем туда. В принципе, могу прийти и на мародерский форум – поищу старую анкету за Меду и стряхну с нее пыль)
Пример вашего поста:
Посты из старенького, сейчас пишу немного по-другому, но зато прям за Андромеду.

Пример поста

За юную Меду

июнь, 1968
Гербалогия все еще не дается пятикурснице Андромеде Блэк. По правде сказать, у всех слизеринцев-аристократов проблемы с этой наукой. Но однокурсники Меды лишь презрительно фыркают – дескать, чтобы копаться в земле у них есть садовники и кому вообще надо разбираться в этих дуратских травах! Отшвыривают подальше свои короткие и малосодержательные конспекты и горячо уверяют себя и других, что оценка по этому экзамену все равно не будет никого волновать при приеме на стажировку в «приличных местах». Серьезная Андромеда, глядя на это,  только хмуриться: «Вот еще! Завалить экзамен только потому, что кому-то лень повнимательней разобраться в материале, ну, что за глупость!». И девушка с упорством вновь разворачивает свиток своего конспекта лекций,  внимательно  изучает первые пару десятков дюймов, опускает глаза ниже, но, тяжело вздохнув, опять возвращается к началу, чтобы перечитать особенно сложные абзацы. Увы, это помогает мало. Пока читаешь, смысл текста кажется тебе понятным и очевидным, но стоит ненадолго отвлечься и попытаться повторить изученное, как начинается путаница. Свойства и признаки растений теряются и перемешиваются где-то в голове у слизеринки Андромеды Блэк. Девушка открывает учебник, чтобы уточнить упущенные моменты, но живые картинки в книге все равно слишком мало похожи на реальные растения, которые им демонстрировали в теплице. А ведь важной частью этого экзамена станет именно практика! Меда могла на зубок зазубрить теорию гербалогии, но, как ни крути, а знатоком растений это ее не сделает.
— Быть может, спросить о непонятном материале у Беллы?
Старшая из сестер Блэк сидит тут же, в факультетской гостиной, погруженная в очередную книгу по Защите от темных искусств. Интересно, эту-то она где взяла? За годы учебы Беллатрикс, кажется, успела перечитать в библиотеке все общедоступные книги по этой дисциплине. Неужели теперь добралась до специальной секции? И как только сумела добиться для этого разрешения от преподавателей! Впрочем, Меда хорошо знает, какой убедительной умеет быть ее семнадцатилетняя сестричка.
— Беллла, послушай, у меня тут вот…
Меда неловко пытается подсунуть старшей из девочек Блэк свой аккуратный конспект.
— Тсс… Не сейчас. Хорошо?
Сестренка даже не поднимает головы. Видать, очень интересная книжка! Но Андромеда знает, что к вечеру Беллатрис, непременно, закончит и тогда, до того, как старосты разгонят всех по спальням, они еще успеют тихонько выскользнуть из замка и немного посидеть возле озера. Белла обязательно  снова расскажет ей о своих масштабных планах после выпуска – учеба, исследования, путешествиях. Иногда Меда даже немного завидует уверенности и амбициям собственной сестры. А еще сердце снова вдруг сжимается от тоски. Все-таки очень жаль, что в следующем году Беллы уже не будет в Хогвартсе.
Девушка согласно кивает, хотя собеседница и не может заметить этот ее жест, и собирается было вернуться обратно к своему креслу. Но ее место уже занято довольно ухмыляющимся Эдвином Яксли – капитаном команды по квиддидчу. Сегодня Эдвин пригласил ее составить ему пару для выпускного бала, и Меда согласилась. Все говорят, что он сделал это только после того, как ему отказала Изабела Забини, но Андромеде все равно. Для пятикурсницы единственная возможность попасть в этом году на выпускной бал, составить кому-то пару, а Меде очень любопытно посмотреть, как все это будет происходить. Да и вообще отец Эдвина работает в министерстве вместе с отцом Андромеды, семьи дружны страшно сказать, сколько лет, и родители бы не поняли, если б она отказалась поддержать знакомого с детства юношу. Впрочем, если Яксли возомнил, что сможет позволить себе что-то лишнее со средней из сестер Блэк, девушка быстро даст ему понять, как сильно он ошибается! И хорошо еще если о его намерениях не узнает Белла – о вспыльчивости старшей сестрички на слизерине дано уже ходили легенды. Также как и о том, что девочки Блек готовы стоять друг за друга горой.
Андромеда находит глазами в гостиной младшую сестру. Нарцисса старательно аккуратным почерком выводит сочинение по истории магии, но время от времени ее взгляд все же останавливается на старшекурсницах, шумно обсуждающих наряды для предстоящего бала. И в эти моменты, кажется, что младшая Блэк вот-вот готова будет расплакаться. Цисси тоже хочется на бал, но ей всего тринадцать, и слизеринские парни все еще считают светловолосую волшебницу малышкой. Так что никому даже не пришло в голову пригласить ее.
— Ну и дураки! – думает Меда и хитро улыбается. Уже сейчас понятно, что ее младшая сестренка будет такой красавицей, что все эти идиоты еще станут кусать локти из-за того, что не замечали этого раньше.
Вздохнув, девушка возвращается к конспекту, который все еще держит в руках. И все-таки с этим нужно что-то делать. Внезапно пришедшая мысль кажется ей не такой уж плохой идеей. Теплицы не запираются. Все это знают. Преподаватели и персонал школы, конечно, не поощряют тех, кто бывает там во внеурочное время, но если ничего не испортить и не сломать, то никакого взыскания не будет. Да и вообще она совсем ненадолго. Только посмотреть еще раз внимательно на парочку растений, пройденных в этом семестре, чтобы уточнить некоторые признаки. Быть может, тогда и теория станет понятней?
— Я скоро приду, — тихонько шепчет Андромеда старшей сестре, та бурчит что-то согласное, но так и не поднимает головы.
Девушка осторожно выбирается из гостиной. На ней простая форменная юбка, блуза и жилетка. Слизеринский галстук, как ни странно, очень идет ее зеленым глазам, но сегодня вполне можно обойтись без него – в выходной день старосты не станут слишком строго придираться к внешнему виду. Сверху надета традиционная мантия с зеленой подкладкой, в руках у нее конспект, перо и несколько свитков чистого пергамента для пометок.
Андромеда выходит из замка и торопиться туда, где расположены все хозяйственные и учебные постройки. Дверь в теплицу, как и следовало ожидать, не заперта, и девушка скоро оказывается внутри, но тут же понимает, что здесь еще кто-то есть.
— Прошу прошения, я не думала, что буду здесь не одна. Мне совсем ненадолго,только посмотреть кое-что.

За взрослую Меду на площади Гриммо, дом 12

Андромеда терпеливо ожидает, когда ей откроют дверь, хотя, казалось бы, жать просто так  – глупо. Дом может быть пуст, а даже если и нет – его новые обитатели сейчас не ждут гостей, они скрывают свою деятельность и незваным визитерам вполне резонно  не обрадуются. И все же она ждет. Попутно разглядывая истертые каменные ступени у себя под ногами. Облупившаяся черная дверь выглядит еще более жалко. В той, другой ее жизни, этот дом невозможно было даже представить таким…

***
— Меда, ты опять потеряла свой портключ! – Друэлла укоризненно смотрит на среднюю дочь, ставшую в последнее время какой-то слишком рассеянной.
Ничего страшного, мама. – Юная Андромеда хочет казаться беззаботной, но сама прячет от матери глаза под предлогом продолжения поисков портключа где-то в недрах дамской сумочки. – Я пойду с Цисси.
Младшая из девочек Блэк поспешно кивает и протягивает сестре свой портключ, чтобы та могла удобно его коснуться. Нарцисса не  любит споров и скандалов, и ей очень не хочется, чтобы этот разговор перерос в один из них.
Но Друэлла не жаждет продолжения диалога. Да и опаздывать к Вальбурге и Ориону будет невежливо. Волшебница кивает, и они с Сигнусом исчезают первыми, потом Бэлла, потом Меда и Цисси.
Аппарировать прямо в дом – верх неприличия, даже если его хозяева твои родственники, и ты уже много раз бывал там, потому семейство Сигнуса появляется на каменных ступенях особняка на улице Гриммо. Стук начищенного до блеска молотка, и скоро им уже открывает чопорный дворецкий. Домовики по особо торжественному случаю отправлены подальше, на кухню, чтобы не мозолили лишний раз глаза благородным волшебникам.
Проходя внутрь, Андромеда на секунду умудряется поймать свое отражение в блестящем молотке. Фигурная поверхность смешно искажает ее лицо, и девушка невольно улыбается, глядя, каким крупным получился нос.
Звуки музыки слышны уже тут, на пороге. А магглы даже не подозревают, что за изысканное общество собралось
у них по соседству…

***
Размышления о прошлом прерывает скрип засовов. Вскоре дверь открывается, являя  Андромеде ее кузена. Выглядит он значительно лучше, чем в их последнюю встречу. Но тень безумия из его взгляда так и не исчезла...
— Здравствуй, Сириус.
Когда Меда переступает порог, то отчетливо ощущает запах гнили и затхлости.
Но женщина заставляет себя не обращать на него внимание. Слишком долго этот дом пустовал и был нелюбим…
— Значит, ты все-таки пришел сюда.
Андромеда неловко улыбается кузену. Вопрос получается совершенно дуратским. Разумеется, он пришел сюда, если сейчас стоит в коридоре и разговаривает с тобой! Глупо уточнять очевиднейшие вещи!
На самом деле, Меде хочется спросить, чего ему стоило это решение, но она почему-то не может  вот так сразу начать разговор о главном.
— Как устроился?
Общая заброшенность дома говорит, что устроился кузен не слишком комфортно.
— Ты один?
Осталось только поинтересоваться его здоровьем, и у вас получится прямо таки пустая светская болтовня в самых лучших традициях!

Отредактировано Carolinka (01-08-2018 21:13:21)

+1

4

Форум: YOURS FANTASY WORLD: The Moment of Miracle
Текст заявки:

1. ФИО персонажа
Нимфадора Тонкс
Внешность: желательно Наталия Тена.
2. Пол/возраст
Женский/23 года
3. Социальный статус/родственные связи/принадлежность к определенной группировке
Мракоборец/ОФ.
4. С какой целью вы разыскиваете персонажа
Ищу лучшую подругу. В школе учились почти в одно время, затем стали вместе работать, обе состоят в Ордене. Отыграть можно многое: задания ОФ, дежурства в Хогсмиде, дружеские посиделки.
5. Прочие пожелания
Грамотность, желание играть.

Ваш персонаж: Линда Салливан, 25 лет, мракоборец.

Храбра, готова к самопожертвованию. В то же время осторожна, редко действует не подумав. Мстительна, но справедлива. Линда вспыльчива, нередко обижается на высказывания в свой адрес, но быстро успокаивается. Импульсивна, часто излишне резко и прямо высказывается. По своей натуре Линда любопытна, но в меру. Требовательна к себе и к другим. Друзей не так уж много, ими она дорожит и прислушивается к их мнению.

Пример вашего поста:

Пример поста

Линда взяла печенье и откусила половину. Это было хорошим способом отвлечь свои мысли от неловкости и предлогом какое-то время ничего не говорить, а слушать, о чем рассказывает Макгонагалл. Должно быть, она еще не до конца привыкла к беседам с бывшими учителями, вместе с которыми теперь состояла в Ордене Феникса. С одной стороны, Линда пересекалась с ними на собраниях не так часто, с другой – не ожидала изменения отношения к себе с их стороны. В общении со Снейпом, как прежде, лучше всего было его отсутствие, а точнее, лучше было не обращаться к нему без острой необходимости. А рядом с Макгонагалл девушку не оставляло смутное ощущение, что от нее ждут подтверждения ее знаний и навыков.
Салливан взяла еще одно печенье и не смогла сдержать скептической улыбки после слов «все по-прежнему». Но ее бывшая преподавательница и сама понимала, что это отнюдь не так. Похоже, атмосфера среди студентов не отличалась от той, что царила за пределами школы. А уж про бесполезность сидеть дома, заперевшись там, она знала не хуже ее коллег.
- Что же нас ждет, мисс Салливан? Как долго мы еще будем находиться в шаге от гибели?
Линда грустно вздохнула:
- Хотела бы я знать, профессор. Было ли в прошлый раз что-то, предвещало конец войны?
Желая сделать разговор немного веселее, девушка взяла свою чашку и покрутила ей в воздухе:
- В крайнем случае, мы можем прибегнуть к способу профессора Трелони – гаданию по чаинкам, - с улыбкой заметила она, зная об отношении ее бывшего декана к этому предмету. Сама Линда на прорицания записалась из любопытства и бросила их после сдачи СОВ.

0

5

Форум: HOGWARTS. PHOENIX LAMENT
Текст заявки: заявка на форуме
Данный персонаж, эдакий типичный "тупой спортсмен" — в учёбе не сильно был силён, зато в спорте асс, который в данный момент, после выпуска из школы, так или иначе крутится в спортивной или околоспортивной среде. Если возьмёте игрока одной из сборных и вовсе цены вам не будет! ♥ Я вижу этого персонажа в отношениях с Демельзой, но они не приторно-мимимишные, а что-то из серии "ты такой придурок! нет, серьёзно! ты головой иногда думаешь или только мячи ею отбиваешь?! ладно, иди сюда, я тебе тортик приготовила, милый мой тугодум". Возможно в школе, учась более-менее в одно время, у них были претензии друг к другу, возможно даже сталкивались не раз в игре в квиддич и тому подобное непотребство.
Ищу игрока, с которым можно будет придумать долгоиграющую ветку отношений и постепенно её развивать, играть и радоваться такой вот возможности. Сразу скажу, что я тот человек, который предпочтёт играть личные отношения большому сюжету, но не буду загонять потенциального соигрока в свои рамки. Я сознательный и дружелюбный соигрок, люблю писать посты разного спектра эмоций — как смешные, так и печальные, по частоте написания постов подстраиваюсь под партнёра, но не люблю растягивать игру на месяцы и годы. Люблю делать совместную графику, так что считайте вам повезет — с удовольствием делаю аватарки и манипы с героями ♥
p.s. Почему это должен быть Джозеф Демпси **
Ваш персонаж: Демельза Робинс, Гриффиндор 6, охотник в команде по квиддчу; внешность Фрейи Мавор.
Демельза попала в команду по квиддичу в прошлом году, когда Гарри стал капитаном. Эта девушка способна ловко уворачиваться не только от летящих в неё бладжеров и других игроков, но и от жизненных неурядиц и шальных заклинаний (отбивать их самостоятельно она затрудняется, потому что волшебница из неё не очень успешная, пусть и полукровная; она гораздо лучше справляется с Прорицаниями, которые обожает, и находится на хорошем счету у профессора Слагхорна). Жизнерадостная, эмоциональная, искренняя и самоотверженная, но ранимая: с ней нужно быть осторожным! Потому что если задеть эту хрупкую нимфу, то можно заставить её плакать, а когда она плачет, то не видит, чем, кому и по какому месту бьёт. Поговаривают, что это одна из причин, по которой Рона в этом году нет в Хогвартсе. А ещё ходят слухи, что у неё роман с Колином Криви: она так пинала его однажды, и в этих ударах было столько любви, что сомнений просто не оставалось! (с) текст заявки по которой я сама пришла
Пример вашего поста:

Пример поста

Если не брать в расчёт все непотребства, что происходили в этом мире в последний год, то и без них день (или даже неделя) били ужасными. Нет, даже отвратительными! Всё это удваивалось в глазах восприимчивой и слишком эмоциональной Демельзы и превращалось в одну сплошную трагедию для мисс Робинс и всех, кто её окружает. Начнём с того, что последнюю неделю она с трудом могла сосредоточиться на уроках, а на тренировках из-за постоянного противного и холодного дождя хотелось не летать и пытаться закинуть пару мячей в ворота, а сесть в лужу грязи посередине стадиона и разрыдаться. В прочем такое тоже было, вот буквально накануне перед матчем против Хаффлпаффа.
На завтраке, перед матчем тоже было всё не ладно или это всё было из-за того, что вся неделя не задалась? В любом случае Демельза успела поссориться с загонщиками Гриффиндора, после чего успеть растереть сопли по лицу, прежде чем идти в раздевался и переодеться к, совсем скоро начинающемуся, матчу. В прочем к началу она даже успела успокоиться и даже улыбалась, после пары шуток и поддерживающих слов от команды и извинений от Кута и Пикса, двух её нелюбимых, но обожаемых однокурсников, которые непонятно от куда притащили ей маленький горшочек с цветком в виде извинений за утренние подтрунивания.
Матч начинался хорошо, на какое-то время даже прекратил моросить дождь и летать стало куда проще и не так противно. Гриффиндору удалось несколько раз закинуть квоффл в кольцо соперника, и настроение мисс Робинс и вовсе стало отличным, а на лице девушки можно было разглядеть улыбку, если конечно быть особенно внимательным и зорким. Но всё это было до тех самых пор, пока один из охотников с желтого факультета вдруг не подрезал её, да так некрасиво и неожиданно, что Демельза чуть не вывалилась с метлы в ту самую лужу, в которой ещё вчера сидела и рыдала. Дождь принялся с новой силой и от добродушного и веселого настроения мисс Робинс ничего не осталось! А этот охотник, Робинс узнала в нём Финч-Флетчли, даже бровью не повёл, будто бы все правильно сделал! — Хам! — Громко крикнула девушка, но естественно, никто кроме неё самой этого не услышал, а Финч-Флетчли закинул квоффл уже в их ворота. Робинс рассердилась ещё сильней, но тут вдруг игра закончилась — кто-то явно поймал снитч.
Пыхтя от злости и обиды, едва сдерживая слёзы негодования, с метлой на перевес Демельза быстро шагала в сторону раздевалки барсуков, что бы запулить этой самой метлой наглому Финч-Флетчли по башке. Быстро догнав Финч-Флетчли, она с трудойм удержалась от того, что бы не шандарахнуть его всё таки своим Нимбусом ему по спине, так как однажды она уже это проделывала и метлу пришлось срочно чинить.
Финч-Флетчли! — Грозно, чуть ли не басом, окрикнула парня Демельза и нахмурила брови, чтобы встретиться взглядом с этим наглым хамом. — Ты что, не видел что-ли куда летишь?! Какого соплохвоста ты меня подрезал?! — Не давая и слова вставить охотнику соперников начала Демельза, явно с трудом сдерживаясь, что бы не начать гонять парня метлой по полю.

0

6

Форум: 1993, HP: TWISTED THINGS
Текст заявки:

Annabelle Wallis

http://sd.uploads.ru/7tXCo.png

ПОЛНОЕ ИМЯ ПЕРСОНАЖА
Lorna Yaxley | Лорна Яксли

ВОЗРАСТ
31 год

РОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Светская львица, училась где угодно, но не на Гриффиндоре

ЧИСТОТА КРОВИ
чистокровная

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Лорна смотрит на меня взглядом свирепой волчицы, которая готова защищать собственную нору от посягающего на нее охотника, и я чувствую, как тепло разливается в моей закостеневшей груди. Она не спрашивает меня, что я делаю здесь, не гонит прочь, не зовет на помощь. Она ждала меня.


[indent] Оба чистокровные, оба из уважаемых в магическом мире семей, учившиеся в школе примерно в одно время, они не знали друг друга с ранних лет, и взгляды их не выискивали друг друга в толпе в Большом зале. Золото волос Лорны не преследовало Блэка в коридорах, а его манерно-хриплый голос не слышался ей на светских приемах все их отрочество. Лорна приняла законы жизни чистокровных, Сириус - нет. Сириус жил общественной жизнью в Хогвартсе, Лорна - нет. Казалось бы, не было у них никакого шанса встретиться, если бы не злосчастная стажировка в Министерстве, где они попали в один отдел. И здесь все пошло прахом.
[indent] Сразу после школы Лорна готовилась выйти замуж за Инграма Яксли - достойную партию, молодого и успешного предпринимателя, за которого ее сосватали родители. Беда была в том, что помолвка затянулась настолько, что в жизнь юной девушки нагрянула любовь в лице обаятельного и наглого Блэка. Ему было абсолютно наплевать на то, обещана кому-то Лорна, есть ли у нее планы на будущее и готова ли она бросить все и бежать с ним в мир, полный хаоса и войны. Он погрузился в мимолетную интрижку с головой, как и сама Лорна, и вот они уже оба тонули в пучине этих неправильных отношений, выслушивая от родителей Лорны и самого Инграма о том, что у них нет ни сердца, ни ума. Искра, буря, безумие - все это случилось так неожиданно, что молодым людям не понадобилось много времени для того, чтобы на безымянном пальце Лорны появилось новое кольцо - фамильное кольцо Блэков, которое Сириус выкрал у своей любимой матушки и подарил вместе с обещанием быть вместе “в болезни и здравии”.

Я вижу длинные волоски цвета белого шоколада, которые остались на подушке после ухода Лорны. Мне хочется сейчас же послать сов всем своим друзьям с радостной новостью — она наконец-то официально переехала ко мне. Мне хочется сгрызть собственную руку от нервозности за то, как пройдет мое знакомство с ее родителями. Я еще не знаю, что мы никогда больше не встретимся. Даже на слушании моего дела.
Любовь. Боль. Вот, что я помню вторым.

[indent] Однако торжества не случилось. Погруженный в дела Ордена, Блэк забыл предупредить Лорну о том, что идет поговорить с главным подозреваемым в предательстве. Забыл рассказать, что он не предавал Поттеров. Не успел оправдаться перед тем, как попал в Азкабан. И все же… Будучи преданной и влюбленной, Лорна не поверила в обвинение Сириуса в том, что он перебил кучу магглов и уничтожил Питера Петтигрю в придачу. Она начала свое расследование, чтобы доказать невиновность жениха. Сутками сидела над картами и планами, пыталась добиться информации от орденцев, искала помощи у всех, кто был способен ее предоставить.
[indent] Как ни странно, помогать ей вызвался Инграм Яксли. Сказав, что слишком дорожит хорошими отношениями с Лорной, он погрузился в расследование вместе с ней. Однако девушка и не подозревала об истинной мотивации мужчины, который подтасовывал факты и только уводил ее прочь от решения этой загадки. За работой вместе они провели месяц, три месяца, полгода… Когда прошел уже год, а все ведущие к этому загадочному делу ниточки были окончательно оборваны, Лорна сдалась.
Инграм казался ей хорошим человеком - порядочным, достойным, который хорошо относился к ней несмотря на ее предательство. Не испытывая к нему особенно трепетных чувств, но потеряв веру в то, что Блэка можно вернуть, она вновь вернула себе помолвочное кольцо Яксли и снова вышла замуж. Как же она ошиблась в своих изначальных выводах…

Лорна. Я не видел ее двенадцать лет, пока несколько дней назад мы не столкнулись взглядами в Косом переулке. Конечно, я был в облике Снаффлса, но меня грела мысль, что она должна была помнить меня таким. Должна была. Я оборачивался псом каждый раз, когда она впадала в меланхолию или просто скучала; тогда я точно знал, что эта девушка никогда не выдаст меня и не предаст. Судя по тому, что в обвинения мне так и не поставили мою не совсем законную способность, она до сих пор хранила мой секрет. И это давало мне надежду. Как и то, какими были ее глаза, когда наши взгляды встретились. Не испуганными. Заинтересованными. Взволнованными. Я верил в это.


[indent] Блэк возвращается из Азкабана - безумный, потерянный, одержимый. Встречаясь с Лорной в переулке в облике собаки, он видит, что та задерживает на нем взгляд и воспринимает это как сигнал. Сигнал к тому, что ничего еще не кончено, что он не забыт и может рассчитывать на прощение. И он будет прощен. И они снова будут вместе. Недолго, с определенными сложностями, но ярко и страстно, как и прежде.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
[indent] Внешность неменябельна, имя упоминалось в играх и анкетах, поэтому тоже. Кстати, есть как миниум один эпизод, оставшийся от покинувшей нас Лорны, который я бы очень хотел доиграть.
[indent] Лорна также связана с линией своего супруга, заявка на которого вероятно будет ниже и свекрови - Констации Палер. Единственное, что я могу сказать Вам точно - она все это время любила именно Блэка, но это не значит, что к Инграму у нее нет чувств. Он, безусловно, сволота, но Лорна - преданная женщина, которая способна найти лучшее в человеке и зацепиться за этой. Она действительно хорошая жена, которая привязана к тому, с кем провела бок о бок больше десятка лет. Только не воспринимайте ее как мямлю. Почитайте эпизод, поведение Лорны там расскажет о ней больше, чем моя косноязычная заявка.
[indent] В остальном, пожеланий немного. Сумейте поймать этот образ, вдохновитесь этой историей и пишите классно. Я понимаю, что это немного высокомерно, но мне бы очень хотелось, чтобы перед регистрацией Вы отправили мне какой-нибудь свой пост в ЛС. Я не злобный придира, но должен знать, что Вы сумеете в чувственную и крутую Лорну, потому что я хочу найти соигрока на эту роль надолго.

Ваш персонаж: Сириус Блэк. Не уверен, что анкета в свободном доступе для гостей, но это обычный в меру канонный Блэк, который сбежал из Азкабана и немного безумен.
Пример вашего поста: В тексте заявки есть ссылка на эпизод, но вот еще для тех, кто привык просматривать по-быстрому:

Пример поста

[indent] Холод пробирал до костей, просачивался сквозь истонченную кожу, забивался в непричесанные ряды жесткой черной шерсти. Я был уверен в том, что еще немного - и подушки на моих лапах сотрутся в кровь о мощеные дороги Хогсмита, поэтому сделал последний привал в чулане Сладкого королевства. Уже и не вспомнить, сколько... пятнадцать? Двадцать? лет назад мы бегали через эту крохотную комнатку в тоннель, ведущий к горбунье на третьем этаже. Таскали сливочное пиво, а иногда даже огневиски. Комната обдает меня приятным теплом и ароматами ванили и корицы, но я знаю, что задерживаться здесь нельзя. До конца моего пути остались мгновения, и потому я растягиваю их, словно резинку Драбблс. Подумав об этой сладости, я плотнее сворачиваюсь в клубок, слушая как мой желудок неприятно урчит от голода. Я мог бы украсть немного запасов у Флюмов, но, честно говоря, с куда большим удовольствием я бы подкрепился одной жирной, но очень старой крысой.
[indent] Утро настигает меня неожиданно рано, и я вскакиваю с места от грохота за дверью, означающей то, что хозяева возвращаются на рабочие места. Я мог бы прямо сейчас обернуться человеком и пройти по тоннелю в Хогвартс, но ностальгия - проклятая ностальгия! - застигает меня врасплох и движет ноги прочь из подсобки Сладкого королевства. За его стеклянной дверью уже давно рассвело, и я с шумом втягиваю промозглый осенний воздух, оглядываясь по сторонам и наблюдая за спешащими на работу волшебниками. Щупальца дьявольских силков памяти уже сжимают мою грудь, и я прекрасно понимаю, что дальше все будет только хуже.
[indent] Я перебираю лапами в сторону Визжащей хижины, и радостно лаю, когда вижу ее скособоченный силуэт впереди. Меня всегда веселило то, какое название давали ей местные. В дни наших вылазок с Лунатиком мы рычали, лаяли, скулили, но только не визжали. Неужели именно так представляют себе вой приведений? Неужели волшебники, каждый из которых прожил в Хогвартсе бок о бок в призраками по семь лет, до сих пор боятся ее? Нет, они боятся неизвестности и таинственности, флер которой окружает этот ветхий с виду дом. Однако я знаю, что он гораздо крепче, чем кажется. Я знаю это, и чувствую, как колет в районе грудины от мысли, когда мы были такими - беззаботными, отчаянными и живыми. Когда мы с Ремусом не смотрели косо друг на друга, узнав о том, что в рядах Ордена завелся шпион. Когда Лили еще не следила за тем, как часто мы с Джеймсом бегаем по злачным местам. Когда Хвост был обыкновенным ведомым мальчишкой, а не хладнокровным убийцей.
[indent] Ступая за порог крошечного строения, на время приютившего нашу компанию, я мгновенно обращаюсь человеком. Запахи сырости и ветхости мгновенно притупляются, зато зрение становится более острым, а дыхание - спокойным. Я оглядываюсь по сторонам, держа волшебную палочку наготове, прикасаюсь ладонью к потускневшим обоям на стенах, шаркаю подошвами по прогнившим доскам пола. Одну за другой исследую комнаты, задерживаясь в каждой по несколько минут и вспоминая, как мы проводили здесь время в былые годы. Со стороны могло показаться, будто годы заточения превратили меня в размазню, который только и может, что жить прошлым, однако я прохожу по этому лабиринту памяти отнюдь не с этой целью. Каждая вспышка, каждое воспоминание заколачивает в мою голову очередной гвоздь злости и ненависти, которой я питался все эти годы. Каждый шаг приближает меня к неминуемому убийству Питера Петтигрю, который - я знаю - заточен в тело любимого питомца одного рыжеволосого мальчишки, что сейчас спускается к завтраку за пару миль отсюда.
[indent] Последняя комната, в которой я оказываюсь, завалена горами непонятного тряпья и шкур, истерзанных и разорванных в клочья. Я выставляю волшебную палочку вперед, поджигая ее Люмосом, и внимательно приглядываюсь к тому, что вижу. Когда мы учились здесь, мы всегда наводили порядок за собой, а вероятность того, что подобное сотворил случайно забредший сюда зверь кажется крайне малой.
[indent] - Гоменум Ревелио, - уверенно произношу я, и одна из шкур подлетает вверх, обнажая тело свернувшегося под ней человека. Я чувствую, как бешено забилось мое сердце; страх, ужас, надежда - все смешалось сейчас во мне, и потому я, задержав дыхание, склоняюсь над дремлющим в тени волшебником, и резко затормозив свой ход, сердце на мгновение останавливается.
[indent] - Р.. Ремус?

Отредактировано melancholia (03-08-2018 13:12:08)

+1

7

Текст заявки:
Сложно сказать чего я хочу. Но начну по порядку.
Ищу фандом Гарри Поттер, роль Северуса Снейпа. Временные рамки: II-III поколения, постхог. Ну вдруг у вас по сюжету Снейп не умер, мало ли.
Уже далеко не первый год играю этого персонажа и этот фандом. Я понимаю, что эти поколения затрагивают войну и прочие темные делишки, но мне хочется найти уютным форум с той волшебной атмосферой, со школьными дрязгами, дружбой, любовью и прочими шалостями. Честно, я устала играть в постоянную войну. Там уже ничего нового не придумаешь, уже все отыграно что можно и нельзя. И так мало сыграно о простом, забытом Хогвартсе. Магическая Британия, это все круто, но ничто не заменит сказку, которой так не хватает. Хочется канона (не в плане четкого соответствия с книгами, а именно персонажей). Не поверите, но с радостью поиграю даже по первой книге. Не знаю как все мысли тут уместить, но думаю, что моя мысль ясна. Надеюсь, я не много прошу.

Я ищу не только форум, но и партнеров. Возможна закрытая игра на каком-нибудь закрытом форуме только для на двоих-троих или еще сколько там. Так, для себя.

О себе: Снейпа пишу от 1 лица, хотя давно не писала. Мб и от 3-го смогу. 2000-5000 символов, зависит от игры. Посты готова ждать и по две недели, главное чтобы вы сами не пропадали. Люблю общение с соигроком.

P.S. Касаемо 3-го поколения, если у вас время ушло далекоо вперед, и Снейп мертв, то я могу подумать и над другими ролями. Люблю мужских персонажей, лучше если это будет преподаватель.

Пример вашего поста:

Пример поста

Чуть что, сразу по мою душу! Хотел было возмутиться Риккардо, но промолчав, ринулся вслед за Гектором. На самом деле, у Оливейры гораздо больше шансов встретить здесь знакомые морды лица, нежели у кого другого. Причем, по вине того же капитана «Императрицы» Берг вновь пострадает, и на этот раз куда серьезнее. Рик шагал вслед за новоиспеченным другом по несчастью, надеясь, что он знает куда ведет. Наступая не то в куриный помет, не то в стог сена или опилки, Риккардо бормотал себе под нос всякие ругательства. Дабы не разбудить местную живность, пират старался перешагивать через скрипучие доски и не сильно лязгать шпагой о подворачивающиеся на пути предметы: ящики, балки, стены… двери.
Наконец показался свет в конце этого пресловутого сарая, стены которого уже, порядком, приелись Оливейре. Еще немного и он стал бы ощущать себя здесь как дома.  Выглянув из-за спины Гектора, он оценил остановку быстрым взглядом, хотя это мало помогло, чтобы сгенерировать дальнейший план действий. Берг наверняка в курсе, что никаких планов Оливейра никогда не составлял, так как в большинстве случаев они заканчивались полным провалам. Чего нельзя сказать о том, когда Рик соображает прямо на ходу. Ну, такой полет души у человека, живущим по своим собственным законам.
— Мысли у тебя всегда какие-то поганые, — огрызнулся Оливейра, выдав ответное амбрэ, от которого даже куры бы опьянели. К сожалению, на врагов это вряд ли подействует. Его не страшил тот факт, что его соучастник может не оценить способностей Риккардо, а волновало в первую очередь то, что на этой телеге с лошадью море не пересечь, а никаких кораблей в поле зрения не наблюдалось. Досадно…
Тем временем, Рик огляделся по сторонам, где-то в углу дрыхла свинья, очевидно, только что позавтракала, пообедала и поужинала сразу, раз даже два оборванца не могут ее разбудить. Он сложил шпагу, ища в последнем помещении сарая подручные предметы.
— Вот только предложить мне им нечего, кроме кренделей, которые придется навешать за хищение столь важной персоны, — одно из двух: либо корабль с вещицей уплыл, либо она все ее здесь, а из пленников хотели сделать ужин для скота. Подобрав момент, когда двое удалились, по-видимому, в таверну или иное заведение, а другие обсуждали что-то очень смешное, раз гогот слышен был в этом сарае, Рик решается на отчаянный шаг, как выйти на свет. Остановившись на пол шаге, Оливейра натянул треуголку почти что на нос, как будто это как-то поможет скрыть его лицо, и обернулся.
— А ты можешь ступать по своим делам, я не задерживаю, — съязвил Оливейра, жестом указывая на выход из сарая, мол, чеши куда хочешь, — За себя я постоять смогу, не сомневайся, — так или иначе, им двоим придется как-то выйти отсюда и не привлечь излишнего внимание. Знать бы еще, кто из них еще осведомлен о пленниках… И что самое ужасное в этой ситуации, будь эта вещь в руках у Риккардо, добровольно он бы ее не отдал, даже, если бы его сокамернику угрожала смерть. Но ее просто нет, поэтому ничего не оставалось, как соображать на ходу. Взгляд пирата пал на повозку, где все еще сидел какой-то тип, а животина мирно жевала сено, видимо, перед трудовым днем. Он выглянул из-за сарая, сделав шаг в правую сторону, он увидел несколько домов, снующих людей, занимающихся повседневными делами. Такое ощущение, что никто даже и не знал, что здесь, в сарае сидят два оборванца, которые вот-вот наведут столько шуму.
Цель общего мероприятия была добраться до местного порта, чтобы умыкнуть мелкую лодку и уплыть в неизвестном направлении. Это вам не Новые Земли, где Риккардо с легкостью бы слился с местным населением, даже не шибко утруждаясь. На этом острове капитан был от силы пару раз, и то, включая этот…
Он оглянулся, чтобы посмотреть чем занят Берг: идет следом или будет ждать, пока сокамерник вернется с новостями. Вообще, на месте квартирмейстера, Риккардо сам себе бы не доверял, так как неизвестно что придет к нему в голову в тот или иной момент. Или же Гектор, пользуясь случаем, и тем, что Оливейра на себя отвлечет всех головорезов, просто сбежит восвояси.
Стараясь не подавать виду, что на этом острове человек он совершенно чужой, Рик искоса наблюдал за чёртами, которые терлись напротив сарая. По закону жанра, беглый пират был замечен парой оборванцев, решившие выяснить, кто он такой и что здесь забыл.
— Хм, ребят, не подскажите как пройти в порт, меня там ждут, а я у вас тут такие закоулки, ничего не понять, — весело поинтересовался Риккардо. Он старался быть вежливым и убедительным, но кто-то со стороны сарая крикнул «Держите вора!», и пират машинально схватился за эфес шпаги, готовый выхватить ее в любой момент. Рты двух недругов искривились в недоброй ухмылке, а Оливейра бросился наутек, да опять перепутал куда бежать. Даже не выхватывая шпаги, он бежал прямиком на повозку с лошадью, откуда уже спрыгнул один из аборигенов, чтобы помочь своим друзьям схватить беглеца. Но не рассчитав скорости, и по инерции, Рик не успел затормозить, впечатавшись лбом прямо в повозку. Вокруг раздался гогот уже четверых местных жителей, уже намеревавшихся праздновать победу, но Оливейру так просто не возьмешь.
Благо, обошлось без потери сознания, и пират быстро встал на карачки, заполз под повозку, и шпагой ткнул в ногу одного из врагов. Не ожидая такой наглости, мужчина отскочил назад, а Риккардо вылез на противоположную сторону.  Но и тут его подстерегала засада. Повозку вместе с Оливейрой окружили чудаки с острова, и ему ничего не оставалось, как прыгнуть в телегу и взявшись за вожжи, приказать коню протяжное «Ннооо!».
Учитывая абсолютное отсутствие опыта в подобном деле, Рику едва ли удавалось справляться с конем, который побежал маленьким улочкам, сворачивая везде, где видит поворот. Таким образом, по улицам города красовалась впечатляющая картина: бегущий конь с небольшой телегой сзади, в телеге Риккардо Оливейра, кое-как наловчившийся управлять конем, а вслед за тележкой кучка придурков, желающих поймать беглого пирата. Вокруг люди врассыпную, открывая дорогу телеге. Да, в этом городе этого человека запомнят надолго.
Ошалелый конь гонял вокруг одного квартала, а когда они в очередной раз проезжали мимо тюремного сарая, Риккардо пытался рассмотреть своего сокамерника, чуть притормозив, пока черти были далеко.
— Ты остаешься или едешь?! — крикнул Оливейра, сам не ведая что творит. Но каким-то образом надо попасть в порт или хотя бы до моря, дабы вплавь угрести отсюда. Он очень надеялся, что говоря это темной фигуре в стороне, не ошибся в том, КОМУ он это сказал.

0

8

Форум: Phoenix Lament
Текст заявки:
* Профессор Макгонагалл — не только опытный преподаватель (она работает в Хогвартсе с декабря 1956 года), но и могущественная волшебница. К примеру, она является зарегистрированным анимагом, т.е. может принимать облик животного, а именно: полосатой кошки с отметинами вокруг глаз.
* О том, какой была ее жизнь в детстве, юности и молодости, вы можете говорить сами то, что посчитаете нужным.
* Минерве 72 года. (мы учитываем это, потому что у нас уже была Минерва и это, на самом деле важно). Она училась в одно время с Лордом, Розмертой, Августой и Помоной Спраут. Помним о том, что в магическом мире возраст течет несколько иначе. И в свои года Минерва еще в самом расцвете сил.
* Есть информация на Поттеровики, вы в праве ее использовать, разве что есть некоторые нюансы, на которые стоит обратить внимание.
* Айдан - сын младшего брата Минервы - Роберта. Об этом они узнали только в апреле 1997 года. До этого их связывали дружеские, теплые отношения. Для Айдана Минерва непререкаемый авторитет. Он очень в ней нуждается и в ее советах.
* Ноэль и Скотт - сыновья старшего брата Минервы - Малкольма.
* В составе Ордена Минервапознакомилась с Аластором Грюмом, с которым сложилось как-то не сразу. С 1983 года Аластор и Минерва, которые до того момента вели себя, как два барана, наконец, признаются друг другу в своих чувствах, и дом Грюма становится живым и светлым, когда туда переселяется Минерва.
* Тот год, когда Аластор провел в сундуке, они здорово поругались, но важно ли это, если потом было примирение? После этого случая они решили не ругаться никогда. Оно того не стоит.
* В расхождении с каноном Аластор Грюм не умер во время операции "7 Поттеров" но числился погибшим несколько месяцев. Потом вышел на связь с Минервой и признался ей, что жив, а так же сделал предложение.
* Минерва находится в Хогвартсе и всеми силами пытается противостоять террору нового режима в Хогвартсе.
Ваш персонаж:
Айдан Дэллакэйппл - сын младшего из братьев Минервы, Роберта, пропавшего в попытке перелететь пролив между Британскими островами и материком. Амбициозный и довольно легкомысленный писатель-путешественник, ставший под руководством Минервы профессором Заклинаний.
Пример вашего поста:

Пример поста

На пасхальные каникулы студентов в Хогвартсе осталось еще больше, чем на рождественские. Оно и понятно, Айдан и Филиус обьявили, что дуэльный клуб продолжит свои занятия даже во время каникул. Неравнодушные студенты захотели остаться. Не Дэллакэйпплу их винить после того, что случилось в Хогсмиде. До сих пор не улеглись волнения и с поры по поводу случившегося. Чиновники из Министерства довольно часто появляются в стенах замка, задают неудобные вопросы, и многие приходят в дуэльный клуб, чтобы отвлечься.
Они решили, не показывать новых заклинаний, а отработать старые. И устроили самую настоящую дуэль, договорившись не поддаваться. Айдан знал, что его бывший декан превосходный дуэлянт, но и сам не уступал ему, особенно в защитных заклинаниях. А потом, будто выключили все звуки. Все до единого. Большой Зал покачнулся, заклинание Флитвика угодила аккурат ему в грудь, и Дэллакэйппл упал. Профессор склонился над своим учеником, но Айдан совершенно не слышал, что говорил малютка Флитвик. Дан смотрел в потолок, в небо, которое вдруг стало серым. Пугающе серым.
Ему не сразу удалось прийти в себя и хоть что-то ответить испуганным студентам и коллеге по цеху. Извинившись, Айдан отправился в свою комнату. Связь через камин не сработала, а совы возвращались без ответов. Писатель был сам не свой остаток дня и, что совсем не странно, не смог уснуть.
Лежа без сна почти до половины двенадцатого, Айдан решил, что не сможет больше находиться здесь, пока не узнает, что произошло и почему Лена не отвечает на письма. Быстро переодевшись, Айдан вышел из спальни. В голове возникли слова Грюма, который со всей свойственной ему резкостью и серьезностью заявил, что Айдану нельзя покидать замок в одиночку. Каждый раз, когда он это делает, с чем что-то происходит. Нельзя сказать, что аврор в отставке был не прав. Чего стоит его похищение и пытки в родительском доме. И это при том, что Дэллакэйппл скрыл факт встречи со Скэбиором в том году. Если Грюм узнал бы и об этом, то головы ему не сносить. Но пока хранителем ключей от его души является Минерва МакГонагалл, которая не имеет привычки рассказывать чужие тайны.
Переждав ворчавшего Филча, Айдан чувствовал, как сердце бешено стучит в грудной клетке. Ему было дурно, а главное, его стал захватывать страх. Необъяснимый, жгущий, и одновременно леденящий кровь. Он не помнил, чья сегодня очередь патрулировать замок, но очень надеялся пройти мимо авроров, к которым доверия стало еще меньше после событий в Хогсмиде, хотя лично Айдан их не винил. Они выполняли свои приказы.
Преодолев несколько лестниц, ведущих вниз, писатель осмотрительно огляделся по сторонам. Ему очень не хотелось вообще кого-то встретиться ночью, того же Слагхорна, который захотел бы пройтись ночью до теплиц мадам Спраут. Ему все равно пришлось б давать объяснения, почему он хочет покинуть замку, хотя это ему запрещено.
В коридорах первого этажа он настолько углубился в собственные мысли, что не успел сообразить, что слышит шаги. А когда до него дошло, было поздно прятаться. Кроме того, память угодливо подкинула, что дежурить сегодня должны МакГонагалл и Снейп. И еще не известно, кого хуже встретить в темном коридоре, когда стрелки часов перевалили за полночь. Конечно, Айдан не студент, и ему не нужно объясняться, почему он бродил по коридорам в такое время, но, тем не менее, неудобные вопросы от двух членов Ордена Феникса точно последуют.
Айдан прикинул, что если повезет, он успел бы добраться до дверей, и возможно, патрульный его бы не заметил. Но с его удачей и грацией, сделать это оказалось крайне сложно. Зацепившись мыском ботинка за ковер, Дан чуть не снес доспехи, стоявшие рядом. Вовремя поймал падающий шлем, водрузил его обратно, и уже почти добрался до дверей, когда его лицо осветил свет, исходящий от волшебной палочки. Нервно сглотнув, Айдан обернулся.
- Доброй ночи, Минерва, - все-таки, уже хорошо, что не Снейп. Держать дуэль язвительности у него не было настроения. Слишком бледный и взволнованный, Айдан вообще плохо соображал, что происходит.

Отредактировано Emissar (06-08-2018 17:24:25)

+2

9

Форум: Daily Prophet: Fear of the Dark
Текст заявки:

valentina belezza

http://i26.beon.ru/73/73/2767373/91/118317691/valentina.png

valentina belezza|rooney mara|natalie dormer|sarah bolger

Имя: Beatrice Robichaud|Беатрис Робишо
Возраст: 27-28
Чистота Крови: чистокровная

Сторона: нейтралитет
Занятость: владеет собственным бизнесом (возможно, связанным с ядами)|на ваш выбор

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ
the rolling stones - streets of love
hozier - take me to church

невероятный французский акцент; татуировки, сделанные в салоне Маркуса Скаррса, скрытые под манжетами изысканного платья; идеальная осанка и манеры; носить перчатки из-за нежелания касаться; не признавать горячих напитков - либо холодный чай, либо алкоголь; объехать половину Европы по-маггловски, автостопом - и думать, что, будь родители живы, они бы совершенно точно с ума сошли; гнаться за несбыточными - хотя кто знает? - мечтами; читать маггловские романы только на французском и вечно цитировать их; любить зиму и ненавидеть жару; говорить на двух языках и скрупулёзно учить ещё один; вырасти единственным ребёнком в семье и потерянно смотреть на колдографии семей, в которых - два и более ребёнка; прислушиваться к слухам и никогда не допускать пересудов о себе; знать о тёмной магии слишком много, но продолжать и дальше вчитываться в старые, потрёпанные книги; иметь знакомых во многих странах мира и, в принципе, отменно уметь налаживать контакты.

фактическая информация:
- закончила Шармбатон;
- родители были членами магического правительства (предположительно, далеко не последними людьми там);
- была помолвлена с Флинтом во время последнего года обучения и даже виделась с ним однажды, однако помолвка была расторгнута его отцом;
- после школы изначально пошла стажёром в правительство, однако через пару лет бросила работу и отправилась в путешествие по миру;
- через несколько лет перебралась в Англию и основала там свой бизнес благодаря материальной помощи от родителей;
- как выяснилось уже после - помощь была скорее приданным;
- насильно была выдана замуж за чистокровного мага;
- родители погибли через несколько месяцев после свадьбы дочери;
- с вышеупомянутым магом прожила после смерти родителей ещё пару месяцев, после чего подлила тому яд в кофе (или не в кофе, кто ж разберёт);
- обратилась за помощью в одно небезызвестное похоронное бюро, которое, помимо прочего, занимается ещё и устранением улик и прочими прелестями жизни и котором - как удачно, да - владеет бывший жених Беатрис.

у всех есть скелеты в шкафу, и Беатрис прекрасно это знает; можно сказать, она наслаждается той жизнью, которую ведёт втайне ото всех - набить очередную татуировку и аппарировать в разные города, а потом - проехать в фургоне, совсем как маггла, до Италии и провести выходные в столице, в лучшем номере; она не слишком-то заморачивается насчёт собственного происхождения и живёт ровно так, как хочет.
она не мечтала о школе и больше хотела остаться дома, изучать всё самостоятельно и с помощью родителей; однако ей было легко - даже слишком легко - влиться в новый коллектив.
Беатрис отлично знает, чего хочет от жизни - но это теперь, на 27-28 году жизни, а до этого - вечные метания, поиски себя и попытки устроиться хоть как-нибудь в жизни;
нейтрально относится к войне и к противоборствующим сторонам, однако, возможно, поддерживает идеалы ПС - несмотря на свою тесную и добровольную связь с миром магглов, считает их всё-таки второсортными - всё по заветам чистокровного семейства.
ей нравится управлять собственным бизнесом - впрочем, она всегда была крайне самостоятельной и независимой - и, чаще всего, делает закупки и непосредственно варит яды (в случае с именно этой направленностью) самостоятельно.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
Впервые Флинт и Беатрис увиделись на вечере в честь помолвки - первый тогда к своему великому стыду точно понял, что влюбился; после - не встречались до момента, когда Беатрис не понадобилась помощь в захоронении собственного мужа.
Предположительно, это отношения из разряда перехода подростковой лёгкой влюбленности в какое-то гораздо более глубокое чувство.
Кроме того, думается, может иметь место быть взаимное влияние друг на друга в плане позиции в войне.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
- имя и фамилия менябельны, внешность обсуждаема;
- гарантирована стабильная игра с постами в среднем в 6-8к символов, отвечаю в течение суток, при загруженности либо отъезде побеге из страны - в течение нескольких дней;
- ни в коем случае не привязываю к себе - персонаж легко вольётся в коллектив, точно будет, с кем сыграться, тем более, что народ на форуме очень активный;
- можем намутить подпольный бизнес с акциями вроде "купи с десяток ядов и получи гроб в подарок";
- а ещё потихонечку спиваться вместе.

Ваш персонаж: Себастьян Флинт, 28 лет, выпускник Слизерина, без_пяти_минут_Пожиратель, чистокровный гробовщик со стажем (владелец "E.L.M - волшебные похороны и бальзамирование") и прицепом в виде младшего брата-бунтаря 22 лет.
Пример вашего поста:

Пример поста

Родственники в ссоре - особенно в чистокровных семьях - это извечные противоречия, тянущиеся к сердцу - и от него, уже в обратную сторону - проводами; а ещё - колкие слова, и - именно о том, что ранит больнее всего, и это впивается в натянутые до предела нервы, выматывает; и в самом конце ты уже - перед собой только туман алкоголя и, может быть, ещё и сигарет видишь - не соображаешь, не хочешь соображать; и это кажется уже нескончаемым потоком, который льётся тёмной рекой - и не видно конца, и ты только надеешься, что за следующим-то изгибом будет только невесомое синее небо и простирающаяся до самого горизонта - а солнце переходит в облака слоями некрепкого коктейля алкогольного - пустошь, где ты можешь свалиться в полнейшем бессилии, где ты можешь прокричаться - неизвестно кому - но куда-то высоко-высоко, чтобы голос пронизывал воздух и чтобы застыл в невесомости хоть на долю секунды.
Он поднимает так и не оконченную бутылку с крышки гроба и выливает остатки в стакан из дорогущего стекла - зачем-то купленный с пару месяцев назад, то ли как дань традиционному снобизму и пафосу, который требует от тебя зарабатывать так много, чтобы можно было тратить и не видеть конца деньгам; то ли как поощрение самого себя - или попросту доказательство того, что ты не бедняк ничтожный, который вытряхивает из кошелька последний кнат, лишь бы учебник поддержанный купить в школу одному из своих многочисленных детей.
Глоток.
И ещё один.
Напиться - хотя это и вряд ли возможно уже - так, чтобы не думать о том, зачем - почему - всё это происходит, и почему они обсуждают сестру Эвана, и почему сам Себастьян влезает в их - только их! - недомолвки, но ведь откуда-то этот порыв исходит, откуда-то тянется тоненькой ниточкой мысль о том, что так надо и что это-то уж точно по-родственному, и потому это - от своей же никчемной, но такой нужной правильности - кажется единственно верным, таким, от чего не откажешься только по своей прихоти.
А ещё - в самом-то деле - у него внутри как будто бы что-то рухнуло, когда кузен сказал об этом первом - и уж точно не последнем, кажется - надломе в семье; и это - совсем как треснувшее зеркало, в которое смотришься - а оно тебя старит своей сеткой, рвёт на части и уродливо обратно собирает, но - лишь потому, что человек всегда соберется, что бы за удар это ни был.
Но - естественно - такое случится.
Не один раз.
Не два.
И вряд ли они уже будут так же сидеть в мастерской и - вполне - мирно говорить, так, чтобы слова с языка срывались и в поток бесконечный образовывались, и так, чтобы в этом потоке прослеживались и сомнения, и - даже - жалость, и чувство вины; но - точно будет - выкрик в пылу ссоры уже за закрытыми дверями об отречении от семьи, и уж точно будет и жесткий, яростный стук в двери с резными ручками, и будут - сначала безобидные - заклинания, выпущенные из палочки, которую ты так хорошо знаешь, и Флинт уже при этом никогда - но кто знает? - присутствовать не будет, у него - точно так же - будет рекой льющийся в стаканы алкоголь, прежде чем бросить в топку хранимые в кабинете в поместье письма, прежде чем аппарировать с громким, раскатом громовым вытянувшимся по залу, хлопком, прежде чем поднять голову - которая так невыносимо болит от спиртного, что нет совершенно никаких сил держаться прямо - и, сохраняя при этом совершенную, что удивительно, ясность мысли, начать разговором коротким, который - всё-таки - больше будет монологом; а потом - более чем вероятно - сказать - сухо, будто это просто приказ домовику обыденный - всего два слова.
Об этом совсем не хочется думать.
Не хочется даже допускать ни единой мысли о том, что придёт - если уже не пришло - время, когда в едва ли не каждой чистокровной семье на фамильных деревьях и - или - гобеленах появятся выжженные пятна взамен лиц и имён; и это, наверное, будет самым странным в этой войне, но - он прекрасно это осознаёт, в то же время - ещё и самым необходимым.
Вычистить род.
Избавиться от всего, что тянет назад.
И - дальше, в завтрашнем дне уже, с выцветшим взглядом и мутным пойлом в стакане - задыхаться от темноты поместья, в котором сидишь вечно один, вечно со взглядом исподлобья - таким, что, дай боже, и клиенты-то испугаться могли бы до приступа сердечного, если бы только они всё ещё были бы живы, успокой  - кто бы ты там ни был на небе - их души.
- Знаешь, мне почему-то кажется, что всё происходящее нас всех когда-нибудь убьёт, - и Флинт, невесело усмехнувшись, кивает головой в сторону улицы, уже несколько притихшей, как будто бы стараясь охватить этим весь масштаб надвигающейся войны - но, конечно, Лютный - это лишь малая часть, и все люди в нём - тоже малая часть убитых или тех, кто будет убивать: - Но не беспокойся, я постараюсь передать тебе все свои знания в этой области, пока ещё могу. В конце концов, не могу же я позволить своему многообещающему кузену травануться каким-нибудь чертовски хреновым алкоголем, - а здесь уже чуть потеплевшая улыбка, и её как будто бы вовсе нет, если бы не слегка заметное тепло ещё и во взгляде - всё-таки свою семью и всех - знакомых - многочисленных родственников он любит, а если не любит, так хотя бы смерти им не желает.
Он знает эту улыбку, это выражение лица - и, думается, всё это слишком - слишком! - уж хорошо знакомо всем, кто вырос в поместьях, тянущихся высотой своего готического - чаще всего - обрамления в высоту; кто научился пить выдержанное вино в возрасте лет этак пятнадцати; кто подчеркнуто вежливо обращается абсолютно со всеми - кроме грязнокровок, конечно, опять же - с тех самых пор, как впервые в свет вышел и понял - ещё не слишком хорошо, только, от силы, подсознательно, так, как это может только ребёнок осознать - что так только и можно вести себя, когда твоя фамилия входит в список двадцати восьми; кто слишком рано повзрослел, так и не окунувшись в мир детской, пустячной и наивной какой-то игры и у кого это самое неудавшееся - несбывшееся детство - с ранней же поры превратилось в сущую политику на начальной её ступени, выраженной во взглядах и нейтральных словах - и только по тону которых ты можешь сообразить об истинном их значении.
Но ему всё равно.
В конце концов, это же Эван.
- Когда я только начинал делать некоторые услуги, - Себастьян выделяет последнее слово, намекая на что-то загадочное и - как всегда - такое, от чего ощутимо несёт - именно несёт - могильным, трупным запахом: - Лорду и Пожирателям, то и сам не думал, что стану так хорошо разбираться в алкоголе, - не подначивает, но явно слегка посмеивается над родственником - но прекрасно знает по опыту своему, пусть ещё и не такому уж и большому - что когда-нибудь тот, даже выпив намного больше того, что они сегодня выпили, будет слишком хорошо скрывать свои эмоции от всех вокруг - даже от самого себя:- Знаешь, а я пока ведь даже не убивал никого, хотя и была возможность добить, когда... - морщится, как будто бы голову сдавило тисками, но не продолжает фразу, то ли потому, что воспоминания не слишком-то приятные подбираются, то ли потому, что это слишком уж личное и рассказать об этой близости к убийству - своему несостоявшемуся первому - он не может совершенно никому, даже родственнику: И не одна, я тебе так скажу. Но - нет. Уж лучше я буду сжигать мёртвых, мешать их прах друг с другом и навечно запечатывать в урны, - и это звучит как явный сарказм над собой и своей - слабостью? - неспособностью принести себя - свою душу - в жертву ради лучшего будущего, которое они всё равно построят для всех чистокровных.
Произнося всё это, он понимает - как и всегда, но теперь отчего-то с особой четкостью - что ему уж точно не всё равно, что за война надвигается - или уже идёт? - и что за поручения ему приходится выполнять в ночи, пока все мирно спят, потушив свет и оставив города, деревни и поместья в полной темноте; и он, думается, выполнил бы ещё не раз и не два то, что ему говорят - не только оттого, что всё это слишком уж напоминает его обыденную работу, но и потому, что он целиком и полностью, и это как паутина, которая тебя охватывает липким своим естеством и вырваться совершенно не даёт, разделяет идеалы Тёмного Лорда и готов пойти на что угодно, лишь бы те, кто в самом деле достоин, сохранили - и укрепили своё положения; но - в то же время - он так смертельно устал от тайных убийств, от яда в голосах вокруг - не только уж к нему обращённых, что хочется молча лечь на уже тёплую июньскую землю и смотреть в небо, по которому так плавно и преспокойно - словно войны и не существует в принципе как понятия такового - движутся облака.
- Да, тут, вроде бы, лежит мать, которую собственная дочь отравила. Та хотела денег, а получила не вовремя вернувшегося отца. Сам не знаю, почему он её сдал. Обычно же сам знаешь как всё происходит. Прописывают смерть от естественных причин и вот, наследник, ну или наследница, живёт и в ус не дует, - так равнодушно и устало уже, что - кажется - будто пустыня вокруг, и есть только вечный поток мертвецов, и сам он - как будто перевозчик, и - по взгляду часто видно - многим, видимо, кажется - а на деле, попросту надеются - что от него зависит всё "там", которое тянется белым сгустком света между жизнью и смертью, что он может дать жизнь - пусть другую, но всё же жизнь; и, помнится, ему было так неловко, так тошно от этого в самом начале работы - тогда ещё на отца, и от этого становилось всегда ещё более тоскливо, и казалось, будто он сам и не может ничего, и только и остаётся, что подачками родительскими довольствоваться невзначай и со взглядом потупленным - и тогда - как и сейчас, но сейчас его это совсем уж не волнует - родственники умерших смотрели так пристально, со слезами, что он будто бы смягчался - пусть и ненадолго, совсем каплю - и тут же тонул во всех этих сопливых и так не к месту проявляющихся чувствах, которых у человека в его-то сфере работы абсолютно и быть не должно.
Он кивает - коротко, но всё-таки чуть дёргано, так, что это-то и выдает его подлинные эмоции в этот самый момент - в ответ на слова кузена об уважении; и молчит - но это не кажется таким неловким, будто приклеенным наспех обрывком газеты в картину маслом всего окружающего - это совсем обычно, привычно и необходимо прямо сейчас, и он точно знает, что собеседник поймет - должен понять, отчего вся эта тишина звенящая.

И точно так же, молча и без особых эмоций, он аппарирует вслед за кузеном; и так же идёт за ним, окидывая взглядом фамильный особняк Розье, и в груди где-то барахтается беспомощное воспоминание о детстве - и чуть более позднем времени, которое отчего-то вспоминается с намного большим трудом, как будто все воспоминания о юношестве находятся за стеной пыли и мусора, от которого не избавится, который не отфильтровать, который так и будет кружить в голове до самой смерти - и Флинту с чего-то вдруг становится так непривычно идти по этим отлично знакомым коридорам - хоть он и был здесь не так уж и давно, но тогда - совсем по иной причине, а теперь как будто что-то изменилось, сломалось и обрушилось настоящей неотвратимостью прямо перед глазами.
Они останавливаются прямо перед дверью комнаты Катарины; и Флинт, в самом деле, даже немного удивлён собственным спокойствием - он-то подумал на какое-то мгновение, что напряжётся, что, в конец концов, будет чувствовать себя немного неуютно и беспокойно - но он же, всё-таки, уже через столько всего прошёл, что было бы попросту глупо, нелепо опасаться этого разговора - того, чем он может обернуться, того, чем может обернуться каждый всего-то лишь обычный разговор, а не война и вечные дуэли.
В конце-концов, это всего лишь очередная беседа.
Всего лишь его родственники.
Всего лишь попытка выяснить, что происходит.

+1

10

Форум: Daily Prophet: Fear of the Dark
Текст заявки:

Lucas Till \ Ansel Elgort \ Alexander Ludwig\ ваш выбор

Имя: Филипп* Эйвери;
Возраст: 18.08.1962, 17;
Чистота Крови: Чистокровный;

Сторона: Пожиратели Смерти;
Занятость: школьник, активности в школе на выбор игрока;

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ
Филипп Эйвери - средний ребенок в семье, хотя родился он всего на какие-то минуты раньше Элли. Это дает ему право считаться старшим и насмехаться, обычно не зло, над маленькой сестричкой, которая так много из себя строит. И все же при всем при этом Элисон в некотором роде заменила ему мать, которая умерла, когда двойняшкам было всего около года. И представления о женщине в доме у Филиппа построено именно вокруг сестры, а та, признаться, тот еще домашний деспот.
Филипп - типичный плохой мальчик, за которым бегают глупые девочки. Он спортивен и хорош собой, но при том жесток и непостоянен. На учебу среднему Эйвери глубоко плевать, и в школе он числится хулиганом и оболтусом. И хотя Фил неглуп, несколько раз он балансировал на грани вылета из Хогвартса за неуспеваемость. На этой почве у него порой случаются конфликты с отцом и старшим братом.
Несмотря на бахвальство, юноша трусоват. Ему нравится издеваться над тем, кто вряд ли даст сдачи. В детстве он ловил и убивал всякую мелкую живность. Впрочем, с людьми он старается сдерживать свой нрав и открыто ни над кем не издевается, но, как и сестра, ясно ощущает свое превосходство надо всеми за счет чистоты крови. И гордится этим.
Все остальное на усмотрение игрока.
ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
Элисон и Филипп родились друг за другом и всю жизнь повели бок о бок. Двойняшки, похожие и непохожие одновременно. У обоих упертый и взрывной характер. Иногда удивительно, как они не поубивали друг друга в детстве. Однако их отношения крепки: Элли всегда может положиться на Фила, а он на неё. Она доверяет ему и иногда сдерживает от глупых поступков.
Также Элли помогает брату в учебе, порой даже силой усаживая того за пыльные библиотечные книжки. Но Филипп с детства привык, что Элли командует, и слушается её, хоть и ворчит.
ДОПОЛНИТЕЛЬНО
В плане акционных персонажей я очень гибкая и обычно задаю примерный концепт, который хочу видеть, но не ставлю жестких рамок. Вы можете повернуть персонажа под себя как вам угодно, сохранив основное направление - Филипп гордый чистокровный мальчишка, далеко не пример для подражания, но имеющий за спиной отличную поддержку в виде дружной семьи. В частности сестры-двойняшки.
Внешность, имя - все это непринципиально для меня. Хотя если брат также будет блондином, как и моя Элли, будет отличненько :З
Обещаю не оставить без игры: есть задумки на личный сюжет, есть соигроки помимо меня.

Ваш персонаж: Элисон Эйвери, сестра-двойняшка, 17 лет, Слизерин. Придерживается взглядов ПС, но довольно лайтовенько.
Пример вашего поста:

Пример поста

Тяжелый школьный чемодан с глухим стуком упал на пол комнаты. Катрина поморщилась и тихонько закрыла дверь, словно опасаясь, что любой лишний звук привлечет в её комнату обитателей дома. А с ними девушка совершенно не хотела встречаться. Её бы воля, и она бы круглый год проводила в Хогвартсе. Но это, увы, было невозможно. Стоило семестру закончиться чередой экзаменов, как персей Розье прямым приказом велел дочери возвращаться домой. Она пыталась было отсрочить очную ставку с родными, прикрывшись визитом к подруге, но отец был неумолим. Так что на вокзале Кэт встретил их молчаливый домашний эльф Нибберс и сопроводил "юную хозяйку" в фамильный особняк. Но никто из семьи - ни отец, ни мать, ни брат - не вышли навстречу девушке, чтобы поздороваться. Это было тревожным звоночком, и все же Кэти была рада - она хваталась за эти минуты, как утопающий за соломинку.
Тяжело прислонившись спиной к двери, Катрина закрыла глаза и пару минут просто стояла, вдыхая знакомый запах комнаты. Здесь она выросла, и все же не любила это место. Поэтому комната не казалась жилой, хоть и была чистой до педантичности - благодаря Нибберсу, не Кэт.
- Дом милый дом, - с ноткой сарказма протянула девушка, вздохнула и с неохотой отлепилась о двери. Нужно было как-то занять себя, и она принялась распаковывать свои вещи. Действовать приходилось без магии, так что Кэт рассчитывала потратить эдак с часик на это дело. Если работать неспешно, то, может, выйдет занять себя и на полтора часа... Откинув крышку чемодана, Розье оглядела аккуратно сложенные стопки одежды и книг. черная ткань мантий с серебристо-зелеными вставками факультетских цветов терялись на фоне ярких обложек. Девушка провела пальцами по лежащим сверху учебникам. Травология и зельеварение - что может быть лучше для прилежной юной волшебницы из чистокровной семья? Но Катрина знала, что в глубине чемодана лежит еще одно издание, из-за которого Кэти и попала в опалу. "Быт и нравы британских магглов". Чтиво, подходящее только глупцам и грязнокровкам - так сказал Персей, когда Кэти, будучи до ужаса наивной, с восторгом не написала домой о своих впечатлениях о знакомстве с данным учебником и маггловедением как дисциплиной. "Я хотела бы узнать о них больше," - написала она тогда, - "Это так интересно!" Катрина поморщилась, как от зубной боли. Если бы она не была так беспечна, если бы ничего не сказала родителям о своем увлечении, сейчас все было бы куда проще.
Но к чему сейчас сожалеть о былом? Розье со вздохом убрала руку с книг и принялась вытаскивать из чемодана другие вещи.

+2

11

придержан

Форум: Semper. The fallen crowns
Текст заявки:
ВНЕШНОСТЬ: Benoni Loos
РОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: свободный журналист из Бельгии
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ПЕРСОНАЖЕ: в каждой бочке затычка, ей-Мерлин, ты - повсюду, впереди планеты всей! Очаровываешь старушек, спасаешь кошек, поспеваешь к детям с "Берти Боттс" за секунду до плача, пишешь броские цепляющие статейки в местные газеты, печатаешь брошюры и флаера, которые поднимают настроение угрюмым поствоенным британцам, самостоятельно разнося листовки по улицам. Мы с тобой познакомились во время моих странствий по Европе, несколько лет назад. А потом случайно столкнулись на перекрёстке. Давай теперь будем дружить :)
ОТ МЕНЯ: тёплое общение, пледик внимания, лёгкость, посты от 3к, 1 лицо, адекватность.
Ваш персонаж: Скорпиус Малфой, 30 лет, работает в Больнице Св. Мунго, в условиях современных реалий выступает против ПС.
Пример вашего поста:

Пример поста

Сначала в бездну свалился стул,
Первый, второй, третий, двадцатый и ещё хрен знает какой шаг даётся мне легко. Ватные ноги сами ведут в захолустный маггловский бар «Smoke Some Weed», замаскированный под магазин видеоигр и музыкальных пластинок - винтаж, чёрт бы его побрал. Силы мысли хватает только на беглые оценки окружающей действительности и себя: «Красный на светофоре – остановись», «Целуетесь? Да ебал я вашу одноразовую любовь», «Голова раскалывается» или вот, «Мне страшно закрывать глаза».
Сканер отпечатка пальца срабатывает быстро, и я знаю наверняка: когда дверь за мной захлопнется и я окажусь в задымлённом дурманном зале, больше ничто не будет происходить с такой скоростью. В замедленной съёмке, сделайте громче:
- Держи, бро, отдыхай, видок у тебя жесть, тяжёлая ночка, а? – в мою ладонь укладывается стандартный зип-пакет с игрушечными мишками на прозрачном полиэтилене, в котором точно не меньше пяти дорог. Когда детская непосредственность граничит со страшной зависимостью, от которой я избавился лишь на короткое время, я улыбаюсь. Растянуто – мысли плывут отсюда прямиком к прокручиванию сцен двухдневной давности. Боюсь пошевелиться.
На вопрос ничего не отвечаю, только спрашиваю:
- Кто на баре?
- Джуди, помнишь её? Да пооомнишь, конечно, не так давно же был, - хлопает по плечу. Его собранные в пучок на макушке чёрные афрокосички цепляют мой взгляд, и я уже не могу оторваться. После перерыва даже лёгкий запах травы мажет, а здесь  смог, точно что в Лондоне. Вот только состав другой, совсем не как в небе.
Сажусь на высокий стул у стойки, Жу мешает коктейли в шейкере, поглядывает на меня яркими глазами, которые в свете подвесных жёлтых ламп кажутся горящими, говорит что-то, жуя жвачку, но сквозь какофонию хаотичных размышлений, музыки и чужих голосов мне никак не разобрать её слов.
Десятисекундный таймлапс:
Сложенным вчетверо флаером из глянцевого картона три белоснежных столбика – и в путь. Наклониться, зажав одну ноздрю, с шумом вдохнуть. И так ещё дважды, по отточенной схеме. Этого достаточно, чтобы забыть.
Кто-то подхватывает меня под руку; мы на танцполе, конвульсивные движения опережают тело; волосы, мокрые от пота, липнут к лицу, пульс выше девяноста – проносится мимолётной догадкой, внутри абсолютная свобода. А вы говорите, магглы – не чудотворцы.
Я теряю себя. Я снова себя теряю и больше не пытаюсь спасти.

потом — упала кровать,
Воспоминания о прошедшей ночи врезаются в висок ржавым гвоздём, когда я сонно переворачиваюсь на бок, не решаясь распахнуть веки: не трудно догадаться, что меня ждёт. Я в чужой квартире, в обществе, которое всегда остаётся под текстом во всех рассказах. Вокруг меня на смятой постели лежат люди, чьи лица прибиты вчерашней тусовкой. Я скидываю с себя чужие руки, без разбора, приподнимаясь и опуская ноги на пол. Обшарпанные, где-то рваные обои, отвинченный с правой стороны карниз с тяжёлыми бордовыми шторами, запылённый ковёр, куда становятся подошвы моих ботинок. Шуми – не шуми, никто не проснётся после такого безумного отрыва даже под звуки разрушительного Бомбардо.
Подобие кухни; «аптечка», как это называют они, простые смертные, приветственно пыхает на меня серым невесомым облачком, и я пытаюсь отыскать в ней хоть какое-то обезболивающее только для успокоения совести. Мигрень в моём случае – чистая психосоматика. 
Знаю, что болеть не перестанет.

потом — мой стол. Я его столкнул
сам. Не хочу скрывать.

В место, по привычке называемое «домом», я не могу податься таким. Но не податься вообще – пойти на самоубийство: я.не.смогу.один. Не сейчас, я не вынесу этого говна без чьего-то участия, и пусть отец – худшая компания из всех вариантов, знание о том, что он рядом, будет тормозить меня. Поэтому приходится заглянуть на съёмную комнату в Лютном, чтобы искупаться, выбрать приличную одежду, выдохнуть и…
Я смотрю на себя в зеркало и вижу абсолютно уставшего человека. Однажды мне сказали, что у меня не по возрасту грустные глаза, и эти морщины, в уголках, - свидетели вечной грусти, не покидающей душу даже в моменты счастья.
Пишу письмо арендодателю с просьбой о встрече.
3.41 p.m.
Мой внешний вид приходит в привычную норму, а мистер Дэмпси приходит ко мне, стучит в дверь гулко, долго, видно, снова выпил.
- Я хочу расторгнуть договор аренды, мне срочно нужно уехать.
- Так выметайся, нечего мне тут голову морочить! – щетина на его дряблой коже и растянутая запятнанная майка под дутой курткой свидетельствуют о том, что мои галеоны спускаются на выпивку в первые несколько дней.
- Соберу вещи - ключ оставлю соседям, они передадут.
В кожаный рюкзак под чарами невидимого расширения отправляются все комплекты одежды, банки и склянки;
я разгребаю выдвижные ящики письменного стола, находя присланные и не отправленные письма, какие-то перья, колдовкладыши из конфетных пачек, сохранённые в надежде на смех в далёком будущем: приятно оглядываться на безмятежные воспоминания. Всё это летит в самовозгорающуюся коробку – там теперь сожжённые мосты. Делвиш и человек, с которым я когда-то хотел прожить всю жизнь. Обоих просрал. Теперь избавляюсь от доказательств.

Потом — учебник «Родная речь»,
фото, где вся моя семья.

Мама улыбается мне с колдографии в бумажнике, я смотрю на её точёное, красивое лицо, глаза, наполненные любовью: это Драко поймал момент и запечатлел его; и кажется, она вот-вот материализуется, предстанет предо мной, погладит по волосам ласково и скажет, как когда-то говорила: «Мой хороший Скорпи, скоро ночь сменится утром - и все печали уйдут, вот увидишь». Она всегда чувствовала меня, даже если я не рассказывал о своих тревогах, она была настоящей матерью, нежной и светлой. Но я никогда не понимал, что заставило её связать свою жизнь с мистером Малфоем-старшим. У нас не получалось сблизиться с ним, как бы мы ни старались, а может, в один момент оба опустили руки, приняв как данность факт взаимного душевного безразличия. То, что он упёк меня в маггловский наркодиспансер, ни разу не доказательство его любви. А осталась ли у меня семья, мистер Малфой-старший?

Потом четыре стены и печь.
Остались пальто и я.

Глядя на эту захолустную комнатушку, стоя в пороге, я смотрю сразу на всю свою жизнь, которая не стоит больше и ломаного гроша. Я сам обрёк себя на одиночество, сам сотворил воронку бездны, куда столкнул прошлую реальность.
Хлопок аппарации - и я на вокзале, в густой толпе вечно спешащих магглов. Их лица безэмоциональны, хладнокровны, взгляды устремлены вдаль – думают о делах ближайшего часа. Конец рабочего дня сулит им горячий вкусный ужин, встречу с родными и стандартный просмотр телешоу.
Я покупаю билет до Уилтшира и сажусь в вагон поезда, который унесёт меня в неизвестность.

Форум: Semper. The fallen crowns
Текст заявки:

ВНЕШНОСТЬ: Missy Rayder
ИМЯ: Michelle Gautier | Мишель Готье
РОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: волонтёр из Франции [Марсель]
ЧИСТОТА КРОВИ/РАСА: чистокровна
О НАС И О ТЕБЕ: ты - моя бывшая жена, мать наших общих детей; их двое, Жан-Поль и Лионель. Во Франции я провел достаточно много времени, там мы и познакомились, прожив вместе больше года. Наши романтические отношения не продлились долго в связи с тем, что в глубине души я любил совсем другого человека, и ты об этом знала. После отъезда я не перестал помогать вам финансово. Не знаю, считала ли ты меня мудаком, бросившим семью, но сказала, что понимаешь моё стремление развиваться в психологической отрасли, и отпустила в дальнейшие поездки без скандалов. Для меня ты - идеальная женщина, которая не врезается в мозг железным сверлом. С тобой можно говорить о чём угодно, нам до сих пор ужасно интересно вместе. Мы сохранили тепло и доверие.
На данный момент вы с мальчиками живёте в моей квартире в Косом переулке. Я часто остаюсь с вами на ночёвки, вместе мы ездим в Малфой Мэнор на общие выходные, и всё это - истинное счастье, греющее душу в поствоенное время. Я благодарен за твоё личное решение переехать в Британию. Останешься ли ты после завершения волонтёрской программы, мне неизвестно.
СВЯЗЬ: гостевая

вдохновение

http://s9.uploads.ru/gVTCh.jpg
http://sd.uploads.ru/ZgSUV.jpg
http://s8.uploads.ru/OZErj.jpg
http://s9.uploads.ru/d86Aq.jpg
http://sd.uploads.ru/iXG98.jpg
http://s5.uploads.ru/tOMcV.jpg
http://s5.uploads.ru/32ZUs.jpg

Ваш персонаж: Скорпиус Малфой, 30 лет, работает в Больнице Св. Мунго, в условиях современных реалий выступает против ПС.
Пример вашего поста:

Пример поста

Сначала в бездну свалился стул,
Первый, второй, третий, двадцатый и ещё хрен знает какой шаг даётся мне легко. Ватные ноги сами ведут в захолустный маггловский бар «Smoke Some Weed», замаскированный под магазин видеоигр и музыкальных пластинок - винтаж, чёрт бы его побрал. Силы мысли хватает только на беглые оценки окружающей действительности и себя: «Красный на светофоре – остановись», «Целуетесь? Да ебал я вашу одноразовую любовь», «Голова раскалывается» или вот, «Мне страшно закрывать глаза».
Сканер отпечатка пальца срабатывает быстро, и я знаю наверняка: когда дверь за мной захлопнется и я окажусь в задымлённом дурманном зале, больше ничто не будет происходить с такой скоростью. В замедленной съёмке, сделайте громче:
- Держи, бро, отдыхай, видок у тебя жесть, тяжёлая ночка, а? – в мою ладонь укладывается стандартный зип-пакет с игрушечными мишками на прозрачном полиэтилене, в котором точно не меньше пяти дорог. Когда детская непосредственность граничит со страшной зависимостью, от которой я избавился лишь на короткое время, я улыбаюсь. Растянуто – мысли плывут отсюда прямиком к прокручиванию сцен двухдневной давности. Боюсь пошевелиться.
На вопрос ничего не отвечаю, только спрашиваю:
- Кто на баре?
- Джуди, помнишь её? Да пооомнишь, конечно, не так давно же был, - хлопает по плечу. Его собранные в пучок на макушке чёрные афрокосички цепляют мой взгляд, и я уже не могу оторваться. После перерыва даже лёгкий запах травы мажет, а здесь  смог, точно что в Лондоне. Вот только состав другой, совсем не как в небе.
Сажусь на высокий стул у стойки, Жу мешает коктейли в шейкере, поглядывает на меня яркими глазами, которые в свете подвесных жёлтых ламп кажутся горящими, говорит что-то, жуя жвачку, но сквозь какофонию хаотичных размышлений, музыки и чужих голосов мне никак не разобрать её слов.
Десятисекундный таймлапс:
Сложенным вчетверо флаером из глянцевого картона три белоснежных столбика – и в путь. Наклониться, зажав одну ноздрю, с шумом вдохнуть. И так ещё дважды, по отточенной схеме. Этого достаточно, чтобы забыть.
Кто-то подхватывает меня под руку; мы на танцполе, конвульсивные движения опережают тело; волосы, мокрые от пота, липнут к лицу, пульс выше девяноста – проносится мимолётной догадкой, внутри абсолютная свобода. А вы говорите, магглы – не чудотворцы.
Я теряю себя. Я снова себя теряю и больше не пытаюсь спасти.

потом — упала кровать,
Воспоминания о прошедшей ночи врезаются в висок ржавым гвоздём, когда я сонно переворачиваюсь на бок, не решаясь распахнуть веки: не трудно догадаться, что меня ждёт. Я в чужой квартире, в обществе, которое всегда остаётся под текстом во всех рассказах. Вокруг меня на смятой постели лежат люди, чьи лица прибиты вчерашней тусовкой. Я скидываю с себя чужие руки, без разбора, приподнимаясь и опуская ноги на пол. Обшарпанные, где-то рваные обои, отвинченный с правой стороны карниз с тяжёлыми бордовыми шторами, запылённый ковёр, куда становятся подошвы моих ботинок. Шуми – не шуми, никто не проснётся после такого безумного отрыва даже под звуки разрушительного Бомбардо.
Подобие кухни; «аптечка», как это называют они, простые смертные, приветственно пыхает на меня серым невесомым облачком, и я пытаюсь отыскать в ней хоть какое-то обезболивающее только для успокоения совести. Мигрень в моём случае – чистая психосоматика. 
Знаю, что болеть не перестанет.

потом — мой стол. Я его столкнул
сам. Не хочу скрывать.

В место, по привычке называемое «домом», я не могу податься таким. Но не податься вообще – пойти на самоубийство: я.не.смогу.один. Не сейчас, я не вынесу этого говна без чьего-то участия, и пусть отец – худшая компания из всех вариантов, знание о том, что он рядом, будет тормозить меня. Поэтому приходится заглянуть на съёмную комнату в Лютном, чтобы искупаться, выбрать приличную одежду, выдохнуть и…
Я смотрю на себя в зеркало и вижу абсолютно уставшего человека. Однажды мне сказали, что у меня не по возрасту грустные глаза, и эти морщины, в уголках, - свидетели вечной грусти, не покидающей душу даже в моменты счастья.
Пишу письмо арендодателю с просьбой о встрече.
3.41 p.m.
Мой внешний вид приходит в привычную норму, а мистер Дэмпси приходит ко мне, стучит в дверь гулко, долго, видно, снова выпил.
- Я хочу расторгнуть договор аренды, мне срочно нужно уехать.
- Так выметайся, нечего мне тут голову морочить! – щетина на его дряблой коже и растянутая запятнанная майка под дутой курткой свидетельствуют о том, что мои галеоны спускаются на выпивку в первые несколько дней.
- Соберу вещи - ключ оставлю соседям, они передадут.
В кожаный рюкзак под чарами невидимого расширения отправляются все комплекты одежды, банки и склянки;
я разгребаю выдвижные ящики письменного стола, находя присланные и не отправленные письма, какие-то перья, колдовкладыши из конфетных пачек, сохранённые в надежде на смех в далёком будущем: приятно оглядываться на безмятежные воспоминания. Всё это летит в самовозгорающуюся коробку – там теперь сожжённые мосты. Делвиш и человек, с которым я когда-то хотел прожить всю жизнь. Обоих просрал. Теперь избавляюсь от доказательств.

Потом — учебник «Родная речь»,
фото, где вся моя семья.

Мама улыбается мне с колдографии в бумажнике, я смотрю на её точёное, красивое лицо, глаза, наполненные любовью: это Драко поймал момент и запечатлел его; и кажется, она вот-вот материализуется, предстанет предо мной, погладит по волосам ласково и скажет, как когда-то говорила: «Мой хороший Скорпи, скоро ночь сменится утром - и все печали уйдут, вот увидишь». Она всегда чувствовала меня, даже если я не рассказывал о своих тревогах, она была настоящей матерью, нежной и светлой. Но я никогда не понимал, что заставило её связать свою жизнь с мистером Малфоем-старшим. У нас не получалось сблизиться с ним, как бы мы ни старались, а может, в один момент оба опустили руки, приняв как данность факт взаимного душевного безразличия. То, что он упёк меня в маггловский наркодиспансер, ни разу не доказательство его любви. А осталась ли у меня семья, мистер Малфой-старший?

Потом четыре стены и печь.
Остались пальто и я.

Глядя на эту захолустную комнатушку, стоя в пороге, я смотрю сразу на всю свою жизнь, которая не стоит больше и ломаного гроша. Я сам обрёк себя на одиночество, сам сотворил воронку бездны, куда столкнул прошлую реальность.
Хлопок аппарации - и я на вокзале, в густой толпе вечно спешащих магглов. Их лица безэмоциональны, хладнокровны, взгляды устремлены вдаль – думают о делах ближайшего часа. Конец рабочего дня сулит им горячий вкусный ужин, встречу с родными и стандартный просмотр телешоу.
Я покупаю билет до Уилтшира и сажусь в вагон поезда, который унесёт меня в неизвестность.

Отредактировано изумрудный (31-08-2018 16:24:30)

0

12

Поднимаю
Форум: the daily prophet: fear of the dark
Текст заявки:

http://s8.uploads.ru/ZiS1w.jpg
IWAN RHEON

Имя: Atticus Bletchley. Персонаж упоминался в квестах, поэтому желательно его не менять.
Возраст: Не младше 21.
Чистота Крови: Чистокровен или полукровка

Сторона: Пожиратели Смерти
Занятость: Он может быть совладельцем какого-нибудь магазина в Лютном или Косом переулке. Или работать в Министерстве Магии.

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ
Аттикус - волшебник, полный безумия. Наверное, среди Пожирателей он будет самым, шебуршным, если так можно сказать. Он всегда впереди всех остальных, если дело касается убийств или сеяния хаоса. Он не просто так именует себя Пожирателем смерти. Он на самом деле всем этим упивается. Он смеется, когда убивает, смеется, когда рушит очередное здание или устраивает поджог. Но не смотря на это, Блетчли полностью предан Темному Лорду и сделает все, только бы угодить ему. Я вижу, что Аттикус рос в семье среднего достатка. Не слишком известные, не слишком богатые. И именно это подстегивает его делать больше, чем остальные, казаться намного лучше, чем он есть на самом деле. Могу предложить вариант, что Блетчли недавно потерял родителей и в Волдеморте он видит своего отца, человека, который будет его опекать. В общем, для меня этот маг - букет разных психических расстройств.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
Не скажу, что они с Эваном друзья, и, возможно, Аттикус в школе хотел быть среди чистокровных волшебников, быть престижнее. Думаю, что первое время Розье даже мог всем этим пользоваться какое-то время, а потом увидел хоть и не совсем стабильного, но хорошего товарища. И именно с подачи Эвана и Натаниэля Блетчли стал Пожирателем. Потому что они увидели, что в нем, не смотря на явное безумство, есть то, что нужно Темному Лорду.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Не сильно важно, от какого лица вы пишете. Было бы здорово, чтобы активность была не менее поста в неделю. Я с Нейтом обеспечу игрой, графикой, общением и кучей задумок.
Я с радостью приму другие варианты по био, внешности. Нельзя лишь менять безумный характер и совсем нежелательно имя, так как персонаж уже упоминался в сюжете.
И, касательно сюжета, у нас на него огромные планы и я могу рассказать о них при личном обсуждении персонажа. Ну и, прошу, будьте самостоятельными. Мы в силах обеспечить активной игрой, но не хотелось бы, чтобы игрок висел на шее. Развивайте персонажа!

Ваш персонаж: Эван Розье, 22 года, работник Министерства Магии, Пожиратель смерти. Имеет младшую сестру Катрин, которая идет против семейных устоев (есть на форуме)
Пример вашего поста: http://cruciatuscurse.rusff.ru/viewtopi … 232#p11195

0

13

Форум: Enigma
Текст заявки:

gif-анимация запрещена
Dylan O'Brien

Имя, возраст: у меня в анкете прописан как Лео (Леонард), фамилия на ваш выбор
Род деятельности: студент Рейвенкло, игрок в квиддич
Чистота крови: полукровка
Лояльность: Рейвенкло (возможно ОД)

Я знакома с тобой большую часть своей жизни. Наши дома в Лондоне находятся по соседству, и ты был очень частым гостем в доме МакКиннонов. Знаешь, я никогда не воспринимала тебя всерьез, даже не знала что ты волшебник.
Мы уехали, когда моя магия начала доставлять неудобства и стала угрозой раскрытия для окружающих. Мы уехали. В Ирландию. Там же я получила свое письмо. Мы ровесники и прибыли в школу вместе, в одном поезде, но я тебя просто не узнала. Дети растут быстро.
Узнала правду я только на четвертом курсе. Я была только рада, что есть еще один человек, с которым я могу говорить о привычной мне маггловской жизни.
Лео – человек очень активный, шумный. С учебой у него не всегда все гладко, но он просто чертовски умен. Не постесняюсь в выражениях, но этот неуклюжий парень самый эрудированный человек из моих ровесников. Сразу, после Гермионы, разумеется. Рекордсмен по попаданиям в неприятности настолько, что перемыл каждую пробирку в кабинете зельеварения. На первый взгляд может показаться очень язвительным человеком, но такое уж у него специфическое чувство юмора, особо же любим сарказм. Это происходит непроизвольно, да и обидеть никого он не хочет, но, слово – не воробей, как говорится и эта его особенность только добавляет наказаний после уроков. На самом деле очень добрый парень, готовый помочь даже «мерзким слизеринцам» если очень нужно.

Скорее легкий набросок персонажа, но считаю, что так даже лучше. Все что для меня важно — расписано сверху) Био полностью оставляю на вас) Это заявка в пару, так что я ооочень жду моего рейвенкловца.

Ваш персонаж: Elle McKinnon, 17 лет, Слизерин, 6 курс. Придерживается нейтралитета, чистокровна.
Пример вашего поста:

Пример поста

Тяжело вздохнув, девушка уселась на пол, перед этим заботливо свернув мантию и положив под попу. Как бы и тепло и мягенько. Если уж пить, то с комфортом, так ведь? Из кармана она выудила увесистую и еще не распечатанную бутылку Maker’s Mark 1960 года, которую сперла из запасов отца. Вот и заклятие незримого расширения пригодилось. Теперь все самое ценное и необходимое приходилось носить с собой.
Откупорить крышку пришлось с помощью волшебной палочки, было даже немного жаль портить такую красоту. Сделав глубокий вдох, слизеринка наконец сделала щедрый глоток. Горло и рот обожгло, и первым рефлексом было немедленно выплюнуть бяку, но рыжеволосая упрямо сделала еще один глоток. Чувствуя тепло разливающееся внутри, МакКиннон устало откинулась спиной о каменную стену Астрономической башни. Тут было пусто, студенты редко сюда захаживали, разве что на свиданки бегали, но сегодня Эль видимо везло. Наконец-то, хотя бы в такой мелочи. Отсюда открывался просто великолепный вид, если бы не облака, она смогла бы увидеть и тысячи ярких звезд, которыми сейчас усыпано небо.
Эль вовсе не жалела о своем поступке. Даже если бы у нее был маховик времени, чтобы вернуться назад, она ничего не стала бы менять. Возможно, вырасти она в магическом Лондоне, то была бы прямо как Панси. Честно говоря, МакКиннон ею восхищалась. На самом деле Паркинсон очень приятная девушка, когда не поливает кого-то грязью, или не мечтает вслух о групповом сожжении на костре Поттера и Ко. Поражало, что о том, какая она на самом деле, знали люди, которых можно пересчитать по пальцам одной руки. Ну, если уж совсем не привирать, пусть будет: по пальцам двух рук.
Эль скучала по ней. Было невыносимо ощущать ее взгляд словно нож в своей спине. Холодный, колючий слизеринский взгляд. Впервые на Эль так смотрели, и это было тяжело. Ее не очень-то волновали косые взгляды и шепот за спиной остальных, она просто игнорировала это. Так как всеобщий бойкот с перерывами на оскорбления не возымел должного эффекта, травля перешла на новый уровень. Последней каплей стала изрезанная одежда, разбросанная по комнате. Тогда МакКиннон поняла, что близка к срыву. Пока на нее никто не обращал внимания, она выскользнула из гостиной, и осторожно выбравшись из подземелья, пришла сюда.
Ветер приятно обдувал лицо, и девушка прикрыла глаза, наслаждаясь тишиной и легким опьянением. Абсолютно не хотелось думать о завтрашнем дне, к которому она не готова, от слова «совсем». Не хотелось думать, что ждет ее в ближайшем будущем, учитывая возвращение Темного Лорда… Не хотелось, но думалось. Шмыгнув носом, Эль отпила еще из бутылки и открыла глаза, осматривая обстановку вокруг себя. Такое родное и одновременно чужое место… Внезапно со стороны лестницы раздались тихие шаги, и слизеринка резко повернулась на шум. Про себя она молилась, чтобы этот кто-то либо прошел мимо, либо оказался не с ее факультета. На сегодня лимит терпения превышен.
Из тени как всегда вальяжной походкой вышел Драко. МакКиннон уставилась на него, будто парень и не настоящий вовсе. Они ведь неплохо ладили раньше, но после всего случившегося, даже ни разу не заговорили друг с другом. Малфой остановился, просто смотря на сидящую с бутылкой в руках предательницу крови. Из-за отсутствия какого-либо источника света, Эль не могла разглядеть его глаза, только отливающие платиной волосы, и от этого человека она ничего хорошего не ждала уж точно. Но, Драко молчал, что начинало напрягать.
- Решил внести свою лепту во всеобщее веселье? – Это уже говорила одна третья бутылки, которую МакКиннон успела приговорить. На трезвую голову она вряд ли сказала бы что-то подобное, но это, конечно же, не значит, что не думала бы. Она смотрела ориентировочно в глаза Драко, хоть ничего и не видела. – Я морально измотана, так что давай, скажи мне пару-тройку мерзостей и уходи. – Она, наконец, перестала пытаться высмотреть серые глаза и демонстративно сделала пару глотков. Казалось бы, что ей его слова? После всего того, что она слышала о себе каждый день, больнее уже не станет (нет).

0

14

Форум: Semper. The fallen crowns
Текст заявки: Ты чувствуешь себя виноватым, когда покидаешь мою убогую квартиру. Чувство вины пропитывает тебя насквозь, пока ты стоишь на пороге и мнешь в кулаках несказанные обрывки слов. Признаний? Упреков? Извинений? Обвинений? Ты проглатываешь их все с невероятным трудом, бросая на тумбочку у входа галлеоны. "До следующего раза" - ты шепчешь, а я даже не оборачиваюсь, продолжая лежать на жестком матрасе, брошенном на пол. И к чувству вины примешивается злость. На кого ты злишься? На меня? Потому что я не бегу за тобой, не заламываю руки, не умоляю тебя остаться еще на час, еще на минуту, забыв о ней? Или на себя, потому что ты хочешь, чтобы я побежал за тобой следом, ведь у тебя наготове уже есть холодные слова отказа. Они скребут у тебя в горле, раздирают его чуть ли не до крови, отчего ты срываешься на кашель, прикрывая рот перчаткой, пока сбегаешь по грязной лестнице прочь от меня, от запахов, заполонивших мою тесную квартиру, от грехопадения, и этого едкого чувства вины. Ты не хотел, чтобы все обернулось таким ужасающим образом. Ты ведь думал о совсем ином, когда затевал эту маленькую интрижку. Сперва ты просто хотел отвлечься от болезни своей жены, потому что устал, потому что изнемог от бесчувствия и снова хотел ощутить жизнь и эмоции. Потом, когда тебе стало известно чуть больше правды, чем мне хотелось бы, ты решил наказать меня - за свою дочь, увязшую в наркотических фантазиях, за свою жену, которой не становится лучше, за всех остальных пациентов, которых я лишаю права выжить. А что же теперь? Чем ты обманешь себя завтра? 
Ваш персонаж:

Луи Уизли, 24 года

Родиться в этой семье было самой большой ошибкой. Я ненавижу Уизли!
Громыхнув грязными тарелками, сваливая их в раковину, забитую скопившимися в течение недели остатками еды, Луи шмыгнул носом, мазнув взглядом по серости Лондона, выглядывающую через потянутое грязью и мыльными разводами окно его квартиры. Прикусив потрескавшиеся губы и опустив голову, Луи без особого энтузиазма посмотрел на тарелки с каплями жира и моющего средства.
Его первое осознанное воспоминание тоже пахло мылом и остатками еды. В нем смутно различалась фигура матери, его дорогой, обожаемой и любимой матери, стоящей на кухне и ловким движением волшебной палочки очищающей горы тарелок от растекающегося пюре из брокколи. Луи с первых дней его жизни до той ссоры нравилось наблюдать за матерью, нравилось ходить за ней, крепко держаться за край ее юбки пальцам, зарываться в теплые и нежные ладони носом, чувствовать, как она перебирает его спутавшиеся волосы пальцами и улыбаться, счастливо и искренне, не обращая внимания на обидное "маменькин сынок", пропеваемое сестрами на разные мелодии. Ему было все равно: кто и что думает - пока он может любить ее, пока может быть ее "mon cher fils", пока он способен радовать ее и вызывать улыбку. Для Луи не существовало более страшного наказания, чем видеть разочарование, грусть и беззвучную боль в глазах своей дорогой maman. И все же тогда, теперь казалось, что почти целую вечность назад, он заставил ее побледнеть как полотно. Зажмурившись, чтобы спрятаться за резью глаз от своего подобия жизни, Луи вернулся в прошлое. Все дальше и дальше в воспоминания.
Ему было три или четыре года, "Ракушка" была залита солнечным светом, в которым было приятно купаться, подставляя солнечным потоком лицо, рядом играла музыка, путающаяся в воспоминаниях с голосами, так что сейчас Луи было трудно сказать: кто именно говорили голос из радио или отец, стоящий неподалеку. Если maman Луи любил всей своей душой, то père не вызывал в нем столь трепетных чувств. Даже тогда в далеком детстве Луи не испытывал ничего, кроме страха, когда отец брал его на руки и, пытаясь развеселить, принимался кружить по комнате. В моменты подобных игр Луи начинал кричать резанной свиньей, пока не оказывался в объятьях матери, крепко сжимая ее светлые пряди своими тогда еще маленькими, но уже цепкими ручонками. Нет, Луи не ненавидел своего отца и не боялся его, он знал, что père любит его ничуть не меньше, чем мама, и сам любил его, но они никак не могли понять друг друга, словно между ними была звуконепроницаемая стена, которую невозможно было разбить ни одним заклинанием мира. И все же Луи любил своего отца и почти не лукавил, когда на вопрос: "кого ты больше любишь: маму или папу?" - отвечал, потупившись в пол "не знаю. Обоих". Это был не совсем честный, но правильный ответ, который должен был сказать cher fils. Луи никогда не хотел обижать мать, но даже в детстве его нежная привязанность к матери граничила с поистине ослиным упрямством и нежеланием смириться с тем, что мир не вертится вокруг него одного. Он всегда был упрям как стадо ослов, и если в детстве это стадо не превышало парочки молодых ослят, то со временем ослиное поголовье упрямства Луи перевалило за десяток мулов. Желая что-то, Луи превращал свое "хочу" в идею фикс и не успокаивался, пока не добивался своего. Первое самое сильное, самое жгучее желание появилось в возрасте семи лет, когда он впервые услышал бархатное пение скрипки и захотел ее себе. Еще никогда и ничего за все свои семь лет жизни Луи ничего так сильно не хотел - перед этим желанием померкло все, даже извечное соперничество за внимание с Доминик и Мари-Виктюар. И это желание было удовлетворенно. Если бы тогда, в семь лет, Луи мог точно описать свои чувства, то он говорил бы без умолку, но будучи всего лишь ребенком он высказывал свою искреннюю признательность поцелуями и обещаниями никогда-никогда не забрасывать скрипку и стать лучшим в мире музыкантом.
Лучший в мире музыкант, развернувшись на пятках, сверкнув в полумраке порванным в области большого пальца носком, рухнул на скрипучий старостью диван, закрывая лицо руками. От его ладоней пахло больницей. Отвратительный запах никак не удавалось стереть. Руки Луи были стерты в кровь от чрезмерной привязанности к мылу и все-таки это ничуть не помогало. Запах никуда не желал исчезать. А еще этот пустой желудок! Голодное брюхо настырно и жалобно урчало, напоминая о тех временах, когда он вообще не знал, что можно быть голодным. До того момента, пока Луи не начал жить самостоятельно, он не знал ни что такое голод, ни что такое порванные носки и счета за воду. И под гнетом этих, казалось бы, неважных, совсем даже негениальных проблем распались мечты о славе, величии и прочей ерунде, о которой ему не стоило думать, по мнению, кого-то из многочисленных родственников. Этим себя не прокормишь. Кто бы мог подумать, что старшие порой оказываются правы.
С трудом разомкнув опухшие веки, Луи посмотрел на дальний угол, где лежала скрипка. Она взирала на него с немым, но явственным укором. Он не был ни в чем виноват! Луи застонал, переворачиваясь на живот и утыкаясь лицом в подушку. Как давно он уже не играл? Помнят ли его теперь так часто дрожащие пальцы, как нужно держать смычок? Сумел бы он извлечь этими одеревеневшими культями хоть что-то, кроме того кошачьего завывания, которым заполнил комнату месяц назад. Первая попытка сыграть на скрипке, спустя почти целую вечность длинною в пять лет, закончилась истерикой. А ведь ему так нравилось учиться музыке. Ему вообще нравилось учиться, и это сыграло с ним злую шутку. Луи с детства нравилось впитывать знания, не только полезные, если уж на то пошло. Он бегло понимал французский и куда больше чем разговаривать на нем, Луи нравилось его слушать и... Ругаться на нем, любое бранное слово звучало куда лучше, если оно было сказано на французском.
Ожидание учебы в Хогвартсе было мучительно и приятно одновременно. Луи хорошо помнил то последнее лето перед школой, которое он чуть не потратил у дежурства перед окном, чтобы не пропустить сову с письмом. Все в "Ракушке" были уверены, что сова прилетит, и только сам Луи, несмотря на беспечное "да, конечно", ужасно волновался, что оно не придет. И что же тогда? В своем стремление выделиться, Луи не хотел выделяться "так". Но вопреки всем его страхам, сова прилетела. И это был второй самый счастливый день в его жизни. Трясущимися от нетерпения руками, разрывая конверт, боясь порвать письмо, Луи искренне надеялся, что его сердце не выскочит через глотку наружу. Когда же с конвертом было покончено, самым жестоким и несправедливым образом, Луи громко зачитал вслух содержимое письмо. Ему было плевать, что Доминик и Мари когда-то пришли точно такие же, это было его письмо! Если бы тогда в одиннадцать лет Луи знал, что именно значит "пьянеть", то именно так он описал бы свое состояние, когда через несколько дней после получения письма они отправились за покупками в Косой переулок. Новые книги, мантия, необходимые школьные принадлежности и самое главное - волшебная палочка. В тот момент, когда она, единственная и только для него, была найдена, Луи был готов умереть от счастья. Ему не терпелось начать учебу, но это значило уехать из дома. И когда понимание этого дошло до светлой макушки, Луи растерялся, и его счастье померкло перед осознанием разлуки, даже несмотря на то, что ему обещали писать каждую неделю. На вокзале, боясь, что кто-нибудь увидит его невольно выступившие на глазах слезы, Луи позволил себе на короткий миг прижаться к рукам матери, а потом поспешно юркнул в вагон, на ходу по дурной привычке шмыгая носом и вытирая глаза тыльной стороной ладони. Как бы Луи не любил шум и нарушение своего личного пространства, в тот день он был рад тому, что поезд был переполнен такими же оторвавшимися от родителей детьми.
Заставив себя сесть, а затем встать с дивана, Луи подошел к столу, на котором причудливым отрядом выстроились колбы, пробирки, небольшие котлы и спиртовки. Одни были совсем пусты, в других что-то едва заметно булькало и пузырилось. Прекрасное расточительство знаний. А как их еще использовать, когда весь мир рушится и земля трещит под ногами. К чему знания, если их нельзя продать за еще один день жизни? Луи взмахнул палочкой, наблюдая за тем, как по бурлящей жидкости пошли круги. А ведь в тот день, сидя на табурете с надвинутой на глаза Распределительной Шляпой, он вряд ли мог бы подумать, что кончит именно так. Ему тогда было до ужаса страшно и было по сути все равно куда его распределят, лишь бы уже распределили - ожидание было мучительно. Луи никогда не отличался особой терпеливостью, всегда куда-то мчался, торопился, хватал все на бегу, будто боясь не успеть, словно у него катастрофически мало времени.
Вердикт шляпы прозвучал будто через толстый слой ваты, Луи не сразу понял, что все закончилось, и он может идти к радостно приветствующему его столу с сине-белыми галстуками. Рейвенкло. Он проговорил это про себя тихо, едва шевеля губами и чуть улыбаясь. Учеба захлестнула его с головой. Книги, знания, взлеты и падения - это все было невероятно прекрасно. Луи буквально захлебывался всем тем, что ему мог дать Хогвартс и его библиотека. Если бы только не эти дурацкие полеты на метле! Физическая подготовка никогда не была сильной стороной Луи, ни черта не понимающего в полетах, прыжках и драках, но зато отлично умеющего давать ехидные комментарии в те моменты, когда его не спрашивали, и быстро бегать. Луи не был трусом. Он просто был разумным скрипачом, берегущим свои руки и не умеющим вовремя затыкаться. Со временем список нелюбимых предметов пополнили травология и история магия, трансфигурация так навсегда и осталась для Луи в подвешенном состоянии, в то время как зельеваренье и древние руны навсегда покорили его сердце, несмотря на то, что при изучении рун Луи был слишком нетерпелив и порой упускал важное из целой картины. Любимые предметы, нелюбимые - это деление не имело значение, когда к Луи подходили с просьбой написать реферат или выполнить домашние задание. Луи с удовольствием соглашался - деньги никогда не бывают лишними.
Его футляр для скрипки лежал здесь же на столе, теперь его заполняли пузырьки и склянки с мутноватой жидкостью, способной облегчить боль, подарить забвение и, если перестараться, смерть. Столь трепетно хранимый и оберегаемый футляр... Годы его не пощадили. Местами он был потрепан, кое-где порван и неумело залатан. Поддавшись вперед, Луи осторожно погладил его подушечками пальцев, возвращаясь в воспоминаниях в тот вечер.
Тогда он с такой же нежностью наглаживал наполированный футляр, чтобы, спустившись в комнату, радостно известить родителей, что он собирается в Париж, поступать в консерваторию. До того момента разговор на данную тему поднимался несколько раз, и каждый раз он неизменно и ловко сводился на нет. Теперь же Луи собирался довести все до конца. До победного конца, который закончится его поездкой в Париж вместе с месье Жюстином, назвавшимся одним из преподавателей консерватории, а на деле оказавшийся всего лишь проходимцем. Но, увы, Луи узнал об этом слишком поздно, хотя в тот злополучный вечер в "Ракушке" отец, умеющий разбираться в людях, пытался его предупредить об этом. Вот только Луи не желал слушать. Он грезил Парижем. Славой. Хотя никогда не был виртуозным скрипачом. Он был хорошим техником и амбициозным идиотом, не желающим прислушиваться к дельным советам, пророчащим ему будущее преподавателя. Закипая от злости все сильнее, с каждым сказанным отцом словом крепче сжимая ручку футляра, хранившего одно из его двух сокровищ, Луи не выдержал обидных и справедливых слов: "ты хорошо играешь, но в Париже таких много, и этим не заработать" - и тогда он сказал те злые, страшные и жестокие слова, которых испугался сам и о которых потом жалел, глубоко в душе, не признаваясь даже самому себе. Он сказал: "Это неправда! Ты ни черта не понимаешь. Ты рассуждаешь, как тупой обыватель, ограниченный идиот, как все Уизли. Ненавижу это место. Ненавижу быть Уизли. Je déteste..." - и тогда отец впервые его ударил. С силой, наотмашь, по щеке, после чего вышел из комнаты, а Луи перевел взгляд на мать, желая отыскать в ней поддержку, утешение, но она не смотрела на него. Ее лицо было бледнее мела, а красивые губы были сжаты в тонкую полоску, и, не выдержав стыда, Луи, подхватив вещи, выбежал из дома. Он замер на крыльце, захлопнув за собой дверь, изо всех сил пытаясь оправдаться перед своей совесть. Гордость взяла вверх, и он пошел прочь, не оборачиваясь, чтобы спустя несколько дней оказаться на улице без денег, со скрипкой, остатками вещей, волшебной палочкой и до конца раздавленным самолюбием обманщиком месье Жюстином, которого, наверное, так и не звали вовсе. Гордость толкнувшая его тогда уйти из дома, не дала Луи вернуться обратно.
С того дня прошлого уже шесть лет. Он так ни разу и не предпринял попытки связаться с кем-то из семьи. Сперва не позволяла гордость, затем стыд, а после война. Теперь же Луи не был уверен, что его узнает родная мать, даже встретившись с ним на улице. Он осунулся, побледнел, его ладони покрывали незаживающие ссадины и зудящее раздражение, пальцы сковывали периодические судороги из-за злоупотребления нечистых наркотиков - побочное действие, от которого ему никак не удавалось избавиться. Еще и лекарств в Мунго с каждым днем становилось все меньше, а нуждающихся в них все больше. Луи не испытывал угрызения совести, воруя препараты ни сейчас, ни пять лет назад, когда, проработав санитаром полгода, нашел себе - не без посторонней помощи - дополнительный заработок.  Но он испытывал страх быть пойманным. Что будет, если однажды его поймают за руку? Азкабан? Но ведь есть люди и похуже него. Те, по чьей вине Англия погрязла в нищете и ущербности. А он просто пытается выжить.

Пример вашего поста:

Пример поста

Собрав вещи, Луи окинул комнату прощально беглым взглядом, отчасти для того, чтобы убедиться, что ничего не забыл, отчасти от невольно нахлынувших воспоминаний, приправленных горьковатыми нотами ностальгии. Подхватив дорожный чемодан и бережно прижав скрипку, спрятанную в футляр к груди, Луи вышел из комнаты, впервые за восемнадцать лет оставив ее открытой. Спускаясь по лестнице и прислушиваясь к голосам родителям, Луи снова и вновь прокручивал в голове свои, несомненно, весомые аргументы и доводы в пользу поездки в Париж. В голове речь казался красивой, правильной, выверенной до последней мысленной запятой, но стоило ему спуститься в гостиную, как все тут же спуталось, словно ворвавшийся через открытое окно ветер залетел к нему в голову и перепутал все тщательно собранные листы-доводов за продолжение обучения во Франции. Несколько томительно долгих минут, вовремя которых Луи пытался успокоиться, стараясь не обращать внимания на удивленный взгляд матери, вцепившийся в собранный чемодан, поставленный у порога, казалось тянулись целую вечность. Натянуто улыбнувшись, Луи попытался бросить небрежное "привет", но его голос отдал фальцетом, и младший из Уизли замолчал, отчаянно пытаясь сосредоточиться на подготовленной речи, теребя пальцами край рубашки. Все оказалось куда сложнее, чем он себе представлял. И растерянное лицо матери, и строгое лицо отца, скрывающего волнение. И почему они на него так смотрят? Разве он не говорил им об этом раньше? Конечно, говорил! Но они всегда считали за лучшее перевести тему разговора. Настроив свои нервы, Луи попробовал сыграть свою партию дальше, уже не фальшивя.
-Я уезжаю. Месье  Жюстин сказал, что нужно поторопиться, если я действительно хочу поступить в консерваторию. Я... - Луи осекся, поймав на себе взгляд матери, наконец-то переставшей сверлить чемодан взглядом, словно в том, что ее Луи собрался уезжать не пойми куда, не пойми с кем, был виноват только он один. Старый, потрепанный и не сделавший в своей жизни никому и ничего плохо, даже ни разу не прищемившим своему владельцу палец, чемодан был в ее глазах корнем всех зол. Если бы только его не было! Но он был и был собран, и вместе с ним Луи собирался уйти из "Ракушки". - Я считаю, что это хорошая идея. И месье Жюстин... - и Луи вновь не смог договорить свою мысль, оставленный отцом, решившим уточнить: как давно и хорошо он знает этого мужчину. - Всего три недели, но это ничего не значит, пап, он прекрасно разбирается в музыке и... - очередной вопрос главы семейства заставил Луи замолчать, поджав губы и крепче прижав к груди скрипку, как некий оплот уверенности в этой вдруг неожиданно начавшейся бури. - Да, мне нравятся руны, но я никогда не говорил, что хочу их изучать. И я не припомню, чтобы хоть раз обмолвился, что хочу идти работать в Грингорс. - стоя посреди комнаты Луи чувствовал, как дощатый пол под ним начинает ходить волнами, покрываюсь крупной дрожью, от которой все труднее сохранить твердость голоса, уверенность в себе и своих желаниях. Разве они это не обсуждали раньше? И почему он так уверен, что обсуждали. Луи терял позиции. Его преимущество того, кто начал разговор, таяло на глазах, и все что он мог это обороняться, пытаясь доказать, что ничего страшного не случится, что все будет хорошо и что месье Жюстину можно доверять, ведь он обещал и вообще.... В какой-то момент Луи поймал себя на том, что начал повторяться, а взгляд матери перестал с такой ненавистью сверлить чемодан, он словно успокоилась, решив для себя, что бой Луи проигран, и он остается в Англии. Луи попытался сослаться на бабушку, ведь та не может не быть рада своему внуку и непременно приютит его и поможет ему, но эта попытка не увенчалась успехом. У бабушки сейчас хватало своих забот и было не до него. Чтобы он ни говорил, родители ловко парировали. И тогда Луи выдал последние козыри, что держал в рукаве, пообещав, что добьется успеха, что станет лучшим, что у него будет много денег и им никогда больше не придется работать - и эта пламенная речь, припасенная как последнее оружие, как Джокер, бережно скрываемый до решающего момента в игре, натолкнулась на снисходительную улыбку, которую уязвленное самолюбие Луи еще могло бы стерпеть, если бы отец не попробовал ему все объяснить и разложить по полкам. Ты хорошо играешь, Луи. Я об этом и говорю! Но таких как ты в Париже много. Это не так, я... Я всего лишь беспокоюсь о тебе, ты не сможешь заработать этим на жизнь, и этот твоей месье Жюстин и бла-бла-бла - отец говорил еще что-то, но Луи его уже не слушал. Затравленно глядя по углам гостиной в поисках ответа, нужных слов он не чувстовал ничего, кроме какой-то поистине детской обиды и злости. В тот момент он не думал, он просто сказал то, что первым прилетело на язык. У этих слов был горьковато-мятный вкус с примесью цитруса. Луи никогда не любил эти три вкуса.
-Это неправда! Ты ни черта не понимаешь. - и в этом момент комнату наполнила тишина. Перестали стучать часы, стих ветер, перепуганные птицы замолчали, и только Луи продолждал говорить жестокие, несправедливые и лживые слова. - Ты рассуждаешь, как тупой обыватель, ограниченный идиот, как все Уизли. - он не заметил как задрожали руки матери, как боль широким мазком прошлась по лицу отца, ослепленный злостью Луи ничего не замечал. - Ненавижу это место. Ненавижу быть Уизли. - и только сказав это, ошарашенный Луи понял, что именно сорвалось с его чертового языка. Он не хотел говорить этого, но все же сказал, и перепугавшись продолжил по инерции на французском. - Je déteste... - вместе со звоном пощечины в мир вернулись звуки. Растеряно прижав к покрасневшей щеке руку, практически не чувствуя боли от шока, Луи перевел взгляд на мать, пытаясь отыскать в ней поддержку, но она смотрела сквозь него, и от этого было куда больнее, чем от сотен самых крепких пощечин. Подхватив чемодан, Луи выскочил на улицу, в прохладный июньский вечер, чтобы несколько мучительным минут сражаться с самим с собой, а после наконец-то сделать шаг вперед. Как только все утрясется в Париже. Он обязательно. Обязательно извинится, отправив родителям сову.
Но ничего в итоге не утряслось, а сову Луи себе так и не купил, убрав извинения в самый дальний ящик пыльного шкафа вместе с треклятым чемоданом, в котором его матери так и не удалось просверлить дыру взглядом.

+1

15

http://s5.uploads.ru/WslPY.jpg

Форум: http://luminary.f-rpg.ru
Текст заявки: Уоллис Вейр (Wallis Weyr), с внешностью Andrew Scott, 43 года, глава Отдела Тайн
В моей голове у тебя самый блистательный ум за всю историю человечества, который ты направил - опять же, на мой взгляд - на Мерлин знает что. Конечно о том, что от твоих экспериментов начали страдать люди, ещё никто не знает, да и вообще всё, чем занимается твой отдел - большая загадка. Я же предполагаю, что ранее ты работал в Мунго целителем, поэтому в какой-то период своей жизни я хочу соревноваться с тобой по гениальности и часто проигрывать. Хочу считать тебя несносным кретином с бездонными мозгами, выпивать по пятницам и просить помощи и твоего снисхождения в особо сложных случаях. Хочу искусно подставлять тебя перед начальством и быть искусно подставленной тобой. Хочу как-то раз быть вместе отстранёнными от работы и, чтобы не терять времени даром, вместе же попытаться сварить какое-нибудь дикое зелье у меня дома на кухне, чтобы это ещё не очень благополучно кончилось (для меня, тебя, или моей кухни).

В одном из вариантов мы с тобой два конкурента со сложной личной историей, ищущих от общения взаимовыгоды, которую можно найти как в дружбе, так и в ненависти (мы придумаем, как)
В другом - у нас странные отношения двух людей, которые так помешаны на работе, что постоянно забывают, что состоят в каких-то там отношениях
Или ещё что-нибудь на твой выбор)

Ваш персонаж:

Tracey Davis с внешностью Eva Green, 42 года, Глава Святого Мунго, характер под спойлером

Её иногда заносит. Амплитуда самооценки носится от "вашу мать, я грёбаный гений" до "что же я за фрик такой". Она любит всё неординарное и необычное, когда-то в школе хотела даже завести альбом для всех странностей, которые замечает в жизни. Она бесконечно увлечена работой и совершенно точно не знает, когда нужно во время остановиться. Может провести в больнице несколько суток кряду, забывая поесть и поспать, зато потом точно также неистово отсыпается. Имеет атрофированное чувство самосохранения, готова жертвовать собой, но не как герой, а как человек, который просто не заметил, что может пострадать сам. Довольно преданный друг. "Своих" людей ценит бесконечно высоко и готова ради них практически на всё, даже если они не общаются несколько лет. Единожды внесённый в список близких - остаётся там навсегда. Испытывает какое-то необъяснимое, но постоянное внутреннее давление что-то делать. Куда-то обязательно вляпываться, что-то начинать, за чем-то идти, хотя бы думать о чём-то - но так, чтобы не мочь уснуть и вообще чем-то заниматься, пока не будет найден ответ или решение. Обладает сносным чувством юмора, постоянно уходит в иронию и/или сарказм. С незнакомыми людьми может быть резкой и казаться даже заносчивой, тогда как на самом деле ей просто жаль тратить время на лишнее общение.

Пример вашего поста:

Пример поста

Быть мной – это значит меньше всего ожидать, что меня повысят. Причем, второй раз за последние пять лет. Я точно не знаю, шестеренкой чьего глобального замысла успела стать, но прямо сейчас я выхожу с Большого Собрания Совета Старших Директоров уже почти что находясь в новой должности. И не смотря на всю свою уверенность, которой я только что блистала перед серьезными волшебниками в серьезных мантиях, сейчас я почти вслух молю Вселенную хотя бы о том, чтобы не упасть на своих подкосившихся от волнения коленках.
Глава Святого Мунго. Шутка ли?

Мне сказали, что персоналу об этом объявят уже в понедельник. Что они имеют удовольствие наблюдать за моей работой уже много лет, и что все заслуги разом говорят лишь о том, насколько я хороший и достойный претендент на эту должность. Не то, чтобы я вообще на такое не рассчитывала, я весьма недвусмысленно уже года полтора старалась очаровать самого престарелого и самого влиятельного члена правления. Но в то, что это действительно может сработать, не верила до сегодняшнего дня. И честно говоря, не могу поверить до сих пор.
Итак, я иду по коридорам больницы, которые практически с полным правом могу называть своими, и думаю о том, что первым делом нужно разделаться с каждой трещинкой в каждой гребанной стене этого здания. Не знаю, откуда во мне такая забота о штукатурке и внешнем виде в целом, ибо это совершенно не то, чем я только что обещала заняться правлению. Начать разработку зелья от Самозабвения, выделить группу исследователей, которым будет поручено разобраться во всех загадочных случаях последнего месяца, проследить за лечением дочери Правой Руки Третьего Помощника Первого Заместителя Министра, выгнать всех, кто не может позволить себе местное обслуживание – вот приблизительный список дел, который мне зачитал мой предшественник. И хотя ничего из этого не звучит хоть сколько-нибудь радостно, я всё равно склонна именно к этому конкретному чувству. К какой-то неуверенной, не совсем адекватной, но вполне себе безудержной радости.
Ну и чем же я собираюсь заняться сегодня вечером? Точнее – с кем?

Дружить с Невиллом Лонгботтомом – это значит, меньше всего ожидать, что однажды он уволится с должности и уедет преподавать Травологию школьникам. Дружить с ним – это пытаться периодически споить его нежное существо, постараться при этом не залезть ни в чей дом (ох уж эта бурная молодость) и стараться не попадаться на глаза его жене, которая откровенно невзлюбила меня ещё с того случая, как я имела неосторожность выпить лишнего и оказаться при этом в её баре. И сообщить, что её на тот момент жених - лучшее, что я когда-либо видела. Точно не знаю, что мной руководило в тот вечер, но дружба с миссис Лонгботтом не заладилась с тех пор далеко и надолго.
– Твою мать! – я практически выпадаю из камина в кабинете Невилла, совершенно неграциозно приземляясь на пол и задевая рукавом мантии какой-то нелепый куст в горшке. В своем падении решаю винить все ещё не справляющиеся с нагрузкой ответственности колени и напрочь отбитую волнением координацию.
– Моргана дери эти камины! – говорит человек, который через два дня собирается управлять персоналом численностью в сколько там, человек сто? Кстати, надо будет поголовно всех пересчитать.
Итак, я встаю, отряхивая свою мантию от зелёного пороха для каминной сети и с большим наслаждением перевожу дух. В этой обстановке мне больше не нужно подбирать слова и обещать кого-нибудь вылечить. Не надо заботиться о внутренней политике больницы и пытаться угадать, у кого из правления сегодня испортилось настроение и по какой причине. Ну и пациентов лечить – хотя это-то как раз моё любимое – тоже не надо.
– Привет, Лонгботтом! – я жизнерадостно улыбаюсь и оглядываю встретившее меня своим полом помещение. Здесь почти ничего не меняется: лёгкий беспорядок и бесконечная свора пергаментов всё так же покрывают стол, а хозяин всего этого благодушия, очевидно, корпит над всем удивительным, что смогли выдать его студенты за последнюю неделю. Я подхожу к столу и вытягиваю одно эссе наугад.
– «Трепетливые кустики легко спутать с дрожащей трясучкой, однако у этих растений совершенно разное применение в области колдомедицины…» – продолжение этой мысли я дочитываю уже про себя, затем поднимаю весьма разочарованный взгляд на Невилла.
– Серьёзно? Мерлин, я надеюсь, этот человек никогда не придёт работать в Мунго, – я переворачиваю лист и отыскиваю имя автора этой выдающейся умственной работы. - Артур Пэриш… надо запомнить и запретить ему вход в моё отделение, – я откладываю эссе в сторону и подхожу к окну.
– Отличная погода, не правда ли? Давай прогуляемся и поболтаем?


загляни в меня

Трепетливые кустики, или Дрожащая трясучка (англ. Flutterby bush) — волшебное декоративное растение. Листья трепетливых кустиков неспешно колышатся без всякого ветра, приятно оживляя обстановку. Известно, что раз в столетие на кустиках появляются цветы с необычным запахом, привлекающим прохожих к себе — это либо аромат моря, либо пергамента, либо дров, горящих в камине, либо запах дома. Вероятно, как в Амортенции, каждый чувствует симпатичный именно ему аромат.

0

16

Форум: http://thereapersdue.ru/
Текст заявки:

ИЩУ ЛЮБИМУЮ СЕСТРУ С ТЕМНЫМ ПРОШЛЫМ

http://sh.uploads.ru/xyMF3.jpg

ИМЯ: ЭЙЛИН РОЗЬЕ
ВОЗРАСТ: 16-18 лет
ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ: на усмотрение игрока
МЕСТО РАБОТЫ: на усмотрение игрока
ПРИМЕРНАЯ ВНЕШНОСТЬ: Аделаила Кейн

ПРИСЛУШАЙТЕСЬ:

Девочка с темным прошлым, светлым детством и ярким настоящим.
Эйлин – позор для семейства Розье, ребенок, испортивший ее кровь.
Ребенок, рожденный от маггла. Но ни она, ни окружающие, ни будущий супруг – никто и никогда не узнает об этом…
Во всяком случае чета Розье искренне в это верит.
Эйлин – девочка, похожая на зимнее солнце: слепит глаза, обманчиво тянет в свои объятия, но никогда не греет. Она почти никогда и никому не доверят, не сближается с окружающими и много времени проводит в мечтах, чтении книг и самообучении. Но есть в ней что-то…  Возможно, она сама чувствует в себе некую тайну, которую не стоит выдавать.

***
Она всегда была такой. Чуть отстраненной. Сильной. Самоуверенной. Она всегда улыбалась, несколько надменно, с легкой игривой ноткой. Она всегда верила только себе, но доверяла лишь  брату. Она странная немного. Она говорит загадками, а чаще, просто не договаривает то, что уже начала. Или начинает с середины фразы. Порой кажется, будто она где-то в своем мире, но и этот мир слишком жесток для ее тонкой душевной организации. Она словно птица в клетке - не способна выпустить себя на свободу. Сдержанна. Скованна. Малоэмоциональна. Это всего лишь маска, которая не просто надета, но приросла к лицу. У нее мягкая манера речи, и грусные отблески в глазах. У нее легкая улыбка и аккуратные движения. Иногда она похожа на приведение, а иногда может приковать к себе все взгляды. Она умеет красиво говорить. Красочно. Убедительно. А умеет молчать. Всегда к месту. Она может показаться мечтательной, но ее мысли заняты вовсе не воздушными замками из будущего. Нет, ее мысли темны и тяжелы. С ней сложно находиться рядом долгое время - рискуешь заразиться никому не понятной хандрой и депрессивными настроениями. Она нелюдима. Ей ближе книги. Она не любит солнечный свет. Ей ближе огонь в камине и звезды на темном небе. Она не любит разговоры о погоде и политике, но всегда может их поддержать. Хотя, ей много ближе тихое отрабатывание нового заклинания где-нибудь в лаборатории. Она странная немного. А может быть, и правда - сумасшедшая с очарованием вейлы.

1

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

ПЛАНЫ НА ИГРУ

2

Эйлин - особенный персонаж в жизни Эвана. Она для него - оплот нежности и тепла. Он, несмотря на все очень любит и оберегает её, хотя знает, что с тайной её рождения что-то не так...
На роли хотелось бы видеть игрока который прочувствует вот эту тонкую грань внутреннего понимания Тьмы, при внешнем лоске. Хотелось бы, чтобы игрок наделил девочку чем-то особенным, но обязательно мрачным и тяжелым. Для нее самой, для понимания остальных...

Связь через гостевую. 


Играть можно много и долго.
Я лично вижу много непонимания, драмы и переломных моментов.
Но при всем этом много нежности, детских тайн на двоих и на целый мир, разных пакостей и секретов.

Очень многое может зависеть от выбранной лояльности, причем каждая из них будет очень интересным поворотом сюжета.
Все обсуждаемо.

Ваш персонаж: Эван Розье, с анкетой можно ознакомиться тут: http://thereapersdue.ru/viewtopic.php?id=324#p24074
Пример вашего поста:

Пример поста

- Нет, я сказал сегодня! Если я сказал, значит ты пойдешь и сделаешь это сегодня! - слегка зарычав от переполнявших его эмоций, Рейнард ударил ладонью по столу, отчего желторотый юнец, сидевший напротив ощутимо вздрогнул и потупил взгляд, тет же кивая. Но Розье этого не видел, он продолжал свою гневную тираду: - Почему-то Вы все думаете, что если я вступил в должность главы не так давно, то меня можно не слушать, не слышать и вообще плевать на мои распоряжения с Астрономической башни! Еще раз я замечу за тобой такое поведение, можешь быть уверен в том, что дорога в ад тебе будет заказана, - кинув уничтожительный взгляд на мальца, мужчина махнул рукой и устало закончил: -Разговор окончен.
Наблюдая одним глазом за тем как работник его отдела отходит к собственному столу мужчина мысленно пытался найти причину того, почему он просто обязан отложить эту кипу бумаг, что пылилась на его столе со вчерашнего вечера еще на один день. Отчеты, бессмысленные служебные записки, заключения суда - все это требовало немедленного рассмотрения, но вся эта кутерьма безумно утомляла.
Рейнард вступил в должность главы штаб-квартиры стирателей памяти совсем недавно. Еще пару месяцев назад он был рядовым Стирателем и даже не слишком жаловался на собственную судьбу. Новость о повышении не принесла Рейнарду никакой радости, нет, конечно он был горд таким положением дел, но в его голову закрадывалась мысль о том, что и в этот раз не обошлось без его отца. Джонатан вегда любил совать нос в дела своего сына. Будь то учеба, работа, увлечения или личная жизнь. Он вон даже невесту своему великовозрастному холостяку найти умудрился. Кстати о невесте. Она, судя по всему, была с Реем на одной волне, ибо тут же проявилась в районе входной двери. Хотя, Розье заметил это не сразу. Сначала он был занят импровизированным скандалом, а после угрюмыми мыслями о стопках пергамента, от которых как раз таки и отвлек его раздавшийся на входе шум.
Поначалу он даже испугался немного, заприметив кипу бумаг, в творческом беспорядке разлетающуюся по кабинету: неужто все это ко мне? Еще чего не хватало! Еще пара секунд понадобилась на то, чтобы усмехнуться неуклюжести "курьера" и подозрительно приглядеться к самому посыльному: нечасто в министерстве отправляли документы непосредственно с человеком, предпочитая больше внутреннюю почту. А бумаги, принесенные лично обычно являлись признаком либо очередного аврала, либо приближающихся неприятностей, граничащих с эпохальным провалом.
Впрочем, сегодня ни один из предполагаемых ранее случаев решил не состояться, и, сквозь летающие листки и прочий бардак, наведенный в течении нескольких секунд, Розье умудрился заприметить никого иного, как Ровену. Ту самую невесту и будущую женушку самого Рейнарда. Бровь последнего удивленно поползла вверх, выдав, тем самым крайнюю степень изумления ее обладателя:
- Мисс Гаунт, - негромко промолвил мужчина, поднимаясь из-за собственного стола, - Что привело Вас сюда? Насколько я знаю, Ваше рабочее место находится несколько на другом уровне, - он выразительно махнул рукой в сторону лифта и добавил: - Если Вы заблудились - лифт там.
Впрочем, отпускать девушку так сразу Розье явно не хотел, поскольку ... ну вот же оно! Та самая причина, по которой разбор бумаг и полетов можно отложить еще ну хотя бы на несколько часов. А потому, мысленно поблагодарив судьбу за столь благоприятное стечение обстоятельств, мужчина подошел к Ровене, помогая той собрать бумаги обратно в ровную стопку и со свойственной ему язвительностью подмечая:
- Неужто Вы так стремились к работе в Министерстве лишь для того, чтобы разгрузить почтовых сов?

0

17

Форум: Daily Prophet: Fear of the Dark
Текст заявки:


http://s3.uploads.ru/rV25v.jpg

Joseph Morgan (менябельно)

Имя: Ричард / Рик (менябельно) Нотт
Возраст: 23 года
Чистота Крови: Полукровка

Сторона: Пожиратели
Занятость: Информатор, остальное по желанию

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ
Если вы попросите Дэнни описать своего брата в двух словах, то он ответит, что Рик - это редкостная сволочь, без вариантов. Да вот только сам младший Нотт похож на него даже больше, чем ему хотелось бы и их сходство видно даже невооруженным глазом. Дело здесь даже не во внешности, хотя в детстве их не редко путали и называли двойняшками, речь о тех чертах характера, что присущи обоим Ноттам: вспыльчивость, мстительность, гордость, излишняя язвительность и раздутое самомнение. Только если Дэниел сумел подавить в себе какую-то часть этих качеств, то Ричард, напротив, возвел их к поистине невиданным высотам.
Он не боится запачкать руки в крови грязнокровок и готов убить любого, кто встанет на пути Темного Лорда, если таковым будет его приказ. Не брезгует и пытками, поскольку любит чувствовать свое превосходство над противником, при этом очень азартен и, зная эту маленькую слабость, его легко можно втянуть в абсолютно любой спор.
У Рика довольно своеобразное, злое чувство юмора, он обожает поддевать окружающих по поводу и без, при этом никогда не знает меры своих шуток и не умеет вовремя останавливаться. Всегда и во всем ищет свою выгоду и будет думать об окружающих только если видит в этом пользу лично для себя.
Тем не менее, мне трудно назвать Ричарда на сто процентов отрицательным персонажем. Да, он не святой и на его руках много крови. Да, у него сложный характер и иногда кажется, что его проще придушить, чем исправить. Но при этом он искренне уважает отца и сестру, и даже, как-то по-своему, любит и глупого младшего брата.
Что касается происхождения, так уж вышло, что Юстас Макграт - дедушка младшего поколения Ноттов, по материнской линии, был полукровкой. Прибывший из Ирландии волшебник, оказался нечистокровным и был убит пожирателями в марте 1976 года на глазах у своей семьи, сродни показательной казни. Разумеется, здесь не обошлось без содействия Джеймса Нотта, не желавшего терпеть подобную «гниль» в своем роду. Как оказалось, отец Юстаса был выходцем из Германии - обычным человеком, влюбившемся в колдунью. Однако незнание не спасло их род. Нотт старший развелся со своей женой, чья дальнейшая судьба до сих пор остается неизвестной для её детей, сохранив за семьей право оставаться в списке избранных фамилий, вычеркнув полукровную ветку из своей истории.

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ
Сейчас братья не ладят от слова совсем, но, еще в детстве, эта парочка слыла настоящим ночным кошмаром для всего сущего, стремясь лишь к всеобъемлющему и всепоглощающему хаосу, пока Дэнни не променял их совместные проказы на время с Юстасом. Мало-помалу их отношения начали портиться. В меру своей импульсивности братья не редко доводили даже мелкие споры до серьезных дуэлей и разнять их было под силу лишь сестре.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я человек не придирчивый, так что и внешность и имя оставляю на ваше усмотрение (если прям очень хочется, возраст тоже можно немного подвинуть хд).
У Лив, Рика и Дэнни есть вторые, ирландские имена. Плюс, вся троица прекрасно владеет этим языком. Впрочем, не исключаю, что Ричард так возненавидел своего полукровного родственника, что отказался даже от этого знания.
Рик - 100% пожиратель, во всем пытающийся подражать своему отцу. Казнь Юстаса нисколько его не огорчила, напротив, он полностью поддержал решение Джеймса выдать деда Пожирателям.
Планы на игру есть и много, так что без эпизодов не оставлю (:

Ваш персонаж: Дэниел Нотт - ваш младший брат (: По паспорту 21, но в голове всё ещё тот бунтарский подростковый возраст, который и подтолкнул его сбежать из дома после казни деда, параллельно обидевшись на весь белый свет. Дуралей с прокаченным юношеским максимализмом, настоящая заноза в мягком месте, упрямый, саркастичный и импульсивный авантюрист. Короче не соскучитесь)
Пример вашего поста:

Пример поста

- Ну-ка повтори, что ты там сказал про предательство. - Появившееся было уважение к Лонгботтому быстро испарилось, стоило этому идиоту снова открыть рот. - Я не понимаю, ты что, специально нарываешься? Так обида глубоко засела, что решил мне нервы вытрепать? - Конечно же, репутация Нотта всегда бежала вперед него и в Хогвартсе его знали отнюдь не за примерное поведение, но раскидываться такими вопросами... Нет, он точно приложит этого гриффиндорца, когда все закончится. Только ради этого можно было продолжать двигаться вперед вместе с этой парочкой.
- Спасибо, Алиса. Первая здравая мысль за сегодняшний вечер. - На предложение девушки держаться вместе, Дэнни отвесил театральный поклон, после чего бросил недовольный взгляд на Лонгботтома, так и не удосужив того ответом. - Да, смогу. - Оглядев оставленную в ноге рану, слизеринец слегка поморщился, но решил, что жить будет. Она все еще кровоточила, но уже не так сильно, как раньше. Если его не заставят бежать марафон по всему переулку - все будет в порядке.
Он хотел было добавить что-то еще, но появившийся в небе череп, просто лишил его дара речи.
- *Do chorp don diabhal... - Непроизвольно выругался Нотт на чистом ирландском, наблюдая за извивающейся змеёй, расползающейся по облакам.
- Ну и... Каков наш план?..
Нотт напряженно наблюдал за приближением Темного Лорда, в окружении своей свиты. В голове мелькнула мысль о том, что где-то, среди этих масок, могут скрываться и его отец, и его брат...Что ж, после этой выходки, о возвращении домой можно забыть. Не сказать, что он сильно стремился туда попасть, но все же... Сестре больше не удастся выгородить его перед родственниками, не на этот раз. А ведь она пыталась предупредить его. Намекнула держаться подальше. Но, он, как обычно, её не послушал и влез в самую гущу событий, засветившись в противостоянии с Пожирателями. Как всегда, все через одно место...
- Что ж, уважаемые представители аврора, я полагаюсь на вашу мудрость... Не на его, конечно, - не смог промолчать слизеринец, махнув рукой в сторону Фрэнка, - там ни о какой мудрости и речи быть не может. Но тебе, Алиса, я доверяю.
Сделав глубокий вдох, Дэниел, перехватил палочку поудобнее, крепко сжав её в руке. Он чувствовал, как от напряжения вспотели его ладони, но постарался успокоиться, внимательно наблюдая за каждым шагом приближающийся процессии. Идея уходить была хорошей, но не слишком своевременной. Куда им теперь было деваться? Стоило подумать об этом раньше... - Мы, конечно, можем попытаться, но я не думаю, что нас просто так отпустят. - Они привлекли к себе слишком много внимания - убегать уже поздновато.

0

18

Текст заявки: Ищу соигрока, который захочет отыграть  молодого человека, старшекурсника института Дурмстранг, недавно парень был спущен в подземелье Института, благополучно выдержал экзамен.
Пример вашего поста:

Пример поста

Почему ты делаешь это?, спросил Илину Каркарову Плэймн Цепеш. Он стоял рядом с ней и сам не верил, что они могут разговаривать так спокойно и  дружелюбно. Раньше, когда он подходил к девушке, она отталкивала его, убегала. А теперь Илина стоит совсем близко, улыбаясь, смотрит на него. Для чего ты преследуешь несчастную Аврору Синистру, преподавательницу астрономии из Хогвартса?  повторил свой вопрос молодой Цепеш.
Это целая история, такая длинная и печальная , грустно ответила девушка, но я могу тебе рассказать.
Я вышла замуж сразу после окончания Дурмстранга.

За кого? Спросил  парень.
За преподавателя, ответила девушка, и опять улыбнулась. Помнишь, как ты пытался подарить мне кольцо, а я убегала? Как ты прокрался ко мне в комнату, когда я спала. Ты пытался надеть кольцо, но я все равно услышала и проснулась. Ты не знал тогда, что в Дурмстранге запрещены отношения, тебя могли наказать. Я очень хотела, чтобы тебя наказали. Твои ухаживания были очень страшны для меня.Теперь она смеется, а  Плэймн смотрит на нее с отчаянием, он не думал, что она вспомнит об этом и не был готов к такому разговору.
Ты принес мне много неприятных минут жизни. Ничего хорошего никогда не сделал для меня. Ни разу не подумал обо мне. Я каждый день с ужасом думала о твоей настырности. Думала о том, что наши перебранки может увидеть Игорь. Мы не могли говорить с ним, да и кто бы нам дал. Если бы он заговорил со старшекурсницей или допустил какую то вольность,  его бы сняли с должности, судили и возможно, убили. Девушка поднимает глаза вверх, сдерживая слезы. Ей очень тяжело вспоминать эти события.
Знаешь, как все начиналось? Ты должен это знать. Мне начали приходить анонимные письма. В них было то, что Игорь любит меня… Когда я читала, мне было весело, ведь я так же  как и ты, не знала о запрете Дурмстранга на отношения. Поэтому я собрала все анонимки и зашла в зал темной магии к Игорю. Я аккуратно положила письма на стол, сказала: Я тоже Вас люблю… Вы самый лучший.
Затем начался ад. Сначала я узнала, что Игоря подставили, мой поступок должен был сильно скомпрометировать моего любимого, его могли снять с должности или даже убить. Да, убить. Мне стало плохо. Я первый раз в жизни упала в обморок, все поплыло у меня перед глазами, так мне было страшно. Приехали врачи. Я объяснила свое состояние нервным напряжением, переутомлением от интенсивных занятий.   Даже уроки темной магии не производили на меня такого гнетущего впечатления, как эта ситуация. Эти письма писала Аврора. Выходцы Хогвардса постоянно делают разные гадости  студентам и преподавателям института Дурмстранг. Возможно, они хотят получить особое влияние в Министерстве. Аврора очень переживала, что Игорь Каркаров не был снят с должности. В день нашей свадьбы с ней случилась истерика. Больше всего на свете она боится, что у нас с Игорем будут дети, ведь сама Аврора бесплодна.
Пока я переживала эту ситуацию, ты путался под ногами… со своим кольцом. Прости меня, пожалуйста, за все грубости, что я тебе наговорила.
Ты не мог заглянуть в мою душу, а если бы мог? Что ты чувствуешь сейчас  ко мне, после того, когда все узнал? Хотел бы ты вернуть время назад и остановиться? Не требовать от меня любви силой?

Отредактировано Ruodhaid (16-09-2018 23:20:13)

0

19

Форум: Marauders. The Reaper's Due
Текст заявки:

Дочь, жена и сын ищут ОТЦА И МУЖА

http://funkyimg.com/i/2Li3T.png

ИМЯ: mr. Selwyn (мать в эпизоде называла Аргус, но это менябельно, мы не возражаем)
ВОЗРАСТ: 40
ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ: Нейтралитет
МЕСТО РАБОТЫ: Международное бюро магического законодательства, Министерство Магии, глава или зам. главы. (обсуждаемо)
ПРИМЕРНАЯ ВНЕШНОСТЬ: Callum Blue, Hugh Dancy, James McAvoy

ПРИСЛУШАЙТЕСЬ:

Мистер Селвин родился в чистокровной семье и стал вторым сыном своих родителей. Не будем слишком сильно вдаваться в биографию, все-таки, это твой персонаж, но старший сын весьма разочаровал родителей, пустился в сомнительные авантюры и промотал свою часть наследства, поэтому на передний план семейного небосклона надежд вышел именно ты. И прекрасно справился с ролью порядочного чистокровного мага: прекрасно закончил Слизерин, женился на девушке из семейства Краучей по родительскому совету, стал отцом двоих детей - сначала сына, потом дочки, не без труда построил безукоризненную карьеру в Министерстве Магии. Радикальных взглядов ты никогда не придерживался, поэтому магглоненавистнические настроения в семье не слишком-то прижились. Все звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой, не так ли? Все правильно. Где же зарыт подвох? Прямо у тебя под носом.

Твоя главная беда, о которой ты еще не все знаешь, это твоя семья.

Всего нас трое: дочь, сын и супруга. И у каждого из них сложились свои отношения с тобой, главой семейства. Начну с себя, я ведь твоя дочурка, да еще и нежно любимая.

Если к сыну, как к своему преемнику, ты всегда относился построже, то меня ты любил без меры, можно даже сказать, что баловал. Водил в парки, покупал все, что мне хочется, возил в самые потрясающие детское воображение места, маггловские и волшебные. Был идеальным отцом и примером мужчины. Можно сказать, что от тебя, в отличие от мамы, у меня никогда не было секретов. Даже сейчас, хоть мы и общаемся куда меньше, ты в буквальном смысле остаешься моим единственным союзником в семье: не слишком хочешь против воли за кого-то выдавать, не толкаешь ни в сторону скорого брака, ни в сторону работы и карьеры, позволяя самой выбирать, как и что делать. Но только до той поры, пока веришь в мое благоразумие... А оно в последнее время не слишком-то очевидно. Побег из дома из-за глупой ссоры с матерью, неприличные связи... Кто-то ведь должен меня убедить вернуться. Кто же, как не ты?

Отношения с сыном у тебя несколько более сложные. Конечно, ты так же его любил, но никогда особенно не баловал, ведь он не маленькая девочка-принцесса, а будущий глава семьи, которому подобает вести себя и поступать определенным образом, хочется ему того или нет. Его идея после школы уйти в мир магглов и стать священником, конечно, не могла не привести тебя в ужас. Только серьезный разговор смог разрешить подступающий кризис. В результате сын согласился работать в Министерстве и остаться в лоне семьи, но наотрез отказался от идеи женитьбы на какой-нибудь подобранной вами девице. Что ж, меньшее из зол...

Жена... Самая сложная тема. Конечно, с точки зрения ребенка наша семья была идеальной: красивая мама занимается домом и семьей в нитке жемчуга, статный и добрый папа в идеальных ботинках - уважаемый чиновник. Детям неоткуда было знать, что ваши отношения довольно прохладны, а взгляды на ценности и цели слишком расходятся. Возможно, именно из-за своего опыта договорного брака ты не слишком поддерживаешь идею такой же судьбы для детей? Кто знает. Но жена не так проста, хоть ни разу пока что тебя ничем не опорочила, и в ближайшее время собирается нанести некоторый удар по семейной репутации.

Вот же сговорились, правда? Сын в неспокойное время общается с магглами, что может ему дорого стоить, дочь ушла из дома по глупости и попала в лапы к преступникам, жена решила, что пришло время запоздалой "бурной молодости". Пора бы уже взять эту семейку Аддамсов в твердую руку.

1

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

ПЛАНЫ НА ИГРУ

2

УКАЖИТЕ ОСОБЫЕ ПОЖЕЛАНИЯ (примерные внешности, просьбы к игроку, пункты, на которые следует обратить особое внимание), ваши контакты
Внешность выбирабельна и менябельна, но нужно учитывать типаж (у тебя двое темненьких голубоглазых детей эдакого кельтского типажа, и мы оба похожи именно на тебя). Имя тоже можно выбрать, возражать не будем. Важно, что персонаж придерживается пусть и не активных промаггловских, но довольно прогрессивных взглядов, поэтому в Пожирателях его бы видеть не хотелось. Просьб всего несколько: грамотность, достаточная активность и хотя бы редкое желание пофлудить, чтобы "обкатать" атмосферу и персонажность, мы это любим) Связь через гостевую, мои контакты там также указаны.


Сыграть? Мама жаждет сыграть, сыну хочется сыграть, а уж мне... Всех планов и не перечислить. От детских эпизодов, милых и флаффных, до серьезных разговоров о моем нынешнем поведении. Кто-то должен уговорить меня вернуться домой и даже вернуть силой, если просто так не отдадут, кто-то должен остановить попытки мамы решить все за меня, которые и привели в результате к побегу и опасности. В конце концов, нужно отцовское плечо и человек, который будет на моей стороне, что бы я ни натворила. Мы втроем очень ждем отца семейства, каждый со своими планами.

Ваш персонаж: Elysse Selwyn, 18, анкета доступна для гостей
Пример вашего поста:

Пример поста

Таща тяжелый чемодан по ночным улицам Лондона, Элис не могла не задуматься о парадоксах бытия. Кто бы мог подумать, что она, не так давно молчаливо осуждавшая Сириуса Блэка за его хвастовство о побеге из дома, сама вдруг решится ни с того, ни с сего собрать вещи и уйти из дома! Скандал вышел знатный. Мать преградила ей путь к камину, поэтому Элис пришлось, ковыляя по проселочной дороге, воспользоваться маггловским транспортом. Вытряхивая маггловские фунты из копилки собственного старшего брата, она почувствовала укол совести: ведь это именно он научил ее пользоваться всеми этими автобусами и показал большой вокзал в Эдинбурге. Но эти технические чудеса не возили людей бесплатно, а поменять галлеоны на фунты не выходя из дома не представлялось возможным. Она напрочь стерла ноги, весь день протряслась в поезде, а от тяжелой ноши у нее разболелись плечи, но ни разу за все время она даже и не подумала о том, куда собирается податься в Лондоне.

Очутившись в Косом переулке, Элис немного приободрилась, но лишь на мгновение. Идти и снимать комнату в Дырявом котле было бы совершенно идиотской идеей для девушки, которая заявила, что может сама о себе позаботиться. Уже завтра мать наведается в Котел и со всей свойственной ей жесткостью погонит Элис домой. По той же причине отпадали родственники – Краучи, конечно, жили недалеко. Дядя обязательно пустит ее, накормит и уложит спать, но, едва ее голова коснется подушки, он исполнит свой долг и сообщит обо всем родителям. Так не годится. Присев на собственный чемодан, Элис впилась себе в волосы. Глупая, глупая матушка! Да и повод какой идиотский – подумать только, мать не позволила Элис притащить в дом собаку. Можно подумать, ей двенадцать лет! Что вообще за увлечение у взрослой девушки – подбирать бездомных зверей? Да еще и из-за этого ссориться так сильно с родителями… Элис уже собралась пойти в Котел и воспользоваться общественным камином, как поняла, что если вернется, то не уйдет из дома уже никогда.

Раздумывая над положением прямо посреди улицы, она все больше впадала в уныние. Деньги у нее с собой, конечно, были. За годы учебы в Хогвартсе она, можно сказать, ничему полезному так и не научилась. Не могла толком защитить себя, реши кто-нибудь на нее напасть здесь и сейчас, не могла достать еды или построить себе дом. Не завела ни подруг, ни кавалеров. Полный «тролль» по дисциплине «устройство собственной жизни», иначе и не скажешь. Элис общалась с парой девочек со своего факультета и пару раз целовалась с мальчиками, но пойти к кому-то из них с чемоданом было абсолютно дикой идеей. Был, конечно, еще ее старший брат, который с недавних пор жил где-то в Лондоне, и можно пойти к нему. Но… Поправочка: можно было бы. Стоило для начала хотя бы узнать адрес. Да и в том, что он не сдаст ее родителям и не конвоирует домой самолично, Элис уверена вовсе не была. Какая же дурацкая идея этот уход из дома! Видно, в голове ей и впрямь не больше двенадцати.

Решив, что хуже уже не будет, Элис постаралась вспомнить все, что когда-либо слышала об устройстве собственного быта. Для начала нужно было найти квартиру. Хватит ли у нее денег, чтобы снять жилье? И как понять, дорого это или не слишком? Понятие о ценности денег Элис имела весьма смутное. Заработной платой отца она не интересовалась, брат ни о чем таком тоже не рассказывал. Она видела, правда, что существуют магазины подешевле тех, в которых покупала наряды и принадлежности она сама, но никогда в них не бывала. А работа ей понадобится, ведь накопленные карманные деньги рано или поздно иссякнут. Что она может делать? И на какую оплату может рассчитывать? Записаться на стажировку в Мунго Элис уже опоздала, а в Министерстве ее тут же приведут за шкирку к папочке. Слишком много вопросов и ни одного внятного ответа. Но искать жилье среди ночи в любом случае бесполезно, а утро вечера мудренее. Стоило озаботиться тем, где же переночевать.

Уставший организм готов был заснуть прямо на улице, но Элис понимала, что проснется в таком случае без вещей и без денег. Что же делать? В Котле засада… Если мать еще не прибежала туда, чтобы отыскать ее, то непременно примчится утром. Мерлин, зачем ей сдалась эта собака… Элис привстала и потерла ноющую спину. Где-то в конце улицы она видела прежде мелкую гостиницу на несколько номеров, такую мрачную и замшелую, что искать ее там точно никто не станет. Прихрамывая из-за натертой ноги, Элис потащила чемодан вниз по улице, туда, куда приличные люди после заката не суются.

Рассмотреть вывески в неверном лунном свете оказалось довольно сложно, а Люмос не слишком-то помогал рассеять тьму на улице. Выбрав из нескольких плотно стоящих зданий самое противное на вид, Элис решила, что нашла ту самую гостиницу. Окна были плотно задернуты, изнутри не было слышно ни звука. Дернув за ручку, Элис открыла скрипучую дверь и с удивлением поняла, что внутри народу куда больше, чем она могла подумать. Правда, гостиницу она себе представляла иначе: стойка портье, хоть какие-то опознавательные знаки… Это место больше походило на бар. Она и не думала, что в Косом переулке есть подобные заведения, кроме Дырявого котла… Уже собравшись подойти к кому-нибудь и спросить, где же гостиница, она ощутила у себя на плече чью-то противную лапу, а в лицо ей ударил запах алкоголя, причем не цветистый и дорогой, которым порой пахло от отца после деловых вечеринок, а кислый и мерзкий.

— Малышка заблудилась? — спросил сипловатый мужской голос прямо у самого уха, обдав жаром шею.

— Я ищу гостиницу, которая была раньше… где-то здесь, — ответила Элис, высвобождаясь из объятий.

Нетрезвый мужчина неприятно засмеялся.

— Старика Бобби давно прикрыли. И верно, — поделился соображениями ее собеседник, — девки у него были уж больно страшные. Не чета тебе, а? — мужчина сально подмигнул, возвращая лапу на прежнее место. — Такие хорошенькие там отродясь не пахали.

— Девки? — Элис распахнула глаза от удивления. Неужто он принял ее за…

Она уже хотела громко возмутиться, как вдруг поняла, что союзников на свете у нее, собственно, нет, а этот пьяница пока ей ничего не сделал. Если потерпеть его буквально несколько минут, можно узнать больше о том, куда податься и где скрыться так, чтобы родители не нашли. Но ее планам не суждено было сбыться. Откуда-то раздалось громкое рявканье, и ее собеседник, чьего имени она так и не узнала, ринулся в толпу и исчез среди клубящегося дыма.

Пройдя буквально наощупь сквозь сигаретный дым со своей громоздкой поклажей, Элис заметила что-то вроде барной стойки и протиснулась к ней. Ее приветствие было встречено хмурым взглядом старого бармена.

— Не найдется ли у вас меню? — спросила Элис. Ее живот заурчал, приветствуя мысль о еде. Со вчерашнего вечера у нее во рту не было ни крошки.

Уступать ей место, как и обслуживать ее, никто не торопился.

Отредактировано Elysse (17-09-2018 11:45:17)

0

20

Форум: sullen fables
Текст заявки:
постороннее изображение

ADRIAN PUCEY (?), ~27
АДРИАН (ЭДРИАН) ПЬЮСИ (ИЛИ ЛЮБОЕ ДРУГОЕ) // РОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ВЫБОР // ЧИСТОКРОВНЫЙ

ПРЕДПОЛАГАЕМАЯ ВНЕШНОСТЬ: BILL SKARSGARD, WILL TUDOR, EZRA MILLER, ИЛИ БЕЗ РАЗНИЦЫ, СТАВЬ КОГО ХОЧЕШЬ

Неужели ты хочешь этого, с**а. Неужели именно этого? Видеть, как я помешаюсь. Соскочу. Хочешь сделать меня тем, кто не отрывает от тебя глаз? Тем, кто пялится тебе вслед? Тем, кто сжимает зубы, чтобы не позвать тебя, когда ты проходишь мимо. ©

Предварительные факты:
- чистокровный; имя и фамилию можно сменить, но персонаж должен быть старше Флоры минимум года на 1-2;
- кузен по матери (возможно, наши матери кузины, или же родные сестры, что означает факт наличия между нами довольно близкого родства);
- был помолвлен, но спустя какое-то время расторг помолвку;
- это инцест, и никак иначе; больные отношения, что под запретом; чертова зависимость, толкающая на безрассудные поступки и поведение;
- это инцест, который не возник внезапно, а развивался годами, ломая две жизни ввиду невозможности по достоинству оценить всех остальных; иными словами, на момент настоящей игры он уже горит адским пламенем в груди, скрытый ото всех, даже друг от друга из-за опасений того, что вторая половина не испытывает того же; отсюда вытекают внутренние терзания, и все в таком духе.
Больше драмы богу драмы.
Поехали.


Флоре пять, и она искренне восхищается братом; громко хохочет, когда они вдвоем кружат над поместьем, под бдительным присмотром матерей и домовиков. Флоре пять, и она играет в свадьбу, рассаживая кукол по своим местам, и наряжая кузена в смокинг. Флоре пять, и она смеется, когда брат шутливо обещает, что если никто ее капризную не возьмет замуж, то он сам на ней женится.

Флоре одиннадцать, и она с едва уловимой улыбкой садится за стол Слизерина, получая в ответ одобрительный кивок. Твой кивок. Она так скучала все это время, пока ты был в Хогвартсе, а она нет, что едва ли не каждый день рисовала воображаемую свадьбу. Флора любила мечтать.
Флора знала, что брат всегда ее
п о д д е р ж и т.

Ей двенадцать, и она капризно дует губы, скрещивая руки на груди, когда вместо того, чтобы посидеть с ней в гостиной, ты уходишь в Хогсмид со своей новой девушкой. Ей всего двенадцать, и она не понимает, почему ты предпочитаешь общество сверстниц, а не ее. Она не понимает, почему ты отдаляешься.

Близняшкам Кэрроу четырнадцать, и слухи о возрождении Темного Лорда уже более не слухи; Флора с опаской смотрит на свою внезапно объявившуюся тетушку Алекто, слушает ее рассказы, и надеется, что все это ее не коснется. Она ловит на себе твои задумчивые взгляды, кусает в ответ губы, и с оглушающим грохотом в сердце понимает, что
п р о п а л а.

Сама себя в чертов капкан загнала; щелкнул замок на лодыжке, впились острые шипы в кожу нежную да тонкую; а она взгляд отводит, волосы длинные поправляет, и румянцем предательским щеки горят, бьется сердечко в груди неистово, подобно птице в клетке израненной.

Ей все еще четырнадцать, и она отклоняет приглашение в Хогсмид, замыкается, не смотрит ни на кого; все для нее не те, все для нее не ты. Флоре кажется, что она влюблена в саму идею о любви; но словно мантру, мысленно повторяет, что все это временно, и она еще так юна.

глупая

Флоре пятнадцать, она далеко от Туманного Альбиона, нежится в лучах теплого солнышка Франции, и день изо дня просматривает свежие газеты: она твое имя в хрониках увидеть опасается; и кажется ей, что война эта бесконечная, день за днем бесконечно долго тянется, а Флора встречу последнюю вспоминает, как поджимались твои губы, и взгляд задумчивый по лицу скользил, словно запоминал, впитывал.
Она не пишет тебе письма; нет в ней более наивности детской да восторженной, лишь сердце в груди ледяной холод сковывает, и мысль в голове страшная: это чувство должно быть под запретом, это чувство
н е в о з м о ж н о
противоестественно

Флоре семнадцать, она курит маггловские сигареты, и заламывает руки, твердо убедившись в том, что детская привязанность к тебе, последующая влюбленность, переросли в нечто куда более сильное, что подобно самому сильному наркотику лишает разума, воли, вынуждает совершать необдуманные поступки. Мать кричит и запирает в комнате, учуяв запах табака, но Флоре семнадцать, и никакая дверь ее уже не удержит.

вопреки
невозможному

Она вылезет в окно, и по привычке, прыгнув на метлу, полетит к тебе. И ты по привычке впустишь ее в дом, вымученно улыбнешься, придавая лицу отрешенно-надменное выражение, и светским тоном поведаешь о том, что отец подобрал тебе невесту. И слово то страшное: помолвка, - пронзит сердечко девичье иглами острыми, слезы в уголках глаз соберутся, и взгляд твой отчаянно-обреченный проводит фигуру тонкую молчаливо, будто бы отпуская.

Флоре семнадцать, она хлопает дверью, бросает вещи в чемодан, и уезжает из дома, из страны; отправляется путешествовать, в надежде на то, что сможет избавиться от зависимости к тебе. Сможет забыть, вычеркнуть, начать все заново; излечиться.

дважды глупая

Она вернется спустя пять лет; откроет аптеку в Косом Переулке, узнает о том, что большинство ее сокурсников уже глубоко женаты, спросит на счет тебя, и с удивлением распахнет глаза – холост, помолвка сорвалась.
И она больше не капризная принцесса, какой была в детстве, да и ты наверняка не надменный аристократ, да только узнавать она это не поспешит, хотя и очень хочется. Заглушит эмоции в алкоголе, закурит уже привычную сигарету, и постарается как можно дольше не попадаться тебе на глаза.


Давай взорвем эмоциональную бомбу? Приходи ко мне в лс, я закидаю тебя идеями, мы вместе все обсудим и решим) Биография на выбор, характер тоже, внешность так же обсуждаема.
Это не будут отношения, построенные на счастье, романтических ужинах и тд; это отношения, основанные на противоречиях, запретах, собственном отрицании их наличия, неприятия, боли, страдания, и давления общей атмосферы, когда по всем канонам мы с тобой просто никак не можем быть вместе.
Заявка в пару, заявка на отношения, которые мы вместе раскроем в игре, и определимся, в какую сторону двигаться. Игру начнем как с момента встречи спустя столько лет, так и во флешбеках; планов масса, вдохновения – вагон и сто тележек, и осталось только дождаться тебя, и начать игру.
Пост хотя бы раз в неделю. Чаще – хорошо, реже – сразу нет. Я могу подождать и две недели, но не более, ибо долгое ожидание убивает вдохновение, а я хочу играть, а не молча ждать, когда же меня порадуют постом. Сразу оговорюсь, что в этом плане не доканываю, посты не требую, и от тебя жду того же. Размер и лицо значения не имеют.
Если ты любишь инцест так же, как я, то беги в гостевую, а лучше сразу ко мне в лс ♥

Ваш персонаж: флора кэрроу, 23 года, владелица небольшой аптеки в косом переулке.
Пример вашего поста:

Пример поста

постороннее изображение

Никогда не любила зиму. Слишком холодно, слишком много грязи и слякоти; если занятия по Травологии, то полы мантии уже к обеду были черные. Профессор Спраут лишь удрученно качала головой и цокала языком каждый раз, когда я высказывалась об очередном загрязнении, попавшем на мою школьную мантию.

Я не любила грязь. Надевая защитные перчатки, и пересаживая очередное растение из горшка в горшок, я лишь мечтала о том, когда смогу позабыть обо всех этих умениях. Maman полагала, что леди должна быть всесторонне образованна, от того и настояла на изучении Травологии на уровне СОВ. Она утверждала, что в будущем, когда я выйду замуж, и буду жить в собственном поместье, знания о цветах и растениях мне несомненно пригодятся. Но, стоп, я не собиралась в будущем копаться в саду. Я любила цветы, особенно розы, и всегда мечтала иметь собственный зимний сад, куда будет приятно выйти морозным вечером, вдохнуть сладкий аромат, срезать пару стеблей, и велеть домовым эльфам украсить ими обеденный зал. Но копаться в земле самой? Нет, никогда.

Но кто спорит с матерью? Я не беру в расчет Беллу, она любимица papa, и время от времени позволяет сказать матери веское «нет», но я… С детства привыкшая к потаканию любого моего каприза, обожающая мамину оранжерею, я никогда и подумать не могла, чтобы пойти наперекор ее воле. Она была для меня примером: манерами, образованностью, тем, как она держалась в обществе, закалывая свои белокурые волосы жемчужными шпильками, и я всеми силами старалась походить на нее.
Она расчесывала мои волосы перед сном, заплетала их в косу, и каждый раз, глядя на наше совместное отражение, я неизменно слышала одни и те же слова: «Нарцисса, ты становишься такой красавицей. Однажды придет день, и ты сыграешь удачную партию, принеся благо не только себе, но и всей своей семье.» 

И с самого глубокого детства я знала, что предназначение женщины служить украшением в доме мужа, воспитывать детей, и удачно вести хозяйство. До моего замужества времени еще было довольно много, но я уже сейчас, в свои пятнадцать лет, знала, что стану идеальной женой для своего не менее идеального мужа.

Посему не удивительно, что в Хогвартсе за мной закрепилась репутация снежной королевы, не подпускающей к себе никого из особей мужского пола, осуждающей прилюдное проявление эмоций, и не равные влюбленности. Мерлин, да я и слова то такого не знала до тех пор, пока Теодора Гринграсс не рассказала о том, что родители ведут переговоры о ее помолвке с Родериком Мелифлуа, и она безгранично этому рада, ибо влюблена в него.
Я была убеждена, что для успешного брака между супругами должны быть уважение и толика доверенности, но никак не сердечные чувства, которые при ином раскладе могут стать лишь помехой на пути к счастью.

Впрочем, что такое счастье, я тоже не знала, но была твердо убеждена, что являюсь счастливой: у меня известный своей древностью и чистотой род, безупречная кровь, манеры, внешность, идеальная репутация, и меня окружают красивые вещи. Я не кичилась своим происхождением, но… нет, я кичилась тем, что я Блэк, а быть Блэк – это все равно, что быть особой королевской крови. И поверьте, этот вовсе не мои слова.

Но был кое-кто, кто совершенно не вписывался в мое представление об идеальности.

Про таких говорят: опасно красив, мрачно красив, окутан ореолом тайны, чем, несомненно, притягивает к себе внимание большинства девушек. Но не мое, поскольку он был слишком красив, слишком высокомерен, и слишком… слишком хорошо умел выводить меня из себя.

Люциус Малфой говорил, что моя красота подобна белоснежной розе, что вот-вот распустит свой прекрасный бутон; и я позволяла легко и невесомо прикоснуться губами к своей руке, затянутой в перчатку, но лишь на мгновение, дабы не вызвать лишние разговоры и пересуд. Но Рабастан Лестрейндж… Насмешливо кривил свои четко очерченные губы, и бросал короткое: «принцесса». И из его уст это звучало совсем не как комплимент.

Я сжимала свои губы, вздергивала подбородок, и отворачивалась, делая вид, что совсем не задета его словами. Однако внутри каждый раз бушевал ураган. Как он смел клеймить меня подобным прозвищем, с такой высокомерной интонацией, словно я была лишь пустым местом на его пути: флоббер-червем, который и внимания то не заслуживает. И каждый раз после мимолетного столкновения с ним, я задавалась очередным вопросом о том, что же именно меня злит больше всего: то, что он меня не замечает, в отличие от большинства остальных сокурсников, или то, что его слова задевают меня сильнее, чем оскорбления кого-либо другого.

Тем не менее, я старалась как можно скорее выкинуть Лестрейнджа из головы, и обратить свое внимание на более насущные проблемы. К примеру, на эссе по Зельеварению, которое Слизнорт задал в качестве дополнительного задания на каникулы. Выполнять его было не обязательно, однако я всегда любила получать дополнительные баллы за свои старания.

Но даже в размышлениях о свойствах гноя бубонтюбера, прерываясь на перешептывания соседок о том, кого же Розье, известный дамский угодник, в следующем году пригласит на свидание в Хогсмид, я не могла не отвлекаться на навязчивое хлопанье крыльев, что раздалось над головами, разметав перья в стороны в тот момент, когда ворон Лестрейнджа слишком громко оповестил о своем прибытии, всполошив половину сов. Я на минуточку прикрываю глаза, и едва уловимо вздрагиваю, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд. Хотя почему «чей-то»? Я прекрасно знала, кому этот взгляд принадлежит, и буквально спустя мгновение встретилась с насмешливыми глазами Рабастана, что посмел еще бровь изогнуть в немом вопросе о том, почему-то это я на него пялюсь. Вот уж наглец.

Я фыркнула, и отвернулась, возвращаясь к своему недопитому кубку с тыквенным соком, и погружаясь в тихое щебетание своих соседок. Ну право же, меня абсолютно точно не интересовал Розье, и его похождения; куда больше меня волновал тот факт, что будет, если я смешаю кровь ре-эма с гноем бубонтюбера не на тридцатой, а на двадцать девятой минуте при варке животворящего эликсира: зелье будет менее действенным, или, что более очевидно, произойдет взрыв? Впрочем, профессор Слизнорт предлагал разобрать приготовление эликсира по стадиям, и вполне возможно, что, проведя дополнительное исследование, я смогу получить гораздо больше баллов, чем кто-либо другой.

От задумчивого постукивания ноготком ко краю кубка меня отвлек легкий толчок в бок от вмиг замолчавшей соседки, и голос, слышать который я сейчас вовсе не желала.

Возможно, будь ситуация иной, я бы предпочла проигнорировать наглое: «хей, Блэк», и продолжить и дальше якобы увлеченно беседовать с сокурсницами, да вот только заданный вопрос вынуждал обернуться, приподнять подбородок, и с вызовом посмотреть в усмехающееся лицо Лестрейнджа.

- Я буду готова через час, Рабастан.

Изогнуть бровь, с нажимом произнести драклово имя, как бы намекая на невоспитанность некоторых особей мужского пола, но в следующую секунду едва ли не поперхнуться воздухом, прирастая к деревянной лавке под столь красноречивым взглядом.

Соседки хихикают, а я неожиданно замечаю, что начинаю покрываться румянцем, за что немедленно начинаю корить себя на чем свет стоит. Мерлин и Моргана, да что же это такое? С каких это пор взгляд и голос Лестрейнджа начинают задевать внутри меня некие доселе неизвестные струны.

Я отвернусь, вдохну поглубже, и постараюсь как можно скорее выкинуть этот разговор из головы. Необходимо было сосредоточиться на наполовину собранном чемодане, что лежал в спальне, на моей кровати. Я все никак не могла определиться, какие мантии возьму, а какие, пожалуй, оставлю в Хогвартсе. Тащить весь гардероб с собой я не планировала, особенно при мысли о том, что путь до загадочного поместья Лестрейнджей предстоит далеко не самый приятный, и, учитывая поведение Рабастана, я могла и вовсе не надеяться на помощь с поклажей с его стороны.

В гостиной было зябко, не смотря на пылающее в камине пламя, и я лишь пониже опускаю капюшон, подходя к Лестрейнджу, о чем-то тихо беседующему с Розье. Ну не иначе как будущий поход в Хогсмид обсуждают. А я кашляну, оповещая о своем присутствии, и, игнорируя ухмыляющегося Розье, первой направлюсь к выходу и гостиной Слизерина.

Я задержалась лишь на несколько минут, докладывая еще три парадные мантии, которые все же не рискнула оставлять в школе, и теперь тащила за собой небольшой чемодан, твердой походкой направляясь к антиаппарационному барьеру. Я понимаю, что путешествие по каминной сети не всегда приятное, но и аппарировать мне приходилось впервые, а потому пришлось лишь крепче вцепиться в предложенную руку, зажмурить глаза, и приготовиться к самому худшему. Нет, получить расщепление я вовсе не опасалась, ибо известен был гнев моего отца, однако все же в мыслях подозревала, что из большой «любви» ко мне, Лестрейндж мог забросить нас куда-нибудь в не совсем удачное место для приземления.

Например, в ручей, в котором я бы оказалась, если бы не цепкие пальцы, что вцепились в мой локоток, прижимая на весьма неприличное расстояние к мужскому телу. Я тихо вдохну, ощутив аромат мускуса, и чего-то более пряного, а в следующий миг, выбрав безопасное место на земле, отступлю в сторону, отгоняя от себя внезапно возникшее весьма странное ощущение чего-то теплого, но в то же время тревожного.

[indent] Цисса, это же Лестрейндж. Очнись, милая.

- Спасибо.

Я мельком взгляну на юношу, а после посмотрю вдаль на заснеженную дорогу, едва ли не застонав в голос от досады при мысли о том, какой длинный путь нам еще предстоит. Нет, и все таки, почему нельзя было отправиться камином?

Но Лестрейндж удивляет, и брови мои начинают ползти вверх, когда слизеринец ловким движением руки перехватывает чемодан из моих рук, и бодрым шагом направляется вперед, начиная вещать о месте нашего назначения; и я, впервые оказавшись в этих краях, с интересом ловлю каждое слово, осматривая деревья и горы, виднеющиеся впереди.

Морозный воздух проникает в легкие с едва уловимым покалыванием, и я глубоко вдыхаю свежесть леса, стараясь не отставать от юноши, игнорируя стремительно бьющееся сердце в груди. Я много легенд и сказаний слышала о таинственном замке Лестрейнджей, который слишком редко распахивал свои ворота для посетителей; впрочем, и о самой семье волшебников ходили не всегда добрые слухи, - я еще помнила о том, как на первом курсе какая-то полукровка с Рейвенкло заявила, что они, дескать, на завтрак едят младенцев, и пьют кровь невинных дев, - однако даже сейчас, будучи наедине с представителем этого рода, я даже подумать не могла, что Лестрейндж заведет меня в лес, и причинит вред. Это было бы глупо, абсурдно, да и я, если честно, не всем слухам верила, и не к каждому прислушивалась, полагая, что все это вранье и зависть.

Они не выставляли свое богатство напоказ, и да, даже сама внешность Рабастана была окутана некой темной аурой, порочностью, таинственностью, мраком, но…

Только глупые девочки верят в кровавые жертвоприношения, и ритуальные убийства, дошедшие до нашего времени. У меня же по Истории Магии было «Превосходно», и книга эта была одной из самых любимых, и потому уж я-то знала, что большинство сплетен есть не что иное, как людское скудоумие.

Лестрейндж же тем временем оборачивается, на его губах играет кривая усмешка, и я мысленно готовлюсь к какому-нибудь выпаду с его стороны. Что ж, попытка запугать практически удалась, и я чуть прибавляю шаг, не забыв вернуть ему наглую ухмылку, насмешливо изгибая брови:

- Ты еще предложи тебя за руку взять.

Но все-таки не отстаю, ровняю шаг, и держусь поблизости, с интересом рассматривая пейзаж, и мимолетно поглядывая на своего спутника. Я никогда не глазела, не рассматривала кого-то дольше положенных пары секунд, дабы не заработать определенную репутацию, но почему-то всегда знала, что его губы имеют едва ли не идеальную форму, и глаза, когда он злится, становятся гораздо темнее обычного; я знала, что вежливая улыбка не всегда является проявлением уважения, и по большей степени означает то, что собеседник ему не интересен; и я так же знала, что сейчас, на фоне заснеженных гор, и темного леса, мы оба представляем собой противоречивый контраст.

Темноволосый юноша, с не менее темными глазами и бровями, являющий собой образ «плохого» парня, явно не из сказки для маленьких девочек, с манерами, которые говорят о том, что он лишь снизошел, а вовсе не заинтересован, и я, белокурая снежная королева Слизерина, которую он насмешливо зовет «принцессой», с пухлыми губками, и явным румянцем на щеках, оставленным вовсе не какими-либо чувствами, а нещадным морозом, что своим прикосновением оставляет легкое покалывание на коже. Мы были подобно инь и ян, с той лишь разницей, что держались на расстоянии друг от друга.

Рабастан останавливается, достает кинжал, и я не успеваю озвучить вопрос, готовый сорваться с моих губ, как юноша делает быстрое движение, и несколько капель алой крови падают на постамент. Стоило бы сразу догадаться, что говоря про мощные защитные чары, речь пойдет о чем-то кровавом.

Но моим мыслям, о жертвоприношениях и крови юных дев, не суждено развиться в голове, поскольку взору предстает по истине великолепное сооружение, своим видом как-бы говоря о том, что оно таит в себе ничуть не меньше тайн, чем его обитатели.

Я делаю шаг вперед, усмехаюсь, и смотрю на Лестрейнджа с легким прищуром глаз.

Леди Блэк? Серьезно? Кажется, чуть больше часа назад я была просто Блэк. Или это некий ритуал при проведении очередного гостя через защиту замка?

Но я молчу, никак не комментируя обращение, лишь восторженно улыбаюсь, переводя взгляд на замок. Мои глаза едва ли не светятся от предвкушения, когда я исследую каждый уголок этого замка, загляну в библиотеку, прикоснусь к древним корешкам давно позабытых книг, вдыхая аромат тайны, что столько веков была сокрыта.

Но, разумеется, я не была уверена, что глава семьи позволит мне беспрепятственно передвигаться по замку, суя свой носик в чужую историю. А историю я любила; любила касаться пальчиками древних стен Хогвартса, воображая, что именно здесь некогда проходил великий Салазар Слизерин; я любила сидеть у окна на четвертом этаже, и смотреть на ровную поверхность Черного Озера, воображая себе первых студентов, которые решились на тайное свидание под ветвями плакучей ивы. Я любила исследовать свое поместье, и занималась этим весь год перед первым курсом, в перерывах между уроками по этикету и вышиванию. И сейчас я едва ли не подпрыгивала от нетерпения, желая как можно скорее очутиться внутри, и вдохнуть в себя многовековой аромат, что впитали стены этого замка.

Но, конечно же, внешне я была весьма спокойна и сдержанна, сменяя восторженную улыбку на вежливую, и шествуя вслед за Рабастаном, слушая его рассказ о планах на завтрашний день, и едва изгибая бровь, с легким кивком как бы подтверждая, что буду паинькой, если только он сдержит свое обещание.

И, не смотря на мое желание поскорее изучить замок, большую часть времени я провела в предоставленной в мое распоряжение комнате, сославшись на легкое недомогание после дороги, и аппарации, которая мне не совсем пришлась по душе. Ощущение, словно все внутренности скручивает, а после резко расправляет, все еще преследовало меня и во время ужина, так что на все вопросы о школе я отвечала сдержанно, не вдаваясь в подробности, изредка лишь поглядывая на Лестрейнджей, ежась каждый раз, и опуская взгляд, когда темные глаза Его пересекались с моими; и, едва улыбаясь на слова maman, я соглашусь с ней в том, что выгляжу чуть бледнее обычного, и сегодня удалюсь в свою комнату пораньше.

Необходимо было подумать; сжимая край легкой серебристой мантии, и глядя в окно на черную ночь, я пыталась понять, как так получилось, что за все свои годы я впервые оказалась в замке Лестрейнджей, несмотря на то, что мы все знакомы с детства, наши отцы общаются, и я могла поклясться самим Салазаром, что мне вовсе не послышались приглушенные слова papa о том, что эта семья имеет для нас далеко не последнее значение.

Это было перед началом нового учебного года, но я не придала тогда этому никакого значения, ибо в тот вечер отец упоминал не только об одном семействе. Мне лишь хотелось думать, что тот взгляд Лестрейнджа-младшего, и наше совместное путешествие, не несли в себе никакого подтекста. По крайней мере, в отношении меня.

Часы на прикроватном столике тихо отбили полночь, но я совершенно не хотела спать. В чужом доме, - нет, я много раз ночевала вне своего поместья, но от чего-то замок Лестрейнджей вызывал во мне массу эмоций – я не могла уснуть, ворочаясь под теплым одеялом, пока в итоге не замерла у окна, подобно статуе. Пламя свечи едва подрагивало, а я переводила неуверенный взгляд с кровати на дверь в коридор, и обратно. Чуть ранее домовой эльф кратко объяснил, как пройти в основные помещения, включая столовую и библиотеку, и сейчас, в этот полуночный час, я отчетливо осознавала, что не смогу уснуть до утра, и потому мне необходимо что-нибудь почитать. Может быть, какой-нибудь трактат по нумерологии, от которого мои веки сомкнутся уже после первых двух предложений.

В коридорах было тихо, весь замок словно бы погрузился в звенящую тишину, - хотя я могла поклясться, что буквально несколько минут назад слышала чьи-то тихие голоса, - или же замер в ожидании чего-то, а я тихо кралась вдоль спящих портретов многочисленных предков Рабастана, пытаясь по памяти воспроизвести проход до библиотеки. Поворот, коридор, еще один поворот, и мой взгляд упирается в нужную дверь, что отворится с тихим, едва уловимым скрипом, свойственным всем дверям в столь древних домах. На меня пахнет ярким ароматом пергамента, пожелтевших страниц, запахом книг, которые, вероятно, не открывались годами; а главное, я уловлю стойкий аромат знаний, которые ожидают меня в этой комнате.

Прикасаться к неизвестным книгам в чужом доме – верх беспечности, о чем я не удосужилась подумать прежде, ибо было неизвестно, какие книги безопасны для чтения, а какие находятся под защитой, и потому я просто бродила вдоль полок с корешками, пестрившими названиями, поднеся пальчики довольно близко, но не рискуя дотрагиваться. Я не являлась большой любительницей книг, но они были единственные, кто помогал уснуть в особенно трудные ночи, и потому, замерев за чтением очередного названия на латыни, я очнулась лишь тогда, когда спиной уловила легкое дуновение ветерка, образовавшегося под влиянием открывшейся двери.

- Рабастан?

От неожиданности, и легкого чувства стыда, словно пойманная с поличным, имя Лестрейнджа само сорвалось с моих губ. Стоило заметить, что я крайне редко, - весьма редко, и только лишь чтобы досадить, - называла слизеринца по имени. Привычка обращаться исключительно по фамилии сформировалась еще в детстве, когда меня, недовольно притопывающую ножкой, не желали принимать во взрослые игры.

- У вас довольно обширная библиотека.

Я делаю небольшой шаг в сторону, кусая губы, и смотря куда угодно, но только не на вошедшего юношу. Находиться с ним в одной комнате, наедине и в полумраке, было просто верхом неприличия. Необходимо было сказать что-то на отвлеченную тему, извиниться, и покинуть помещение до того, пока кто-нибудь еще не решил прогуляться по ночному замку, заглянуть в библиотеку и, тем самым, скомпрометировать меня. Если maman узнает, она будет в ярости.

Но, против своей воли, мой взгляд снова возвращается к корешкам книг, и я узнаю по маленькому изображению, так напоминающему глаз, книгу, о которой лишь слышала, и то очень давно.

- Это «География»? Птолемей? Я слышала, что она исчезла более шести веков назад. Говорят, в то время мир выглядел совсем иначе.

Мой голос звучит задумчиво, я снова делаю шаг обратно к книгам, но замираю, моргнув пару раз, будто бы прогоняя наваждение, и оборачиваюсь обратно к слизеринцу. Не стоило мне сегодня покидать пределы своей комнаты.

- Мне нужно идти. Доброй ночи.

Сорвавшись с места подобно ветру, я хотела, ну правда хотела, пронестись мимо Лестрейнджа в коридор, и далее в свою комнату, приложив ладошки к глазам, чтобы стереть из своей памяти эту ночь, которая непременно выставила младшую дочь Блэк в не лучшем свете. Благородные девицы по ночам спят в своих кроватях, а не ходят по чужим библиотекам в одиночку и без сопровождающего.

И я хотела, очень хотела, как можно скорее покинуть это помещение, вот только стоило мне оказаться возле юноши, как невидимый барьер помешал моему продвижению вперед. Снова шаг, но носок туфли то и дело натыкается на невидимую стену. Я резко выдыхаю, поднимаю взгляд на Лестрейнджа, и замираю, заметив над его головой зеленую веточку омелы.

- Это шутка такая?

Я пытаюсь сделать шаг назад, прочь от юноши, но спиной снова натыкаюсь на невидимую стену. О предназначении омелы мне было доподлинно известно, и в Хогвартсе приходилось быть весьма избирательной в выборе маршрута, чтобы не оказаться под этим растением с кем-нибудь… с кем-нибудь. И я уж точно не ожидала, что однажды окажусь в такой ситуации с Лестрейнджем, в его доме, в комнате, где кроме нас никого нет, и это растение…

- Во имя Салазара, скажи, что это всего лишь шутка.

Голос понижается до дрожащего шепота, я буквально чувствую, как краска покидает мое лицо; или же, напротив, приливает?
Я надеялась, что есть какой-то способ выйти, или что это розыгрыш.
Иначе я совсем не так, уж далеко не так представляла себе свой первый поцелуй.

+2


Вы здесь » Live Your Life » -Магические школы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC